А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Таллин капитулировал перед победоносными русскими войсками 29 сентября 1710 года. Царь Петр впервые посетил город в декабре 1711 года, он остановился в доме на Тоомпеа, в настоящее время - дом № 4 на площади Лосси. В последующие годы царь останавливался в своем городском дворце (на месте дома № 8, по улице Толли). В 1714 году Петр приобрел поместье, названное им в честь царицы Екатериненталем (Долина Екатерины). Тогда же был построен Старый дворец (Домик Петра), небольшое здание в силе барокко. В 1718 году началось строительство Нового дворца, причем Петр собственноручно положил в северном углу стены дворца три кирпича - они не оштукатурены и видны в стене.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Жизнь русской общины довоенной Эстонии – со всеми ее реалиями, надеждами, трудностями и радостями – запечатлена на страницах учебников двадцатых-тридцатых годов.

«У нас, русских, живущих в новом эстонском государстве, и порядки пошли новые, – писал А. Макаровский в предисловии к созданному им в 1925 году учебному пособию по истории для IV класса школ Эстонии с русским языком обучения. – Например, деньги – эстонские, главный язык в государстве – эстонский, русские деревни окончательно «разошлись на хутора».

Учебники, использовавшиеся в русских школах довоенной Эстонии.

Цитату эту можно было бы продолжить: школьные учебники в новом государстве тоже были новые. В том числе – и в школах с русским языком преподавания.

На букву «Э»

Глядя на «Азбуку» составленную З.Н. Дормидонтовой и украшенную иллюстрациями работы А. Гринева, сложно предположить, что напечатана она не в Санкт-Петербурге Серебряного века, а в Тарту 1921 года.

Ничего указывающего на ее издание в независимой Эстонской Республике здесь нет –
разве что страница, посвященная букву «Э», знакомит с написанием существительного «эсты» и женского имени «Эрна». При этом запомнить не самую распространенную букву русской азбуки помогает не географическая карта и не изображение государственного герба, а совершенно нейтральное слово «силуЭт».

Отсутствует какое-либо упоминание «местного колорита» и в букваре первой половины двадцатых годов, «Друг детей», составленным И. А. Поповым. За исключением, разве что, оформления обложки: гравюра, изображающая стоящего на пороге класса Филиппка, помещенная в декоративную рамку, напоминающую работы эстонских художников из объединения Noor Eesti.

Другое дело – учебники конца тридцатых. Составленный Ф. Пшеничниковой букварь 1938 года издания иллюстрирует страницу с буквой «Ф» изображением флага Эстонии, а кукла со страницы на соответствующую букву, одета в эстонский национальный костюм. Название страны, набранное печатными и прописными буквами, красовалось теперь на странице с буквой «Э». Здесь же приводился пример для чтения: «Папин знакомый исходил и изъездил всю Эстонию».

Жизненные реалии

Ладно, буквари и азбуки. Но даже довоенные учебники по эстонскому языку не спешили, кажется, погрузить ученика в реалии и специфику страны проживания. По крайней мере – на начальных этапах обучения.

Имена «действующих лиц» первой части учебника «Эстонский язык для начальных школ с русским языком», изданного в 1936 году – исключительно русские. Так, например, использование прошедшего и настоящего времени, предлагается закрепить на примере «комикса» о персонаже по имени Mihhailov Zahharov, который раньше жил плохо, ходил в ресторан и пил водку, а теперь – живет хорошо, ходит в церковь, пьет чай и всегда трезв.

Третья часть того же учебника, однако, уже включает в себя несколько текстов краеведческого характера – рассказ о шведском короле, заночевавшем на эстонском хуторе и подарившем хозяйке сперва напугавшие ее часы, жизни древних эстов в дохристианские времена и о победе над ландсевером в ходе Освободительной войны. Предлагается выучить и слова песни „Kaunistagem eesti kojad…“ – „Украсим эстонские дома трехцветными флагами“.

Впрочем, реалии довоенной жизни просвечиваюти в текстах, казалось бы лишенных «местной специфики». Один из них, например, повествует о сыне безработного, неком Олеге Пушкине. На тумбе с афишками кинематографа он увидел объявление о том, что «рабочих просят придти в Петсери, на улицу Клоостри, 6». Олег побежал к отцу, тот схватил лопату – и успел попасть в артель. «Те, кто пришли позднее, прочли на воротах: „Siin enam töölisi ei otsita“», – повествует учебник.

Взять и поделить

Где сомнений в том, что за школьными окнами – Эстония, сомнений быть не могло, так это на уроке…математики.

Так, учащиеся по книге «Маленький математик», изданной в 1926 году, не просто знакомились со сложением и вычитанием. Они выясняли, какие горы выше – Тыраверские и Пюхтицкие в Исаакском приходе или же Синие близь Вайвары, подсчитывали, сколько пассажиров направляется в моторной лодке, идущей на пляж в Бригиттовку, и встретятся ли идущие из Ревеля и Тапса поезда на станции Шарлоттенгоф.

Рассказывая о пирамиде, как о геометрической фигуре, авторы «Математики для начальной школы» отмечали, что «самая большая из египетских пирамид, хотя вершина ее и искрошилась, еще на много саженей выше Олаевской церкви», а усвоить понятие пропорции предлагали, ознакомившись с результатами выборов в парламент по последним газетам. Задачи на проценты содержали название реально существовавших банков – Домовладельческого и Карла Шеэля.

А как вам такая задача: «В имени Удрик было 99 десятин земли, из них 18 – под лесом и болотом. Имение было распланировано и распределено следующим образом: лес и болото отошли Министерству земледелия, 5 десятин были даны садовнику, 28 – одному кавалеру Креста Свободы, 15 – батраку и 20 десятин – колонисту. Оставшуюся землю присоединили к 8 десятинам одного бобыля. Сколько теперь у бобыля десятин земли?».

Проникаясь уважением

«Даже самый беглый обзор Эстии из вагона железной дороги даёт картину о благоустроенном сельском хозяйстве, главном источнике существования населения, – восхищался Н. Пекарский, автор учебника географии, изданного в Таллинне в 1922 году. – Если знать, что еще так недавно эст-раб обрабатывал господские поля, отнятые у его дедов, невольно возникает вопрос: откуда взялись эти богатые хутора, сытые крестьяне, одетые дети?»

«Только трудолюбие, личная энергия и непреклонное желание дать себе возможность культурного существования и взрастить детей-граждан создали и богатые усадьбы, и поля, и луга, – отвечал в следующем абзаце автор учебного пособия на риторический вопрос. – Проникаешься уважением к народу труженику и поверишь в долговечность того, кто вырвал у скупой природы свое благополучие!»

Далее Пекарский упоминал, что по данной всероссийской переписи 1897 года эстонцы оказались самым грамотным народом империи: читать и писать среди них умел 81% населения. «Эсты, немцы, евреи, шведы и немцы издавна объединены в различные организации, успешно работающие на процветание своей национальности. Русские же разорганизованы, т.к. некому работать над их объединением и внешкольным просвещением», – сокрушался он.

Впрочем, в заключительной части своего учебника, автор, похоже, сам внес лепту в процесс разобщения. «Из среды русских необходимо выделить старообрядцев. Они более чистые представители славянского племени и красивее православных», – писал Пекарский. Добавляя, при этом, что «жители городов и часть православных Причудья, имеют начало от русских коробейников, солдат, чиновников, дезертиров и ссыльных».

Не только прибалтийцы

С 1920 года история Эстонии стала преподаваться в школах отдельным предметом. Что, разумеется, поставило педагогов в непростую ситуацию: учебных пособий по данному предмету, в царское время не было – как для преподавателей, так и для школьников.

«Стремясь к легкой, доступной, форме, но, не пытаясь подстроиться к т.н. «детскому языку», я постарался изложить суть основных исторических событий в жизни Эстонии», – писал в предисловии к изданной в 1926 году «Истории эстонского народа в рассказах и очерках для школ с русским языком обучения» А. Николаев. Можно добавить – «… и сделать это в соответствии с трактовкой, принятой в эстонских учебниках».

Насколько удалось Николаеву сохранить объективность – судить читателям. Так, например, поясняя, почему шведское время в эстонской традиции принято называть «старым добрым», а оценка деяний Петра I отличается от российской, он уточнял: «Впрочем, невыносимо тяжело жилось в ту пору не одним только прибалтийцам. Коренной русский народ, крепостные крестьяне, тоже жестоко страдали от войны, проклиная ее виновников, в том числе – и царя».

«Больше всего возмущались, конечно, немцы, – писал Николаев о политике русификации Прибалтики во времена Александра III. – Доверие эстов к России тоже начало падать. Русский язык в школах стал вытеснять эстонский; 20% населения разучились читать и писать на родном языке. Русские чиновники, особенно – русская полиция отличалась грубостью и взяточничеством». Однако тут же автор добавлял: «Между тем русский суд, начиная с Александровской эпохи до революции, отличался неподкупностью и гуманностью, а русские судьи в Эстляндии были даже наилучшими во всем государстве» и «русские законы действуют и сейчас, в демократической республике».

* * *
«Нет, говорят нам старики: может быть вы теперь живете и лучше нас, но совсем по-другому, не так как мы жили в старину. Куда как изменилась жизнь!»

Пожалуй, лучшего завершения для рассказа о довоенных учебниках, чем цитата из уже упоминавшегося в самом начале статьи учебного пособия А. Макровского, не отыскать.

Что-то скажут те, кому, без малого век спустя, доведется читать учебную литературу начала XXI века?!

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Среди полусотни населенных пунктов Эстонии, обладающих городским статусом, большинство возникло естественным путем – развиваясь из поселка у гавани, речной переправы, городища на неприступном холме, а позже – у разбогатевшей мызы или промышленного предприятия. И лишь один из них, пожалуй, появился по воле одного-единственного человека – отца-основателя барона Николая фон Глена. Это Нымме. И хотя вспомнить всю более чем вековую историю единственного среди столичных района с «городским прошлым» одним махом не удастся, остановиться на нескольких наиболее примечательных фактах из биографии Нымме и его основателя барона Гленна. Что надоумило Николая фон Глена, сына владельца мызы Ялгимяэ, помещика Петера фон Глена обменять плодородные земли за озером Харку на поросший сосняком склон Мустамяги – сказать сложно. В глазах современников поступок этот выглядел почти безумием.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!