А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Таллинн - всегда был и остается одним из старейших ганзейских городов, справедливо величая себя одним из «прекрасно сохранившихся средневековых европейских городов», прекрасно сочетая средневековые церкви и дома в готическом стиле с современной инфраструктурой.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Жизнь русской общины довоенной Эстонии – со всеми ее реалиями, надеждами, трудностями и радостями – запечатлена на страницах учебников двадцатых-тридцатых годов.

«У нас, русских, живущих в новом эстонском государстве, и порядки пошли новые, – писал А. Макаровский в предисловии к созданному им в 1925 году учебному пособию по истории для IV класса школ Эстонии с русским языком обучения. – Например, деньги – эстонские, главный язык в государстве – эстонский, русские деревни окончательно «разошлись на хутора».

Учебники, использовавшиеся в русских школах довоенной Эстонии.

Цитату эту можно было бы продолжить: школьные учебники в новом государстве тоже были новые. В том числе – и в школах с русским языком преподавания.

На букву «Э»

Глядя на «Азбуку» составленную З.Н. Дормидонтовой и украшенную иллюстрациями работы А. Гринева, сложно предположить, что напечатана она не в Санкт-Петербурге Серебряного века, а в Тарту 1921 года.

Ничего указывающего на ее издание в независимой Эстонской Республике здесь нет –
разве что страница, посвященная букву «Э», знакомит с написанием существительного «эсты» и женского имени «Эрна». При этом запомнить не самую распространенную букву русской азбуки помогает не географическая карта и не изображение государственного герба, а совершенно нейтральное слово «силуЭт».

Отсутствует какое-либо упоминание «местного колорита» и в букваре первой половины двадцатых годов, «Друг детей», составленным И. А. Поповым. За исключением, разве что, оформления обложки: гравюра, изображающая стоящего на пороге класса Филиппка, помещенная в декоративную рамку, напоминающую работы эстонских художников из объединения Noor Eesti.

Другое дело – учебники конца тридцатых. Составленный Ф. Пшеничниковой букварь 1938 года издания иллюстрирует страницу с буквой «Ф» изображением флага Эстонии, а кукла со страницы на соответствующую букву, одета в эстонский национальный костюм. Название страны, набранное печатными и прописными буквами, красовалось теперь на странице с буквой «Э». Здесь же приводился пример для чтения: «Папин знакомый исходил и изъездил всю Эстонию».

Жизненные реалии

Ладно, буквари и азбуки. Но даже довоенные учебники по эстонскому языку не спешили, кажется, погрузить ученика в реалии и специфику страны проживания. По крайней мере – на начальных этапах обучения.

Имена «действующих лиц» первой части учебника «Эстонский язык для начальных школ с русским языком», изданного в 1936 году – исключительно русские. Так, например, использование прошедшего и настоящего времени, предлагается закрепить на примере «комикса» о персонаже по имени Mihhailov Zahharov, который раньше жил плохо, ходил в ресторан и пил водку, а теперь – живет хорошо, ходит в церковь, пьет чай и всегда трезв.

Третья часть того же учебника, однако, уже включает в себя несколько текстов краеведческого характера – рассказ о шведском короле, заночевавшем на эстонском хуторе и подарившем хозяйке сперва напугавшие ее часы, жизни древних эстов в дохристианские времена и о победе над ландсевером в ходе Освободительной войны. Предлагается выучить и слова песни „Kaunistagem eesti kojad…“ – „Украсим эстонские дома трехцветными флагами“.

Впрочем, реалии довоенной жизни просвечиваюти в текстах, казалось бы лишенных «местной специфики». Один из них, например, повествует о сыне безработного, неком Олеге Пушкине. На тумбе с афишками кинематографа он увидел объявление о том, что «рабочих просят придти в Петсери, на улицу Клоостри, 6». Олег побежал к отцу, тот схватил лопату – и успел попасть в артель. «Те, кто пришли позднее, прочли на воротах: „Siin enam töölisi ei otsita“», – повествует учебник.

Взять и поделить

Где сомнений в том, что за школьными окнами – Эстония, сомнений быть не могло, так это на уроке…математики.

Так, учащиеся по книге «Маленький математик», изданной в 1926 году, не просто знакомились со сложением и вычитанием. Они выясняли, какие горы выше – Тыраверские и Пюхтицкие в Исаакском приходе или же Синие близь Вайвары, подсчитывали, сколько пассажиров направляется в моторной лодке, идущей на пляж в Бригиттовку, и встретятся ли идущие из Ревеля и Тапса поезда на станции Шарлоттенгоф.

Рассказывая о пирамиде, как о геометрической фигуре, авторы «Математики для начальной школы» отмечали, что «самая большая из египетских пирамид, хотя вершина ее и искрошилась, еще на много саженей выше Олаевской церкви», а усвоить понятие пропорции предлагали, ознакомившись с результатами выборов в парламент по последним газетам. Задачи на проценты содержали название реально существовавших банков – Домовладельческого и Карла Шеэля.

А как вам такая задача: «В имени Удрик было 99 десятин земли, из них 18 – под лесом и болотом. Имение было распланировано и распределено следующим образом: лес и болото отошли Министерству земледелия, 5 десятин были даны садовнику, 28 – одному кавалеру Креста Свободы, 15 – батраку и 20 десятин – колонисту. Оставшуюся землю присоединили к 8 десятинам одного бобыля. Сколько теперь у бобыля десятин земли?».

Проникаясь уважением

«Даже самый беглый обзор Эстии из вагона железной дороги даёт картину о благоустроенном сельском хозяйстве, главном источнике существования населения, – восхищался Н. Пекарский, автор учебника географии, изданного в Таллинне в 1922 году. – Если знать, что еще так недавно эст-раб обрабатывал господские поля, отнятые у его дедов, невольно возникает вопрос: откуда взялись эти богатые хутора, сытые крестьяне, одетые дети?»

«Только трудолюбие, личная энергия и непреклонное желание дать себе возможность культурного существования и взрастить детей-граждан создали и богатые усадьбы, и поля, и луга, – отвечал в следующем абзаце автор учебного пособия на риторический вопрос. – Проникаешься уважением к народу труженику и поверишь в долговечность того, кто вырвал у скупой природы свое благополучие!»

Далее Пекарский упоминал, что по данной всероссийской переписи 1897 года эстонцы оказались самым грамотным народом империи: читать и писать среди них умел 81% населения. «Эсты, немцы, евреи, шведы и немцы издавна объединены в различные организации, успешно работающие на процветание своей национальности. Русские же разорганизованы, т.к. некому работать над их объединением и внешкольным просвещением», – сокрушался он.

Впрочем, в заключительной части своего учебника, автор, похоже, сам внес лепту в процесс разобщения. «Из среды русских необходимо выделить старообрядцев. Они более чистые представители славянского племени и красивее православных», – писал Пекарский. Добавляя, при этом, что «жители городов и часть православных Причудья, имеют начало от русских коробейников, солдат, чиновников, дезертиров и ссыльных».

Не только прибалтийцы

С 1920 года история Эстонии стала преподаваться в школах отдельным предметом. Что, разумеется, поставило педагогов в непростую ситуацию: учебных пособий по данному предмету, в царское время не было – как для преподавателей, так и для школьников.

«Стремясь к легкой, доступной, форме, но, не пытаясь подстроиться к т.н. «детскому языку», я постарался изложить суть основных исторических событий в жизни Эстонии», – писал в предисловии к изданной в 1926 году «Истории эстонского народа в рассказах и очерках для школ с русским языком обучения» А. Николаев. Можно добавить – «… и сделать это в соответствии с трактовкой, принятой в эстонских учебниках».

Насколько удалось Николаеву сохранить объективность – судить читателям. Так, например, поясняя, почему шведское время в эстонской традиции принято называть «старым добрым», а оценка деяний Петра I отличается от российской, он уточнял: «Впрочем, невыносимо тяжело жилось в ту пору не одним только прибалтийцам. Коренной русский народ, крепостные крестьяне, тоже жестоко страдали от войны, проклиная ее виновников, в том числе – и царя».

«Больше всего возмущались, конечно, немцы, – писал Николаев о политике русификации Прибалтики во времена Александра III. – Доверие эстов к России тоже начало падать. Русский язык в школах стал вытеснять эстонский; 20% населения разучились читать и писать на родном языке. Русские чиновники, особенно – русская полиция отличалась грубостью и взяточничеством». Однако тут же автор добавлял: «Между тем русский суд, начиная с Александровской эпохи до революции, отличался неподкупностью и гуманностью, а русские судьи в Эстляндии были даже наилучшими во всем государстве» и «русские законы действуют и сейчас, в демократической республике».

* * *
«Нет, говорят нам старики: может быть вы теперь живете и лучше нас, но совсем по-другому, не так как мы жили в старину. Куда как изменилась жизнь!»

Пожалуй, лучшего завершения для рассказа о довоенных учебниках, чем цитата из уже упоминавшегося в самом начале статьи учебного пособия А. Макровского, не отыскать.

Что-то скажут те, кому, без малого век спустя, доведется читать учебную литературу начала XXI века?!

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!