А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Здание, переданное ныне Русскому музею Эстонии, успело побывать летним поместьем, приютом для престарелых дворянок, народным комиссариатом и школой.

…Лето 1718 года наверняка попортило немало нервов представителям богатых купеческих родов всего восемь лет ставшего российским города Ревеля. Было от чего нервничать: царь Петр решил расширить границы своей загородной резиденции – бывшей летней мызы Дрентельна.

Даже сейчас в обшарпанном доме по адресу Л. Койдула, 23, можно разглядеть памятник архитектуры.

На территории будущего Екатериненталя-Кадриорга оказались загородные сады и усадьбы Деллинсхаузенов, Бютнеров, Фильтерхоне и Бланкенхагенов. Последние согласились «поделиться» с самодержцем своей «дачей» только в том случае, если былым владельцам оставят часть сада со строениями летнего дома.

Загадка на плане

Застройка на месте нынешнего земельного участка по адресу Л. Койдула, 23, существовала, вероятно, уже в третьей четверти XVII столетия. Первые сведения о летней мызе Бланекнхагенов относятся к 1662 году. Правда о том, как она выглядела в шведские времена, можно только догадываться – никаких изображений или даже планов ее не сохранилось.

Карта Екатериненталя, составленная в семидесятых годах XVIII века, отмечает существование одноэтажного здания в форме латинской буквы L. Чуть в стороне от него расположен миниатюрный сад, распланированный, впрочем, в соответствии с требованиями парковой архитектуры эпохи барокко: две пересекающиеся под прямым углом аллеи с круглым «пяточком» посередине. Имелся на загородной мызе Бланкенхагенов и пруд с фонтаном.

Впрочем, на сохранившийся до наших дней комплекс зданий в юго-восточной части Кадриорга ансамбль этот не похож. Не похож и на изображение мызы Бланкенхагенов, сохранившееся на карте 1750-ых годов. А вот на что похож очень – это на нынешний домик Петра и его ближайшие окрестности. Быть может, невнимательный картограф допустил ошибку, «сдвинув» первую из петровских резиденций на несколько сотен метров вправо?

Два Иоганна

Так или иначе, но главное здание летнего поместья Бланкенхагенов несет на себе явный отпечаток архитектуры мыз середина XVIII столетия: симметричное здание под высокой четырехскатной крышей, выстроенное на рубеже между барокко и классицизмом.

Глядя на современный, более чем жалкий облик дома по улице Л. Койдула, 23, сложно представить, как выглядело оно в лучшие свои времена. Крыто оно было не потемневшей жестью, а, скорее всего, черепицей. Балкон, превращенный более полутора веков тому назад в остекленную веранду, опирался на четыре колонны. По аналогии с отреставрированными мызами того же периода можно предположить, что оконные и дверные проемы были обрамлены белыми наличниками, празднично и нарядно выделяясь на фоне темно-розовых или светло-красных стен.

Неизвестно, увы, кто был автором этого эффектного строения: первоначальный проект мызы Бланкенхагенов отыскать до сих пор не удалось. В качестве наиболее вероятных архитекторов исследователи называют Иоганна Мора или же Иоганна Шульца. В первом случае дом на улице Койдула, 23, является «родственником» дома Стенбока на Тоомпеа, во втором – южного крыла Тоомпеаского замка, бывшей резиденции эстляндских губернаторов.

Повороты судьбы

«Золотым веком» летних мыз в окрестностях Ревеля принято считать первую половину XIX века. «Дачная» же страница биографии поместья Бланкенхагенов к этому периоду была перевернута: указом генерал-губернатора Филиппа Паулуччи от 5 октября 1810 года оно, как и другие постройки Екатериненталя было передано под надзор Губернской строительной комиссии.

В середине позапрошлого столетия в доме на улице Койдула, 23, располагалась Флотская инженерная команда, ведавшая строительными работами в ревельской военной гавани. 1863 год принес неожиданный поворот в «государственной службе» бывшей летней мызы: император Александр II подарил здание Мариинскому приюту. Говоря современным языком – дому престарелых, в котором коротали свой век оставшиеся «в вечных невестах» дамы дворянского сословия.

Marienstift – дом призрения для горожанок, преимущественно немецкого происхождения, просуществовал до осени 1939 года. После того, как остзейцы покинули Эстонию, здание передали в ведение Государственного управления парков. Как выяснилось – ненадолго: в 1940 году бывшая мыза стала…министерством.

Неоновая звезда

Конечно, в ставшей не просто социалистической, а советской социалистической Эстонии никаких «буржуазных» министерств быть не могло. Административный орган, прописавшийся на улице Койдула в сентябре 1940 года, официально именовался Народным комиссариатом труда ЭССР.

20 января 1941 года руководитель администрации этого комиссариата, некий Э. Кюннапуу, обратился к городским властям с просьбой навсегда сохранить на главном фасаде здания композицию, установленную к минувшим октябрьским праздникам: красную звезду с серпом и молотом, обрамленную светящимися неоновыми трубками.

Неизвестно, одобрили ли городская власти инициативу товарища Кюннапуу, но висеть советской символике на фасаде бывшей мызы оставалось недолго. Вермахт, занявший Таллинн в августе 1941 года, нашел зданию новое применение: здесь разместился военный госпиталь и поликлиника.

Ожидание

Довелось бывшей мызе Бланкенхагенов послужить и советской армии: с осени 1944 по лето 1946 год в ней располагалось управление строительного батальона.

Вслед за военными пришли педагоги: на протяжении более чем полувека двухэтажный особняк на улице Койдула успел послужить домом и 13-ой школе-восьмилетке, и 1-ой логопедического школе Морского района, и 59-ой восьмилетней школе, и 59-ой Основной школе и школе Кадриорга.

Последняя съехала из окончательно амортизированного мызного здания в 1999 году. О том, что грязно-желтое строение на окраине Кадриорга принадлежит к архитектурным жемчужинам Таллинна, догадывались, вероятно, разве что специалисты.

* * *

К сожалению – догадываются исключительно они и сейчас. Потому что здание, принятое в 2003 году на учет Таллиннским департаментом культурных ценностей и предназначенное для размещения экспозиции будущего русского музея Эстонии, пустует и по сей день.

Как скоро музейный комплекс Кадриорга пополнится еще одним собратом, существующим не на бумаге, а в реальности и когда в здание с двухсот пятидесятилетней историей вернется жизнь? Загадывать сложно.

Хочется лишь верить, что учреждение городскими властями Фонда русского музей приблизит этот момент. Ведь бывшей мызе Бланкенхагенов есть о чем рассказать и жителям Таллинна, и его гостям.

Автор благодарит Александра Пантелеева за помощь в написании статьи

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!