А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Первые уличные фонари появились в Таллинне в 1710 году - они висели посреди улиц на веревках. И зажигались только в приезд важных вельмож или в большие праздники.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Ровно восемьдесят лет тому назад, в среду, 24 сентября 1930 года, население столицы Эстонской Республики, уставилось в небо.

Ближе к полудню, не осталось, пожалуй, во всем Таллинне человека, который не задрал бы в любопытстве голову.

Уличные мальчишки и государственные мужи, рыночные торговки и постовые, извозчики и вагоновожатые, изо всех сил вглядывались в юго-западную часть небосклона, надеясь первыми заметить приближение невиданного чуда техники – немецкого дирижабля «Граф Цеппелин».

Имени изобретателя 

Визит «летающего графа»

Период между двумя мировыми войнами по праву называют «золотым веком дирижаблей». Технический прогресс, помноженный на веру во всемогущество человека и науки, заставлял государства и частные компании вкладывать средства в создание воздушных гигантов – огромных, неспешных, обстоятельных, а главное – впервые в истории дающих шанс насладиться комфортабельным воздушным путешествием «простому смертному».

От Италии до Советского союза не было, пожалуй, в Европе двадцатых-тридцатых годов государства, которое не развивало бы собственную программу по строительству флота дирижаблей. Среди стран Балтийского региона попытки заняться дирижаблестроением обсуждались в Латвии, однако бесспорным лидером во всеевропейских, да, пожалуй, и мировых, масштабах по праву считалась Германия.

Считалась заслуженно – еще в 1909 году построенный по проектам Фердинанда фон Цеппелина дирижабль с жестким каркасом первым в мире начал регулярные пассажирские авиарейсы между Дрезденом и Берлином. Через двадцать лет после смерти его изобретателя имя «летающего графа» было решено присвоить самому большому воздушному судну Германии – выстроенному к 1928 году дирижаблю LZ 127.

Уже на следующий год дирижабль «Граф Цеппелин» совершил первый перелет вокруг света, посетив Токио и Лос-Анджелес. В 1930-м был дан старт новой воздушной одиссеи «летающего графа»: ему предстояло совершить перелет в Южную Америку и посетить Москву. На вторую половину года был назначен визит чуда немецкой технической мысли в государства Северной Европы.

По минутам 

Утро 24 сентября Таллинн встретил в тревожном ожидании. Погода, и без того непостоянная по осени, словно специально намеревалась сыграть с горожанами злую шутку: то ли дождь, то ли туман то и дело пытался затянуть горизонт. Волнение усиливалось еще и тем, что разговоры о возможном визите в Эстонию «Графа Цеппелина» шли еще летом, но в тот раз сильный ветер изменил маршрут дирижабля.

«С раннего утра в Ревель стали поступать радиосообщения о том, что дирижабль в 10 часов 15 минут миновал Ригу, что он уже появился над территорией Эстонии, пролетел над таким-то городом, таким-то местечком, – писали на следующий день «Вести дня». – Установленный на здании театра «Эстония» громкоговоритель через каждые десять минут извещал об отдельных этапах полета».

Распечатанные машинистками или же переписанные от руки сводки незамедлительно вывешивались в магазинных витринах. В окне книжного магазина Rahvaülikool на Пярнуском шоссе – напротив нынешнего Эстонского театра драмы была выставлена гигантская карта. Раз в четверть часа кто-нибудь из продавцов переставлял на ней выкрашенный серебристой краской картонный силуэт дирижабля.

Никто не мог сказать точно, как долго продлится полет воздушного корабля над Таллинном и сможет ли он снизиться над столицей. Но встречать его таллиннцы были готовы в праздничном убранстве: по собственной инициативе жители многих домов подняли над крышами флаги. Эстонские и германские: для горожан-остзейцев визит немецкого дирижабля был поводом подчеркнуть свою национальную гордость.

Правительственная ложа

Для того, чтобы как следует рассмотреть летающего гостя, неплохо было бы забраться куда повыше. Самые сметливые таллиннцы чуть ли не с рассвета потянулись к башне Длинный Герман.

Около десяти часов к собравшимся вышел комендант замка Тоомпеа полковник Канеп. Пожав толпящимся в первых рядах руки и похлопав их по плечу, офицер сообщил, что доступ на башню никому из праздных зевак открыт сегодня не будет. «Площадка не большая – сами подумайте, сколько на ней может поместиться людей?!» — резонно заметил он.

«Наблюдательный пост номер один» был 24 сентября 1930 года зарезервирован за первыми лицами государства. Ровно в полдень на смотровую площадку Длинного Германа поднялся министр внутренних дел Адо Андеркопп со своим помощником, парламентарий профессор Юри Улуотс, госсекретарь Карл Террас и главный делопроизводитель Рийгикогу Э. Мадиссон.

Последний, по свидетельству газеты Waba maa, очень сокрушался, что не написал предварительный запрос в Берлин: будучи страстным филателистом, он надеялся пополнить коллекцию письмом, адресованным лично ему и сброшенным вместе с другой почтой с борта пролетающего дирижабля. Оплачено это письмо должно было быть, разумеется, маркой с изображением «Графа Цеппелина».

Тень над городом 

Ровно в 12.25 стоящий на посту у развивающегося над Длинным Германом флага часовой радостно закричал: «летит, летит!». Пять минут спустя серебристо-блестящая точка стала заметна невооруженным глазом с городских улиц. С каждой минутой контуры дирижабля становились все отчетливее.

«Погода, хмурая с утра, прояснилась, и серебряный гигант, сверкая на солнце, красиво выделялся на голубом небе, – свидетельствуют «Вести дня». – Уверенно и спокойно он держался в воздухе, четко рокотали его сильные моторы. Было вполне понятно, что такому кораблю можно смело доверить свою жизнь».

Сделав круг почета над Тоомпеа, дирижабль взял курс на восток. Тень от двухсот тридцати шести метровой летающей «сигары», неспешной рыбиной проплыла над Пярнуским шоссе, зависла, неожиданно, над Русским рынком – теперешней площадью Виру – и двинулась в сторону моря.

«Потом вернулся, и, держась очень низко, описал несколько кругов над Екатеринеталем, Бригиттовкой, Кошем… В третий раз он пролетел над самым домом, где помещается редакция «Вестей дня». Совершенно близко были видны не только гондола, моторы и красная надпись «Граф Цеппелин», но и белые платки, которыми пассажиры дирижабля из окон кают приветствовали ревельское население», – восторгалась газета.

С крыш и башен

Сказать, что и таллиннцы приветствовали авиапассажиров – значит не сказать ничего. Казалось, не было в городе мало-мальски открытого пространства, где бы ни толпился народ.

Ученицы Коммерческой гимназии застыли в торжественном построении по тротуару вдоль Пярнуского шоссе. Немецкие студенты выстроились на Поцелуевой горке. Зеваки заполнили собой дорогу в Пирита, крепостные валы у лестницы Паткуля, не говоря уже о чердаках и деревьях. На Нарвском шоссе практически встали трамваи.

Весь коллектив театра «Эстония» поднялся на балюстраду театрального здания. Счастливчики толпились на колокольне церкви Олевисте. Те, кому не удалось подняться на Длинного Германа, наблюдали за полетом «Цеппелина» с галереи у купола собора Александра Невского. «Даже на крышу синагоги взобрались, черти!» — возмущался какой-то пожилой господин в толпе.

Но больше всего повезло, вероятно, тем, кто, наняв извозчика или схватив такси, ринулись к летному полю на Ласнамяги. Здесь воздушное судно не только максимально приблизилось к земле, но и сбросило на парашюте мешок с тысячей предназначавшихся таллиннцам писем.

Еще раз 

Полет «Графа Цеппелина» над Таллинном продлился чуть более получаса, оставив после себя шлейф воспоминаний и массу фотокарточек, до сих пор попадающихся в лавках букинистов.

Год спустя, в июле 1931-го, «летающий граф» вновь проплыл над Таллинном, направляясь в Ленинград, а оттуда – к Северному полюсу. Второй и последний его визит прошел скромнее: без кругов почета над городом и снижений. Разве что газетные карикатуристы отозвались на это событие штукой, мол, дирижаблей в Эстонии нет и не предвидится, зато цены на булку взлетают в поднебесье.

В том же 1931 году тот же «Граф Цеппелин» начал регулярные пассажирские рейсы по маршруту Германия-Бразилия. Шесть лет спустя, после катастрофы дирижабля «Гинденбург», перевозка пассажиров на воздушных судах были запрещены. Еще через два года, в весной 1940-го, «Граф Цеппелин» был разобран по приказу командования, а металлический каркас его был разобран для нужд военной промышленности…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллинн - всегда был и остается одним из старейших ганзейских городов, справедливо величая себя одним из «прекрасно сохранившихся средневековых европейских городов», прекрасно сочетая средневековые церкви и дома в готическом стиле с современной инфраструктурой.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!