А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
На большом гербе Эстонской Республики, на золотом фоне исполненного в стиле барокко щита, изображены три льва-леопарда синего цвета с языками красного цвета и глазами серебряного цвета, которые идут, если смотреть со стороны щита, направо, устремив взоры на зрителя. С трех сторон щит окаймлен венком из двух скрещенных дубовых веток золотистого цвета. Основой герба Эстонии стал датский герб XIII столетия. Этот герб вместе с флагом передал Таллину король Вольдемар II в 1219 году. Официально герб утвердили в 1925 году. На сохранившейся наиболее ранней печати Таллина, относящейся к 1277 году, изображены три идущих коронованных леопарда с головами в анфас на треугольном гербовом щите. Леопарды были синими, располагались они на золотом поле.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Ровно восемьдесят лет тому назад, в среду, 24 сентября 1930 года, население столицы Эстонской Республики, уставилось в небо.

Ближе к полудню, не осталось, пожалуй, во всем Таллинне человека, который не задрал бы в любопытстве голову.

Уличные мальчишки и государственные мужи, рыночные торговки и постовые, извозчики и вагоновожатые, изо всех сил вглядывались в юго-западную часть небосклона, надеясь первыми заметить приближение невиданного чуда техники – немецкого дирижабля «Граф Цеппелин».

Имени изобретателя 

Визит «летающего графа»

Период между двумя мировыми войнами по праву называют «золотым веком дирижаблей». Технический прогресс, помноженный на веру во всемогущество человека и науки, заставлял государства и частные компании вкладывать средства в создание воздушных гигантов – огромных, неспешных, обстоятельных, а главное – впервые в истории дающих шанс насладиться комфортабельным воздушным путешествием «простому смертному».

От Италии до Советского союза не было, пожалуй, в Европе двадцатых-тридцатых годов государства, которое не развивало бы собственную программу по строительству флота дирижаблей. Среди стран Балтийского региона попытки заняться дирижаблестроением обсуждались в Латвии, однако бесспорным лидером во всеевропейских, да, пожалуй, и мировых, масштабах по праву считалась Германия.

Считалась заслуженно – еще в 1909 году построенный по проектам Фердинанда фон Цеппелина дирижабль с жестким каркасом первым в мире начал регулярные пассажирские авиарейсы между Дрезденом и Берлином. Через двадцать лет после смерти его изобретателя имя «летающего графа» было решено присвоить самому большому воздушному судну Германии – выстроенному к 1928 году дирижаблю LZ 127.

Уже на следующий год дирижабль «Граф Цеппелин» совершил первый перелет вокруг света, посетив Токио и Лос-Анджелес. В 1930-м был дан старт новой воздушной одиссеи «летающего графа»: ему предстояло совершить перелет в Южную Америку и посетить Москву. На вторую половину года был назначен визит чуда немецкой технической мысли в государства Северной Европы.

По минутам 

Утро 24 сентября Таллинн встретил в тревожном ожидании. Погода, и без того непостоянная по осени, словно специально намеревалась сыграть с горожанами злую шутку: то ли дождь, то ли туман то и дело пытался затянуть горизонт. Волнение усиливалось еще и тем, что разговоры о возможном визите в Эстонию «Графа Цеппелина» шли еще летом, но в тот раз сильный ветер изменил маршрут дирижабля.

«С раннего утра в Ревель стали поступать радиосообщения о том, что дирижабль в 10 часов 15 минут миновал Ригу, что он уже появился над территорией Эстонии, пролетел над таким-то городом, таким-то местечком, – писали на следующий день «Вести дня». – Установленный на здании театра «Эстония» громкоговоритель через каждые десять минут извещал об отдельных этапах полета».

Распечатанные машинистками или же переписанные от руки сводки незамедлительно вывешивались в магазинных витринах. В окне книжного магазина Rahvaülikool на Пярнуском шоссе – напротив нынешнего Эстонского театра драмы была выставлена гигантская карта. Раз в четверть часа кто-нибудь из продавцов переставлял на ней выкрашенный серебристой краской картонный силуэт дирижабля.

Никто не мог сказать точно, как долго продлится полет воздушного корабля над Таллинном и сможет ли он снизиться над столицей. Но встречать его таллиннцы были готовы в праздничном убранстве: по собственной инициативе жители многих домов подняли над крышами флаги. Эстонские и германские: для горожан-остзейцев визит немецкого дирижабля был поводом подчеркнуть свою национальную гордость.

Правительственная ложа

Для того, чтобы как следует рассмотреть летающего гостя, неплохо было бы забраться куда повыше. Самые сметливые таллиннцы чуть ли не с рассвета потянулись к башне Длинный Герман.

Около десяти часов к собравшимся вышел комендант замка Тоомпеа полковник Канеп. Пожав толпящимся в первых рядах руки и похлопав их по плечу, офицер сообщил, что доступ на башню никому из праздных зевак открыт сегодня не будет. «Площадка не большая – сами подумайте, сколько на ней может поместиться людей?!» — резонно заметил он.

«Наблюдательный пост номер один» был 24 сентября 1930 года зарезервирован за первыми лицами государства. Ровно в полдень на смотровую площадку Длинного Германа поднялся министр внутренних дел Адо Андеркопп со своим помощником, парламентарий профессор Юри Улуотс, госсекретарь Карл Террас и главный делопроизводитель Рийгикогу Э. Мадиссон.

Последний, по свидетельству газеты Waba maa, очень сокрушался, что не написал предварительный запрос в Берлин: будучи страстным филателистом, он надеялся пополнить коллекцию письмом, адресованным лично ему и сброшенным вместе с другой почтой с борта пролетающего дирижабля. Оплачено это письмо должно было быть, разумеется, маркой с изображением «Графа Цеппелина».

Тень над городом 

Ровно в 12.25 стоящий на посту у развивающегося над Длинным Германом флага часовой радостно закричал: «летит, летит!». Пять минут спустя серебристо-блестящая точка стала заметна невооруженным глазом с городских улиц. С каждой минутой контуры дирижабля становились все отчетливее.

«Погода, хмурая с утра, прояснилась, и серебряный гигант, сверкая на солнце, красиво выделялся на голубом небе, – свидетельствуют «Вести дня». – Уверенно и спокойно он держался в воздухе, четко рокотали его сильные моторы. Было вполне понятно, что такому кораблю можно смело доверить свою жизнь».

Сделав круг почета над Тоомпеа, дирижабль взял курс на восток. Тень от двухсот тридцати шести метровой летающей «сигары», неспешной рыбиной проплыла над Пярнуским шоссе, зависла, неожиданно, над Русским рынком – теперешней площадью Виру – и двинулась в сторону моря.

«Потом вернулся, и, держась очень низко, описал несколько кругов над Екатеринеталем, Бригиттовкой, Кошем… В третий раз он пролетел над самым домом, где помещается редакция «Вестей дня». Совершенно близко были видны не только гондола, моторы и красная надпись «Граф Цеппелин», но и белые платки, которыми пассажиры дирижабля из окон кают приветствовали ревельское население», – восторгалась газета.

С крыш и башен

Сказать, что и таллиннцы приветствовали авиапассажиров – значит не сказать ничего. Казалось, не было в городе мало-мальски открытого пространства, где бы ни толпился народ.

Ученицы Коммерческой гимназии застыли в торжественном построении по тротуару вдоль Пярнуского шоссе. Немецкие студенты выстроились на Поцелуевой горке. Зеваки заполнили собой дорогу в Пирита, крепостные валы у лестницы Паткуля, не говоря уже о чердаках и деревьях. На Нарвском шоссе практически встали трамваи.

Весь коллектив театра «Эстония» поднялся на балюстраду театрального здания. Счастливчики толпились на колокольне церкви Олевисте. Те, кому не удалось подняться на Длинного Германа, наблюдали за полетом «Цеппелина» с галереи у купола собора Александра Невского. «Даже на крышу синагоги взобрались, черти!» — возмущался какой-то пожилой господин в толпе.

Но больше всего повезло, вероятно, тем, кто, наняв извозчика или схватив такси, ринулись к летному полю на Ласнамяги. Здесь воздушное судно не только максимально приблизилось к земле, но и сбросило на парашюте мешок с тысячей предназначавшихся таллиннцам писем.

Еще раз 

Полет «Графа Цеппелина» над Таллинном продлился чуть более получаса, оставив после себя шлейф воспоминаний и массу фотокарточек, до сих пор попадающихся в лавках букинистов.

Год спустя, в июле 1931-го, «летающий граф» вновь проплыл над Таллинном, направляясь в Ленинград, а оттуда – к Северному полюсу. Второй и последний его визит прошел скромнее: без кругов почета над городом и снижений. Разве что газетные карикатуристы отозвались на это событие штукой, мол, дирижаблей в Эстонии нет и не предвидится, зато цены на булку взлетают в поднебесье.

В том же 1931 году тот же «Граф Цеппелин» начал регулярные пассажирские рейсы по маршруту Германия-Бразилия. Шесть лет спустя, после катастрофы дирижабля «Гинденбург», перевозка пассажиров на воздушных судах были запрещены. Еще через два года, в весной 1940-го, «Граф Цеппелин» был разобран по приказу командования, а металлический каркас его был разобран для нужд военной промышленности…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Тут, в Старом Таллине, на твою голову сплошняком сыплются разнообразные "привидения - Белые Дамы", "меткие стрелки - Тоомасы", "связавшиеся с дьяволом - Олевы", "черноголовые братья", и прочие "колодцы желаний". И ты слушаешь, слушаешь взахлёб, отвесив челюсть, потому что не просто знаешь, а уже нутром чуешь, что вот эти доски, вмурованные в площадь, действительно указывают на место единственной публичной казни священника в городе, а не воткнуты сюда пару лет назад предприимчивыми гражданами для заманивания туристов. Таллинну не имеет смысла пускаться на такое низкопробное трюкачество, которым грешит вся туристическая Европа, ибо здесь сохранилось и дошло до нас даже слишком много для человеческого индивидуума того самого неуютного средневековья. С замками, рыцарями, купцами, принцессами, ведьмами, колдунами и прочей атрибутикой...
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!