А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Рождение озера Юлемисте: На берегу озера Юлемисте стоит и в наши дни господский дом поместья Мыйгу. Рассказывают, будто в стародавние времена на месте Юлемисте было помещичье поле, и что мол под водой до сих пор отчетливо видны каменные ограды, межевые камни. Дно озера хорошо просматривается, так как глубина его невелика.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Здание нынешнего Эстонского театра драмы – бывшего Ревельского немецкого театра – украшает Таллинн вот уже ровно сто лет.

Те, кому довелось проходить вечером 19 сентября нынешнего года по самому началу Пярнуского шоссе, стали свидетелем необычного зрелища. Без четверти десять фасад Театра драмы превратился в огромный киноэкран, на котором в стилистике театра теней развернулось двенадцатиминутное повествование об истории здания.

Видеоинсталляцией, созданной медиа-художниками Тааветом Янсеном, Таави Вармом и Андресом Тенусааром, старейшее в Таллинне театральное здание отметило свой вековой юбилей.

Из пепла

Первоначальный проект Ревельского немецкого театра. 1907 год

Вечером 14 октября 1905 года небо над Ревелем озарилось багряным отблеском. Толпа громил, только что отбушевавшая на улицах Старого города, вышла к Новому рынку. Недобрыми светлячками вспыхнули в чьих-то руках спички, кто-то уже бежал от рыночных прилавков с охапкой соломы, из разбитого фонаря «так кстати» сливали керосин…

Не прошло и четверти часа, как огромный деревянный куб Временного немецкого театра, выстроенного за три года до того на участке против здания Окружного суда, запылал от фундамента до стропил. Вышедшие на следующий день газеты отмечали, что только забастовка рабочих Газового завода спасла центр города от катастрофы: полыхни газ, которым сгоревшее здание освещалось, пожар мог бы перекинуться на окрестную застройку…

Пожар революционных дней 1905 года был в истории Ревельского немецкого театра, увы, не первым. Ровно за полвека до того пламя, вырвавшееся из освещающего рампу светильника, испепелило интерьер театрального здания, выстроенного в 1809 году по проекту курляндского архитектора Г. Хеннинга на улице Лай.

В тот раз театр восстановили, но возгорание 1902 года оказалось для него роковым: Ревельское немецкое театральное общество решило не восстанавливать дом в Старом городе в былом виде и для былых нужд. Таллинн к тому времени шагнул за крепостную стену – и новое театральное здание было решено строить на новом месте.

Оценка эксперта

Конкурс на строительство нового здания Ревельского немецкого театра был объявлен в 1906 году. Общее количество работ, поступивших на него, превысило шестьдесят. Правда, большинство из них, по мнению прессы тех лет, не представляли собой нечто выдающееся: в той или иной степени они подражали былым архитектурным стилям – романтике, готике, ренессансу, классицизму.

Наиболее ярким и оригинальным проектом жюри конкурса признала работу двух петербургских архитекторов – Николая Васильева и Алексея Бубыря, снискавших себе популярность в столице работами, выполненными в т.н. духе северного модерна. Стиль этот, являющийся, по сути, региональной разновидностью общеевропейской линией развития архитектуры, одновременно считался новаторским и обращающимся к седой, чуть ли не дохристианской еще архаике Скандинавии.

Сложно сказать, что в проекте Васильева и Бубыря не понравилось заказчикам – Ревельскому театральному обществу – больше всего. Возможно, непривычный, нарочито «современный» облик спроектированного здания. Или же национальность авторов, обошедших на конкурсе коллег-немцев. А может и то, что северный модерн вызывал симпатии горожан-эстонцев и, следовательно, у горожан-остзейцев популярностью не пользовался.

В итоге предложенные на конкурс проекты было решено отправить независимому эксперту – берлинскому профессору архитектуры, академику Герману Зеэлингу. Пришедший из Германии ответ оказался для ревельских немцев неожиданным: признанный авторитет по строительству театральных зданий подтвердил, что лучший из предложенных вариантов – работа Васильева и Бубыря.

Авторы на сцене 

В 1907 году петербургские архитекторы несколько переделывали первоначальный проект, несколько сбавив архаическую «грубость» и «угловатость» основных объемов. На следующий год строительный подрядчик Ф. Хюббе заключил с Ревельским театральным обществом договор, согласно которому к августу 1909-го здание должно было быть подведено под крышу, а 15 июля следующего года – полностью готово.

Несмотря на то, что подрядчику была перечислена внушительная сумма в 110 000 рублей, двигаться в точном соответствии с графиком работ ему не удалось: стропила над строящимся зданием были возведены лишь в сентябре. Связано это было с тем, что в строительстве широко использовался бетон – материал в таллиннской архитектуре новый и малознакомый.

4 (17) сентября 1910 года, в субботу, торжественные звуки увертюры Бетховена оповестили о начале церемонии открытия нового здания Ревельского немецкого театра. Вслед за стихотворением «на случай», написанным редактором газеты Revalsche Zeitung Кристофом фон Миквицем, со сцены прозвучали отрывки из «Фауста» Гёте и «Лагеря Валленштейна» Шиллера, а также – попурри из оперетты «Цыганский барон».

Почетными гостями церемонии открытия театрального здания стали авторы проекта – прибывшие из столицы Васильев и Бубырь. Присутствующие в зале встретили их выход на сцену восторженными аплодисментами.

Знак уважения

Несколько недель спустя после того как новый Немецкий театр распахнул перед посетителями свои двери, выходивший в Таллинне журнал Külaline опубликовал на своей обложке фото некого здания, подозрительно напоминавшее то, что красовалось напротив Ревельского Окружного суда. Редакция предлагала читателям угадать, где же расположен загадочный «двойник»?!

Подчеркивание схожести здания берлинского Театра Хеббеля, выстроенного тремя годами ранее с его таллиннским «собратом» – пожалуй, самое невинное из обвинений, которые выдвигали работе Васильева и Бубыря. Поэт Фридеберт Туглас, например, назвал его в двадцатые годы «грудой камней». А один из зачинателей эстонской национальной живописи Антс Лайкмаа признавался, что Немецкий театр напоминает ему винокурню баронской мызы…

«С первого же взгляда заметно, что проект столичных инженеров Васильева и Бубыря оказался очень удачным, – парировала им газета Tallinna Teataja. – Не придерживаясь классических стилей, они сумели создать здание, которое выглядит очень целостным, но при этом вовсе не диссонирует со средневековой манерой высоких черепичных крыш нашего ганзейского города»

«В те дни, когда немецкое общество Таллинна отмечает священный праздник искусства, и нам следовало бы почтительно приподнять шляпы и разделить с ними радость, – продолжало издание. – Потому что культура заслуживает уважения – вне зависимости от того, что служит ее источником».

Для всех

Если верить газетным публикациям 1910 года, открытием основного здания Немецкого театра Ревельское театральное общество ограничиваться было не намеренно. Вслед за корпусом с помещением для главной сцены планировалось начать строительство клубного помещения, которое должно было примкнуть к театру с восточной стороны. «Деньги и земля для этого наличествуют», – заверяли «Ревельские известия».

Никто в тот момент не мог себе представить, что привычной мирной жизни остается Таллинну чуть менее четырех лет. Начавшаяся в августе 1914-го Первая мировая война не только перечеркнула планы расширения здания Ревельского немецкого театра, но и полностью перекроила судьбу города, в котором был он выстроен.

Губернский город Российской империи стал столицей Эстонской Республики, и остзейская община значительно утратила свой вес в обществе. Правда, труппа немецкого театра Таллинна сохранилась, по прежнему радуя зрителей постановками в здании напротив Окружного суда на Пярнуском шоссе.

Содержать его, однако, становилось все тяжелее и тяжелее – прежде всего, по финансовым соображениям. Потому сцена все чаще и чаще сдавалась эстонским, русским, а иногда – приезжим немецким и еврейским труппам. Фельетонисты шутили, что Немецкий театр становится «Меньшинственным театром» — очагом культуры для всех национальных меньшинств Таллинна».

Смена декораций 

Последнюю точку в истории Ревельского немецкого театра поставила осень 1939 года, когда по призыву фюрера остзейское население Балтийских государств «в добровольно-принудительном» порядке переселилось в Рейх.

Немецкая театральная труппа покинула Таллинн с первыми переселенческими кораблями. Покинула не просто всем составом – но и со всем театральным реквизитом и декорациями. Да что там декорации – в Германию были вывезены даже кресла зрительного зала и лежавшие между ними дорожки…

Впрочем, еще в марте 1939 года эстонское театральное общество Draamastudio Ühing выкупило помещения Немецкого театра за 300 000 крон. Сделка была поддержана Кредитным банком и государством. Архитекторы Министерства путей сообщения Эрнст Кеса и Артур Юрветсон подготовили проект полной перестройки здания в духе функционализма.

Спустя семьдесят лет можно с уверенностью сказать: «не реализованного, к счастью». Потому что вместо нынешнего Театра драмы мы могли бы получить угрюмое строение, напоминающее, пожалуй, послевоенные дворцы культуры. Кроме того, намеченный флигель здания должен был полностью закрыть вид на фасад театра «Эстония» с Пярнуского шоссе.

* * *

Старейшее в городе театральное здание и поныне служит Мельпомене. А имена его создателей – петербургских архитекторов Васильева и Бубыря значатся не только на установленной на боковом фасаде информационной табличке. Но и на театральных афишах: в апреле нынешнего года на сцене бывшего Немецкого, а ныне – Эстонского драматического театра состоялась премьера пьесы Андруса Кивиряхка “Vassiljev ja Bubõr ta tegid siia.“

И звучат строки стихов Юхана Вийдинга – «Стоящий в самом сердце города/Не ангелом хранимый, но культурой!»

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!