А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1355 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Здание нынешнего Эстонского театра драмы – бывшего Ревельского немецкого театра – украшает Таллинн вот уже ровно сто лет.

Те, кому довелось проходить вечером 19 сентября нынешнего года по самому началу Пярнуского шоссе, стали свидетелем необычного зрелища. Без четверти десять фасад Театра драмы превратился в огромный киноэкран, на котором в стилистике театра теней развернулось двенадцатиминутное повествование об истории здания.

Видеоинсталляцией, созданной медиа-художниками Тааветом Янсеном, Таави Вармом и Андресом Тенусааром, старейшее в Таллинне театральное здание отметило свой вековой юбилей.

Из пепла

Первоначальный проект Ревельского немецкого театра. 1907 год

Вечером 14 октября 1905 года небо над Ревелем озарилось багряным отблеском. Толпа громил, только что отбушевавшая на улицах Старого города, вышла к Новому рынку. Недобрыми светлячками вспыхнули в чьих-то руках спички, кто-то уже бежал от рыночных прилавков с охапкой соломы, из разбитого фонаря «так кстати» сливали керосин…

Не прошло и четверти часа, как огромный деревянный куб Временного немецкого театра, выстроенного за три года до того на участке против здания Окружного суда, запылал от фундамента до стропил. Вышедшие на следующий день газеты отмечали, что только забастовка рабочих Газового завода спасла центр города от катастрофы: полыхни газ, которым сгоревшее здание освещалось, пожар мог бы перекинуться на окрестную застройку…

Пожар революционных дней 1905 года был в истории Ревельского немецкого театра, увы, не первым. Ровно за полвека до того пламя, вырвавшееся из освещающего рампу светильника, испепелило интерьер театрального здания, выстроенного в 1809 году по проекту курляндского архитектора Г. Хеннинга на улице Лай.

В тот раз театр восстановили, но возгорание 1902 года оказалось для него роковым: Ревельское немецкое театральное общество решило не восстанавливать дом в Старом городе в былом виде и для былых нужд. Таллинн к тому времени шагнул за крепостную стену – и новое театральное здание было решено строить на новом месте.

Оценка эксперта

Конкурс на строительство нового здания Ревельского немецкого театра был объявлен в 1906 году. Общее количество работ, поступивших на него, превысило шестьдесят. Правда, большинство из них, по мнению прессы тех лет, не представляли собой нечто выдающееся: в той или иной степени они подражали былым архитектурным стилям – романтике, готике, ренессансу, классицизму.

Наиболее ярким и оригинальным проектом жюри конкурса признала работу двух петербургских архитекторов – Николая Васильева и Алексея Бубыря, снискавших себе популярность в столице работами, выполненными в т.н. духе северного модерна. Стиль этот, являющийся, по сути, региональной разновидностью общеевропейской линией развития архитектуры, одновременно считался новаторским и обращающимся к седой, чуть ли не дохристианской еще архаике Скандинавии.

Сложно сказать, что в проекте Васильева и Бубыря не понравилось заказчикам – Ревельскому театральному обществу – больше всего. Возможно, непривычный, нарочито «современный» облик спроектированного здания. Или же национальность авторов, обошедших на конкурсе коллег-немцев. А может и то, что северный модерн вызывал симпатии горожан-эстонцев и, следовательно, у горожан-остзейцев популярностью не пользовался.

В итоге предложенные на конкурс проекты было решено отправить независимому эксперту – берлинскому профессору архитектуры, академику Герману Зеэлингу. Пришедший из Германии ответ оказался для ревельских немцев неожиданным: признанный авторитет по строительству театральных зданий подтвердил, что лучший из предложенных вариантов – работа Васильева и Бубыря.

Авторы на сцене 

В 1907 году петербургские архитекторы несколько переделывали первоначальный проект, несколько сбавив архаическую «грубость» и «угловатость» основных объемов. На следующий год строительный подрядчик Ф. Хюббе заключил с Ревельским театральным обществом договор, согласно которому к августу 1909-го здание должно было быть подведено под крышу, а 15 июля следующего года – полностью готово.

Несмотря на то, что подрядчику была перечислена внушительная сумма в 110 000 рублей, двигаться в точном соответствии с графиком работ ему не удалось: стропила над строящимся зданием были возведены лишь в сентябре. Связано это было с тем, что в строительстве широко использовался бетон – материал в таллиннской архитектуре новый и малознакомый.

4 (17) сентября 1910 года, в субботу, торжественные звуки увертюры Бетховена оповестили о начале церемонии открытия нового здания Ревельского немецкого театра. Вслед за стихотворением «на случай», написанным редактором газеты Revalsche Zeitung Кристофом фон Миквицем, со сцены прозвучали отрывки из «Фауста» Гёте и «Лагеря Валленштейна» Шиллера, а также – попурри из оперетты «Цыганский барон».

Почетными гостями церемонии открытия театрального здания стали авторы проекта – прибывшие из столицы Васильев и Бубырь. Присутствующие в зале встретили их выход на сцену восторженными аплодисментами.

Знак уважения

Несколько недель спустя после того как новый Немецкий театр распахнул перед посетителями свои двери, выходивший в Таллинне журнал Külaline опубликовал на своей обложке фото некого здания, подозрительно напоминавшее то, что красовалось напротив Ревельского Окружного суда. Редакция предлагала читателям угадать, где же расположен загадочный «двойник»?!

Подчеркивание схожести здания берлинского Театра Хеббеля, выстроенного тремя годами ранее с его таллиннским «собратом» – пожалуй, самое невинное из обвинений, которые выдвигали работе Васильева и Бубыря. Поэт Фридеберт Туглас, например, назвал его в двадцатые годы «грудой камней». А один из зачинателей эстонской национальной живописи Антс Лайкмаа признавался, что Немецкий театр напоминает ему винокурню баронской мызы…

«С первого же взгляда заметно, что проект столичных инженеров Васильева и Бубыря оказался очень удачным, – парировала им газета Tallinna Teataja. – Не придерживаясь классических стилей, они сумели создать здание, которое выглядит очень целостным, но при этом вовсе не диссонирует со средневековой манерой высоких черепичных крыш нашего ганзейского города»

«В те дни, когда немецкое общество Таллинна отмечает священный праздник искусства, и нам следовало бы почтительно приподнять шляпы и разделить с ними радость, – продолжало издание. – Потому что культура заслуживает уважения – вне зависимости от того, что служит ее источником».

Для всех

Если верить газетным публикациям 1910 года, открытием основного здания Немецкого театра Ревельское театральное общество ограничиваться было не намеренно. Вслед за корпусом с помещением для главной сцены планировалось начать строительство клубного помещения, которое должно было примкнуть к театру с восточной стороны. «Деньги и земля для этого наличествуют», – заверяли «Ревельские известия».

Никто в тот момент не мог себе представить, что привычной мирной жизни остается Таллинну чуть менее четырех лет. Начавшаяся в августе 1914-го Первая мировая война не только перечеркнула планы расширения здания Ревельского немецкого театра, но и полностью перекроила судьбу города, в котором был он выстроен.

Губернский город Российской империи стал столицей Эстонской Республики, и остзейская община значительно утратила свой вес в обществе. Правда, труппа немецкого театра Таллинна сохранилась, по прежнему радуя зрителей постановками в здании напротив Окружного суда на Пярнуском шоссе.

Содержать его, однако, становилось все тяжелее и тяжелее – прежде всего, по финансовым соображениям. Потому сцена все чаще и чаще сдавалась эстонским, русским, а иногда – приезжим немецким и еврейским труппам. Фельетонисты шутили, что Немецкий театр становится «Меньшинственным театром» — очагом культуры для всех национальных меньшинств Таллинна».

Смена декораций 

Последнюю точку в истории Ревельского немецкого театра поставила осень 1939 года, когда по призыву фюрера остзейское население Балтийских государств «в добровольно-принудительном» порядке переселилось в Рейх.

Немецкая театральная труппа покинула Таллинн с первыми переселенческими кораблями. Покинула не просто всем составом – но и со всем театральным реквизитом и декорациями. Да что там декорации – в Германию были вывезены даже кресла зрительного зала и лежавшие между ними дорожки…

Впрочем, еще в марте 1939 года эстонское театральное общество Draamastudio Ühing выкупило помещения Немецкого театра за 300 000 крон. Сделка была поддержана Кредитным банком и государством. Архитекторы Министерства путей сообщения Эрнст Кеса и Артур Юрветсон подготовили проект полной перестройки здания в духе функционализма.

Спустя семьдесят лет можно с уверенностью сказать: «не реализованного, к счастью». Потому что вместо нынешнего Театра драмы мы могли бы получить угрюмое строение, напоминающее, пожалуй, послевоенные дворцы культуры. Кроме того, намеченный флигель здания должен был полностью закрыть вид на фасад театра «Эстония» с Пярнуского шоссе.

* * *

Старейшее в городе театральное здание и поныне служит Мельпомене. А имена его создателей – петербургских архитекторов Васильева и Бубыря значатся не только на установленной на боковом фасаде информационной табличке. Но и на театральных афишах: в апреле нынешнего года на сцене бывшего Немецкого, а ныне – Эстонского драматического театра состоялась премьера пьесы Андруса Кивиряхка “Vassiljev ja Bubõr ta tegid siia.“

И звучат строки стихов Юхана Вийдинга – «Стоящий в самом сердце города/Не ангелом хранимый, но культурой!»

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!