А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Говорят так:
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1325 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Сто лет тому назад Таллинн обзавелся самым, пожалуй, необыкновенным «портретом» — одновременно мистически-идеализированным и фотографически-угадываемым.

Картина «Старый король», созданная в 1910 году – не единственное обращение русского художника Николая Рериха к эстонской тематике.

Первые впечатления

Н. Рерих. «Старый король». 1910 год

Тридцать лет отделяет момент создания самого известного «таллиннского» произведения Рериха от первой встречи будущего живописца с Эстонией. Впервые он побывал в наших краях с родителями пятилетним ребенком, в 1880 году.

Детские впечатления – самые запоминающиеся. Едва ли не каждая вторая статья, посвященная связям Рериха с Эстонией, начинается с цитирования статьи, написанной им в Индии и опубликованной в Риге в 1938 году.

В нее вошли строки о первых услышанных эстонских словах – криках ruttu, ruttu! – звучавших в суетливой толчее на перроне ревельского вокзала, неспешной старинной карете, ползущей от Ревеля до Гапсаля, звуке каменистой почвы крестьянских полей, оказавшейся под колесами дилижанса.

И конечно – пускай и беглое, но чрезвычайно яркое описание местных памятников старины – промелькнувших серых стенах Нарвского замка, руинах замка в Хаапсалу, и, конечно, «старого Ревеля с башней и островерхою кирхою».

Второе посещение Рерихом нынешней Эстонии приходится уже на годы студенчества, когда в 1895 году он вновь приезжает в Хаапсалу. А восемь лет спустя отправляется в путешествие по древним городам Российской Империи, проложив часть своего маршрута и по прибалтийским губерниям.

Под плитняковым небом

Одним из результатов этой искусствоведчески-этнографической экспедиции стала в 1903 году акварель «Средневековый Ревель» – быть может, не столь знаменитая, как созданный семь лет спустя «Старый король», но от этого не менее примечательная.

Начиная с первых десятилетий XIX века нынешняя столица Эстонии и ее достопримечательности вдохновляла многих русских художников – от выдающегося мариниста Айвазовского до малоизвестных или же вовсе неизвестных авторов зарисовок, выполнявших функцию современных открыток для тогдашних туристов.

Н. Рерих. «Средневековый Ревель». 1903 год

Но город, увиденный Рерихом, не имеет с эффектными «открыточными» видами ничего общего. Дело даже не в том, что художник остановил свой взгляд на малоприметной улочке Лаборатоориуми: в эпоху бидермейера городские окраины Ревеля становились «героями» произведений художников-остзейцев и до него. Важнее, пожалуй не что, но как изобразил Рерих на своей акварели.

…Мрачная, если не сказать угрюмая улица, словно против своей воли изгибающаяся вслед линии старинных крепостных стен. Грузный, будто бы вылепленный из талого снега бок дома, стоящего на углу с улочкой Айда. Скупое освещение, а главное – небо, подпираемое низкими черепичными крышами.

Проносящиеся по нему облака – плоть от плоти каменистым полям северной Эстонии и плитняковым стенам древнего ганзейского города. Не случайно, вероятно, включил в название своей работы прилагательное «средневековый». Да, хрестоматийное Средневековье «мрачно и сурово» — но сколько мощи и энергии несет оно в себе!

Исследователи полагают, что «Средневековый Ревель» — одна из вех на творческом пути Рериха, знаменующая собой переход от натурных зарисовок к натурно-выверенным картинам, пронизанным театральностью и психологизмом.

Северная сага

«В Гапсале привлекли внимание развалины замка, – вспоминал Рерих. – Особенно же присмотрелись мы к ним, когда услышали легенду о белой даме, появляющейся в готическом окне. Скептики уверяли, что при известном положении луны получались очертания фигуры, но хотелось верить, что это не отсвет лунный, а сама белая дама, появляющаяся перед чем-то особенным».

Был знаком художник и с «легендами древних ревельских башен», также со «сказаниями замков Лоде и Таубе». Под последним, видимо, следует понимать нынешний замок Колувере, принадлежавший роду баронов фон Таубе. Как свидетельствует сам художник, после тишины лесов и озер, окружавших поместье его родителей, сам шум прибалтийского прибоя «тоже гремел какую-то увлекательную северную сагу».

Отголосок этого шума и по сей день можно услышать, всмотревшись в картину «За морями земли великие», созданную в Хаапсалу в 1910 году. Автор описывал ее как «впечатление побережья». «Северянка, навстречу дальнему ветру, мечтает о неведомых чудесных землях, о той сказочной стране, которая живет в сердце человеческом», – пересказывал впоследствии ее содержание сам Рерих.

Хотя каменистый берег Балтики угадывается в нем безошибочно, одежда стоящей у кромки воды девушки едва ли имеет схожесть с эстонским национальным костюмом начала ХХ столетия. И это, пожалуй, умышленно. Ведь Рерих стремится здесь не к документальности, очевидной в двух работах 1902 года, на которых он изобразил «полуверцев»: век тому назад это прозвище представителей народности сету не считалось обидным.

Нет, «За морями дальними…» — не столько «портрет» побережья Ляэнемаа, сколько реконструкция модного в первые десятилетия прошлого столетия мифа о неком обобщенном Севере, легендарной Балто-Скандии, воспетой в творчестве современника Николая Рериха – поэта Игоря Северянина.

Серебро и золото

Созданная в том же 1910 году картина «Старый король» – своего рода сплав мифологического, легендарного, условного и реалистичного, знакомого, пожалуй, не только таллиннцу, но и всякому, кому довелось побывать в Таллинне.

Действительно: достаточно, кажется выйти ярким солнечным днем на смотровую площадку у начала лестницы Паткуля, повернуть взор на северо-восток – и увидеть ту же самую панораму, которая открывается созданному фантазией художника сказочному монарху.

Все узнаваемо: и столь любимые Рерихом «серебристые башни Ревеля», и запомнившийся ему еще в детстве готический шпиль Олевисте, и даже «считываемая» с фотографической точностью четырехскатная крыша резиденции рода фон Паленов на улице Лай. И все же – это не Таллинн.

И дело, конечно же, не только в том, что панорама этого города написана с явным искажением перспективы, а вместо морской глади за его крепостными стенами начинается нечто вроде холмистой долины. Дело – в небе. Ирреальном, золотом, отсылающем в до ренессансную эпоху средневековой иконописи.

Реалистичный город под райскими золотыми небесами: разглядеть таким Таллинн не удавалось никому ни до, ни после Рериха. Метафору эту можно расшифровывать до бесконечности. Как и фигуру короля, давшего название картине – видеть в ней исключительно датского монарха, захватившего некогда древнеэстонское городище Калеванлинна, было бы слишком «плоско».

«Weltstadt»: в буквальном смысле «мировой город» — таким титулом с нескрываемой иронией называл Ревель начала ХХ столетия еще один современник Рериха – поэт Валерий Брюсов. Картина «Старый король» полностью лишает этот образ ироничности.

* * *

Таллинн, как обобщающий символ городской цивилизации средневековой Европы, и одновременно – как предчувствие «заката Европы» в целом. Город, одновременно озаренный вечерней зарей одной эпохи и предрассветным светом нарождающейся, новой.

Таким увидел наш город художник, этнограф, философ Николай Рерих. И за это ему – искреннее спасибо.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Главное здание больницы Общества общественного призрения с характерными вентиляционными трубами. Рисунок, выполненный по памяти в середине ХХ века.

От богаделен и госпиталей до больничных комплексов

Специальные здания для ухода за больными и их лечения предки нынешних таллиннцев начали строить еще до того, как поселение у ...

Читать дальше...

Северный, обращенный к Старому городу фасад театра и концертного зала «Эстония» в 1913 году: на первый взгляд – похоже, но приглядевшись, можно найти массу отличий.

Театр «Эстония»: метаморфозы фасада

За более чем вековую историю существования здания театра и концертного зала «Эстония» его северный, обращенный к Старому городу, фасад менял ...

Читать дальше...

Вход в здание Большой гильдии, стилизованный под сени сказочного терема 
в дни проведения Первой русской выставки Эстонии.

Смотр достижений нацменьшинства: Первая русская выставка

Первая русская выставка Эстонии, прошедшая в Таллинне весной 1931 года, привлекла всеобщее внимание и стала существенной вехой на пути межкультурного ...

Читать дальше...

Нынешний детский сад «Лотте» в Кадриорге – помещения ситцевой мануфактуры Х. Фрезе.

Восемь столетий Таллинна: век XVIII, просвещенный

Грань между Средними веками и Новым временем во многом условная – однако не будет ошибкой считать, что Таллинн по-настоящему переступил ...

Читать дальше...

Портреты космонавтов на фасаде таллиннского кафе «Москва».
Фото первой половины шестидесятых годов.

Таллинн, апрель 1961-го: космос становится ближе

Никогда до того – да, пожалуй, и никогда после, вплоть до дня сегодняшнего – космические дали не были так близки ...

Читать дальше...

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Новая кадриоргская оранжерея в представлении ее архитекторов.

Лето круглый год: в Кадриорг вернется оранжерея

Начать восстановление оранжереи, некогда бывшей неотъемлемой частью садово-паркового ансамбля в Кадриорге, городские власти планируют еще до конца нынешнего года. К числу ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!