А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В одном из преданий говорится, будто датчане решили неожиданно напасть на город, перебить его жителей и овладеть имуществом эстов. Заговорщики хранили свои намерения в строжайшей тайне, но некоего Тоомаса, знаменосца датчан, стала мучить совесть. Он выдал магистрату план нападения. В городе выставили усиленный дозор. Было решено впустить злоумышленников в город, а потом на какой-нибудь узкой улочке напасть на них и уничтожить всех до единого. События развернулись именно таким образом, и смута была пресечена. Знаменосцу оказали особую честь - шпиль Ратуши украсили фигуркой воина со знаменем. Новый флюгер назвали именем Тоомаса.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда-то в усадьбе Вана-Вигала жил барон, в чьем услужении было множество духов. Поехал он однажды в Таллинн через озеро Юлемисте. Барон строго-настрого запретил кучеру оглядываться во время езды по воде. Карета мчалась как по зеркалу. Когда она приблизилась к берегу, где было мелко, кучер все-же посмотрел назад. К своему великому изумлению он увидел, что вокруг кареты суетились духи, - слуги Вана-Вигалаского барона: они переносили доски из-за колес кареты и ставили их впереди нее - так они строили мост, по которому ехала карета. Как только кучер оглянулся, карета с упряжкой лошадей провалилась в воду. Но так как берег был совсем близко, кони вытащили карету на сушу и никто не утонул.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1105 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Сто лет тому назад Таллинн обзавелся самым, пожалуй, необыкновенным «портретом» — одновременно мистически-идеализированным и фотографически-угадываемым.

Картина «Старый король», созданная в 1910 году – не единственное обращение русского художника Николая Рериха к эстонской тематике.

Первые впечатления

Н. Рерих. «Старый король». 1910 год

Тридцать лет отделяет момент создания самого известного «таллиннского» произведения Рериха от первой встречи будущего живописца с Эстонией. Впервые он побывал в наших краях с родителями пятилетним ребенком, в 1880 году.

Детские впечатления – самые запоминающиеся. Едва ли не каждая вторая статья, посвященная связям Рериха с Эстонией, начинается с цитирования статьи, написанной им в Индии и опубликованной в Риге в 1938 году.

В нее вошли строки о первых услышанных эстонских словах – криках ruttu, ruttu! – звучавших в суетливой толчее на перроне ревельского вокзала, неспешной старинной карете, ползущей от Ревеля до Гапсаля, звуке каменистой почвы крестьянских полей, оказавшейся под колесами дилижанса.

И конечно – пускай и беглое, но чрезвычайно яркое описание местных памятников старины – промелькнувших серых стенах Нарвского замка, руинах замка в Хаапсалу, и, конечно, «старого Ревеля с башней и островерхою кирхою».

Второе посещение Рерихом нынешней Эстонии приходится уже на годы студенчества, когда в 1895 году он вновь приезжает в Хаапсалу. А восемь лет спустя отправляется в путешествие по древним городам Российской Империи, проложив часть своего маршрута и по прибалтийским губерниям.

Под плитняковым небом

Одним из результатов этой искусствоведчески-этнографической экспедиции стала в 1903 году акварель «Средневековый Ревель» – быть может, не столь знаменитая, как созданный семь лет спустя «Старый король», но от этого не менее примечательная.

Начиная с первых десятилетий XIX века нынешняя столица Эстонии и ее достопримечательности вдохновляла многих русских художников – от выдающегося мариниста Айвазовского до малоизвестных или же вовсе неизвестных авторов зарисовок, выполнявших функцию современных открыток для тогдашних туристов.

Н. Рерих. «Средневековый Ревель». 1903 год

Но город, увиденный Рерихом, не имеет с эффектными «открыточными» видами ничего общего. Дело даже не в том, что художник остановил свой взгляд на малоприметной улочке Лаборатоориуми: в эпоху бидермейера городские окраины Ревеля становились «героями» произведений художников-остзейцев и до него. Важнее, пожалуй не что, но как изобразил Рерих на своей акварели.

…Мрачная, если не сказать угрюмая улица, словно против своей воли изгибающаяся вслед линии старинных крепостных стен. Грузный, будто бы вылепленный из талого снега бок дома, стоящего на углу с улочкой Айда. Скупое освещение, а главное – небо, подпираемое низкими черепичными крышами.

Проносящиеся по нему облака – плоть от плоти каменистым полям северной Эстонии и плитняковым стенам древнего ганзейского города. Не случайно, вероятно, включил в название своей работы прилагательное «средневековый». Да, хрестоматийное Средневековье «мрачно и сурово» — но сколько мощи и энергии несет оно в себе!

Исследователи полагают, что «Средневековый Ревель» — одна из вех на творческом пути Рериха, знаменующая собой переход от натурных зарисовок к натурно-выверенным картинам, пронизанным театральностью и психологизмом.

Северная сага

«В Гапсале привлекли внимание развалины замка, – вспоминал Рерих. – Особенно же присмотрелись мы к ним, когда услышали легенду о белой даме, появляющейся в готическом окне. Скептики уверяли, что при известном положении луны получались очертания фигуры, но хотелось верить, что это не отсвет лунный, а сама белая дама, появляющаяся перед чем-то особенным».

Был знаком художник и с «легендами древних ревельских башен», также со «сказаниями замков Лоде и Таубе». Под последним, видимо, следует понимать нынешний замок Колувере, принадлежавший роду баронов фон Таубе. Как свидетельствует сам художник, после тишины лесов и озер, окружавших поместье его родителей, сам шум прибалтийского прибоя «тоже гремел какую-то увлекательную северную сагу».

Отголосок этого шума и по сей день можно услышать, всмотревшись в картину «За морями земли великие», созданную в Хаапсалу в 1910 году. Автор описывал ее как «впечатление побережья». «Северянка, навстречу дальнему ветру, мечтает о неведомых чудесных землях, о той сказочной стране, которая живет в сердце человеческом», – пересказывал впоследствии ее содержание сам Рерих.

Хотя каменистый берег Балтики угадывается в нем безошибочно, одежда стоящей у кромки воды девушки едва ли имеет схожесть с эстонским национальным костюмом начала ХХ столетия. И это, пожалуй, умышленно. Ведь Рерих стремится здесь не к документальности, очевидной в двух работах 1902 года, на которых он изобразил «полуверцев»: век тому назад это прозвище представителей народности сету не считалось обидным.

Нет, «За морями дальними…» — не столько «портрет» побережья Ляэнемаа, сколько реконструкция модного в первые десятилетия прошлого столетия мифа о неком обобщенном Севере, легендарной Балто-Скандии, воспетой в творчестве современника Николая Рериха – поэта Игоря Северянина.

Серебро и золото

Созданная в том же 1910 году картина «Старый король» – своего рода сплав мифологического, легендарного, условного и реалистичного, знакомого, пожалуй, не только таллиннцу, но и всякому, кому довелось побывать в Таллинне.

Действительно: достаточно, кажется выйти ярким солнечным днем на смотровую площадку у начала лестницы Паткуля, повернуть взор на северо-восток – и увидеть ту же самую панораму, которая открывается созданному фантазией художника сказочному монарху.

Все узнаваемо: и столь любимые Рерихом «серебристые башни Ревеля», и запомнившийся ему еще в детстве готический шпиль Олевисте, и даже «считываемая» с фотографической точностью четырехскатная крыша резиденции рода фон Паленов на улице Лай. И все же – это не Таллинн.

И дело, конечно же, не только в том, что панорама этого города написана с явным искажением перспективы, а вместо морской глади за его крепостными стенами начинается нечто вроде холмистой долины. Дело – в небе. Ирреальном, золотом, отсылающем в до ренессансную эпоху средневековой иконописи.

Реалистичный город под райскими золотыми небесами: разглядеть таким Таллинн не удавалось никому ни до, ни после Рериха. Метафору эту можно расшифровывать до бесконечности. Как и фигуру короля, давшего название картине – видеть в ней исключительно датского монарха, захватившего некогда древнеэстонское городище Калеванлинна, было бы слишком «плоско».

«Weltstadt»: в буквальном смысле «мировой город» — таким титулом с нескрываемой иронией называл Ревель начала ХХ столетия еще один современник Рериха – поэт Валерий Брюсов. Картина «Старый король» полностью лишает этот образ ироничности.

* * *

Таллинн, как обобщающий символ городской цивилизации средневековой Европы, и одновременно – как предчувствие «заката Европы» в целом. Город, одновременно озаренный вечерней зарей одной эпохи и предрассветным светом нарождающейся, новой.

Таким увидел наш город художник, этнограф, философ Николай Рерих. И за это ему – искреннее спасибо.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
На большом гербе Эстонской Республики, на золотом фоне исполненного в стиле барокко щита, изображены три льва-леопарда синего цвета с языками красного цвета и глазами серебряного цвета, которые идут, если смотреть со стороны щита, направо, устремив взоры на зрителя. С трех сторон щит окаймлен венком из двух скрещенных дубовых веток золотистого цвета. Основой герба Эстонии стал датский герб XIII столетия. Этот герб вместе с флагом передал Таллину король Вольдемар II в 1219 году. Официально герб утвердили в 1925 году. На сохранившейся наиболее ранней печати Таллина, относящейся к 1277 году, изображены три идущих коронованных леопарда с головами в анфас на треугольном гербовом щите. Леопарды были синими, располагались они на золотом поле.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!