А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В Домском соборе /Доминиканской церкви/ похоронен мореплаватель Крузенштерн. А еще там есть "Плита счастья". Если стоя на ней загадать желание оно обязательно сбудется. И находится она недалеко от входа. Может это и есть «надгробие» неисправимого таллинского Дон Жуана!?
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1218 posts
    • 4 comments
    • 32 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 232 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

29 сентября (по новому стилю – 12 октября) 1710 года закончилась шестинедельная осада Ревеля войсками Петра I – последняя «классическая» осада в истории города.

Выставка, открывшаяся на прошлой неделе в Таллиннском городском архиве, дает шанс взглянуть на события трехсотлетней давности с неожиданного ракурса. Не со стороны победителя – командующего российской армией. Не со стороны побежденных – шведской администрации. А с точки зрения тех, кто оказался невольным заложником великих исторических событий – городских властей Ревеля.

Экспонаты выставки – протоколы заседаний магистрата – позволяют понять, что именно представляли собой семь последних недель существования шведского Ревеля – главного города Эстляндской провинции королевства Швеции.

Бухгалтер на башне

Первый раз войска Петра двинулись на Ревель еще в 1704 году – после покорения Нарвы и Дерпта. В двадцатых числах августа передовой отряд русской кавалерии приблизился к городским пастбищам и угнал с собой часть принадлежавшего ревельским бюргерам скота.

Специально образованный при магистрате комитет серьезно взялся за приведение города в боевую готовность. Солдатам гарнизона было дано распоряжение денно и нощно дежурить у поднятых на валы и башни пушек. Бухгалтеру городской канцелярии Петеру Бушу было дано распоряжение подняться на башню церкви Олевисте и вести постоянное наблюдение за дислокацией петровских войск. Каждый час, с семи утра до одиннадцати вечера, зоркий канцелярист спускал с башни записку. После того, как 31 августа он доложил о том, что неприятельское войско повернуло обратно к Нарве, горожане вздохнули с облегчением: на этот раз – пронесло.

Тревожные вести

Шесть лет спустя ситуация на Балтике изменилась в корне. После победы Петра над шведами в Полтавской битве ход Северной войны окончательно переломился в пользу России. Переход портовых городов шведской Прибалтики под скипетр российского царя оставался, по большому счету, делом времени.

Первые разъезды русской конницы были замечены на Лаксберге – сегодняшнем Ласнамяэ – 15 августа. Это было значительно ближе «зоны тревоги» в девять миль от городских укреплений, установленной в 1704 году. Вести о том, что днем ранее капитулировал гарнизон Пернова, не прибавляли ревельским обывателям боевого духа.

Но гораздо страшнее известий о переходе под власть Петра нынешнего Пярну было для горожан донесение городского врача Хаппеля: 11 августа в Ревеле открылась чума.
Протокол заседания ревельского магистрата свидетельствует: «Господин бургомистр сообщил, что вчера у него побывал медик Мюльхиус, который рассказал, что у девицы Бухлау, живущей в доме, покинутом Андреасом Книппером, обнаружен нарыв у левого уха. Вызванный место хирург Пауль опознал в нем чумной бубон. Чуму подтвердил и городской врач Хаппель, вызванный на место немедленно».

Полтонны лекарств

Магистрат принял решение встретить смертоносную гостью во всеоружии. Прежде всего, специальным распоряжением было приказано обязать каждого домовладельца поддерживать участок перед его дверями в чистоте. Во-вторых – запретить цирюльникам, которые вскрывали чумные нарывы, пользоваться тем же инструментом для бритья здоровых горожан.

Были напечатаны правила поведения во время эпидемии, содержащие, например, советы «почаще открывать в комнатах окна против тлетворного ветра» и капать в нос «бальзам», настоянный на «венгерской водке и нюхательном табаке». 24 августа в ревельскую гавань прибыло судно из Стокгольма, на борту которого было полтонны (!) медикаментов.

«Кроме того, городской врач предупредил, что приходящих их зачумленных местностей крестьян нельзя впускать в город, – рассказывает протокол магистратского заседания. – Нельзя торговать с ними, а также впускать их в дома, ведь тем самым несчастье настигает не только домовладельца, но и весь город попадает во власть смертоносной эпидемии…»

Распоряжения медика были в точности исполнены. Не отсюда ли берет распространенное в определенных кругах заблуждение, дескать, эстонцев до Петра было, якобы, запрещено даже впускать в Таллинн, не говоря уже о том, чтобы остаться на ночлег?

Настроения в предместьях 

Войска под командование петровского генерала Рудольфа Феликса Бауэра приближались к городу все ближе. Решив не дать им закрепиться в предместьях, вице-губернатор Эстляндии Дитрих Рейнхольд фон Паткуль отдал распоряжение снести в радиусе 150 саженей все постройки вне крепостных валов, включая церковь на Тынисмяги.

18 августа полковник пехотного полка барон фон Нирот предложил представителям магистрата и гильдий пройтись в сопровождении офицеров по предместьям и ознакомиться с царящими там настроениями. Настроения, надо полагать, были не самые лучшие: сносить свои жилища домовладельцы не спешили.

Взвесив все «за» и «против», отцы города решили приостановить снос предместий, опасаясь, что в противном случае больные хлынут под защиту городских стен, как случилось это в Пернове и Риге.

«Не снесенные до сих пор постройки было решено оставить, однако солдатам было поручено начать вырубку больших и диких лесов в окрестностях города», – свидетельствует протокол заседания магистрата.

Верность городу

К началу сентября положение в городе станоло более критическим. Осаждающие перекрыли водопроводный канал, тянувшийся от озера Юлемисте по современной улице Веэренни. Остановились мельницы на городском рву – магистрат повелел впрячь в жернова конной мельницы на улице Пикк лошадей и предоставить имеющиеся у горожан ручные жернова в пользование всем желающим.

31 августа городские власти обратились к вице-губернатору и коменданту города с просьбой собрать отряд, выбить осаждающих от истоков водопроводного канала, и возобновить подачу воду в город. Военные, однако, ответили, что для этого у них нет средств, а попытка совершить вылазку в тыл врага силами только городского ополчения обречена на провал.

Те, кто имел возможность, потянулись из зачумленного города вон. Не отрезанной оставалась лишь дорога по морю, и ратманы обратились к вице-губернатору с просьбой не выдавать никому подорожных паспортов без предварительного согласования с магистратом. Гильдейский старейшина Лантинг заявил, что попытку к бегству в подобной ситуации следует приравнять к нарушению клятвы верности городу.

Удивительно, но даже в это непростое время городской совет пытался заниматься свой обыкновенной работой: сбором налогов и податей, раздачей пищи нищим. На том же заседании 31 августа магистрат принял свидетельство об умении пользоваться мушкетом от некого лейтенанта Ле Фоба.

До вторника

Две последних недели шведского правления в городе, вероятно, один из самых мрачных периодов в его истории. Неприятель приблизился к Ревелю на расстояние пушечного выстрела. Зарядившие дожди погубили заготовленный для кавалерии фураж. Все сильнее ощущалась нехватка продовольствия, и магистрат отдал распоряжение начать забой городского стада.

Свирепствовала и чума. Трупы лежали на улицах неубранными, потому как те, кого набирали для их погребения, умирали быстрее. Отцы города приняли решение разрешить хоронить погибших в общих могилах, без церковного отпевания. Церковь, кстати, повела себя в этой ситуации не самым благовидным образом: в протоколе заседания магистрата отмечается, что священники берут повышенную плату за проводы жертв болезни в последний путь…

20 сентября магистрат позволил отправиться в шестинедельную поездку в Стокгольм некоему портовому смотрителю Карлсону: по всей вероятности, он отбыл на последнем уходящем в столицу корабле. После этого связь с метрополией прервалась, и ревельцы поняли, что рассчитывать в этой ситуации остается только на самих себя.

Четыре дня спустя вице-губернатор Паткуль вызвал в замок представителей магистрата и гильдий, где «королевский адвокат и писарь» Друммер зачитал перед собравшимися тексты писем с предложением о почетной капитуляции, которые Петр I и генерал Бауэр направили в Ревель еще до начала осады – 16 августа. Учитывая последствия сдачи города без боя, представители власти решили обсудить этот судьбоносный шаг до следующего вторника.

Последний парад

«Так как нынешняя ситуация представляется очень сложной и опасной, потому что городу грозит полное разрушение, я желаю лишь, чтобы Всевышний сжалился, дал нам мудрости и был бы заступником горожан перед всеми нами любимым королевским величеством монархом Швеции», — такими словами открылось заседание магистрата 26 сентября.

Весть о том, что город склоняется к решению капитулировать, было поручено доставить вице-губернатору бургомистрам Реймерсу и Бухлау. Паткуль, приняв их в замке, сообщил, что если магистрат примет решение о защите города, он постарается организовать ее. «Но гарнизон сократился настолько, что в самом сильном полку осталось всего 90 человек, а в иных – до 60-70», – добавил он.

Представители бюргерства вновь отправились в ратушу. В полдень члены городского совета ознакомились с точкой зрения королевского наместника и согласились с ней. Равно как и с тем, что в ближайшие два дня, пока будут продолжаться переговоры с командующим осаждающей армии, городские ворота будут закрыты и никто не сможет покинуть город тайно.

Через два дня все было кончено. В пять часов дня оставшиеся в живых четыре сотни шведских солдат выстроились под девятью знаменами перед ратушей. Туда же прибыли и около пяти тысяч петровских солдат. Они приняли у шведов посты, после чего остатки ревельского гарнизона, в колонах по шестеро, под развернутыми знаменами и в сопровождении музыки навсегда покинули город по улице Пикк.

* * *

Остается лишь добавить, что «виновные» в сдаче Ревеля фактически без единого выстрела избежали судебного разбирательства: 8 октября от чумы скончались девять членов магистрата, подписавших акт о капитуляции, а двумя днями позже и вице-губернатор Паткуль.

Полуторовековое шведское время в Таллинне закончилось. Начинался новый, российский, период в истории города.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Главный фасад Таллиннского дома мебели непосредственно после открытия.

Прощание с легендой: памятный многим таллиннцам Дом мебели чуть-чуть не дожил до 40-летнего юбилея

Памятный многим таллиннцам и, без преувеличения, легендарный мебельный магазин радикально меняет профиль – чуть-чуть не дожив до сорокалетнего своего юбилея. Потребительские ...

Читать дальше...

Адмиралтейский канал — прямой предшественник Адмиралтейского бассейна на открытке начала XX столетия.

Канал, бассейн, гавань: след ревельского адмиралтейства

Память об одном из первых промышленных предприятий Таллинна периода раннего Нового времени по сей день считывается в городском пейзаже и ...

Читать дальше...

Башня Ратушной площади в Ревеле. Заходите, пока лето!

Смотровая площадка Старого Томаса в Таллине.    Легенды древнего города Таллина.  Новая легенда, от проекта "Ливонский Орден. XXI век": http://livland.org Закажите полную экскурсию через ...

Читать дальше...

Городской Стражник, в роли датского знаменосца. На встрече с Королевой Маргаретте II.

Под сенью Даннеброга: королева Дании в Таллинне

Таллинн и его горожане произвели на датскую королеву Маргарете II во время ее официального визита в столицу ЭР, состоявшегося 15-16 ...

Читать дальше...

Банкнота Банка России номиналом в 500 рублей. 1997 год. Фрагмент. На лицевой стороне изображен памятник Петру I в Архангельске.

Петровская палка о двух концах Помогала ли Петру Первому, дубинка эффективно управлять государством?

Образ Петра I - скорого на расправу, но справедливого монарха - вошел в народный фольклор и многочисленные литературные "Анекдоты". Как ...

Читать дальше...

Кристиан Август Лоренцен. Легенда датского национаьного флага. Даннеброг является с небес во время битвы при Линданисе в 1219 году. 1809. Государственный художественный музей Дании
C.A. Lorentzen (1746-1828), Dannebrog falder ned fra himlen under Volmerslaget ved Lyndanisse (Tallin) i Estland den 15. juni 1219, 1809

Белый крест на алом фоне: флаг Дании в Датском городе Таллине

Легендарное обретение датчанами национального и государственного символа произошло ровно восемьсот лет назад — в битве на том месте, которое через ...

Читать дальше...

Четырнадцатый выпуск Таллиннской русской городской гимназии. 1937 год.

Кружева, значок и ночь в Кадриорге: Выпускные довоенного Таллинна

Как отмечали окончание учебного года и гимназического курса в русских школах довоенной столицы — расскажет, помимо прочего, выставка, проходящая в ...

Читать дальше...

Здание муниципального детского сада в Копли — характерный образчик архитектуры традиционализма двадцатых годов прошлого века.

Сто лет и один год: старейший детсад Таллина

Международный день защиты детей — уместный повод вспомнить о самом старом в семействе детских садов Таллинна, перешагнувшем вековой рубеж своей ...

Читать дальше...

Первые страницы ревельского кодекса Любекского права, составленного в 1282 году — основы городского правосудия на протяжении шести веков.

Восемь столетий Таллинна: век тринадцатый, основополагающий

Каким был он — первый из восьми веков таллиннской истории и что оставил в наследство нынешнему городу и горожанам? Цифра тринадцать ...

Читать дальше...

Титульный лист номера "Revalsche Post-Zeitung" («Ревельская почтовая газета») от 26 июня 1702 года.

Юбилей таллиннской печати: 330 лет Revalische Post-Zeitung

У таллиннской периодики — солидный, красивый и достойный юбилей: ровно триста тридцать лет назад в Ревеле начал выходить первый информационный ...

Читать дальше...

Здание Дома Искусств на площади Вабадузе - место проведения книжной выставки в 1939 году.

«Они представляют особую цивилизацию»: детские книги СССР в довоенном Таллинне

С новинками советского книгоиздания для юных читателей таллиннцы смогли познакомиться еще до того как Эстонская Республика оказалась присоединенной к Советскому ...

Читать дальше...

Вышгород (Тоомпеа) в Ревеле (Таллине), гравюра Вильгельма Зигфрида Ставенхагена, 1867 год

Коварство Озерного Старейшины Улемитсе, известного также, как Ярвевана.

В марте 2018 года, мы уже познакомили вас с оригинальной идеей фабрики «Калев», рассказать на внутренней стороне коробки с конфетами, ...

Читать дальше...

Вышгород (Тоомпеа) в Ревеле (Таллине), гравюра Вильгельма Зигфрида Ставенхагена, 1867 год

Легенда о купце Адальберте Ренненкампфе

Жил в Ревеле купец по имени Адальберт Ренненкампф. Отправил он однажды двух своих сыновей по Перновскому тракту, в другой город ...

Читать дальше...

Ревельское морское сражение 2 (13) мая 1790 года. Картина А. Боголюбова.

В тени последующих триумфов: Ревельское морское сражение

Легендарному Ревельскому морскому сражению исполняется на днях ровно двести двадцать девять лет. Морских баталий акватория нынешней Таллиннской бухты и ее ближайшие ...

Читать дальше...

Орден организовал экскурсию по Старому Таллину

27 апреля, в субботу, состоялась тематическая экскурсия «Таллинские флюгера и кованные изделия» организованная Brüder der Ritterschaft Christi von Livland. Экскурсовод ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!