А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
Хроники Таллина
Говорят так:
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Сто сорок лет тому назад – 24 октября по старому стилю или 5 ноября по новому –была торжественно открыта железнодорожная магистраль между главным городом Эстляндии и столицей Российской империи.

21 октября 1870 года газета Perno Postimees опубликовала написанный от лица «Старого Харьюского Карела» фельетон.

Товарный состав с локомотивом на фоне панорамы Верхнего города. Открытка девяностых годов XIX, созданная, вероятно, на основе фотографии семидесятых годов.

«Железные дороги строят нынче повсюду и говорят о них обильно, – писал одевший маску сельского старика корреспондент. – Нынче уж и деревенскому люду известно, что повозки катаются туда-сюда по железным путям. Вот и решил я запрячь жеребца, да поехать в Таллинн – поглядеть на эту дорогу до смерти успеть».

Бароны и планы

Разговоры о необходимости проложить стальную магистраль к городам нынешней Эстонии начались вскоре после открытия первой в России железной дороги, связавшей в 1836 году Петербург с Царским селом.

В 1845году барон Александр Штиглиц предложил связать стальными путями Петербург и Нарву. Железная дорога была лишь частью планов: следом должно было последовать углубление устья Наровы и строительство шлюзов, способных обеспечить судоходство до самого Чудского озера.

Правительство осталось к начинаниям барона равнодушным. Не помогло даже обещание продлить будущую дорогу до Балтийского порта (Палдиски) и Ревеля. В надежде собрать необходимые для строительства средства, Штиглиц отправился в Западную Европу, но и там проект не нашел спонсоров.

Еще три года спустя остзейская пресса Ревеля предложила читателям проект строительства железнодорожной ветки от Балтийского порта до Петербурга, с продолжением до…Кронштадта. В морские ворота столицы поезда должны были приходить по земляной насыпи.

Лишь 11 ноября 1868 года акционерне общество Балтийской железной дороги в лице его председателя, предводителя Эстляндского рыцарства барона Александра фон дер Палена получило долгожданную концессию на строительство.

Наследник Петра

Лето 1869 года выдалось засушливым, так что строителям железной дороги удалось избежать всех тех ужасов, которые были так красочно описаны в известной поэме Некрасова. В отличие от московско-петербургской Балтийскую дорогу прокладывали не подневольные крепостные, а бригады профессиональных строителей.

Работы велись с двух концов одновременно: от Петербурга и от Палдиски. К осени рельсы дотянули до Таллинна. 20 ноября 1870 года морем из Германии доставили первый заказанный паровоз. Локомотиву присвоили личное имя – «Петр I»: новый вид транспорта словно продолжал начатое царем-реформатором дело.

«Ровно в три часа дня гудок паровой машины «Петр I» первый раз подал голос, – писала несколькими днями позже газета Eesti Postimees. – Народ собрался со всех сторон, чтобы посмотреть новое чудо, которое старый Ревель и его жители раньше не видели».

На прицепленную к паровозу платформу погрузили строительные материалы, после чего локомотив, понесся к развилке путей на Палдиски и Петербург.

Там поклажу выгрузили, и паровоз вернулся к центру города. Здесь смельчаки взобрались в вагон и отправились в первую поездку.

«Народ вокруг радовался и подбрасывал вверх шапки, глядя на невиданную новинку», – заверяла газета.

Железнодорожная лихорадка

По воспоминаниям современников, осенью 1869 года Таллинн охватила «железнодорожная лихорадка».

В клубах курили «железнодорожные» сигары. В погребках подавалось «железнодорожное» вино. А кондитер Георг Штуде, основатель нынешнего кафе «Майасмокк», заказал соответствующие формы для мороженого и вскоре потчевал посетителей миниатюрными паровозами из замерзшего молока и сливок.

Своей кульминации она настигла в октябре следующего года. Первый пробный поезд прибыл из столицы в Ревельседьмого числа. Торжественное открытие железной дороги состоялось семнадцатью днями позже – 24 октября. «Сопровождаться оно будет известными торжествами», – обещала читателям Eesti Postimees.

Вечером накануне город озарили огни иллюминации. В Большой гильдии, у ступеней которой стоял транспарант с изображением паровоза, был дан торжественный ужин. Не удостоенные приглашения на банкет спешили в городской театр – на сцене танцевали аллегории Нового Времени, Торговли, Машиностроения, а так же Науки и Искусства.

На утро из Петербурга и Ревеля одновременно вышли украшенные флагами поезда. Они встретились на вокзале в Нарве, где дорогу официально открыли для пользования. Правда, прямого сообщения со столицей она еще не имела: рельсы к тому времени протянулись только до Тосно.

Первый прямой поезд доставил таллиннцев в столицу лишь два года спустя – 19 декабря 1872 года. В тот же день Петергофский вокзал был официально переименован в Балтийский.

Память в названии 

Название столичного вокзала напоминает о том, что конечным пунктом железнодорожной магистрали считался не Ревель, а Балтийский порт. Отражено это и в сохранившемся и по сей день официальном наименовании таллиннского вокзала – Balti jaam.

Именно незамерзающая практически гавань сегодняшнего Палдиски была интересна акционерам, строившим железную дорогу, прежде всего. Скептики даже называли ее «апельсиновой» — дескать, возить по ней будут исключительно заморские фрукты для царского стола.

Опасения эти не оправдались. Как, впрочем, и не оправдались надежды на превращение Балтийского порта в «зимние морские ворота» Санкт-Петербурга: военные не спешили делиться с коммерческим флотом гаванью.

Зато в качестве надежного средства пассажирского сообщения дорога себя полностью оправдала. Даже несмотря на то, что путь от Петербурга до Ревеля занимал от одиннадцати до двенадцати часов. Многовато – но, все же значительно меньше, чем трое суток, за которые то же расстояние преодалевала почтовая карета.

Прошло еще семь лет – и к 1877 году время в пути удалось сократить до десяти часов – и это с учетом того, что на станциях состав мог стоять минут по двадцать.

Новые направления

Едва успели жители губернского города Ревеля привыкнуть к новому виду транспорта, как инициатор строительства магистрали Александр фон дер Пален увлекся идеей постройки новых железнодорожных линий.

В 1873 году он предложил министерству путей сообщения проект ветки до Дерпта, оттуда– к внутренним губерниям России. Предложение осталось без внимания, равно как и идея протянуть рельсы до Гапсаля.

Начать строительство дороги до Тарту удалось лишь в 1875 году, а вот с хаапсалуским направлением пришлось повременить еще почти тридцать лет. Первый поезд прошел по землямЛяэнемаа лишь в 1904 году.

Но к деятельности барона эта ветка уже не имела отношения: 1 мая 1893 года железная дорога была выкуплена государством и основанное фон дер Паленом акционерное общество Балтийской железной дороги прекратило свое существование.

* * *
Нет нужды утруждать себя рядами цифр, показывающими, насколько увеличился денежный оборот местного купечества или выросло количество пришедших в Таллинн иностранных кораблей.

Упомянем лишь, что промышленный бум, во многом обусловленный прокладкой железнодорожной ветки, всего за десять лет увеличил количество горожан втрое.

Рост городского населения и увеличение городской территории послужили, помимо прочего, и причиной появления в 1888 году в Ревеле «младшей сестры» железной дороги – конки, предшественницы современного трамвая.

Но месяц традиционных «трамвайных» историй в Таллинне – август, а не октябрь. Так что – дождемся соответствующего юбилея.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!