А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
История возникновения марципана обросла множеством легенд, одна из версий изложена в рассказе Яана Кросса «Мартов хлеб». Там рассказывается история о том, что однажды заболел бургомистр. Но поскольку тогдашние микстуры делались из лягушачьих лапок и прочих неаппетитных вещей, глава города категорически отказался лечиться и положился на Божью волю. И обеспокоенная здоровьем мужа супруга бургомистра попросила таллиннского аптекаря «замаскировать» лекарство, спрятав его либо в пищу, либо в сладости. Так и поступил помощник аптекаря, исцеливший вкусной смесью бургомистра. Так глава города первым отведал эстонского марципана.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

В среду, 17 ноября, семидесятипятилетие отмечает коплиская Никольская церковь – самый «молодой» из ныне действующих и один их самых своеобразных православных храмов Таллинна.

Рождество 1934 года запомнилась жителям таллиннского района Копли надолго.

Тишина утра второго дня праздника была разорвана воем пожарных сирен. Густые клубы дыма поднимались к морозному небу.

Нынешняя Никольская церковь в Копли – неизменная с 1935 года.

Горели помещения торгового кооператива Omandus. А вместе с ними – разместившийся в том же здании склад товаров общества Oma abi, Коплиский народный доми православная церковь святого Николая.

Задымление на месте трагедии оказалось столь плотным, что участники местного пожарного общества решили дождаться помощи профессиональных коллег, имеющих в своем распоряжении противогазы.

Тем не менее, несколько прихожан пробрались в горящее здание и успели вынести из охваченной огнем церкви наиболее ценную утварь – иконы, ризы, плащаницу. Ущерб, причиненный приходу, составил свыше 10 000 крон.

Заводской приход

Соседство церкви под одной крышей со складами, магазинами и учреждениями культпросвета может показаться удивительным только на первый взгляд. На деле же оно было обусловлено самой историей возникновения в Копли православного прихода.

Он стал складываться в начале второго десятилетия ХХ века, когда коплиские земли, с незапамятных времен служившие ревельским обывателям пастбищами и покосами, начали стремительно застраиваться корпусами заводов и фабрик.

Для обеспечения новых предприятий рабочей силой внутренних демографических ресурсов Эстляндской губернии не хватало. Не хватало в окрестностях Ревеля и мастеров — специалистов, способных незамедлительно приступить к работе на судостроительных верфях.
Руководство Русско-балтийского завода и акционерного общества «Ноблесснер» активно вербовала работников во внутренних губерниях Империи. Именно они стали основой прихода святителя Николая, который был основан при Русско-балтийском заводе 30 августа 1913 года.

Пища духовная

Собственных помещений у прихода не была и потому, во временное пользование ему для богослужений была отведена часть заводской столовой, располагавшейся в длинном, похожем на производственный ангар здании.

Такое соседство, между прочим, благотворно сказалась на работе самой столовой: употреблять принесенные с собой спиртные напитки под одной крышей с иконостасом заводское начальство запретило. Тем более была запрещена их продажа на месте: как результат, количество вспыхивающих во время обеденных перерывов ссор резко сократилось.

От собственно помещения для приема пищи церковное пространство отделяла фанерная ширма, которую во время праздников раздвигали. Таким образом, церковь могла вместить более тысячи прихожан, часть из которых составляли не только работники Русско-балтийского завода, но и других окрестных предприятий.

Неблагоприятное для России развитие событий на фронтах Первой мировой войны привело к тому, что уже во второй половине 1917 года встал вопрос об эвакуации из Ревеля судостроительных предприятий. Спустя год Копли опустело – как оказалось ненадолго: вскоре место эвакуированных из Эстонии рабочих заняли беженцы из охваченного революцией Петрограда.

Хотя судостроительным предприятиям Копли в молодой Эстонской Республике возродиться в былом объеме было не суждено, долгие годы приход св. Николая числился «заводским». Лишь в феврале 1926-го он был зарегистрирован в качестве отдельной церковной единицы. Впрочем, ютился приход по-прежнему в бывшей столовой, которая в начале 1928 года была перестроена под Коплиский народный дом, сгоревший шестью годами позже.

Пожарное «наследство»

«Помещение церкви настолько пострадало, что о дальнейшем совершении там треб говорить не приходится, – печально констатировали в декабре 1934 года «Вести дня». – Предполагается просить разрешение у заводоуправления Беккера временно совершать службы в здании Самозащиты и немедленно приступить к сбору пожертвований на сооружение новой, хотя бы небольшой церкви».

Пасхальное богослужение 1934 года Николаевский приход действительно совершал в помещениях коплиской дружины «Кайтселийта». А архитектор Александр Владовский уже работал над чертежами будущего церковного здания. В июле 1935-го задуманное им на бумаге стало воплощаться в реальности.

Коплиский народный дом, в котором приход святого Николая располагался до 1934 года

Средств у прихода более чем не богатых жителей Копли хронически не хватало. Потому было решено строить не новое здание, а перестроить какую-либо уже имеющуюся в районе постройку. По иронии судьбы таковой стало бывшее депо Коплиского добровольного пожарного общества по адресу улица Трейали, 6.

В краеведческой литературе нет-нет, да и мелькнет упоминание о том, что нынешняя Никольская церковь в Копли – бывшее пожарное депо. Однако сравнение его былых фотографий со снимками и чертежами ныне существующего здания эту версию подтверждают едва ли – от предшествующего здания использовать удалось не более двух несущих стен.

Приветливый и желанный

Освящение новой коплиской церкви Святителя Николая состоялось 17 ноября 1935 года. Приветственные телеграммы по этому поводу прислали не только православные приходы Эстонии, но и глава столичного самоуправления И. Соотс.

Торжества начались в половине девятого утра водосвятием, совершенного настоятелем храма отцом Дионисием. Следом за ним митрополит Александр освятил церковный престол и сам храм, после чего вокруг церкви был совершен Крестный ход.

«Митрополит произнес слово, в котором сообщил историю пожара старого храма и постройки нового, указав на значение этого события для местного населения, – рассказывали «Вести дня». – Затем владыка передал нескольким лицам, особенно потрудившимся при постройки храма, пожалованные синодом ордена Платона III степени и благодарственные грамоты».

Благодарность всем, оказавшим помощь церковному строительству выразило и единственное русское издание тогдашнего Таллинна. «К чести приходского совета нужно отнести то обстоятельство, что с крайне небольшими средствами создан приветливый и давно желанный в Копли храм», – писали 14 ноября 1935 года «Вести дня».

Воспоминание о модерне

С характеристикой, данной газетным репортером три четверти века назад, поспорить сложно. Да и незачем – можно лишь уточнить, что под «приветливостью» можно понимать и соразмерность церковного здания, и его удивительную гармонию с окружающей застройкой.

Это, действительно, примечательно: коплиская церковь святого Николая мало похожа на православные храмы, которые предпочитали возводить на чужбине беженцы из революционной России. Облик ее следует не столько канонам псевдорусского стиля конца XIX столетия, сколько выражает дух архитектуры деревянного модерна.

Не секрет, что к середине тридцатых годов модерн или югенд считались в европейской архитектуре «давним» анахронизмом: стиль этот однозначно сдал позиции функционализму и конструктивизму. Не секрет, что диктат «функциональной» архитектуры вызывал у Владовского плохо скрываемое раздражение.

И хотя к моменту начала работы над проектом коплиского храма зодчий смирился с вкусами современной архитектуры, церковь святого Николая, возможно, была для него замечательным поводом вернуться к той архитектурной манере, которая была ему особенно мила и дорога.

Можно предположить, что избранный Владовским стиль храма был ценен для прихожан церкви еще и тем, что в нем был запечатлен архитектурный облик «Серебряного века» русской культуры – периода, безжалостно прерванного революцией 1917 года, заставившей бывших петроградских жителей сняться с насиженных мест и стать обитателями таллиннской рабочей окраины.

* * *

Коплиские старожилы вспоминают, что церковь святого Николая на улице Трейали первоначально воспринималась как временная: в будущем приход не исключал возможности накопить необходимую сумму и отстроить здание в камне.

Этого, как известно, не произошло. Изящная церквушка неподалеку от конечной остановки трамваев коплиского направления сохранила свой изначальный облик – тот, который был придан ей Александром Владовским три четверти века тому назад.

За прошедшие семьдесят пять лет Никольская церковь в Копли стала не только последним, пожалуй, памятником архитектуры модерна в Таллинне. Но и памятником своим прихожанам – российским эмигрантам в довоенной Эстонии.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!