А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
Хроники Таллина
Говорят так:
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

История таксофонов Таллинна до сих пор не написана. Хотя – пора бы: буквально на нынешней неделе телефоны-автоматы в Эстонии сами становятся достоянием истории.

О том, что с 1 декабря 2010 года фирма Elion прекращает таксофонный бизнес, стало известно еще в октябре.

Причина прозаична: телефонами-автоматами жители Эстонии пользуются все меньше и меньше. А затраты на поддержание в рабочем состоянии уличных аппаратов и будок, непомерно высоки.

Телефонные будки, впрочем, как-то незаметно стали исчезать с улиц и площадей Таллинна лет пять тому назад. И сложно представить то время, когда они были неотъемлемой чертой городского пейзажа.

За трехгривенный 

Двадцать лет тому назад таллиннские телефонные будки выглядели не лучшим образом. Но служили горожанам по-прежнему верно. (Фото Лари Прайса из журнала «National Geographic» за ноябрь 1990 года).

Первый в мире телефон был запатентован американским изобретателем Александром Беллом в 1876 году. А уже через два года в США появились первые переговорные пункты общественного пользования. В каждом из них работал кассир, собирающий с пользователей плату за разговор.

Прошло еще одиннадцать лет и Уильям Грей, изобретатель из штата Коннектикут, получил патент на таксофон – телефонный аппарат, разговор в котором оплачивался опускаемыми в приемник монетами. В 1880 году презентация технической новинки состоялась в Европе – первый на континенте телефон был установлен в одном из павильонов Всемирной выставки в Париже.

В 1883 году на улицах Лондона появились разработанные инженером Томасом Уотсоном первые телефонные будки – прототипы тех, что являются одним из символов британской столицы. А в 1903-м первый таксофон был установлен в России – в одном из пригородов Санкт-Петербурга.

«В Ораниенбау­ме, в почтово-телеграфной конторе, открыта для всеобщего пользования переговорная станция с автоматическим телефонным аппаратом, – писал «Русский листок». – Плата за вызов желаемого абонента 15 копеек и за 3 минуты переговоров с ним также 15 коп. Если просимый абонент занят, при нажимании особой кнопки опущенная в аппарат монета выпадает обратно».

Еще через шесть лет первые семнадцать «платных переговорных устройств общественного пользования» были установлены вне Петербурга и Москвы – в крупных губернских городах. Ревеля среди них, по всей вероятности, не было.

Давно пора

17 ноября 1884 года Ревельский биржевой комитет обратился в Главное управление почт и телеграфа с просьбой дать разрешение на строительство в городе телефонной сети и телефонной станции. Прошло девять месяцев – из столицы пришел положительный ответ.

Стремительно развитие телефонной сети в Ревеле началось после того, как в 1906 году частное предприятие было выкуплено государственной казной. Однако, не смотря на то, что к концу царского времени в городе и насчитывалось несколько сот телефонных номеров, упоминаний о таксофонах в ту пору в наших краях не имеется.

Разговор о них начинает активно идти на страницах газет лишь после того, как Эстония обрела государственную независимость, а Таллинн стал столичным городом. Не позднее 1923 года в таллиннском порту появляется первый платный телефон для всеобщего пользования, «откуда всякий желающий может заказать таксомотор», – уточняли «Последние известия».

Косвенные свидетельства о наличии подобного переговорного пункта имеются и относительно Балтийского вокзала. Но все же, это были еще не таксофоны в современном смысле этого слова, а скорее, нечто похожее на Нью-Йорк полувековой давности: к установленному в отдельном помещении телефонному аппарату «прилагался» человек для сбора денег. Работал «телефон-автомат», разумеется, ровно столько, сколько продолжался рабочий день кассира.
«Главное почтовое управление вступило в переговоры с ревельской городской управой относительно постройки на улицах киосков для телефонных разговоров, предназначенных для общественного пользования, – писали в заметке, озаглавленной «Давно пора!» корреспондент газеты «Вести дня» 11 июля 1928 года. – Однако переговоры эти, увы, еще не привели ни к каким положительным результатам».

На краю улиц

Газетный призыв, впрочем, был городскими властями в тот раз не расслышан. Таксофоны на таллиннских улицах появились только через три года.

«Владелец механической мастерской Г. Клеммер представил городской управе проект открытия в Таллинне целой сети киосков для телефонных разговоров, – писал в последний день зимы 1931 года «Päevaleht». – По мнению Клеммера народ нуждается в общественных переговорных пунктах, которые были бы расположены на краю наиболее оживленных улиц, бульваров и площадей».

Из той же газетной публикации можно сделать вывод, что с таксофонами таллиннцы к тому времени уже были в той или иной степени знакомы: три минуты разговора по установленному в предлагаемых киосках телефону-автомату должны были стоить 10 сентов, «как уже практикуется в переговорных пунктах». «Последних, однако, мало и они недостаточно доступны», – отмечало издание.

В общей сложности Клеммер планировал установить в городе, население которого насчитывало к тому времени 130 000 жителей, шестьдесят телефонных будок. Добавляя при этом, что в случае необходимости число «уличных переговорных кабин» может быть, разумеется, увеличено. Принадлежащая ему мастерская взялась изготовить и сами телефонные будки.

«Городская управа в принципе вполне сочувствует этому проекту, однако окончательное свое разрешение она даст лишь после того, как предприниматель укажет точно, в каких местах он предполагает установить телефоны, равно как и предоставит и планы киосков», – уточняли «Вести дня».

В Игольном ушке

Точную дату установки первой в Таллинне телефонной будки отыскать, к сожалению, не удалось. Зато точно известно, где именно она располагалась – на главной площади столицы – площади Вабадусе.

Вторая будка была вскоре установлена в порту. «Механическая мастерская «Гелиос» в настоящее время устанавливает второй киоск с автоматическим телефоном для общего пользования, – сообщали 1 июля 1931 года «Вести дня». – Этот киоск устанавливается в гавани, перед зданием таможни, и будет открыт для пользования публики уже на будущей неделе».

К концу года «телефонные киоски» появились у здания Рийгикогу на Тоомпеа, у ратуши, на улицах Пикк и Виру, Русском рынке (нынешняя площадь Виру), а также – перед обеими вокзалами: Балтийским и Вильяндиским. Последний в наши дни больше известен горожанам как станция Таллинн-Вяйке.

Активная «телефонизация» города вызвала положительные эмоции не у всех горожан. Владельцы магазинов на улицы Трепи, например, негодовали по поводу того, что только они смогли избавиться от газетного ларька, который перекрывал подъезд к их складам, как неутомимый Клеммер уже норовит поставить на его место телефонную будку.

Учитывая, что улица Трепи представляла собой узкий переулок, ведущий от улицы Харью к воротам с красноречивым названием «Ныеласильм», то есть – «Игольное ушко», возмущение торговцев не кажутся преувеличенными. И хотя сама улица погибла в марте 1944 года, трасса ее недавно была расчищена. Можно сходить и убедиться – действительно, тесновато.

Конец «гроссмейстера» 

Едва ли не сразу после установки, телефонные будки привлекли к себе не только любителей поговорить, но и злоумышленников: хулиганы стали охотиться за трубками, оторвать которую у аппарата считалось среди них признаком особой удали. А в 1933 году «переговорные киоски» стали местом действия «криминальной драмы», немало взволновавшей зажиточных таллиннцев.

В июле-сентябре 1932 года добропорядочные обыватели стали получать письма с требованием немедленно поделиться внушительными денежными суммами – от 100 до 500 крон. Подписаны эти послания были зловеще: «гроссмейстер таллиннского ордена рыцарей смерти». Если требуемая сумма оказывалась не обнаруженной в оговоренном зараннее месте, в квартире «жертвы» раздавался телефонный звонок – и загадочный вымогатель повторял требование в устной форме.

«Письмо с очередной угрозой и требованием было получено неким И.К. – рассказывали 21 сентября 1933 года «Вести дня». – Ему предлагалось положить 300 крон в щель телефонного киоска на углу Систренской и Монастырской улиц. И.К. обратился к содействию полиции, по совету которой в условленном месте был оставлен конверт. Однако за киоском было установлен надзор».

Через три дня вымогатель попался на крючок: начав обшаривать будку, он немедленно был арестован полицией. Какого же было удивление горожан, когда выяснилось, что загадочный «гроссмейстер» оказался не начитавшимся бульварных детективов юнцом, а вполне зрелым мужчиной – кондитером Карлом Якобсоном 41 года от роду.

Правда, в 1932 году кондитер остался без работы и лишился места жительства. Эти обстоятельства, вероятно, и толкнули его на скользкий путь, выражаясь современным языком, «телефонного рэкета».

* * *

В 2003 году на территории Эстонии работали 2300 таксофонов.

В прошлом году их количество уменьшилось до 1100, причем 600 таксофонов еще обслуживали жителей столицы. С 1 декабря начнется демонтаж уцелевших.

До восьмидесятилетнего юбилея таллиннские телефонные будки не дотянули всего-то полгода. Но жизнь нескольких поколений таллиннцев представить без них невозможно.

Кто знает, не увидим ли мы в недалеком будущем памятник первому «переговорному киоску на краю площади Свободы»? Ведь, что ни говори, он того заслуживает.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!