А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Хроники Таллина
Говорят так:
У многих народов Европы есть легенда о том, как Бог одаривал народы. В южных странах есть все. Чем ближе к северу, тем беднее дары Всевышнего. Когда очередь дошла до Эстонии, то у него в корзине с дарами, кроме воды и камня, ничего не осталось. Бог выбросил и то, и другое и сказал эстонцу: «Живи, Юхан!» Вот и живет тысячи лет эстонский крестьянин среди усыпанных камнями полей. Каждую весну собирает их, мостит ими дороги, складывает из них ограды, амбары и кузницы, а на следующий год они вновь вылезают из земли. Тысячи лет назад оставил свои следы ледник. В земле лежат не только мелкие камни, но и большие гранитные валуны. Они разбросаны по всей Северной Эстонии.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Не было в предшествующей истории Ревеля вечера светлее, чем 5 декабря 1865 года: на улицах и площадях города впервые зажглись газовые фонари.

Нынче их, наверное, уже и не отыщешь.

Но еще каких-нибудь полтора десятка лет тому назад внимательный глаз безошибочно обнаруживал на фасадах зданий Старого города проступающие сквозь толстый слой краски металлические трубочки.

Они, давно уже пребывающие в нерабочем состоянии, по-прежнему тянулись откуда-то из под тротуаров к кованым кронштейнам уличных фонарей. Несли ставшую бессмысленной вахту, на которую они заступили теперь уже в позапрошлом столетии – 145 лет тому назад.

С небес на землю 

Фонари у собора Александра Невского — старейшие уличные фонари в Таллинне.

История таллиннского уличного освещения начинается во второй половине восьмидесятых годов XVIII века. В 1787-м они осветили Верхний город, в 1788-м – нижний. К концу десятилетия в Ревеле насчитывалось 87 фонарей – подвешенных на натянутых над улицами канатах «стеклянных коробок» с двумя масляными светильниками в каждом.

Распоряжением эстляндского генерал-губернатора Филиппа Паулуччи ревельские фонари в 1825 году спустились «с небес на землю», обосновавшись на темно-зеленых деревянных столбах. Там, где места на тротуарах было недостаточно, фонари должны были быть закреплены на кронштейнах, установленных на углах зданий.

Еще через двадцать один год уличному освещению Ревеля довелось пережить еще одну метаморфозу: маломощные масляные светильники было решено заменить спиртовыми лампами. Света от последних и впрямь было побольше – да только слишком часто злоумышленники (а порой – и сами фонарщики) сливали из них горючее, для так сказать, «внутриутробного потребления».

В середине XIX столетия магистрат обсуждал возможность замены спиртовых ламп керосиновыми. Но свет их сочли недостаточно ярким, стоимость топлива – достаточно высокой, а доставку его в необходимых количествах в Ревель – затруднительным. Да и выглядело керосиновое освещение, вероятно, несколько «провинциальным»: крупные города Европы перешли к тому времени на газ.

«Меньшая» Маргарита 

Первым в мире газовым освещением обзавелась столица Британской империи – в 1805 году король Георг V зажег его на одной из улиц лондонского Сити. Еще через четырнадцать лет английское новшество нашло применение в Санкт-Петербурге, а в 1862 году газ уличных рожков осветил Ригу.

Неудивительно, что именно рижанам поручил ревельский магистрат заняться модернизацией уличного освещения и в главном городе Эстляндской губернии. В 1861 году городские власти заключили договор с рижской фирмой «Вайр и Ко», взявшейся выстроить в Ревеле фабрику для производства из древесного угля «фонарного газа» и уложить в землю трубы для подачи газа.

Строительство фабричного здания «неподалеку от купален Крауспа» – неподалеку от Рыбного ряда в Каламая – поручили местному архитектору Рудольфу Отто фон Кнюпферу. К 1865 году здание ее было готово: гордостью его стал резервуар для произведенного топлива, емкостью в 1444 кубических метров.

Не стоит забывать, что это была та эпоха, когда и промышленные здания пытались рядиться во внешние формы тех или иных архитектурных стилей. Наверное, потому газохранилище было выстроено Кнюпфером в форме восьмиугольного цилиндра, напоминающего своим обликом средневековые крепостные сооружения.

Особенно же – находящуюся неподалеку орудийную башню Больших морских ворот. Глядя на панорамы Ревеля, созданные художниками на рубеже XIX–XX, невольно ловишь себя на мысли: что это за «меньшой сестрой» почти у самой береговой линии обзавелась Толстая Маргарита?

От Морских ворот

Оборудование газовой фабрики было изготовлено в Риге, «начинка» газохранилища – в Штеттине, трубы – в Глазго. С последним случилась беда: первый корабль, доставлявший их в Ревель, попал в шторм, и две сотни труб пришлось выкинуть за борт.

По счастью, второй корабль добрался до порта назначения без происшествий, и 2 октября 1865 года рабочие начали раскапывать землю у Малых морских ворот. Отсюда, от пересечения современных улиц Вене и Олевимяги, трасса газопровода потянулась к улице Пикк, а оттуда – по всему городу.

Как сообщали газеты, к началу декабря под тротуары таллиннских улиц были уложены, в пересчете на современные меры длин, свыше пяти километров чугунных труб и установлено 222 уличных фонаря. Еще тысяча подключенных к единой магистрали газовых ламп разместились в конторах, магазинах и жилых домах.

«Работы, которые усердно велись всю осень, теперь уже успешно завершены, и нет никаких сомнений, что в самом скором времени мы увидим в Таллинне то, чего уже давно ожидали», – писал корреспондент тартуской газеты «Eesti Postimmes».

Слепя глаза

5 (по новому стилю – 17) декабря выпало в 1865 году на воскресенье. Потому в решении городских властей зажечь новое уличное освещение во второе воскресенье Адвента видится дополнительный символизм.

С наступлением сумерек к ратуше стали съезжаться дорогие экипажи: магистратская Комиссия по газовому освещению созвала на торжества весь цвет ревельского общества – губернатора и служащих губернской канцелярии, членов магистрата, гильдейских и цеховых старейшин. Фасад резиденции городских властей был декорирован по торжественному случаю венками и гирляндами из елового лапника.

Весь город столпился в тот вечер перед ратушей. В половине пятого из ратуши спустилась торжественная процессия во главе с бургомистром Эрнстом Карлом Фредериком Бетге и глава муниципалитета лично зажег два первых газовых рожка. Тот час же в небо взмыли подброшенные шляпы, а собравшаяся у ратуши толпа грянула «ура!». Следом зажглись и остальные фонари, самым главным из которых, по мнению «Eesti Postimees», надлежало назвать «большой, пятирожковый, стоящий посреди рынка».

Газовые фонари осветили и интерьеры общественных зданий. Примечательно, что поначалу нашлись среди горожан и те, кто жаловались, мол, лампы в Доме Черноголовых и Канутской гильдии сияют столь ярко, что прямо в глазах рябит с непривычки!

Всепроникающий свет

Последнее обстоятельство, между прочим, послужило для корреспондента «Eesti Postimmes» поводом для написания нравоучительного фельетона, опубликованного 22 декабря 1865 года.
«О да, если мы, подобно узникам в темнице, привыкли жить в тени или малом освещении, наше зрение не может вынести внезапного дневного света, – сокрушался он. – Нам было привычно коротать век при коптящей лучине или чадящем масляном светильнике – и вдруг пришел газ, который разом осветил все – как хорошее, так и скверное».

В словах «все разом», впрочем, была доля преувеличения: газовые фонари осветили далеко не весь Ревель. Вплоть до 1877 года, например, улицы и площади Верхнего города освещались спиртом. В ратуше же, как не покажется это странным, вплоть до 1906 года, привычно пользовались восковыми свечами – точь-в-точь как в Средние века.

Хотя городская электростанция заработала в Ревеле уже в 1915 году, конкуренция между газовым и электрическим уличным освещением продолжалась вплоть до самого конца тридцатых годов. Лишь после войны газовый свет окончательно погас на таллиннских улицах.

Шанс на возрождение

Но погас ли навсегда?

Оказавшись летом нынешнего года в Праге, автор этих строк буквально столкнулся с фонарщиком на знаменитом Карловом мосту. И узнал, что муниципалитет чешской столицы решил вернуться к старинному освещению не из соображений экономии электричества, а к вящей радости туристов.

Быть может, опыт пражан стоит взять на заметку и таллиннцам? Тем более что бывшие некогда газовыми фонари в Таллинне, по счастью, сохранились – разумеется, переделанные под электрические лампы накаливания. Один из них, пятирожковый, стоит на Тоомпеа, у собора Александра Невского.

До полуторавекового юбилея газового освещения в Таллинне остается всего пять лет. Кто знает, не появится ли на улицах Старого города фонарщики в канун знаменательной даты?

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!