А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Дензнакам с изображениями архитектурных памятников Таллинна осталось «жить» в наших кошельках чуть больше месяца.

Если быть совсем точным – месяц и один день: с 14 января будущего года параллельное хождение эстонской национальной и единой европейской валюты прекратится.

Уйдет эпоха. А вместе с ней уйдет и традиция, берущее свое начало из двадцатых годов прошлого, ХХ столетия – традиция изображения на монетах и банкнотах достопримечательностей столицы Эстонии.

Давний обычай

Таллиннский порт на банкноте 1923 года в 1000 эстонских марок

Архитектурные сооружения изображались на денежных знаках с незапамятных времен. Облик многих прославленных сооружений античного мира – таких например, как Александрийский маяк или Иерусалимский Храм – известен нам в самых общих чертах исключительно благодаря искусству резчиком монетных штемпелей.

С падением Римской империи мастерство монетчиков практически сходит на нет – словно для того, чтобы возродиться в позднем Средневековье, став еще более филигранным и изысканным. Не позднее XVI столетия крепостные стены с башнями и шпили христианских церквей вновь стали появляться на обратной стороне монет.

Достаточно подробные «портреты» городов встречаются, как правило, на тех монетах, что были выбиты не могущественными монархами, а магистратами вольных городов. Что и понятно: правительства «купеческих республик» чувствовали себя, вероятно, сопричастными к сооружению построек, ставших объектом гордости горожан.

Гордость за родной город, разумеется, была не чужда и членам ревельского магистрата. И здания, чья слава шагнула дальше крепостных стен, в городе хватало. Не хватало иного – средств в городской казне. Потому, наверное, и традиция чеканки монет с подробной городской панорамой не дошла до нас ни в Средние века, ни в ранее Новое время.

На монеты и банкноты изображение Таллинна впервые попало менее ста лет тому назад. После того, как из важного, но, все же, провинциального, центра он стал столицей независимого государства – Эстонской Республики.

Товар лицом

Главное здание Банка Эстонии на банкноте в 100 марок (после денежной реформы — в 1 крону)

Отметим сразу же: на первых собственных деньгах новорожденной ЭР – кассовых знаках и банковский билетах – искать изображения столицы или ее достопримечательностей – пустое дело.

Эстония мыслила себя государством аграрным, крестьянским, сельским. Бумажные пенни 1918 года выпуска, например, были украшены орнаментом и мотивами северной природы. А на банкноте в 25 марок, выпущенном год спустя, были изображены крестьянки, собирающие в поле картофель: словно в подтверждение насмешливого прозвища – «картофельная республика».

Не следует забывать и о том, что со времен эстонского национального пробуждения шестидесятых годов XIX столетия Таллинн, точнее – Ревель – виделся оплотом чужой и чуждой, немецкой, власти и культуры. По той же причине, вероятно, чуть ли не до конца второй половины двадцатых годов на латвийских банкнотах отсутствовала Рига.

Эстония оказалась подвержена стереотипам в меньшей степени. И уже в 1922 году в обращение был выпущен банковский билет номиналом в 1000 марок. Благодаря ему Таллинн впервые в своей истории обзавелся «персональным портретом», отпечатанным на денежных знаках.

Столица Эстонии была изображена с наиболее выигрышного ракурса – со стороны моря. Над заливом выселись не только шпили старинных церквей, но и вились из фабричных и пароходных труб клубы дыма. И это не случайно – банкнота крупного номинала предназначалась для крупных торговых операций.

Можно было рассчитывать, что она донесет до солидных, прежде всего – зарубежных –предпринимателей облик Таллинна не только как «заповедника старины», но и как бурно развивающегося современного города-порта.

Символы государственности 

Современная певческая эстрада на юбилейной кроне 1999 года выпуска и ее довоенная предшественница, отчеканенная на монете 1933 года

Менее чем через год после того, как на денежных знаках появилось первое изображение Таллинна «в общих чертах», настал черед и отдельных столичных построек.

Первенцем среди них стало здание, и по сей день стоящее на бульваре Эстония под номером 13 – бывшая Ревельская контора Государственного банка Российской империи. А на момент выпуска купюры в обращение – главное здание Банка Эстонии.

Можно предположить, что на выпущенный в обращение 23 мая 1923 года денежный знак номиналом в 100 марок, банковское здание попало еще и в силу того, что в его главном зале, пять лет и три месяца тому назад была провозглашена независимость ЭР.

Еще один символ государственной власти – и, одновременно, памятник не только истории, но и архитектуры – также был запечатлен на денежных знаках все в том, же 1923 году. Это – замок Тоомпеа, внутри средневековых стен которого к тому времени уже выросло здание Рийгикогу.

И хотя место заседания депутатов на банкноте не видно, именно вышгородскому замку была суждена на денежных знаках Эстонской Республики самая долгая и надежная популярность.

Изнанка популярности 

С 1928 года основной денежной единицей стала эстонская крона. «Основной» — потому что былой марке предстояло играть роль вспомогательного платежного средства еще несколько лет. Свидетельство тому – надпечатка нового номинала üks kroon – прямо поверх здания госбанка на уже знакомой нам стомарковой купюре 1923 года.

Ввод в обращение эстонской кроны интересен для нас еще одним событием: благодаря ей Таллинн обзавелся своим изображением не только на бумажных деньгах, но и на металлических: двухкроновых монетах 1930 года, созданных по рисунку графика Гюнтера Рейндорфа.

Выпуск «первой в истории эстонской серебряной монеты», был предварен рекламной кампанией. И оказался сопровожден скандалом – «знающие люди» заметили: замок Тоомпеа изображен на ней именно таким образом, что в самом центре монетного кружка оказался…данскер. Иными словами – средневековый туалет.

Для тех, кто уже успел забыть: банкнота в 1 крону 1992 года выпуска была укаршена вот таким изображением замка Тоомпеа.

Находились и те, кто был недоволен, дескать, изображена именно та часть замка, где в царские времена располагалась тюрьма. Лишь со временем зубоскалы смирились с тем, что бывшее место заключения снесено после пожара 1917 года, а в данскере, после строительства парламентского корпуса, расположена не уборная, а столовая.

Все это, однако, не помешало двухкронововой монете, стать, пожалуй, самой популярной монетой, выпущенной в довоенной ЭР. После того, как эстонская крона к марту 1940 года была выведена из обращения, силуэт замка Тоомпеа на серебряном монетном кружке стал одним из ностальгических символов.

Фон для музыки

Двухкроновые серебряные монеты с изображением замка Тоомпеа, сохранявшиеся в советское время в семьях многих старожилов, более-менее знакомы даже тем, кто далек от нумизматики и истории денежного обращения.

Чего не скажешь еще про одну довоенную монету – номинально выпущенную в свободное обращение, но приуроченную к знаменательному событию. Точнее, даже двум: «официально» посвящена она была юбилейному, Х Певческому празднику, который выпал на 1933 год – пятнадцатилетие ЭР.

Реверс юбилейной монеты украшало изображение стилизованной лиры – символа музыки «в целом». А вот задним планом ей служила одна таллиннская достопримечательность, не сохранившаяся, к сожалению, до наших дней: прежняя эстрада Певческого поля, возведенная на месте нынешней в 1928 году.

Удивительным образом масштабное деревянное сооружение благополучно просуществовало более тридцати лет, пережив военное лихолетье и уступив место нынешней эстраде Певческого поля к 1960 году. Век же самой монеты оказался значительно короче: в обращении она оставалась лишь четыре с половиной года, став затем нумизматической редкостью.

Странным образом история эта перекликается с событиями недавнего прошлого: отчеканенная в 1999 году памятная монета с изображением современной певческой эстрады также известна, пожалуй, разве что коллекционерам.

Загадка Рейндорфа 

Олипийский пятирублевик с изображением Таллинна. 1977 год.

Сложно сказать почему, но на бумажных кронах двоенной ЭР места для изображения отдельных достопримечательностей столицы так и не нашлось.

Впрочем, таллиннский силуэт украшает собой банкноту в 50 крон 1929 года выпуска. Хотя «украшает», быть может – громко сказано: надо иметь очень неплохое зрение, чтобы различить знакомый силуэт Старого города и два парных шпиля Карловской церкви где-то далеко на горизонте.

Полусказочный город-мираж где-то на линии соприкосновении моря и неба: таким увидел Таллинн оформлявший пятидесятикроновую купюру Рейндорф. И одновременно – оставил современникам и потомкам загадку: с какой именно точки изображен силуэт столицы.

Отчетливо читающийся на первом плане мощный плитняковый обрыв наводит на мысль о реверсе современных стокроновых банкнот. Но с сааремааского обрыва Панга Таллинн не разглядеть. Может быть обрыв Тискре? Но Старый город с него не виден. Различим его силуэт с Какумяэ – но тамошний обрыв не столь величественен…

Ответа на эту головоломку оформитель купюры нам не дал. За что, быть может, можно сказать ему и спасибо. Ведь даже на такой прозаической, казалось бы, вещи, как банкнота, «портрет» Таллинна, тем самым обзавелся налетом загадочности.

Юбилейная надежда

Среди работ, поступивших на конкурс оформления новых эстонских крон в 1990 году, таллиннские мотивы, что характерно, встречались, как правило, в проектах, созданных непрофессиональными художниками.

Почему? Сказать сложно. Но можно с уверенностью констатировать: на банкнотах современной Эстонской Республики место нашлось даже для двух достопримечательностей Таллинна: замка Тоомпеа и театра «Эстония».

Первый, напомним, красовался на уже давно исчезнувшей из обращения купюры в 1 крону, второй – на самой редкой из встречающихся в повседневном обороте купюре номиналом в 50 крон.

На предназначенные для повседневного обращения монеты нынешней ЭР Таллинн, увы, не попал вовсе. Как и на эстонские евроценты – хотя два из выставленных на всенародное голосование вариантов их оформления содержали изображение эстрады Певческого поля, а один – еще и шпиль церкви Олевисте.

Что ж, остается утешить себя лишь тем, что строгие правила еврозоны не возбраняют помещать любые изображения на реверс юбилейных монет. И если Таллинну удалось попасть даже на серебряный «олимпийский» пятирублевик СССР, то уж на юбилейные евромонеты он, хочется верить, попадет еще не раз.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!