Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Эстония - страна интеллигентная и культурная. Причём это не "культур-мультур" Питера, и не московская показуха вечерних нарядов. Например, гастроли какой-нибудь театральной труппы или премьера собственного спектакля - общегородское событие. И собираются на него и стар, и млад, и беден, и олигарх. Серьёзно. Таллинн, кстати - эдакий "российский голливуд", точнее, его натурная съёмочная площадка. Потрясающие задники для любых исторических и не очень киноэпосов. Каких только фильмов здесь не снималось... А ещё Таллинн очень популярен у фотографов. Здесь можно поймать миллионы "вкусных" моментов. И поэтому в книжных магазинах наряду с "открыточно-достопримечательными" книгами по Таллинну продаются авторские фотоальбомы многих известных фотохудожников. Эстония - ещё в советские годы была "не от соцмира сего". Эдакий налёт отстранённости присутствовал. А сейчас - и подавно совсем европейская страна стала.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Дензнакам с изображениями архитектурных памятников Таллинна осталось «жить» в наших кошельках чуть больше месяца.

Если быть совсем точным – месяц и один день: с 14 января будущего года параллельное хождение эстонской национальной и единой европейской валюты прекратится.

Уйдет эпоха. А вместе с ней уйдет и традиция, берущее свое начало из двадцатых годов прошлого, ХХ столетия – традиция изображения на монетах и банкнотах достопримечательностей столицы Эстонии.

Давний обычай

Таллиннский порт на банкноте 1923 года в 1000 эстонских марок

Архитектурные сооружения изображались на денежных знаках с незапамятных времен. Облик многих прославленных сооружений античного мира – таких например, как Александрийский маяк или Иерусалимский Храм – известен нам в самых общих чертах исключительно благодаря искусству резчиком монетных штемпелей.

С падением Римской империи мастерство монетчиков практически сходит на нет – словно для того, чтобы возродиться в позднем Средневековье, став еще более филигранным и изысканным. Не позднее XVI столетия крепостные стены с башнями и шпили христианских церквей вновь стали появляться на обратной стороне монет.

Достаточно подробные «портреты» городов встречаются, как правило, на тех монетах, что были выбиты не могущественными монархами, а магистратами вольных городов. Что и понятно: правительства «купеческих республик» чувствовали себя, вероятно, сопричастными к сооружению построек, ставших объектом гордости горожан.

Гордость за родной город, разумеется, была не чужда и членам ревельского магистрата. И здания, чья слава шагнула дальше крепостных стен, в городе хватало. Не хватало иного – средств в городской казне. Потому, наверное, и традиция чеканки монет с подробной городской панорамой не дошла до нас ни в Средние века, ни в ранее Новое время.

На монеты и банкноты изображение Таллинна впервые попало менее ста лет тому назад. После того, как из важного, но, все же, провинциального, центра он стал столицей независимого государства – Эстонской Республики.

Товар лицом

Главное здание Банка Эстонии на банкноте в 100 марок (после денежной реформы — в 1 крону)

Отметим сразу же: на первых собственных деньгах новорожденной ЭР – кассовых знаках и банковский билетах – искать изображения столицы или ее достопримечательностей – пустое дело.

Эстония мыслила себя государством аграрным, крестьянским, сельским. Бумажные пенни 1918 года выпуска, например, были украшены орнаментом и мотивами северной природы. А на банкноте в 25 марок, выпущенном год спустя, были изображены крестьянки, собирающие в поле картофель: словно в подтверждение насмешливого прозвища – «картофельная республика».

Не следует забывать и о том, что со времен эстонского национального пробуждения шестидесятых годов XIX столетия Таллинн, точнее – Ревель – виделся оплотом чужой и чуждой, немецкой, власти и культуры. По той же причине, вероятно, чуть ли не до конца второй половины двадцатых годов на латвийских банкнотах отсутствовала Рига.

Эстония оказалась подвержена стереотипам в меньшей степени. И уже в 1922 году в обращение был выпущен банковский билет номиналом в 1000 марок. Благодаря ему Таллинн впервые в своей истории обзавелся «персональным портретом», отпечатанным на денежных знаках.

Столица Эстонии была изображена с наиболее выигрышного ракурса – со стороны моря. Над заливом выселись не только шпили старинных церквей, но и вились из фабричных и пароходных труб клубы дыма. И это не случайно – банкнота крупного номинала предназначалась для крупных торговых операций.

Можно было рассчитывать, что она донесет до солидных, прежде всего – зарубежных –предпринимателей облик Таллинна не только как «заповедника старины», но и как бурно развивающегося современного города-порта.

Символы государственности 

Современная певческая эстрада на юбилейной кроне 1999 года выпуска и ее довоенная предшественница, отчеканенная на монете 1933 года

Менее чем через год после того, как на денежных знаках появилось первое изображение Таллинна «в общих чертах», настал черед и отдельных столичных построек.

Первенцем среди них стало здание, и по сей день стоящее на бульваре Эстония под номером 13 – бывшая Ревельская контора Государственного банка Российской империи. А на момент выпуска купюры в обращение – главное здание Банка Эстонии.

Можно предположить, что на выпущенный в обращение 23 мая 1923 года денежный знак номиналом в 100 марок, банковское здание попало еще и в силу того, что в его главном зале, пять лет и три месяца тому назад была провозглашена независимость ЭР.

Еще один символ государственной власти – и, одновременно, памятник не только истории, но и архитектуры – также был запечатлен на денежных знаках все в том, же 1923 году. Это – замок Тоомпеа, внутри средневековых стен которого к тому времени уже выросло здание Рийгикогу.

И хотя место заседания депутатов на банкноте не видно, именно вышгородскому замку была суждена на денежных знаках Эстонской Республики самая долгая и надежная популярность.

Изнанка популярности 

С 1928 года основной денежной единицей стала эстонская крона. «Основной» — потому что былой марке предстояло играть роль вспомогательного платежного средства еще несколько лет. Свидетельство тому – надпечатка нового номинала üks kroon – прямо поверх здания госбанка на уже знакомой нам стомарковой купюре 1923 года.

Ввод в обращение эстонской кроны интересен для нас еще одним событием: благодаря ей Таллинн обзавелся своим изображением не только на бумажных деньгах, но и на металлических: двухкроновых монетах 1930 года, созданных по рисунку графика Гюнтера Рейндорфа.

Выпуск «первой в истории эстонской серебряной монеты», был предварен рекламной кампанией. И оказался сопровожден скандалом – «знающие люди» заметили: замок Тоомпеа изображен на ней именно таким образом, что в самом центре монетного кружка оказался…данскер. Иными словами – средневековый туалет.

Для тех, кто уже успел забыть: банкнота в 1 крону 1992 года выпуска была укаршена вот таким изображением замка Тоомпеа.

Находились и те, кто был недоволен, дескать, изображена именно та часть замка, где в царские времена располагалась тюрьма. Лишь со временем зубоскалы смирились с тем, что бывшее место заключения снесено после пожара 1917 года, а в данскере, после строительства парламентского корпуса, расположена не уборная, а столовая.

Все это, однако, не помешало двухкронововой монете, стать, пожалуй, самой популярной монетой, выпущенной в довоенной ЭР. После того, как эстонская крона к марту 1940 года была выведена из обращения, силуэт замка Тоомпеа на серебряном монетном кружке стал одним из ностальгических символов.

Фон для музыки

Двухкроновые серебряные монеты с изображением замка Тоомпеа, сохранявшиеся в советское время в семьях многих старожилов, более-менее знакомы даже тем, кто далек от нумизматики и истории денежного обращения.

Чего не скажешь еще про одну довоенную монету – номинально выпущенную в свободное обращение, но приуроченную к знаменательному событию. Точнее, даже двум: «официально» посвящена она была юбилейному, Х Певческому празднику, который выпал на 1933 год – пятнадцатилетие ЭР.

Реверс юбилейной монеты украшало изображение стилизованной лиры – символа музыки «в целом». А вот задним планом ей служила одна таллиннская достопримечательность, не сохранившаяся, к сожалению, до наших дней: прежняя эстрада Певческого поля, возведенная на месте нынешней в 1928 году.

Удивительным образом масштабное деревянное сооружение благополучно просуществовало более тридцати лет, пережив военное лихолетье и уступив место нынешней эстраде Певческого поля к 1960 году. Век же самой монеты оказался значительно короче: в обращении она оставалась лишь четыре с половиной года, став затем нумизматической редкостью.

Странным образом история эта перекликается с событиями недавнего прошлого: отчеканенная в 1999 году памятная монета с изображением современной певческой эстрады также известна, пожалуй, разве что коллекционерам.

Загадка Рейндорфа 

Олипийский пятирублевик с изображением Таллинна. 1977 год.

Сложно сказать почему, но на бумажных кронах двоенной ЭР места для изображения отдельных достопримечательностей столицы так и не нашлось.

Впрочем, таллиннский силуэт украшает собой банкноту в 50 крон 1929 года выпуска. Хотя «украшает», быть может – громко сказано: надо иметь очень неплохое зрение, чтобы различить знакомый силуэт Старого города и два парных шпиля Карловской церкви где-то далеко на горизонте.

Полусказочный город-мираж где-то на линии соприкосновении моря и неба: таким увидел Таллинн оформлявший пятидесятикроновую купюру Рейндорф. И одновременно – оставил современникам и потомкам загадку: с какой именно точки изображен силуэт столицы.

Отчетливо читающийся на первом плане мощный плитняковый обрыв наводит на мысль о реверсе современных стокроновых банкнот. Но с сааремааского обрыва Панга Таллинн не разглядеть. Может быть обрыв Тискре? Но Старый город с него не виден. Различим его силуэт с Какумяэ – но тамошний обрыв не столь величественен…

Ответа на эту головоломку оформитель купюры нам не дал. За что, быть может, можно сказать ему и спасибо. Ведь даже на такой прозаической, казалось бы, вещи, как банкнота, «портрет» Таллинна, тем самым обзавелся налетом загадочности.

Юбилейная надежда

Среди работ, поступивших на конкурс оформления новых эстонских крон в 1990 году, таллиннские мотивы, что характерно, встречались, как правило, в проектах, созданных непрофессиональными художниками.

Почему? Сказать сложно. Но можно с уверенностью констатировать: на банкнотах современной Эстонской Республики место нашлось даже для двух достопримечательностей Таллинна: замка Тоомпеа и театра «Эстония».

Первый, напомним, красовался на уже давно исчезнувшей из обращения купюры в 1 крону, второй – на самой редкой из встречающихся в повседневном обороте купюре номиналом в 50 крон.

На предназначенные для повседневного обращения монеты нынешней ЭР Таллинн, увы, не попал вовсе. Как и на эстонские евроценты – хотя два из выставленных на всенародное голосование вариантов их оформления содержали изображение эстрады Певческого поля, а один – еще и шпиль церкви Олевисте.

Что ж, остается утешить себя лишь тем, что строгие правила еврозоны не возбраняют помещать любые изображения на реверс юбилейных монет. И если Таллинну удалось попасть даже на серебряный «олимпийский» пятирублевик СССР, то уж на юбилейные евромонеты он, хочется верить, попадет еще не раз.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!