А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
У многих народов Европы есть легенда о том, как Бог одаривал народы. В южных странах есть все. Чем ближе к северу, тем беднее дары Всевышнего. Когда очередь дошла до Эстонии, то у него в корзине с дарами, кроме воды и камня, ничего не осталось. Бог выбросил и то, и другое и сказал эстонцу: «Живи, Юхан!» Вот и живет тысячи лет эстонский крестьянин среди усыпанных камнями полей. Каждую весну собирает их, мостит ими дороги, складывает из них ограды, амбары и кузницы, а на следующий год они вновь вылезают из земли. Тысячи лет назад оставил свои следы ледник. В земле лежат не только мелкие камни, но и большие гранитные валуны. Они разбросаны по всей Северной Эстонии.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Башня Кик-ин-де-Кек ("Загляни в кухню") называется так, потому что высота ее 45,5 метров, и раньше из ее бойниц можно было подсмотреть, что у кого на обед.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Семьдесят лет тому назад жители Таллинна впервые отметили зимние праздники по-новому. По-советски.

Собственно говоря, Рождество и Новый год были, образно говоря, окрашены в «красный цвет» уже в декабре 1917-го.

Однако тогда, два месяца спустя после революции, власть большевиков в Ревеле была слишком непрочная. Политический строй, пребывающий еще в младенческом возрасте, наложить свой отпечаток на излюбленные праздники был не в силах.

Декабрь 1940 года – совершенно иной разговор. Сама, кажется, того не заметив, и уж точно – не осознав до конца и полностью, Эстония стала частью Советского союза. Государства с непохожим на прежний общественным строем, с разработанной идеологией, с собственными праздниками и ритуалом их отмечания.

Эхо 1918-го

Новогоднее поздравление читателмя на первой полосе газеты Noorte Hääl за 2 января 1941 года.

Мало кто помнит, что вплоть до конца двадцатых годов Рождество в СССР было нерабочим днем. Правда, устраиваемые 6-7 января мероприятия и уличные процессии по своему антирелигиозному настрою не имели с одним из основных праздников христианского календаря ничего общего.

Сходным образом, вероятно, решили поступить и в новоиспеченных «республиках советской Прибалтики». Решением совнаркома ЭССР работа в госучреждениях 25 и 26 декабря 1940 года была отменена. А в первый день Рождества «весь Таллинн» (или, по крайней, мере, «прогрессивная и сознательная часть жителей»), вышел на улицы.

От порта к холму Маарьямяги протянулась траурная колонна. Хоронили, точнее – перезахоранивали прах тридцати шести «революционных матросов» – членов экипажей советских эсминцев «Авторил» и «Спартак», взятых в плен служащими британского ВМФ в конце декабре 1918 года и расстрелянных на острове Найссаар.

Сложно, пожалуй, было бы организовать мероприятие, по самому своему духу противоречащее Рождеству больше, нежели похороны. И хотя ничего «атеистического» или «богоборческого» в речах на Маарьямги не звучало, проведением траурной церемонии новые власти недвусмысленно намекали: с былыми праздниками покончено.

Таллиннским старожилам мероприятия 25 декабря 1940 года казались кощунственными вдвойне. Ведь именно орудия вставших на таллиннском рейде «Автроила» и «Спартака» обстреливали мирный город в рождественские дни 1918 года.

С елкой и без 

О том, что на дворе – совсем недавно еще самый любимый и отмечаемый зимний праздник – в декабре 1940 года напоминали разве что напечатанные еще при «старой власти» календари.

Что же касается газет – то место традиционных рождественских рассказов, поздравлений и рекламных объявлений заняли материалы, разъясняющие не только «реакционное происхождение» праздника, но и его «вред» для трудового народа.

«Советская Эстония» воспользовалась стандартной заготовкой кого-то из журналистов с «большой Родины»: антирождественский материал в номере за 26 декабря никоим образом не привязан к местным реалиям. Эстонские же газеты подчеркивали, что «вредный» праздник был принесен в здешние края «немецкими колонизаторами».

«Не так уж стар и обычай рождественской елки, – уверяла читателей Noorte Hääl. – В наших краях ему нет еще и ста лет, да и в Западной Европе он образовался всего два-три века тому назад. И в наши дни есть христианские страны, где елки не знают вовсе. Словаки, например, справляют Рождество на манер нашего Мартова дня, с ряженными».

Словаки, как говорится, словаками, но лишить таллиннцев главной городской елки новые власти не рискнули. Она, как и в прежние годы, была установлена на главной площади города, несколько месяцев тому назад переименованной в площадь Победы. Правда, появилась она лишь 27 декабря, а иллюминация на ней зажглась и того позже – 30-го.

Превращения с разоблачениями 

В бичевании «буржуазных обычаев» журналисты «Noorte Hääl» явно перестарались. Гонения на елку закончились в СССР в 1935 году, когда из рождественской она официально была переименована в новогоднюю, став из «символа мещанства» главным атрибутом зимних школьных каникул.

«Началось проведение детских новогодних елок, – писала в последнем декабрьском номере 1940 года «Rahva Hääl». – Накануне прошли елки в таллиннских школах. Теперь детей рабочих зовут отметить новогодний праздник учреждения и организации».

«Кондуктор тов. Кулль продемонстрировал целый ряд фокусов и трюков «черной магии», – рассказывала «Rahva Hääl» о празднике для детей железнодорожников. – Одновременно он объяснил, что «черная магия» – всего лишь ловкость человеческих рук, а вовсе не некая сверхъестественная сила, как думают суеверные люди».

Пережить «разоблачение» в декабре 1940 года довелось и еще одному персонажу – Деду-Морозу. Прежнее его эстонское наименование – Jõuluvana – указывало на связь с Рождеством. Вначале бородача с мешком подарков перекрестили в Talvevana, то бишь в «Зимнего деда», а потом – в «Новогоднего деда» – Näärivana.

Последнее, разумеется, не осталось незамеченным для тогдашних острословов. Вполголоса по Таллинну пополз стишок о «классовой борьбе» двух «дедов». Строчки «NäärivananäärivanaKus sa panid jõuluvana?/ Saatsid Siberisse vist/ Sest ta polnud kommunist!» доводилось слышать чуть ли не до самого конца восьмидесятых годов…

Важнейшее из искусств

В первые дни зимних каникул школьников ждали не только на елках. Для тех, кто уже догадывался, что под маской праздничного деда скрывается актер, предлагалось кое-что поинтереснее.

«Небольшое помещение зала полно зрителей, – писала 31 декабря 1940 года «Советская Эстония». – Не узнать серых стен кинематографа «Амур» на улице Харью, все пестро и весело. Всюду развешены рисунки, изображающие резвящихся ребят. Здесь открылся первый в ЭССР кинотеатр юного зрителя».

Открывавший кинотеатр школьный инспектор тов. Саари явно покривил душой, заявив, что прежде в Таллинне не демонстрировали фильмы для учащейся молодежи: показывали их еще чуть ли не в царское время. Но то, что в городе действительно не было кино, где крутили бы исключительно ленты для детей и подростков – правда.

30 декабря в программе кинотеатра юного зрителя были мультфильмы «Сказка о попе и работнике его Балде», «Сказка о добром Умаре», «Воздушные приключения» и «Гостиница паука». В начале нового года зрителям обещали показать советскую мультипликационную ленту «Доктор Айболит» и американские «Волшебник Оз» и «Снегурочка и семь гномов».

«Сами школьники должны избрать имя для своего кинотеатра, – добавляла «Советская Эстония». – Лучшие десять предложений будут премированы».

Фраки – долой! 

Еще на одну поблажку пошли новые власти в преддверии наступления нового года: не смотря на то, что в СССР 1 января считался в то время рабочим днем, совнарком Эстонкой ССР решил объявить его, по старой памяти, выходным.

А значит – ничего не могло помешать таллиннцам встретить Новый год по старинке, в излюбленных клубах, кафе и ресторанах. Даром, что к их хорошо знакомым названиям добавилась в рекламных объявлениях обязательная приставка «национ.» – то есть «национализированный».

«Концертный, а также зеленый, красный и белый залы «Эстонии» были замечательно украшены, – свидетельствует «Rahva Hääl». – Над сценой красовались огромные портреты вождей рабочего класса всего мира – Ленина и Сталина».

«Встретить Новый год пришли сюда тысячи людей, – продолжала газета. – Ведь в этот раз возможность провести новогоднюю ночь в «Эстонии» была у каждого гражданина, куда раньше пускали исключительно во фраках. Позволить себе подобную одежду у трудящихся масс не было возможности».

31 же декабря 1940 года, по словам газетного корреспондента, коридоры и залы концертного зала «Эстония» были полны публики, одетой, преимущественно, в «обыкновенные костюмы и платья».

* * *

Ровно в 23:55 председатель президиума Верховного совета ЭССР Йохннес Варес-Барбарус обратился к населению с праздничной речью.

«Мы стоим на пороге нового многообещающего года, – произнес он. – Мы сделали большой шаг вперед, оставив позади, в прошлом, буржуазную систему со всей ее несправедливостью и бесчеловечностью.…Наши самые горячие новогодние пожелания и приветствия пусть будут обращены к дружественным народам Советского Союза и к вождю трудящихся всего мира – Великому Сталину!»

Вместо привычного боя часов в радиоэфире грянул «Интернационал». Шли первые минуты нового, только что наступившего 1941 года…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллинн имеет свой флаг - с тремя голубыми и тремя белыми полосками, он был частично заимствован из древнего датского флага. Как гласит легенда, флаг упал с небес после битвы за крепость Таллинна. Однако, другая легенда утверждает, что упавший с неба флаг, был дарован Господом Богом датчанам, и с тех самых пор, стал государственным флагом Дании: белый опрокинутый крест на красном фоне.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!