А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
Хроники Таллина
Говорят так:
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Вокруг нас существует множество вещей и предметов, «официальное название» которых известно куда меньше, чем они сами. Анкерные скрепы – одни из них.

Где чаще, где реже они украшают собой стены домов Старого города. Выделяются на шершавой штукатурке, проступают сквозь слой побелки, красуются на фасадах. Вьются, словно буквы неведомого алфавита.

Все это – анкерные скрепы, анкеры «просто», и даже, если верить Интернет-переводчику, – стенные якоря. Симбиоз конструктивности и декоративности. Архитектурный элемент, ставший одним из таллиннских символов.

С юга на север

Слева направо: анекрные скрепы начала ХХ солетия (два скрещенных якоря), середин и восьмидесятых годов XVII столетия.

Все началось в Италии. На рубеже XIV – XV веков, когда безвестный каменщик догадался укрепить каркас здания кованными металлическими штырями, одновременно стягивающими стены и обеспечивающими дополнительную жесткость балкам межэтажных перекрытий.

Уже к середине XV столетия анкерные скрепы перешагнули Альпы, накрепко закрепившись в архитектуре Франции, а за ней – и Германии. Еще через сто лет надежный конструктивный элемент открыли для себя строители Британии и Нидерландов.

В XVI веке анкерные скрепы проникают в архитектуру страны, где им будет уготована слава едва ли не элемента национального дизайна – в Швецию. За семь лет до того, как на верность шведским королям присягнул ревельский магистрат, этот конструктивный элемент был впервые задействован местными мастерами.

Случилось это в 1551 году при перестройке здания так называемой «акцизной каморы», и по сей день высящейся над переулком, соединяющим переулок Бёрсикяйк с улицей Пикк.

С символикой и без

«Трехмерный» анкер на стене капеллы Клодта при церкви Нигулисте.

Первые анкерные скрепы выковывались итальянскими мастерами как единое целое: четырехгранный «гвоздь», вонзающийся в стену, и его «шляпка».

Конструкция эта была проста в изготовлении, однако недостаточно прочна. Потому достаточно скоро изобретение было рационализировано: «гвоздь» начали сгибать, оставляя на месте сгиба «петельку» вроде игольного ушка. В «ушко» это, на манер нитки, «продевался» металлический штырь.

Именно такие наиболее древние из таллиннских стенных анкеров. Можно сказать почти наверняка: если на фасаде здания закреплена скромная полоска кованого чугуна, похожая на росчерк пера с «точкой» посередине, то появилась она не позднее второй трети XVI века.
Наиболее древние анкеры в самой Италии зачастую имеют форму латинской буквы «Х». В этом видели намек на греческую монограмму Христа. В Таллинне подобный тип анкеров до наших дней не сохранился. Хотя, судя по старинным изображениям, изредка и встречался – на первоначальной колокольне церкви Нигулисте.

Те же, что можно увидать, например, на здании Домской школы на углу улицы Тоом-Кооли и площади Кирику – были установлены реставраторами уже в ХХ веке, чтобы спасти стены здания от «расползания». И никакой связи с основателем христианства они не имеют.

Под крестом

Трудно сказать почему, но «не прижился» в Таллинне и еще один популярный в других странах Европы тип анкеров – в виде латинского креста: продольная перекладина длиннее, поперечная – короче.

фото: (с)  Александр Гужов

Декортаивные «псевдоанкера» в виде жезла Меркурия на фасаде главного здания Банка Эстонии.

Один из них, впрочем, имеется: у окон второго этажа здания, стоящего на углу улиц Лай и Суур-Клоостри. Бывший купеческий дом, основательно перестроенный во второй половине XIX столетия, вот уже которое десятилетие служит науке и искусствам – здесь располагается факультет культуры Таллиннского университета.

Про загадочный кованый крест на доме, носящем, в придачу, не какой-нибудь, а именно тринадцатый номер по улице Лай, в студенческие годы доводилось слыхивать многое. И то, что он, якобы, призван отпугивать нечистую силу от здания, отмеченного «нехорошим числом». И то, что по «не менее достоверным сведениям» он, дескать, отмечает границу владений расположенного неподалеку цистерцианского монастыря…

Все это, разумеется, домыслы. А вот то, что под крестообразным анкером в середине девяностых годов прошлого уже, ХХ века, устраивали «крещение в студенты» для первокурсников-«фуксов» – правда. Как и то, что среди студентов бытовало поверье, мол, во время перекура перед экзаменом или зачетом не лишне взглянуть на металлический крест на стене: тогда сдашь, что называется, «железно»…

Золотой век

Нечто вроде арбалета на стене бывшего амбара на улице Пюхавайму. Подобие увитого лентами церемониального жезла на тыльном, обращенном ко двору, фасаде ратушной аптеки. Четыре цифры под самым скатом крыши неприметного строения по адресу Лаборатоориуми, 14, означающие дату постройки здания: 1687 год.

Все это – анкерные скрепы XVII столетия, ставшего «золотым веком» для ревельских кузнецов. В ту пору в городе не столько строили, сколько перестраивали. Устраивали жилые помещения в бывших складских помещениях, пробивая в них новые окна. Пристраивали к зданиям остекленные эркеры. И закрепляли стены выстроенных еще в Средние века зданий анкерными скрепами.

Впрочем, не только закрепляли, но и украшали. Стоит подойти к выстроенной у северной стены церкви Нигулисте погребальной капелле Клодта, чтобы убедиться: декоративность одержала окончательную победу над функциональностью. Мало того, что кованые украшения помещены не только в плоскости стены, но и перпендикулярно к ней, так еще и закреплены там, где в них нет особой конструктивной надобности.

Однако даже в самые барочные времена по-северному строгий Ревель стремился оставаться самим собой. Здесь не прижилась широко распространенная в XVII веке в Южной Германии и соседней Швеции традиция оформлять анкерные скрепы в виде букв, выкладывая из них поверх штукатурки имя домовладельца и даже – цитаты из Священного писания.

Никогда не окрашивали таллиннские анкеры в яркие цвета – в отличие, опять же, от Германии. Разве что покрывали от ржавчины суриком. Тем поучительнее история c владельцем ресторана Egoist, взявшегося вызолотить две кованые полосы на фасаде своего заведения.

Охрана памятников старины незамедлительно призвала ресторатора к соблюдению исторической достоверности – незачем, дескать, понимать словосочетание «золотой век» буквально.

На службе декору 

Фото: (с) Александр Гужов

Выложенная из анкерных скреп дата перестройки дома на улице Лаборатоориуми.

За золотым веком положено идти веку серебряному, однако для выкованных из шведской руды чугунных украшений таллиннских зданий он, увы, не наступил.

В разоренном Северной войной и чумой Ревеле строили вообще не много. Когда же, во второй половине XVIII века, строительные леса вновь стали расти на городских улицах, барокко безнадежно вышло из моды. Набирающий популярность классицизм вовсе не желал признавать кованые украшения фасадов «своими» – в античном мире ничего подобного не ведали…

На протяжении практически всего позапрошлого столетия с анкерами в Ревеле, равно как и в других городах Европы, шла негласная война. Из стен их «выкорчевывали» редко – как не крути, а конструктивный элемент! Но пытались всячески «скрыть» и «загримировать»: в ход шла краска, побелка, штукатурка.

О них вспомнили лишь в самом начале ХХ столетия. На этот раз – как о чисто декоративном элементе, способном послужить, к тому же, негласным указанием на характер использования того или иного здания, или – на заказчика и дату сооружения.

Именно тогда на фронтоне одного из цехов фабрики Ротерманна появились металлические цифры «1912», неоготический фасад нынешнего Банка Эстонии украсили коваными жезлами Меркурия, а стену принадлежавшего Морскому ведомству здания на улице Олевимяги декорировали скрещенными якорями.

Последняя метаморфоза 

Начиная с двадцатых годов ХХ века, анкерные скобы обретают в таллиннской архитектуре еще одно значение. Усилиями остзейских архитекторов, руководивших реставрационными работами в Старом городе, они превращаются в отличительный знак подлинной старины. Появляясь при этом даже там, где раньше их никогда не было.

Особенно преуспел в этом архитектор Эрнст Кюнерт: именно благодаря ему, два вполне себе «барочных» анкера появились на фасаде отреставрированного им здания Олаевской гильдии на улице Пикк и перестроенного «старшего» из «Трех братьев» на улице Лай. Последние, впрочем, несут на себе печать художественной ковки периода экспрессионизма – как и весь облик «омолодившегося» здания.

Тут, пожалуй, было бы уместно вспомнить о продолжателях дела зодчего-остзейца: мастерах польского объединения PKZ, укрепивших на фасаде отреставрированного ими в семидесятых годах Дома туриста в переулке Ванатуру каэл стилизованный под анкерную скрепу эмблему своего предприятия.

Но справедливее, пожалуй, сразу же переместиться в следующее десятилетие. Точнее – в 1982 год, когда в Таллинне впервые были отмечены Дни Старого города. Их эмблемой стала кованный барочный анкер здания, расположенного во дворе дома по улице Вене, 12. Создан он был за три столетия до того: в восьмидесятых годах XVII века.

Побывав конструктивным и декоративным элементом, анкерные скрепы превратились в символ одного из самых эффектных и красочных городских праздников. Говоря современным языком – стали узнаваемым таллиннским «брендом».

* * *

И пускай далеко не каждый горожанин знает, как «официально» называются радующие глаз кованые украшения старинных фасадов. Но если они и по сей день служат таллиннцам в прямом и переносном смысле – перед создавшими их мастерами остается лишь склониться в уважительном поклоне.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!