А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
По одной из легенд, Таллинн основан на могильном кургане. Холм Тоомпеа считается надгробием Калева, легендарного короля эстов. Его безутешная вдова Линда долгие месяцы стаскивала на место погребения огромные валуны. Так и вырос холм Тоомпеа. А Линда, устав от таких нечеловеческих трудов, присела отдохнуть… и превратилась в камень. В 1920 г. в парке у стен города таллинцы установили памятник плачущей от изнеможения Линде. Камень же, виден из таллинского озера Юлемисте, а само оно образовано из наплаканных Линдой слёз.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Что объединяет три перечисленных понятия между собой? Одно слово – Виру: топоним, знакомый каждому таллиннцу.

В том, что Таллинн не относится и никогда не относился к землям уезда Вирумаа, начинаешь, порой, сомневаться.

И хоть с географической картой, однозначно относящей нынешнюю столицу ЭР к уезду Харью, не поспоришь, перепроверить иной раз так и подмывает: настолько щедро старинное название восточных земель Эстонии представлено в столичной топонимике.

Виру: ворота, улица и отель на одном снимке.

Считайте сами: главная улица Старого города – Виру. Ведет она на одноименную площадь, где находится названный в ее же честь торговый центр. Который, в свою очередь, примыкает, к гостинице «Виру». А по пути к ней обязательно минуешь Вируские ворота…

Тут и впрямь недолго предположить, что земли самого северо-восточного уезда Эстонии начинаются если не самом центре города, то где-то за городской околицей!

Вначале была глина

До придорожного щита с гербом и названием Lääne-Virumaa, между тем – добрый час езды на междугороднем автобусе. И это в наши дни – а до того, в «безмоторную» эпоху, – полдня на лошади в лучшем случае.

Уезд Вирумаа, он же Вирланд, Вирония – далеко, называй ты его хоть на эстонский, хоть на немецкий, хоть на латинский манер. То ли дело – ямы, из которых добывают глину каменщики, печники и гончары. Вот они – прямо за городскими воротами. Потому и нынешнюю улицу Виру изначально именовали Глиняной – Lehmstrasse.

В отличие от бюргеров-остзейцев русские жители губернского города Ревеля мыслили, вероятно, более масштабно. Для них та же самая улица изначально была Нарвской, и только в семидесятых годах XIX века, во время очередной смены табличек с названиями улиц, она стала Глиняной и по-русски. Сократившись полвека спустя до фамильярного «Глинка».

Современное название улицы Виру в письменном виде впервые зафиксировано в 1732 году – переводчик Библии на эстонский Антон Тор Хелле внес его в составленное им для немецких пасторов «Краткое введение в эстонский язык». Так что в следующем году вполне можно будет отпраздновать 280-летие топонима.

Всегда первая 

Скрывать нечего: ни во времена Антона Тора Хелле, ни в предшествующие столетия улица Виру главной городской магистралью не являлась. Город жил портом – и потому основной артерией ревельской жизни вплоть до середины XIX века была ведущая к гавани Пикк.

Старожилы поспешат заметить, что и в последующие годы – вплоть до самой Второй мировой войны – Виру несколько проигрывала своей «сводной сестре», улице Харью. И если не самой главной, то уж точно, самой оживленной, известной и популярной улицей Старого города она стала после того, как в ходе послевоенного «восстановления» ее конкурентка лишилась половины своей застройки.

Все это правда. Но правда и то, что именно на Виру, еще в первой половине XVII столетия для Якоба Делагарди был выстроен едва ли не первый в городе жилой дом современного типа – развернутый к улице не торцом, а широким фасадом. И один из первых в городе «небоскребов» – четырехэтажный дом Василия Демина – встал в восьмидесятых года позапрошлого века именно на углу Виру и Вене.

А еще именно Виру, первая из городских улиц, была в 1886 году вымощена специально доставленным из Финляндии гладким паркетным камнем. Два года спустя по ней пошел первый в городе общественный транспорт – конка. А в ноябре 1905 года некий Леопольд Бик первым в городе осветил свой расположенный на Виру магазин электричеством…

О ценности приобретений конца ХХ века – первом в Эстонии ресторане быстрого обслуживания McDonalds и первом ультрасовременном здании Старого Таллинна, торговом центре De la Gardie – можно спорить. Бесспорно одно: в плане новшеств и первенств у улицы Виру, похоже, нет конкурентов.

Стойкие ворота

Молодежь и горожане постарше, привычно назначающие встречу у ворот Виру, даже и не задумываются, что встретиться они намерены у несуществующей постройки. Потому что стройные башни, стоящие на восточной границе Старого города – это, по большому счету, не ворота, а предвратное укрепление.

Сами ворота – четырехгранная массивная башня со сводчатым проездом, вроде той, что и по сей день высится над улицей Пикк-Ялг, не существует уже более полутора веков. Выстроенная в XIV столетии, она была снесена в 1843 году из-за аварийного состояния – кто в ту пору думал о реставрации?!

Вслед за ней подошел черед ворот, пробитых в городском валу, а прокладка линии конного трамвая покончила со стеной, соединяющей башни предвратных укреплений. Казалось бы, их снос – вопрос времени. Однако не мешающие, по большому счету, уличному движению башни не только не тронули, но и подреставрировали, снабдив высокими черепичными крышами.

А на рубеже XIX-XX веков подстроили к сохранившимся двум еще и третью, не имеющую с фортификационными сооружениями средневекового Ревеля ничего общего, но настолько полюбившуюся за последние сто лет горожанам, что представить без нее Вируские ворота – просто невозможно.

Магическая тройка

Называться «Пярну» или «Тарту» эта площадь имеет ничуть не меньше оснований, чем быть площадью Виру. Или – «Площадью трех дорог». Ведь именно здесь пересекались некогда тракты, ведущие в нынешние уезды Пярнумаа, Тартумаа, и собственно, Вирумаа.

Цифра три вполне могла фигурировать в официальном названии нынешней площади Виру. Правда, в связи не с географией, а с геральдикой. Согласно генплану развития Ревеля, составленному в 1913 году финским архитектором Элиелем Саариненом, большая ее часть должна была стать плацем перед новой ратушей, нареченным пышным именем «Площадь трех львов».

Первая мировая война перечеркнула эти планы, а Вторая – изменила облик площади до неузнаваемости. В марте 1944 от бомб и пожара погиб весь восточный фронт ее застройки – с рестораном «Линден», в котором пятнадцать лет до того проработал Эстонский художественный музей, и с воротами сада «Калев» – оригинальным памятником архитектуры в духе национальной эстонской романтики.

Второй раз площадь Виру поменяла свое архитектурное лицо в семидесятых годах, года на ней была возведена одноименная гостиница, Таллиннский дом быта и главпочтамт. А третий – когда большая часть ее сгинула, оказавшись застроена корпусом торгового центра Viru keskus.

«Площадь Венетург»

Несколько раз в ХХ веке выпало нынешней площади Виру сменить и свое название.

В минувшее столетие она вошла под стародавним именем Русского рынка: на главную торговую точку города – площадь перед зданием ратуши – русских торговцев отцы города из ревельского магистрата пускать неспешили.

После того, как Таллинн стал столицей независимого государства, существующее с 1791 года название одной из центральных площадей города показалось слишком «непатриотичным» и в январе 1925 года она была наречена новым именем – площадь Виру.

Но прежнее название, вероятно, оказалось живучим. Потому что в конце тридцатых годов городским властям пришлось снова утверждать в качестве имени площади Viru väljak – горожане упорно называли ее по старинке Русским рынком.

Любопытна метаморфоза, которую довелось пережить этому топониму после того, как с 1 января 1934 года использование исторических немецких и русских топонимов в Эстонии было официально прекращено. Редакции выходивших в Таллинне «Вестей дня» пришлось именовать нынешнюю Виру странным гибридом «площадь Венетург»…

Стал меньше

«Где раньше стояли лавочки/Любителей коммерции/Поднимется площадь Сталина/Столицы нашей сердце» – писала в сороковых годах поэтесса Дебора Вааранди.

Помпезный ансамбль в духе сталинского ампира на площади Виру так и не вырос. Но сама площадь в послевоенные годы действительно была переименована в честь тогдашнего руководителя советского государства.

Правда, просуществовало это название не более двенадцати лет – в 1960 году, после развенчания культа личности, решением таллиннского горисполкома площади было присвоено нейтральное имя Центральной площади. Потребовалось еще десять лет, чтобы был восстановлен довоенный топоним – площадь Виру.

Практически одновременно с возвращением былого названия на площади Виру закипела стройка: команда специально приглашенных из Финляндии специалистов принялась возводить тут первую в Эстонии гостиницу международного класса – нынешний Sokos Hotell Viru, открывшуюся в 1972 году.

Говорят, изначально ее собирались строить у дороги на Пирита. Однако компетентные органы посчитали, что подгулявшие иностранцы – а гостиница строилась «с прицелом» на них – решившие добраться из Старого города к месту своего проживания пешком или на общественном транспорте могут стать объектом нездорового интереса со стороны местного населения.

Спорить с бдительными товарищами не стали и гостиницу построили максимально близко к городскому центру. Глядя на 23-этажную башню отеля «Виру» кинорежиссер Ролан Быков, согласно преданью, сокрушенно произнес «А Старый Таллинн стал меньше…».

* * *

Ворота, улица, отель, площадь – объединенные общим названием «Виру», они стали своеобразной визитной карточкой Таллинна. Той, которая, возможно, и не относится к шедеврам дизайнерско-прикладного искусства. Но без которой, как не крути, не обойтись.
Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!