А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
У многих народов Европы есть легенда о том, как Бог одаривал народы. В южных странах есть все. Чем ближе к северу, тем беднее дары Всевышнего. Когда очередь дошла до Эстонии, то у него в корзине с дарами, кроме воды и камня, ничего не осталось. Бог выбросил и то, и другое и сказал эстонцу: «Живи, Юхан!» Вот и живет тысячи лет эстонский крестьянин среди усыпанных камнями полей. Каждую весну собирает их, мостит ими дороги, складывает из них ограды, амбары и кузницы, а на следующий год они вновь вылезают из земли. Тысячи лет назад оставил свои следы ледник. В земле лежат не только мелкие камни, но и большие гранитные валуны. Они разбросаны по всей Северной Эстонии.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Легенда о загадочном кристалле, или Шоу кулинарных мастеров: Некогда старый эст создал дивный рецепт хмельного зелья. Жгучий, сладкий, он согревал с первой рюмки и переливался волшебным рубиновым цветом при мерцании свечей. Но самым необычным в этом напитке были прозрачные кристаллы, которые произрастали в бутылках... сами по себе. Предприимчивый старец успешно стал продавать свое изобретение. С того времени каждый гость непременно вез из Эстонии ликер "Кянну-Кукк".
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

То, что порой презрительно называют «деревяшками», представляет собой градостроительный ансамбль, являющийся для европейских столиц уникальным.

По запасам леса на душу населения Эстония занимает одно из первых мест в Европе.

По количеству сохранившихся памятников деревянной архитектуры столица ЭР, вероятно, абсолютный чемпион. В границах ЕС – так точно.

Да и разве может быть по-иному, если само понятие «таллиннский дом», все активнее входящее в обиход искусствоведов и маклеров, – явление, принадлежащее именно деревянной архитектуре?

Рекордсмен по предместьям 

Доходный дом по адресу Копли, 38 – типичный деревянный «таллиннский» дом с каменной лестницей. Фантазией архитектора Александра Владовского превращенный в романтическое воспоминание о средневековом зодчестве.

Конкуренты на звание «самой деревянной столицы Европы» у Таллинна, разумеется, имеются. Причем – среди ближайших соседей.

Точнее – имелись. Лет сто двадцать тому назад поспорить за этот титул с тогдашним Ревелем вполне могли бы не только не обладавшие еще столичным статусом Рига или Гельсингфорс, но и вполне себе столичные Стокгольм с Санкт-Петербургом.

Причем, если в столице Российской империи деревянная застройка ютилась по окраинам, то в главном городе Шведского королевства срубленные еще на рубеже XVII– XVIII столетий жилые дома и церкви можно было отыскать в пяти минутах ходьбы от монаршего дворца.

Собственно, в Стокгольме их можно отыскать и сейчас – равно как и в центре Риги или Хельсинки. Но нигде, кроме Таллинна, деревянная застройка не сохранилась в столь целостном виде. Целыми районами. А еще точнее – предместьями.

Сплав традиций

Сложно представить, что бывали времена, когда с деревянной архитектурой в нынешнем Таллинне отчаянно боролись. Так, после опустошительного пожара 1433 года ревельский магистрат строго-настрого запретил строить в черте крепостных стен из дерева.

Впрочем, за кольцом городских укреплений запреты эти не действовали: еще до Ливонской войны плотная деревянная застройка сформировалась на территории предместья Каламая. К началу Северной войны деревянные дома стояли и на Тынисмяги.

Говорить что-либо об облике деревянных предместий средневекового Ревеля трудно: сносимые при приближении к городу неприятеля, они не перешагнули рубежа XVI-XVII столетий. Несколько больше повезло районам, которые в непосредственной близости от оборонительных сооружений не располагались.

Например – Кадриоргу. Здесь, на территории бывшей дворцовой слободы, сохранилось здание, являющееся, по всей вероятности, старейшим деревянным домом Таллинна. Одноэтажный, словно нахлобучивший крытую потемневшей черепицей крышу, он стоит себе по адресу Поска, 19, по крайней мере, с 1740 года.

Внешний облик дома-старожила всецело принадлежит прибалтийско-немецкой архитектурной традиции. Чего не скажешь о его младших собратьях – домах дворцовой прислуги, выстроенных несколько ближе к границам парка Кадриорга: их облик сочетает три русских окна по фасаду с черепичной европейской крышей.

Две с половиной 

От деревянного Ревеля XVIII века сохранились не только жилые постройки, но и культовые – две, а точнее «две с половиной» церкви.

Первая из них, православная, посвященная Рождеству Пресвятой Богородицы и сохранившая свой облик практически полностью, была срублена на горке Плеэкмяги то ли в 1721, то ли в 1749 году: возраст почтенный и почетный в любом случае.

Вторая же, лютеранская, к деревянному зодчеству может быть отнесена только наполовину: стены первого этажа церкви при Иоановской богадельни выложены из камня, зато чердак и колокольня – деревянные.

XVIII столетию принадлежит и основа адмиралтейской православной церкви Симеона и Анны, несколько лет тому назад буквально воссозданной из небытия. Правда, изначальный ее облик был значительно искажен в XIX веке переделками в неорусском стиле.

Впрочем, другое деревянные церкви Ревеля – православные Троицкая, Александра Невского и Федора Стратилата сохранились лишь на обмерных чертежах, А предшественница нынешней Карловской церкви сгинула и вовсе без следа.

Для рабочих

Если попробовать очертить географические границы деревянного Таллинна, то на карте получится нечто вроде лоскутного одеяла: районы целостной застройки отрезаны друг от друга промышленными предприятиями или железнодорожными путями.

Если же попытаться определить временные рамки расцвета таллиннской деревянной архитектуры, то никаких разрывов и пауз опасаться не стоит: золотой век ее пришелся на период с последних десятилетий XIX века до середины тридцатых годов ХХ.

Превращение Ревеля из средневекового города-крепости в промышленный центр Эстляндской губернии привело к стремительному притоку новых жителей. Селиться они предпочитали неподалеку от предприятий – ведь система общественного транспорта находилась в зачаточном состоянии.

Существовавшая на тот момент застройка предместий – одноэтажные домишки огородников, рыбаков и отставных военнослужащих не могла вместить растущие ряды ревельского пролетариата.

В архитектурном пространстве города начал зарождаться новый тип жилища – дома для рабочих.

Фамилия мэра

Классических рабочих казарм – вроде кренгольмских – в Таллинне можно отыскать не много. Разве что в окрестностях Балтийской мануфактуры. Или на печально знаменитых Коплиских линиях.

Потому, вероятно, что текучесть рабочих кадров на предприятиях Ревеля была несколько ниже, чем в той же Нарве. Вчерашний крестьянин мало-помалу обживался в городе, женился, иногда – привозил из деревни родителей. И стремился обзавестись жильем более солидным, чем угол в общежитии.

Наиболее востребованным на ревельском «рынке недвижимости» оказался небольшой дом с несколькими одно-двухкомнатными квартирами, которые можно было сдавать внаем за небольшие деньги. Неудивительно, что на рубеже веков они росли, словно грибы после летнего ливня.

Двухэтажные деревянные дома, формирующую основу застройки рабочих предместий дореволюционного Ревеля принято именовать «лендеровскими». По фамилии городского головы, инженера-архитектора Вольдемара Лендера, занимавшего этот пост в 1906-1913 годах.

В названии этом явно слышится желание подчеркнуть начало превращения остзейского Ревеля в эстонский Таллинн. Хотя «лендеровские» дома проектировали и архитекторы иных национальностей. Русский Николай Херасков, например. Или еврей Моисей Клибанский.

Символ вкусов

«Лендеровский» дом иногда путают с его «младшим братом» — т.н. «таллиннским домом»: типом жилища, получившим широкое распространение после того, как Эстония стала независимым государством.

Чисто с конструктивной точки зрения «таллиннский» дом отличается от «лендеровского» наличием каменной лестничной клетки. Точнее – стремлением не скрывать ее за деревянной обшивкой, а, напротив, подчеркивать ее.

«Таллиннский» дом комфортабельнее своего предшественника: в его квартирах уже не редкость не только отдельный туалет, но и душ, а то и ванна. Да и квартиры в наиболее роскошных из них могут насчитывать до четырех комнат.

Но главное – «таллиннский» дом, как правило, представляет собой не только жилище, но и подлинный памятник архитектуры. Глядя на фасады выстроенных в двадцатые-тридцатые годы зданий, видишь, как менялись художественные вкусы таллиннцев – от отголосков модерна к функционализму, а от него – к «парадности».

Чтобы убедиться в этом, стоит прогуляться по улицам Сальме или Кунгла. Дом, имеющий по последней из них номер 20, может считаться символом эстетических симпатий таллиннского среднего класса довоенной ЭР. Архитектор Карл Тарвас так тщательно воспроизвел в дереве приемы каменного зодчества, что любо-дорого глядеть!

Уникальное сочетание

Академическое исследование деревянной архитектуры Таллинна еще не написано: вплоть до самого недавнего времени в застройке исторических предместий видели лишь проблемный жилой фонд, явно отживший свой век и потому – дожидающийся бульдозера.

Можно согласиться, что корпус Национальной библиотеки, «накрывший» собой северный склон холма Тынисмяги, оказался достойной заменой существовавшим тут строениям. Но ничего, кроме сожаления, не вызывает снос ансамбля деревянных жилых домов вокруг Казанской церкви. Или превращение в «Манхеттен» бывшей вотчины русских огородников – предместья Сибулакюла.

Но все же – осталось немало. И по сей день можно дивиться искусству безвестных плотников, украсивших сказочной деревянной резьбой наличники дома номер 8 по улице Аллика. Наслаждаться изысканным архитектурным декором вилл Кадриорга. Или поднимать голову к чердачным верандам Каламая, откуда пожилые шкиперы и капитаны любовались рейдом…

Строгое, величественное, каменное ядро средневековой застройки былого средневекового Ревеля оказалось вправленным в причудливую оправу деревянных предместий Таллинна рубежа XIX-XX веков. Подобное сочетание для Европы – уникальное. Дай Бог нам и нашим потомкам сохранить и приукрасить его.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллинн - всегда был и остается одним из старейших ганзейских городов, справедливо величая себя одним из «прекрасно сохранившихся средневековых европейских городов», прекрасно сочетая средневековые церкви и дома в готическом стиле с современной инфраструктурой.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!