А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
Говорят так:
Раз в год из заброшенного колодца в центре Таллинна выходит водяной и задает первому встречному вопрос: "Достроен ли город?" И если хоть кто-то ответит: "Да", случится беда -- водяной затопит всю местность. Поэтому горожане из века в век твердят одно: старый Таллинн будет достраиваться вечно.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1306 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

То, что порой презрительно называют «деревяшками», представляет собой градостроительный ансамбль, являющийся для европейских столиц уникальным.

По запасам леса на душу населения Эстония занимает одно из первых мест в Европе.

По количеству сохранившихся памятников деревянной архитектуры столица ЭР, вероятно, абсолютный чемпион. В границах ЕС – так точно.

Да и разве может быть по-иному, если само понятие «таллиннский дом», все активнее входящее в обиход искусствоведов и маклеров, – явление, принадлежащее именно деревянной архитектуре?

Рекордсмен по предместьям 

Доходный дом по адресу Копли, 38 – типичный деревянный «таллиннский» дом с каменной лестницей. Фантазией архитектора Александра Владовского превращенный в романтическое воспоминание о средневековом зодчестве.

Конкуренты на звание «самой деревянной столицы Европы» у Таллинна, разумеется, имеются. Причем – среди ближайших соседей.

Точнее – имелись. Лет сто двадцать тому назад поспорить за этот титул с тогдашним Ревелем вполне могли бы не только не обладавшие еще столичным статусом Рига или Гельсингфорс, но и вполне себе столичные Стокгольм с Санкт-Петербургом.

Причем, если в столице Российской империи деревянная застройка ютилась по окраинам, то в главном городе Шведского королевства срубленные еще на рубеже XVII– XVIII столетий жилые дома и церкви можно было отыскать в пяти минутах ходьбы от монаршего дворца.

Собственно, в Стокгольме их можно отыскать и сейчас – равно как и в центре Риги или Хельсинки. Но нигде, кроме Таллинна, деревянная застройка не сохранилась в столь целостном виде. Целыми районами. А еще точнее – предместьями.

Сплав традиций

Сложно представить, что бывали времена, когда с деревянной архитектурой в нынешнем Таллинне отчаянно боролись. Так, после опустошительного пожара 1433 года ревельский магистрат строго-настрого запретил строить в черте крепостных стен из дерева.

Впрочем, за кольцом городских укреплений запреты эти не действовали: еще до Ливонской войны плотная деревянная застройка сформировалась на территории предместья Каламая. К началу Северной войны деревянные дома стояли и на Тынисмяги.

Говорить что-либо об облике деревянных предместий средневекового Ревеля трудно: сносимые при приближении к городу неприятеля, они не перешагнули рубежа XVI-XVII столетий. Несколько больше повезло районам, которые в непосредственной близости от оборонительных сооружений не располагались.

Например – Кадриоргу. Здесь, на территории бывшей дворцовой слободы, сохранилось здание, являющееся, по всей вероятности, старейшим деревянным домом Таллинна. Одноэтажный, словно нахлобучивший крытую потемневшей черепицей крышу, он стоит себе по адресу Поска, 19, по крайней мере, с 1740 года.

Внешний облик дома-старожила всецело принадлежит прибалтийско-немецкой архитектурной традиции. Чего не скажешь о его младших собратьях – домах дворцовой прислуги, выстроенных несколько ближе к границам парка Кадриорга: их облик сочетает три русских окна по фасаду с черепичной европейской крышей.

Две с половиной 

От деревянного Ревеля XVIII века сохранились не только жилые постройки, но и культовые – две, а точнее «две с половиной» церкви.

Первая из них, православная, посвященная Рождеству Пресвятой Богородицы и сохранившая свой облик практически полностью, была срублена на горке Плеэкмяги то ли в 1721, то ли в 1749 году: возраст почтенный и почетный в любом случае.

Вторая же, лютеранская, к деревянному зодчеству может быть отнесена только наполовину: стены первого этажа церкви при Иоановской богадельни выложены из камня, зато чердак и колокольня – деревянные.

XVIII столетию принадлежит и основа адмиралтейской православной церкви Симеона и Анны, несколько лет тому назад буквально воссозданной из небытия. Правда, изначальный ее облик был значительно искажен в XIX веке переделками в неорусском стиле.

Впрочем, другое деревянные церкви Ревеля – православные Троицкая, Александра Невского и Федора Стратилата сохранились лишь на обмерных чертежах, А предшественница нынешней Карловской церкви сгинула и вовсе без следа.

Для рабочих

Если попробовать очертить географические границы деревянного Таллинна, то на карте получится нечто вроде лоскутного одеяла: районы целостной застройки отрезаны друг от друга промышленными предприятиями или железнодорожными путями.

Если же попытаться определить временные рамки расцвета таллиннской деревянной архитектуры, то никаких разрывов и пауз опасаться не стоит: золотой век ее пришелся на период с последних десятилетий XIX века до середины тридцатых годов ХХ.

Превращение Ревеля из средневекового города-крепости в промышленный центр Эстляндской губернии привело к стремительному притоку новых жителей. Селиться они предпочитали неподалеку от предприятий – ведь система общественного транспорта находилась в зачаточном состоянии.

Существовавшая на тот момент застройка предместий – одноэтажные домишки огородников, рыбаков и отставных военнослужащих не могла вместить растущие ряды ревельского пролетариата.

В архитектурном пространстве города начал зарождаться новый тип жилища – дома для рабочих.

Фамилия мэра

Классических рабочих казарм – вроде кренгольмских – в Таллинне можно отыскать не много. Разве что в окрестностях Балтийской мануфактуры. Или на печально знаменитых Коплиских линиях.

Потому, вероятно, что текучесть рабочих кадров на предприятиях Ревеля была несколько ниже, чем в той же Нарве. Вчерашний крестьянин мало-помалу обживался в городе, женился, иногда – привозил из деревни родителей. И стремился обзавестись жильем более солидным, чем угол в общежитии.

Наиболее востребованным на ревельском «рынке недвижимости» оказался небольшой дом с несколькими одно-двухкомнатными квартирами, которые можно было сдавать внаем за небольшие деньги. Неудивительно, что на рубеже веков они росли, словно грибы после летнего ливня.

Двухэтажные деревянные дома, формирующую основу застройки рабочих предместий дореволюционного Ревеля принято именовать «лендеровскими». По фамилии городского головы, инженера-архитектора Вольдемара Лендера, занимавшего этот пост в 1906-1913 годах.

В названии этом явно слышится желание подчеркнуть начало превращения остзейского Ревеля в эстонский Таллинн. Хотя «лендеровские» дома проектировали и архитекторы иных национальностей. Русский Николай Херасков, например. Или еврей Моисей Клибанский.

Символ вкусов

«Лендеровский» дом иногда путают с его «младшим братом» — т.н. «таллиннским домом»: типом жилища, получившим широкое распространение после того, как Эстония стала независимым государством.

Чисто с конструктивной точки зрения «таллиннский» дом отличается от «лендеровского» наличием каменной лестничной клетки. Точнее – стремлением не скрывать ее за деревянной обшивкой, а, напротив, подчеркивать ее.

«Таллиннский» дом комфортабельнее своего предшественника: в его квартирах уже не редкость не только отдельный туалет, но и душ, а то и ванна. Да и квартиры в наиболее роскошных из них могут насчитывать до четырех комнат.

Но главное – «таллиннский» дом, как правило, представляет собой не только жилище, но и подлинный памятник архитектуры. Глядя на фасады выстроенных в двадцатые-тридцатые годы зданий, видишь, как менялись художественные вкусы таллиннцев – от отголосков модерна к функционализму, а от него – к «парадности».

Чтобы убедиться в этом, стоит прогуляться по улицам Сальме или Кунгла. Дом, имеющий по последней из них номер 20, может считаться символом эстетических симпатий таллиннского среднего класса довоенной ЭР. Архитектор Карл Тарвас так тщательно воспроизвел в дереве приемы каменного зодчества, что любо-дорого глядеть!

Уникальное сочетание

Академическое исследование деревянной архитектуры Таллинна еще не написано: вплоть до самого недавнего времени в застройке исторических предместий видели лишь проблемный жилой фонд, явно отживший свой век и потому – дожидающийся бульдозера.

Можно согласиться, что корпус Национальной библиотеки, «накрывший» собой северный склон холма Тынисмяги, оказался достойной заменой существовавшим тут строениям. Но ничего, кроме сожаления, не вызывает снос ансамбля деревянных жилых домов вокруг Казанской церкви. Или превращение в «Манхеттен» бывшей вотчины русских огородников – предместья Сибулакюла.

Но все же – осталось немало. И по сей день можно дивиться искусству безвестных плотников, украсивших сказочной деревянной резьбой наличники дома номер 8 по улице Аллика. Наслаждаться изысканным архитектурным декором вилл Кадриорга. Или поднимать голову к чердачным верандам Каламая, откуда пожилые шкиперы и капитаны любовались рейдом…

Строгое, величественное, каменное ядро средневековой застройки былого средневекового Ревеля оказалось вправленным в причудливую оправу деревянных предместий Таллинна рубежа XIX-XX веков. Подобное сочетание для Европы – уникальное. Дай Бог нам и нашим потомкам сохранить и приукрасить его.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!