Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Ходила о пригорке Тынисмяги, легенда, вернее притча о привидениях. Водились эти привидения в несколько необычном месте – в колодце. В великую засуху 1674 года с колодцем произошло нечто непонятное: вода в нем вдруг закипела, забурлила, заклокотала. Два человека, попытавшихся спуститься на дно колодца по лестнице, так там и остались. Русалки затянули под воду, решили люди. Третий, спустившийся в колодец, обвязавшись веревкой, только и смог что вымолвить, когда его вытащили наверх: «Привидения»! Отцы города не нашли ничего лучшего как засыпать колодец и установить на его месте крест. Нечисть этого не снесла и сгинула куда-то.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Богатство и процветание города всецело зависели от торговли, главным образом транзитной, между Западной Европой и Новгородом, а через него и другими русскими городами. 22 февраля 1346 года Таллинн получил от Ганзейского союза право складочного пункта в Новгородской торговле. Из Франции и Португалии привозили много соли. «Таллинн построен на соли» - гласит средневековая поговорка. И, действительно, только в течение одного дня, 15 июля 1442 года, в Таллинн пришло 57 кораблей с солью. Количество соли, привозимой в Таллинн, в некоторые годы превышало 1,200 млн. кг. На соль обменивалось в те времена зерно, занимавшее главное место среди товаров, которые вывозили из города. Соль по здешнему обычаю никто не имел право взвешивать на своих весах. Для этого на ратушной площади имелось специальное здание – «важня», известное с XIV века. В 1554 году в северной части площади была построена Новая важня. Это было двухэтажное здание с высокой крышей, украшенное барельефными медальонами с изображением граждан города. Здание важни погибло в 1944 году, а барельефы хранятся в музее. Место, на котором стояла важня, отмечено вымосткой – линией в два камня поперек основной вымостки площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

То, что порой презрительно называют «деревяшками», представляет собой градостроительный ансамбль, являющийся для европейских столиц уникальным.

По запасам леса на душу населения Эстония занимает одно из первых мест в Европе.

По количеству сохранившихся памятников деревянной архитектуры столица ЭР, вероятно, абсолютный чемпион. В границах ЕС – так точно.

Да и разве может быть по-иному, если само понятие «таллиннский дом», все активнее входящее в обиход искусствоведов и маклеров, – явление, принадлежащее именно деревянной архитектуре?

Рекордсмен по предместьям 

Доходный дом по адресу Копли, 38 – типичный деревянный «таллиннский» дом с каменной лестницей. Фантазией архитектора Александра Владовского превращенный в романтическое воспоминание о средневековом зодчестве.

Конкуренты на звание «самой деревянной столицы Европы» у Таллинна, разумеется, имеются. Причем – среди ближайших соседей.

Точнее – имелись. Лет сто двадцать тому назад поспорить за этот титул с тогдашним Ревелем вполне могли бы не только не обладавшие еще столичным статусом Рига или Гельсингфорс, но и вполне себе столичные Стокгольм с Санкт-Петербургом.

Причем, если в столице Российской империи деревянная застройка ютилась по окраинам, то в главном городе Шведского королевства срубленные еще на рубеже XVII– XVIII столетий жилые дома и церкви можно было отыскать в пяти минутах ходьбы от монаршего дворца.

Собственно, в Стокгольме их можно отыскать и сейчас – равно как и в центре Риги или Хельсинки. Но нигде, кроме Таллинна, деревянная застройка не сохранилась в столь целостном виде. Целыми районами. А еще точнее – предместьями.

Сплав традиций

Сложно представить, что бывали времена, когда с деревянной архитектурой в нынешнем Таллинне отчаянно боролись. Так, после опустошительного пожара 1433 года ревельский магистрат строго-настрого запретил строить в черте крепостных стен из дерева.

Впрочем, за кольцом городских укреплений запреты эти не действовали: еще до Ливонской войны плотная деревянная застройка сформировалась на территории предместья Каламая. К началу Северной войны деревянные дома стояли и на Тынисмяги.

Говорить что-либо об облике деревянных предместий средневекового Ревеля трудно: сносимые при приближении к городу неприятеля, они не перешагнули рубежа XVI-XVII столетий. Несколько больше повезло районам, которые в непосредственной близости от оборонительных сооружений не располагались.

Например – Кадриоргу. Здесь, на территории бывшей дворцовой слободы, сохранилось здание, являющееся, по всей вероятности, старейшим деревянным домом Таллинна. Одноэтажный, словно нахлобучивший крытую потемневшей черепицей крышу, он стоит себе по адресу Поска, 19, по крайней мере, с 1740 года.

Внешний облик дома-старожила всецело принадлежит прибалтийско-немецкой архитектурной традиции. Чего не скажешь о его младших собратьях – домах дворцовой прислуги, выстроенных несколько ближе к границам парка Кадриорга: их облик сочетает три русских окна по фасаду с черепичной европейской крышей.

Две с половиной 

От деревянного Ревеля XVIII века сохранились не только жилые постройки, но и культовые – две, а точнее «две с половиной» церкви.

Первая из них, православная, посвященная Рождеству Пресвятой Богородицы и сохранившая свой облик практически полностью, была срублена на горке Плеэкмяги то ли в 1721, то ли в 1749 году: возраст почтенный и почетный в любом случае.

Вторая же, лютеранская, к деревянному зодчеству может быть отнесена только наполовину: стены первого этажа церкви при Иоановской богадельни выложены из камня, зато чердак и колокольня – деревянные.

XVIII столетию принадлежит и основа адмиралтейской православной церкви Симеона и Анны, несколько лет тому назад буквально воссозданной из небытия. Правда, изначальный ее облик был значительно искажен в XIX веке переделками в неорусском стиле.

Впрочем, другое деревянные церкви Ревеля – православные Троицкая, Александра Невского и Федора Стратилата сохранились лишь на обмерных чертежах, А предшественница нынешней Карловской церкви сгинула и вовсе без следа.

Для рабочих

Если попробовать очертить географические границы деревянного Таллинна, то на карте получится нечто вроде лоскутного одеяла: районы целостной застройки отрезаны друг от друга промышленными предприятиями или железнодорожными путями.

Если же попытаться определить временные рамки расцвета таллиннской деревянной архитектуры, то никаких разрывов и пауз опасаться не стоит: золотой век ее пришелся на период с последних десятилетий XIX века до середины тридцатых годов ХХ.

Превращение Ревеля из средневекового города-крепости в промышленный центр Эстляндской губернии привело к стремительному притоку новых жителей. Селиться они предпочитали неподалеку от предприятий – ведь система общественного транспорта находилась в зачаточном состоянии.

Существовавшая на тот момент застройка предместий – одноэтажные домишки огородников, рыбаков и отставных военнослужащих не могла вместить растущие ряды ревельского пролетариата.

В архитектурном пространстве города начал зарождаться новый тип жилища – дома для рабочих.

Фамилия мэра

Классических рабочих казарм – вроде кренгольмских – в Таллинне можно отыскать не много. Разве что в окрестностях Балтийской мануфактуры. Или на печально знаменитых Коплиских линиях.

Потому, вероятно, что текучесть рабочих кадров на предприятиях Ревеля была несколько ниже, чем в той же Нарве. Вчерашний крестьянин мало-помалу обживался в городе, женился, иногда – привозил из деревни родителей. И стремился обзавестись жильем более солидным, чем угол в общежитии.

Наиболее востребованным на ревельском «рынке недвижимости» оказался небольшой дом с несколькими одно-двухкомнатными квартирами, которые можно было сдавать внаем за небольшие деньги. Неудивительно, что на рубеже веков они росли, словно грибы после летнего ливня.

Двухэтажные деревянные дома, формирующую основу застройки рабочих предместий дореволюционного Ревеля принято именовать «лендеровскими». По фамилии городского головы, инженера-архитектора Вольдемара Лендера, занимавшего этот пост в 1906-1913 годах.

В названии этом явно слышится желание подчеркнуть начало превращения остзейского Ревеля в эстонский Таллинн. Хотя «лендеровские» дома проектировали и архитекторы иных национальностей. Русский Николай Херасков, например. Или еврей Моисей Клибанский.

Символ вкусов

«Лендеровский» дом иногда путают с его «младшим братом» — т.н. «таллиннским домом»: типом жилища, получившим широкое распространение после того, как Эстония стала независимым государством.

Чисто с конструктивной точки зрения «таллиннский» дом отличается от «лендеровского» наличием каменной лестничной клетки. Точнее – стремлением не скрывать ее за деревянной обшивкой, а, напротив, подчеркивать ее.

«Таллиннский» дом комфортабельнее своего предшественника: в его квартирах уже не редкость не только отдельный туалет, но и душ, а то и ванна. Да и квартиры в наиболее роскошных из них могут насчитывать до четырех комнат.

Но главное – «таллиннский» дом, как правило, представляет собой не только жилище, но и подлинный памятник архитектуры. Глядя на фасады выстроенных в двадцатые-тридцатые годы зданий, видишь, как менялись художественные вкусы таллиннцев – от отголосков модерна к функционализму, а от него – к «парадности».

Чтобы убедиться в этом, стоит прогуляться по улицам Сальме или Кунгла. Дом, имеющий по последней из них номер 20, может считаться символом эстетических симпатий таллиннского среднего класса довоенной ЭР. Архитектор Карл Тарвас так тщательно воспроизвел в дереве приемы каменного зодчества, что любо-дорого глядеть!

Уникальное сочетание

Академическое исследование деревянной архитектуры Таллинна еще не написано: вплоть до самого недавнего времени в застройке исторических предместий видели лишь проблемный жилой фонд, явно отживший свой век и потому – дожидающийся бульдозера.

Можно согласиться, что корпус Национальной библиотеки, «накрывший» собой северный склон холма Тынисмяги, оказался достойной заменой существовавшим тут строениям. Но ничего, кроме сожаления, не вызывает снос ансамбля деревянных жилых домов вокруг Казанской церкви. Или превращение в «Манхеттен» бывшей вотчины русских огородников – предместья Сибулакюла.

Но все же – осталось немало. И по сей день можно дивиться искусству безвестных плотников, украсивших сказочной деревянной резьбой наличники дома номер 8 по улице Аллика. Наслаждаться изысканным архитектурным декором вилл Кадриорга. Или поднимать голову к чердачным верандам Каламая, откуда пожилые шкиперы и капитаны любовались рейдом…

Строгое, величественное, каменное ядро средневековой застройки былого средневекового Ревеля оказалось вправленным в причудливую оправу деревянных предместий Таллинна рубежа XIX-XX веков. Подобное сочетание для Европы – уникальное. Дай Бог нам и нашим потомкам сохранить и приукрасить его.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Рождение озера Юлемисте: На берегу озера Юлемисте стоит и в наши дни господский дом поместья Мыйгу. Рассказывают, будто в стародавние времена на месте Юлемисте было помещичье поле, и что мол под водой до сих пор отчетливо видны каменные ограды, межевые камни. Дно озера хорошо просматривается, так как глубина его невелика.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!