А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
На большом гербе Эстонской Республики, на золотом фоне исполненного в стиле барокко щита, изображены три льва-леопарда синего цвета с языками красного цвета и глазами серебряного цвета, которые идут, если смотреть со стороны щита, направо, устремив взоры на зрителя. С трех сторон щит окаймлен венком из двух скрещенных дубовых веток золотистого цвета. Основой герба Эстонии стал датский герб XIII столетия. Этот герб вместе с флагом передал Таллину король Вольдемар II в 1219 году. Официально герб утвердили в 1925 году. На сохранившейся наиболее ранней печати Таллина, относящейся к 1277 году, изображены три идущих коронованных леопарда с головами в анфас на треугольном гербовом щите. Леопарды были синими, располагались они на золотом поле.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

То, что порой презрительно называют «деревяшками», представляет собой градостроительный ансамбль, являющийся для европейских столиц уникальным.

По запасам леса на душу населения Эстония занимает одно из первых мест в Европе.

По количеству сохранившихся памятников деревянной архитектуры столица ЭР, вероятно, абсолютный чемпион. В границах ЕС – так точно.

Да и разве может быть по-иному, если само понятие «таллиннский дом», все активнее входящее в обиход искусствоведов и маклеров, – явление, принадлежащее именно деревянной архитектуре?

Рекордсмен по предместьям 

Доходный дом по адресу Копли, 38 – типичный деревянный «таллиннский» дом с каменной лестницей. Фантазией архитектора Александра Владовского превращенный в романтическое воспоминание о средневековом зодчестве.

Конкуренты на звание «самой деревянной столицы Европы» у Таллинна, разумеется, имеются. Причем – среди ближайших соседей.

Точнее – имелись. Лет сто двадцать тому назад поспорить за этот титул с тогдашним Ревелем вполне могли бы не только не обладавшие еще столичным статусом Рига или Гельсингфорс, но и вполне себе столичные Стокгольм с Санкт-Петербургом.

Причем, если в столице Российской империи деревянная застройка ютилась по окраинам, то в главном городе Шведского королевства срубленные еще на рубеже XVII– XVIII столетий жилые дома и церкви можно было отыскать в пяти минутах ходьбы от монаршего дворца.

Собственно, в Стокгольме их можно отыскать и сейчас – равно как и в центре Риги или Хельсинки. Но нигде, кроме Таллинна, деревянная застройка не сохранилась в столь целостном виде. Целыми районами. А еще точнее – предместьями.

Сплав традиций

Сложно представить, что бывали времена, когда с деревянной архитектурой в нынешнем Таллинне отчаянно боролись. Так, после опустошительного пожара 1433 года ревельский магистрат строго-настрого запретил строить в черте крепостных стен из дерева.

Впрочем, за кольцом городских укреплений запреты эти не действовали: еще до Ливонской войны плотная деревянная застройка сформировалась на территории предместья Каламая. К началу Северной войны деревянные дома стояли и на Тынисмяги.

Говорить что-либо об облике деревянных предместий средневекового Ревеля трудно: сносимые при приближении к городу неприятеля, они не перешагнули рубежа XVI-XVII столетий. Несколько больше повезло районам, которые в непосредственной близости от оборонительных сооружений не располагались.

Например – Кадриоргу. Здесь, на территории бывшей дворцовой слободы, сохранилось здание, являющееся, по всей вероятности, старейшим деревянным домом Таллинна. Одноэтажный, словно нахлобучивший крытую потемневшей черепицей крышу, он стоит себе по адресу Поска, 19, по крайней мере, с 1740 года.

Внешний облик дома-старожила всецело принадлежит прибалтийско-немецкой архитектурной традиции. Чего не скажешь о его младших собратьях – домах дворцовой прислуги, выстроенных несколько ближе к границам парка Кадриорга: их облик сочетает три русских окна по фасаду с черепичной европейской крышей.

Две с половиной 

От деревянного Ревеля XVIII века сохранились не только жилые постройки, но и культовые – две, а точнее «две с половиной» церкви.

Первая из них, православная, посвященная Рождеству Пресвятой Богородицы и сохранившая свой облик практически полностью, была срублена на горке Плеэкмяги то ли в 1721, то ли в 1749 году: возраст почтенный и почетный в любом случае.

Вторая же, лютеранская, к деревянному зодчеству может быть отнесена только наполовину: стены первого этажа церкви при Иоановской богадельни выложены из камня, зато чердак и колокольня – деревянные.

XVIII столетию принадлежит и основа адмиралтейской православной церкви Симеона и Анны, несколько лет тому назад буквально воссозданной из небытия. Правда, изначальный ее облик был значительно искажен в XIX веке переделками в неорусском стиле.

Впрочем, другое деревянные церкви Ревеля – православные Троицкая, Александра Невского и Федора Стратилата сохранились лишь на обмерных чертежах, А предшественница нынешней Карловской церкви сгинула и вовсе без следа.

Для рабочих

Если попробовать очертить географические границы деревянного Таллинна, то на карте получится нечто вроде лоскутного одеяла: районы целостной застройки отрезаны друг от друга промышленными предприятиями или железнодорожными путями.

Если же попытаться определить временные рамки расцвета таллиннской деревянной архитектуры, то никаких разрывов и пауз опасаться не стоит: золотой век ее пришелся на период с последних десятилетий XIX века до середины тридцатых годов ХХ.

Превращение Ревеля из средневекового города-крепости в промышленный центр Эстляндской губернии привело к стремительному притоку новых жителей. Селиться они предпочитали неподалеку от предприятий – ведь система общественного транспорта находилась в зачаточном состоянии.

Существовавшая на тот момент застройка предместий – одноэтажные домишки огородников, рыбаков и отставных военнослужащих не могла вместить растущие ряды ревельского пролетариата.

В архитектурном пространстве города начал зарождаться новый тип жилища – дома для рабочих.

Фамилия мэра

Классических рабочих казарм – вроде кренгольмских – в Таллинне можно отыскать не много. Разве что в окрестностях Балтийской мануфактуры. Или на печально знаменитых Коплиских линиях.

Потому, вероятно, что текучесть рабочих кадров на предприятиях Ревеля была несколько ниже, чем в той же Нарве. Вчерашний крестьянин мало-помалу обживался в городе, женился, иногда – привозил из деревни родителей. И стремился обзавестись жильем более солидным, чем угол в общежитии.

Наиболее востребованным на ревельском «рынке недвижимости» оказался небольшой дом с несколькими одно-двухкомнатными квартирами, которые можно было сдавать внаем за небольшие деньги. Неудивительно, что на рубеже веков они росли, словно грибы после летнего ливня.

Двухэтажные деревянные дома, формирующую основу застройки рабочих предместий дореволюционного Ревеля принято именовать «лендеровскими». По фамилии городского головы, инженера-архитектора Вольдемара Лендера, занимавшего этот пост в 1906-1913 годах.

В названии этом явно слышится желание подчеркнуть начало превращения остзейского Ревеля в эстонский Таллинн. Хотя «лендеровские» дома проектировали и архитекторы иных национальностей. Русский Николай Херасков, например. Или еврей Моисей Клибанский.

Символ вкусов

«Лендеровский» дом иногда путают с его «младшим братом» — т.н. «таллиннским домом»: типом жилища, получившим широкое распространение после того, как Эстония стала независимым государством.

Чисто с конструктивной точки зрения «таллиннский» дом отличается от «лендеровского» наличием каменной лестничной клетки. Точнее – стремлением не скрывать ее за деревянной обшивкой, а, напротив, подчеркивать ее.

«Таллиннский» дом комфортабельнее своего предшественника: в его квартирах уже не редкость не только отдельный туалет, но и душ, а то и ванна. Да и квартиры в наиболее роскошных из них могут насчитывать до четырех комнат.

Но главное – «таллиннский» дом, как правило, представляет собой не только жилище, но и подлинный памятник архитектуры. Глядя на фасады выстроенных в двадцатые-тридцатые годы зданий, видишь, как менялись художественные вкусы таллиннцев – от отголосков модерна к функционализму, а от него – к «парадности».

Чтобы убедиться в этом, стоит прогуляться по улицам Сальме или Кунгла. Дом, имеющий по последней из них номер 20, может считаться символом эстетических симпатий таллиннского среднего класса довоенной ЭР. Архитектор Карл Тарвас так тщательно воспроизвел в дереве приемы каменного зодчества, что любо-дорого глядеть!

Уникальное сочетание

Академическое исследование деревянной архитектуры Таллинна еще не написано: вплоть до самого недавнего времени в застройке исторических предместий видели лишь проблемный жилой фонд, явно отживший свой век и потому – дожидающийся бульдозера.

Можно согласиться, что корпус Национальной библиотеки, «накрывший» собой северный склон холма Тынисмяги, оказался достойной заменой существовавшим тут строениям. Но ничего, кроме сожаления, не вызывает снос ансамбля деревянных жилых домов вокруг Казанской церкви. Или превращение в «Манхеттен» бывшей вотчины русских огородников – предместья Сибулакюла.

Но все же – осталось немало. И по сей день можно дивиться искусству безвестных плотников, украсивших сказочной деревянной резьбой наличники дома номер 8 по улице Аллика. Наслаждаться изысканным архитектурным декором вилл Кадриорга. Или поднимать голову к чердачным верандам Каламая, откуда пожилые шкиперы и капитаны любовались рейдом…

Строгое, величественное, каменное ядро средневековой застройки былого средневекового Ревеля оказалось вправленным в причудливую оправу деревянных предместий Таллинна рубежа XIX-XX веков. Подобное сочетание для Европы – уникальное. Дай Бог нам и нашим потомкам сохранить и приукрасить его.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!