А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
У многих народов Европы есть легенда о том, как Бог одаривал народы. В южных странах есть все. Чем ближе к северу, тем беднее дары Всевышнего. Когда очередь дошла до Эстонии, то у него в корзине с дарами, кроме воды и камня, ничего не осталось. Бог выбросил и то, и другое и сказал эстонцу: «Живи, Юхан!» Вот и живет тысячи лет эстонский крестьянин среди усыпанных камнями полей. Каждую весну собирает их, мостит ими дороги, складывает из них ограды, амбары и кузницы, а на следующий год они вновь вылезают из земли. Тысячи лет назад оставил свои следы ледник. В земле лежат не только мелкие камни, но и большие гранитные валуны. Они разбросаны по всей Северной Эстонии.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Изображения зверей и птиц в архитектурном декоре зданий Таллинна позволяет «читать» город, как средневековый бестиарий.

Пернатые и хвостатые, земные и небесные, реальные и вымышленные – они соседствуют друг с другом на страницах бестиариев: средневековых сборников зоологических статей.

А также – на фасадах таллиннских зданий. Как тех, что были возведены в Средние века, так и тех, которые были выстроены еще на памяти ныне живущего поколения горожан.

Псы господни

Самые знаменитые таллиннские драконы украшают фасад дома по адресу Пикк, 18

Все начиналось с собаки. И история одомашнивания человеком животных, и традиция использования животных мотивов в таллиннской архитектуре.

Первое, по мнению антропологов, произошло около пятнадцати тысяч лет тому назад в Малой Азии. Второе – веков за шесть до нас с вами: в конце XIV столетия, когда в квартале, ограниченном современными улицами Вене и Мюйривахе, застучали молотки каменщиков.

Доминиканский монастырь. Таллинн

Не позднее 1397 года закончились работы по перестройке ревельского монастыря святой Екатерины, принадлежавшего братьям-доминиканцам. Тем, кого уже в Средние века стали почтительно называть «псами господними» – за готовность с собачьей верностью служить делу католической церкви и беспощадно травить ее врагов.

Бегущих гончих и по сей день можно разглядеть на портале бывшей монастырской церкви. Хотя сохранность рельефа оставляет желать лучшего: после того, как в ходе церковной реформации обитель была разграблена, а сами монахи изгнаны в 1524 году из города, чья-то рука постаралась сбить даже намек на изображение «псов господних».

Двум другим «доминиканским» псам повезло несколько больше – тем, что были изображены на надгробной плите скончавшейся в 1383 году Кунигунды Шотельмунд. Правда, различить их непросто. Ведь прежде чем оказаться установленной у стены бывшей монастырской церкви в переулке Катарийна кяйк, надгробная плита успела побыть частью церковного пола.

Подошвы благочестивых монахов стерли изображение двух примостившихся у ног покойной собачонок немногим слабее, чем рука неведомого иконоборца…

С символизмом и без

Две белки с выходящего на Пярунское шоссе фасада Английского колледжа.

Средневековое мировоззрение тяготело к иносказанию. Дебют анималистики в таллиннской архитектурной традиции – подтверждение тому: «доминиканские» псы – не столько изображение реальных животных, сколько символический образ последователей святого Доминика.

Потребовалось более столетия, чтобы животное появилось на фасаде таллиннского здания «в роли самого себя» – а не символа, понятного лишь посвященным. Произошло это между 1513 и 1516 годами – во время сооружения мастерами Клеменсом Пале и Хинриком Бильдеснидером кенотафа Ханса Павелса.

Дракон Таллинна

Ханс Павелс – ревельский купец и настоятель церкви Олевисте, завещавший приходу все свои сбережения, был удостоен замечательного памятника: символической гробницы, выполненной в виде каменного иконостаса, повествующего о земной жизни Христа.

Восемь вырезанных из серого таллиннского доломита сцен воссоздают ее в подробностях. Для нас же в данном случае примечательна первая слева в нижнем ряду, изображающая вход господень в Иерусалим. Точнее – «въезд»: в святой град Иисус, как известно, въехал на белом осле.

Скромный ослик с кенотафа Ханса Павелса – первое реалистичное изображение животного на фасаде таллиннского здания. Появление его тем примечательнее, что произведение искусства, деталью которого он является, включает в себя и два примера символической анималистики – изображение жабы и змеи.

Дракон Таллинна

Два этих животных, разместившиеся на груди помещенного в глубокую нишу каменного скелета, символизируют собой зазнайство и жадность: реализм раннего Нового времени удивительным образом оказывается переплетен со средневековым еще символизмом.

Кони черноголовых

Совы с портала здания по Вана-Пости, 10.

Если шагать по улице Пикк от украшенной кенотафом Ханса Павелса Мариинской капеллы церкви Олевисте в сторону Ратушной площади, обязательно минешь улочку Хобузепеа – Лошадиной головы.

Но еще прежде, чем изгибающееся колено переулка поведет вправо и силуэт лошадиной головы мелькнет перед глазами на вывеске одноименной художественной галереи, по левую руку вырастет пышный фасад дома Братства черноголовых.

Здесь, между окнами второго этажа, ждет нас встреча с первым обращением к животной тематике, начисто лишенной даже намека на средневековый символизм или же на связь с религией.

Высеченные под изображением закованных в латы всадников девизы «Господь – мой оплот» и «Господь – моя опора» – не в счет. Главное – иное: что в гущу схватки с неприятелем или же на рыцарский турнир черноголовые мчатся на конях.

Украшенные праздничной сбруей скакуны высечены на камне скульптором Арендтом Пассером в 1597 году так реалистично, что невольно ловишь себя на мысли: уж не на соседней ли улочке Хобузепеа были они приобретены у лошадника?

Драконы-хранители

Отдельная глава в таллиннском «архитектурном бестиарии» – животные вымышленные. Хотя в реальности их никто никогда и не видел, на фасадах зданий Старого города они представлены в избытке.

Два торжественных и вместе с тем – слегка отпугивающие своей почти босховской фантасмагоричностью грифона с 1529 года красуются по бокам малого таллиннского герба, закрепленного над аркой Больших морских ворот. Примечательно, что нигде больше эти твари в таллиннской геральдике не представлены – не приглянулись они горожанам, наверное.

Аптечная гадюка в Таллине

Другое дело – драконы. Временами кажется, что если бы не было львов, они вполне могли бы претендовать на роль геральдического символа города. Потому, хотя бы, что в архитектурном декоре таллиннских зданий они встречаются ровно столько же, сколько и уже знакомые нам псы: на портале церкви доминиканского монастыря можно отыскать и их.

Что делает дракон, считающийся в западноевропейской символике символом темных сил у дверей христианского храма? Ответ очевиден: охраняет его от себе подобных – средневековый человек был уверен, что увидав собственное изображение, нечистая сила побоится войти в помещение.

Ту же «охранную функцию», вероятно, выполняют и драконы-водостоки таллиннской ратуши, и их «младшие братья», декорирующие жерла водосточных труб домов на улицах Лай и Уус. Хотя выкованы они были уже и не в Средние века, а в XVII–XVIII столетиях.

А вот два самых знаменитых таллиннских дракона – те, что с 1910 года украшают фасад дома по адресу Пикк, 18, со средневековой трактовкой образа дракона ничего общего не имеют. Архитектор Жак Розенбаум поместил их тут, руководствуясь эстетикой стиля модерн, демонстративно рвущей с художественным языком предшествующих эпох.

Благодатная пора

Всадник с фасада Дома черноголовых.

Эпоха модерна, затронувшая Ревель начала ХХ века, скажем прямо, «по касательной», оказалась для таллиннской архитектурной анималистки благодатной порой. Едва ли не большая часть изображений животных и птиц появилась на фасадах нынешней эстонской столицы именно за неполное десятилетие с 1910-го по 1917 год.

Самые колоритные из них – плод сотрудничества вышеупомянутого архитектора Жака Розенбаума и рижского скульптора Августа Фольца. Это ему мы обязаны кошкой, крадущейся по скату крыши одного из зданий посольства РФ на улице Хобузепеа. И лягушек над окнами третьего этажа все того же дома по улице Пикк, 18 создал тоже Фольц.

Сложно искать в этих скульптурных изображениях какой-либо скрытый смысл. Или хотя бы – намек на род занятий или фамилию домовладельца. Изображения животных появляются на фасадах эпохи модерна с чисто декоративной задачей: сделать здание еще более оригинальным, причудливым, непохожим на соседние постройки. И обязательно – красивее их.

Имеются, конечно, и исключения. Так, сова Афины, красующаяся вместе с погрудным изображением самой богини мудрости на фронтоне бывшей Женской коммерческой гимназии на бульваре Эстония (ныне – Английский колледж) явно говорит о здании, как о храме науки и знания.

Как символ бережливости и стремлении обустроить свое жилище можно, пожалуй, трактовать и пары симпатичных белок, украшающих фасад того же школьного здания, выходящий на Пярнуское шоссе. А вот четыре совы на портале доходного дома по улице Вана-Пости, 7 – не более чем прихоть архитектора.

Ждем пополнения

Чем обогатила «зоопарк» на фасадах таллиннских зданий вторая половина ХХ столетия?

В первую очередь, пожалуй, вспоминается модернистский «радио-голубь» работы скульптора Рихо Кулда, парящий с 1975 года над входом в новый корпус Дома радио на улице Гонсиори. А еще – змея, вьющаяся вокруг чаши на рекламной вывеске ратушной аптеки.

Спору нет: за последние шестьдесят лет анималистика в таллиннской городской скульптуре укоренилась «всерьез и надолго»: даже тумбы, ограничивающие автомобильное движение на улицах Старого города, выполнены в виде голубей.

Жаль только, что тенденция к синтезу скульптуры и архитектуры, так многообещающе расцветшая в Ревеле сто лет тому назад, не нашла дальнейшего развития в Таллинне наших дней.

Но может – это только пауза перед новым всплеском? В любом случае хочется верить, что «зоопарк» на таллиннских фасадах обязательно ждет пополнение.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Ратушная площадь, интересна, например, тем, что именно здесь была установлена праматерь всех русских новогодних елок. По свидетельству историков, Петр I, в 1710 году увидел наряженную елку и повелел отныне на Руси тоже такие ставить. Так что, событию этому, более трёхсот лет.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!