А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Изображения зверей и птиц в архитектурном декоре зданий Таллинна позволяет «читать» город, как средневековый бестиарий.

Пернатые и хвостатые, земные и небесные, реальные и вымышленные – они соседствуют друг с другом на страницах бестиариев: средневековых сборников зоологических статей.

А также – на фасадах таллиннских зданий. Как тех, что были возведены в Средние века, так и тех, которые были выстроены еще на памяти ныне живущего поколения горожан.

Псы господни

Самые знаменитые таллиннские драконы украшают фасад дома по адресу Пикк, 18

Все начиналось с собаки. И история одомашнивания человеком животных, и традиция использования животных мотивов в таллиннской архитектуре.

Первое, по мнению антропологов, произошло около пятнадцати тысяч лет тому назад в Малой Азии. Второе – веков за шесть до нас с вами: в конце XIV столетия, когда в квартале, ограниченном современными улицами Вене и Мюйривахе, застучали молотки каменщиков.

Доминиканский монастырь. Таллинн

Не позднее 1397 года закончились работы по перестройке ревельского монастыря святой Екатерины, принадлежавшего братьям-доминиканцам. Тем, кого уже в Средние века стали почтительно называть «псами господними» – за готовность с собачьей верностью служить делу католической церкви и беспощадно травить ее врагов.

Бегущих гончих и по сей день можно разглядеть на портале бывшей монастырской церкви. Хотя сохранность рельефа оставляет желать лучшего: после того, как в ходе церковной реформации обитель была разграблена, а сами монахи изгнаны в 1524 году из города, чья-то рука постаралась сбить даже намек на изображение «псов господних».

Двум другим «доминиканским» псам повезло несколько больше – тем, что были изображены на надгробной плите скончавшейся в 1383 году Кунигунды Шотельмунд. Правда, различить их непросто. Ведь прежде чем оказаться установленной у стены бывшей монастырской церкви в переулке Катарийна кяйк, надгробная плита успела побыть частью церковного пола.

Подошвы благочестивых монахов стерли изображение двух примостившихся у ног покойной собачонок немногим слабее, чем рука неведомого иконоборца…

С символизмом и без

Две белки с выходящего на Пярунское шоссе фасада Английского колледжа.

Средневековое мировоззрение тяготело к иносказанию. Дебют анималистики в таллиннской архитектурной традиции – подтверждение тому: «доминиканские» псы – не столько изображение реальных животных, сколько символический образ последователей святого Доминика.

Потребовалось более столетия, чтобы животное появилось на фасаде таллиннского здания «в роли самого себя» – а не символа, понятного лишь посвященным. Произошло это между 1513 и 1516 годами – во время сооружения мастерами Клеменсом Пале и Хинриком Бильдеснидером кенотафа Ханса Павелса.

Дракон Таллинна

Ханс Павелс – ревельский купец и настоятель церкви Олевисте, завещавший приходу все свои сбережения, был удостоен замечательного памятника: символической гробницы, выполненной в виде каменного иконостаса, повествующего о земной жизни Христа.

Восемь вырезанных из серого таллиннского доломита сцен воссоздают ее в подробностях. Для нас же в данном случае примечательна первая слева в нижнем ряду, изображающая вход господень в Иерусалим. Точнее – «въезд»: в святой град Иисус, как известно, въехал на белом осле.

Скромный ослик с кенотафа Ханса Павелса – первое реалистичное изображение животного на фасаде таллиннского здания. Появление его тем примечательнее, что произведение искусства, деталью которого он является, включает в себя и два примера символической анималистики – изображение жабы и змеи.

Дракон Таллинна

Два этих животных, разместившиеся на груди помещенного в глубокую нишу каменного скелета, символизируют собой зазнайство и жадность: реализм раннего Нового времени удивительным образом оказывается переплетен со средневековым еще символизмом.

Кони черноголовых

Совы с портала здания по Вана-Пости, 10.

Если шагать по улице Пикк от украшенной кенотафом Ханса Павелса Мариинской капеллы церкви Олевисте в сторону Ратушной площади, обязательно минешь улочку Хобузепеа – Лошадиной головы.

Но еще прежде, чем изгибающееся колено переулка поведет вправо и силуэт лошадиной головы мелькнет перед глазами на вывеске одноименной художественной галереи, по левую руку вырастет пышный фасад дома Братства черноголовых.

Здесь, между окнами второго этажа, ждет нас встреча с первым обращением к животной тематике, начисто лишенной даже намека на средневековый символизм или же на связь с религией.

Высеченные под изображением закованных в латы всадников девизы «Господь – мой оплот» и «Господь – моя опора» – не в счет. Главное – иное: что в гущу схватки с неприятелем или же на рыцарский турнир черноголовые мчатся на конях.

Украшенные праздничной сбруей скакуны высечены на камне скульптором Арендтом Пассером в 1597 году так реалистично, что невольно ловишь себя на мысли: уж не на соседней ли улочке Хобузепеа были они приобретены у лошадника?

Драконы-хранители

Отдельная глава в таллиннском «архитектурном бестиарии» – животные вымышленные. Хотя в реальности их никто никогда и не видел, на фасадах зданий Старого города они представлены в избытке.

Два торжественных и вместе с тем – слегка отпугивающие своей почти босховской фантасмагоричностью грифона с 1529 года красуются по бокам малого таллиннского герба, закрепленного над аркой Больших морских ворот. Примечательно, что нигде больше эти твари в таллиннской геральдике не представлены – не приглянулись они горожанам, наверное.

Аптечная гадюка в Таллине

Другое дело – драконы. Временами кажется, что если бы не было львов, они вполне могли бы претендовать на роль геральдического символа города. Потому, хотя бы, что в архитектурном декоре таллиннских зданий они встречаются ровно столько же, сколько и уже знакомые нам псы: на портале церкви доминиканского монастыря можно отыскать и их.

Что делает дракон, считающийся в западноевропейской символике символом темных сил у дверей христианского храма? Ответ очевиден: охраняет его от себе подобных – средневековый человек был уверен, что увидав собственное изображение, нечистая сила побоится войти в помещение.

Ту же «охранную функцию», вероятно, выполняют и драконы-водостоки таллиннской ратуши, и их «младшие братья», декорирующие жерла водосточных труб домов на улицах Лай и Уус. Хотя выкованы они были уже и не в Средние века, а в XVII–XVIII столетиях.

А вот два самых знаменитых таллиннских дракона – те, что с 1910 года украшают фасад дома по адресу Пикк, 18, со средневековой трактовкой образа дракона ничего общего не имеют. Архитектор Жак Розенбаум поместил их тут, руководствуясь эстетикой стиля модерн, демонстративно рвущей с художественным языком предшествующих эпох.

Благодатная пора

Всадник с фасада Дома черноголовых.

Эпоха модерна, затронувшая Ревель начала ХХ века, скажем прямо, «по касательной», оказалась для таллиннской архитектурной анималистки благодатной порой. Едва ли не большая часть изображений животных и птиц появилась на фасадах нынешней эстонской столицы именно за неполное десятилетие с 1910-го по 1917 год.

Самые колоритные из них – плод сотрудничества вышеупомянутого архитектора Жака Розенбаума и рижского скульптора Августа Фольца. Это ему мы обязаны кошкой, крадущейся по скату крыши одного из зданий посольства РФ на улице Хобузепеа. И лягушек над окнами третьего этажа все того же дома по улице Пикк, 18 создал тоже Фольц.

Сложно искать в этих скульптурных изображениях какой-либо скрытый смысл. Или хотя бы – намек на род занятий или фамилию домовладельца. Изображения животных появляются на фасадах эпохи модерна с чисто декоративной задачей: сделать здание еще более оригинальным, причудливым, непохожим на соседние постройки. И обязательно – красивее их.

Имеются, конечно, и исключения. Так, сова Афины, красующаяся вместе с погрудным изображением самой богини мудрости на фронтоне бывшей Женской коммерческой гимназии на бульваре Эстония (ныне – Английский колледж) явно говорит о здании, как о храме науки и знания.

Как символ бережливости и стремлении обустроить свое жилище можно, пожалуй, трактовать и пары симпатичных белок, украшающих фасад того же школьного здания, выходящий на Пярнуское шоссе. А вот четыре совы на портале доходного дома по улице Вана-Пости, 7 – не более чем прихоть архитектора.

Ждем пополнения

Чем обогатила «зоопарк» на фасадах таллиннских зданий вторая половина ХХ столетия?

В первую очередь, пожалуй, вспоминается модернистский «радио-голубь» работы скульптора Рихо Кулда, парящий с 1975 года над входом в новый корпус Дома радио на улице Гонсиори. А еще – змея, вьющаяся вокруг чаши на рекламной вывеске ратушной аптеки.

Спору нет: за последние шестьдесят лет анималистика в таллиннской городской скульптуре укоренилась «всерьез и надолго»: даже тумбы, ограничивающие автомобильное движение на улицах Старого города, выполнены в виде голубей.

Жаль только, что тенденция к синтезу скульптуры и архитектуры, так многообещающе расцветшая в Ревеле сто лет тому назад, не нашла дальнейшего развития в Таллинне наших дней.

Но может – это только пауза перед новым всплеском? В любом случае хочется верить, что «зоопарк» на таллиннских фасадах обязательно ждет пополнение.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Есть в Таллинне городской район с названием Сибулакюла (Луковичная деревня). Однако, если покопаться в истории этого района, станет ясно, что это не случайное наименование. В 1839 году в Санкт-Петербурге был издан "Путеводитель по Ревелю и его окрестностям". В книге подробный рассказ не только об исторических и архитектурных достопримечательностях города, но и не менее полное описание всех сторон жизни Ревеля в первой половине XIX столетия. Среди прочего путеводитель сообщает о торговле овощами: "За городом огороды, которые возделывают и содержат наши Ярославские Ростовцы. Это очень выгодно для города. Прежде русские огородники приезжали в Ревель и нанимали под огороды места, отчего овощи продавались очень дешево, осенью же огородники возвращались домой, чтобы весной приехать снова. Но по времени некоторые нашли удобнее совсем переселиться в Ревель". По-видимому, одно из поселений русских огородников было в районе современных улиц Маакри, Леннуки, А.Лаутера, Каупмехе, Лембиту и Кентманна. Судя по названию, выращивали они на здешней сухой земле хороший лук.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!