А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
На улице Ратаскаеву, (Колодезная улица), можно увидеть старый колодец, в котором, по преданию, живет страшный гоблин. Когда-то ему на съедение жители бросали в колодец кошек.
Хроники Таллина
Говорят так:
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Как рыцаря без лат, представить себе Таллинн без замков невозможно.

Говоря строго, настоящий рыцарский замок в Таллинне всего один – тот, что на Тоомпеа.

Да и город в целом – если уж оставаться в строгих рамках академической истории – оснований именоваться городом-купцом имеет больше, чем городом-рыцарем.

Но звон средневековых мечей заглушает щелканье костяных счет в руках ганзейского негоцианта: с легкой руки литераторов позапрошлого столетия Ревель навеки – «рыцарский город». Для носителей русской культуры – как минимум.

Впрочем, не только русской: прямое цитирование фортификационной архитектуры рыцарских времен в городском пейзаже Таллинна служит лучшим тому подтверждением.

Твердыня, резиденция, парламент 

При жизни владельца замок фон Глена венчался фигурой орла и колоколом для созыва прислуги.

…Когда туристические восторги по поводу непривычного для Западной Европы облика собора Александра Невского стихают, наиболее дотошный из группы заморских гостей обязательно спросит: «But there is a castle?».

Действительно – где же замок, обязательно отмеченный на картах и схемах путеводителей? Пастельная пестрота фасадов площади Лосси присутствует, стоянка для машин народных избранников – тоже, но где же неприступная твердыня? И приходится вытягивать шею, и задирать глаза к самому горизонту, чтобы над черепичной крышей парламентского здания разглядеть сине-черно-белый триколор, реющий, как заверяет гид, на самой высокой башне этого загадочного сооружения.

Лет триста тому назад подобная ситуация была немыслима: нынешней площади не существовало. Существовал форбург – незастроенное пространство меж двух стен: своего рода «прелюдия» к тоомпеаской цитадели. Сама же она, мощным каменным аккордом, вставала перед глазами. Две башни фланкировали неприступный фасад из таллиннского плитняка – восьмигранная Стур-ден-Керл (Отрази врага) и круглая Ландскроне (Венец края).
Все это выстроенное в первой половине XV века фортификационное великолепие просуществовало практически в неизменном виде до третей четверти XVIII столетия, когда в Петербурге озаботились отсутствием у эстляндского губернатора достойной резиденции. Проект был заказан уроженцу Йены – архитектору Йоханну Шульцу. И к 1773 году восточное крыло бывшего орденского замка превратилось в бело-розовый дворец.

Тоомпеаскому замку определенно повезло: на грани барокко и классицизма о сохранении памятников средневекового зодчества заботились мало. Едва ли не год в год с началом работ по сооружению резиденции эстляндского губернатора матушка-Екатерина поручила зодчему Баженову перестроить в новомодном стиле московский Кремль. Да и соседний с ревельским рижский замок стремительно терял в ту же пору черты традиционной замковой архитектуры.

Все три вышеперечисленных памятника сберегла государственная казна. Точнее – отсутствие в ней свободных денег для реализации амбициозных строительных планов. Кремлевский дворец Баженова так и остался только макетом, а в Таллинне и Риге модернизации подверглись лишь «парадные» фасады замков – те, что обращены к городу. Обратная же, «тыльная» сторона остались нетронутыми.

Достаточно прогуляться вдоль пруда Шнелли – бывшего крепостного рва – или подняться по улице Фальги теэ, чтобы убедиться лишний раз: замок существует. Во всей своей средневековой красе – правда, слегка «подретушированной» девяносто лет тому назад. Когда внутри средневековых стен Эугеном Хаберманом и Хербертом Йохансоном был выстроен нынешний зал заседаний Рийгикогу.

Надо отдать архитекторам парламентского корпуса должное – они не только идеально вписали его в существующее со Средних веков здание, но и деликатно воссоздали утраченные элементы замковой архитектуры. Даже сложно поверить, что зубчатый карниз центральной части замка появился вновь в 1921 году.

Средневековый акцент

Поклонники советской версии киноприключений Шерлока Холмса и доктора Ватсона знают: замок рода Баскервиль расположен вовсе даже не среди таинственных гримпенских болот, а на солнечном пригорке по дороге в Пирита.

Пригорок называется Маарьямяги. А здание, «сыгравшее» роль Баскервиль-холла – замком Маарьямэ. Или, если возвращаться к историческому названию – Мариенберг: именно так поместье, в котором ныне располагается филиал Эстонского исторического музея, называлось изначально.

Века полтора тому назад название ревельской «Мариинской горы» неизбежно вызывало ассоциации с прусским Мариенбургом – главной резиденцией магистра Тевтонского ордена и, по совместительству, – крупнейшей кирпичной крепостью cредневековой Европы.

Однако это – не более чем созвучие: эстляндский «тезка» знаменитого немецкого замка наречен не в честь Девы Марии, небесной покровительницы северных крестовых походов, а в честь вполне земной женщины – Марии Егоровны Толстой, супруги графа Анатолия Орлова-Давыдова. Или в честь их дочери, чье имя совпадало с материнским.

Свою ревельскую резиденцию обер-штальмейстер царского двора начал строить в 1873 году не на пустом месте. Здесь с 1811 года дымили трубы сахарной мануфактуры кондитера Йоханна Готлиба Клементца, а с 1837-го – крахмального и спиртового завода Христиана Роттермана. Злые языки болтали даже, что прижимистый граф построил свое поместье на фундаментах бывших промышленных корпусов.

И снова следует обратить внимание на примечательную деталь. В Западной и Центральной Европе XIX века корпуса средневековых монастырей и замков без доли сожаления перестраивались дельцами в цеха мануфактур. В Ревеле – все наоборот: бывшая мануфактура выкупается столичным дворянином и под руководством петербургского профессора архитекторы Рудольфа Гёдике перелицовывается в «замок».

Кавычки оправданы вполне: в «замке» Орлова-Давыдова осаду, конечно, не выдержишь. Перед нами – не крепость, а поместье, вилла, если угодно — «дача». Выстроенная с активным заимствованием не только форм средневековой архитектуры, но и ее подлинных деталей.

Оказавшись как-нибудь на Маарьямяги, не поленитесь подойти к входу в филиал Исторического музея. И приглядитесь к нему повнимательнее: резная дверь и обрамляющий ее стрельчатый портал выглядят старше эффектной неоготики «сторожевой» башни.

Так оно и есть – местный архитектор Николай Тамм-старший, руководивший работами по сооружению графского «замка», решил украсить его фасад частицей не бутафорского, а настоящего средневековья. И дополнил его дверью и порталом перестроенного готического дома на улице Пикк.

Барон и его фантазия

Если проводить среди таллиннских построек, зовущихся замками, конкурс на самый оригинальный, победителем, вне сомнения, выйдет замок Хоэнхаупт.

Практически со стопроцентной гарантией можно предположить: название это рядовому таллиннцу наших дней незнакомо. Не намного большей известностью пользуется и его эстонский вариант – Кыргепеа, означающий, собственно, одно и то же – Возвышенность.

Оба топонима оказались вытеснены фамилией заказчика замка. И одновременно – его архитектора и непосредственного руководителя строительных работ – ялгимяэского помещика, барона Николая фон Глена, въехавшего в свою резиденцию в 1886 году.

Замок Глена – под этим названием самое знаменитое сооружение части города Нымме известно чуть ли не с самого дня своего основания. И немудрено: барон сам (будучи по своему основному образованию, кстати, не архитектором, а экономистом) вычертил проект своего будущего жилища. Сам и трудился на стройке.

Правда, вклад его в строительство замка был своеобразным: камень он не клал и бревна не тесал. Но всячески заботился о моральном облике рабочих – заключенных городской тюрьмы. Чтобы подневольный труд был им в радость, барон, если верить преданиям, лично исполнял строителям на флейте отрывки из опер Вагнера.

А вот непосредственно собственными руками фон Глен выстроил по соседству со своей резиденцией еще один замок. Уменьшенную копию своего жилища – на потеху внукам. Впрочем, за невысокую плату полазить по нему разрешали и детям горожан, приехавшим провести в Нымме выходной день.

Жаль, что в отличие от своего «старшего брата», восстановленного в 1977 году после полувекового запустения для нужд дома творчества Таллиннского политехнического института, «малый замок» Глена сгинул без следа еще до войны.

А может – просто не подошло время его воссоздания?

***

Как и во всякой многовековой истории, в истории таллиннских «замков» есть свои белые пятна и загадки.

Куда, например, исчез «замок», выстроенный на территории летнего поместья рода Буксгеведенов в середине XIX века по образцу принадлежащего этой дворянской фамилии средневекового замка Колувере?

Кто и когда впервые нарек «замком шиповника» роскошный городской дворец на улице Уус, 19, выстроенный в духе запоздалой неоготики в 1904-1905 годах архитектором Оскаром Шоттом? Что подвигло придать черты фортификационного сооружения главному фасаду Национальной библиотеки на Тынисмяги?

Последняя, кстати, явно свидетельствует о том, что традиция возведения «замков» не чужда таллиннской архитектуре и по сей день. Чему, пожалуй, можно только искренне порадоваться.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!