А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Богатство и процветание города всецело зависели от торговли, главным образом транзитной, между Западной Европой и Новгородом, а через него и другими русскими городами. 22 февраля 1346 года Таллинн получил от Ганзейского союза право складочного пункта в Новгородской торговле. Из Франции и Португалии привозили много соли. «Таллинн построен на соли» - гласит средневековая поговорка. И, действительно, только в течение одного дня, 15 июля 1442 года, в Таллинн пришло 57 кораблей с солью. Количество соли, привозимой в Таллинн, в некоторые годы превышало 1,200 млн. кг. На соль обменивалось в те времена зерно, занимавшее главное место среди товаров, которые вывозили из города. Соль по здешнему обычаю никто не имел право взвешивать на своих весах. Для этого на ратушной площади имелось специальное здание – «важня», известное с XIV века. В 1554 году в северной части площади была построена Новая важня. Это было двухэтажное здание с высокой крышей, украшенное барельефными медальонами с изображением граждан города. Здание важни погибло в 1944 году, а барельефы хранятся в музее. Место, на котором стояла важня, отмечено вымосткой – линией в два камня поперек основной вымостки площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Как рыцаря без лат, представить себе Таллинн без замков невозможно.

Говоря строго, настоящий рыцарский замок в Таллинне всего один – тот, что на Тоомпеа.

Да и город в целом – если уж оставаться в строгих рамках академической истории – оснований именоваться городом-купцом имеет больше, чем городом-рыцарем.

Но звон средневековых мечей заглушает щелканье костяных счет в руках ганзейского негоцианта: с легкой руки литераторов позапрошлого столетия Ревель навеки – «рыцарский город». Для носителей русской культуры – как минимум.

Впрочем, не только русской: прямое цитирование фортификационной архитектуры рыцарских времен в городском пейзаже Таллинна служит лучшим тому подтверждением.

Твердыня, резиденция, парламент 

При жизни владельца замок фон Глена венчался фигурой орла и колоколом для созыва прислуги.

…Когда туристические восторги по поводу непривычного для Западной Европы облика собора Александра Невского стихают, наиболее дотошный из группы заморских гостей обязательно спросит: «But there is a castle?».

Действительно – где же замок, обязательно отмеченный на картах и схемах путеводителей? Пастельная пестрота фасадов площади Лосси присутствует, стоянка для машин народных избранников – тоже, но где же неприступная твердыня? И приходится вытягивать шею, и задирать глаза к самому горизонту, чтобы над черепичной крышей парламентского здания разглядеть сине-черно-белый триколор, реющий, как заверяет гид, на самой высокой башне этого загадочного сооружения.

Лет триста тому назад подобная ситуация была немыслима: нынешней площади не существовало. Существовал форбург – незастроенное пространство меж двух стен: своего рода «прелюдия» к тоомпеаской цитадели. Сама же она, мощным каменным аккордом, вставала перед глазами. Две башни фланкировали неприступный фасад из таллиннского плитняка – восьмигранная Стур-ден-Керл (Отрази врага) и круглая Ландскроне (Венец края).
Все это выстроенное в первой половине XV века фортификационное великолепие просуществовало практически в неизменном виде до третей четверти XVIII столетия, когда в Петербурге озаботились отсутствием у эстляндского губернатора достойной резиденции. Проект был заказан уроженцу Йены – архитектору Йоханну Шульцу. И к 1773 году восточное крыло бывшего орденского замка превратилось в бело-розовый дворец.

Тоомпеаскому замку определенно повезло: на грани барокко и классицизма о сохранении памятников средневекового зодчества заботились мало. Едва ли не год в год с началом работ по сооружению резиденции эстляндского губернатора матушка-Екатерина поручила зодчему Баженову перестроить в новомодном стиле московский Кремль. Да и соседний с ревельским рижский замок стремительно терял в ту же пору черты традиционной замковой архитектуры.

Все три вышеперечисленных памятника сберегла государственная казна. Точнее – отсутствие в ней свободных денег для реализации амбициозных строительных планов. Кремлевский дворец Баженова так и остался только макетом, а в Таллинне и Риге модернизации подверглись лишь «парадные» фасады замков – те, что обращены к городу. Обратная же, «тыльная» сторона остались нетронутыми.

Достаточно прогуляться вдоль пруда Шнелли – бывшего крепостного рва – или подняться по улице Фальги теэ, чтобы убедиться лишний раз: замок существует. Во всей своей средневековой красе – правда, слегка «подретушированной» девяносто лет тому назад. Когда внутри средневековых стен Эугеном Хаберманом и Хербертом Йохансоном был выстроен нынешний зал заседаний Рийгикогу.

Надо отдать архитекторам парламентского корпуса должное – они не только идеально вписали его в существующее со Средних веков здание, но и деликатно воссоздали утраченные элементы замковой архитектуры. Даже сложно поверить, что зубчатый карниз центральной части замка появился вновь в 1921 году.

Средневековый акцент

Поклонники советской версии киноприключений Шерлока Холмса и доктора Ватсона знают: замок рода Баскервиль расположен вовсе даже не среди таинственных гримпенских болот, а на солнечном пригорке по дороге в Пирита.

Пригорок называется Маарьямяги. А здание, «сыгравшее» роль Баскервиль-холла – замком Маарьямэ. Или, если возвращаться к историческому названию – Мариенберг: именно так поместье, в котором ныне располагается филиал Эстонского исторического музея, называлось изначально.

Века полтора тому назад название ревельской «Мариинской горы» неизбежно вызывало ассоциации с прусским Мариенбургом – главной резиденцией магистра Тевтонского ордена и, по совместительству, – крупнейшей кирпичной крепостью cредневековой Европы.

Однако это – не более чем созвучие: эстляндский «тезка» знаменитого немецкого замка наречен не в честь Девы Марии, небесной покровительницы северных крестовых походов, а в честь вполне земной женщины – Марии Егоровны Толстой, супруги графа Анатолия Орлова-Давыдова. Или в честь их дочери, чье имя совпадало с материнским.

Свою ревельскую резиденцию обер-штальмейстер царского двора начал строить в 1873 году не на пустом месте. Здесь с 1811 года дымили трубы сахарной мануфактуры кондитера Йоханна Готлиба Клементца, а с 1837-го – крахмального и спиртового завода Христиана Роттермана. Злые языки болтали даже, что прижимистый граф построил свое поместье на фундаментах бывших промышленных корпусов.

И снова следует обратить внимание на примечательную деталь. В Западной и Центральной Европе XIX века корпуса средневековых монастырей и замков без доли сожаления перестраивались дельцами в цеха мануфактур. В Ревеле – все наоборот: бывшая мануфактура выкупается столичным дворянином и под руководством петербургского профессора архитекторы Рудольфа Гёдике перелицовывается в «замок».

Кавычки оправданы вполне: в «замке» Орлова-Давыдова осаду, конечно, не выдержишь. Перед нами – не крепость, а поместье, вилла, если угодно — «дача». Выстроенная с активным заимствованием не только форм средневековой архитектуры, но и ее подлинных деталей.

Оказавшись как-нибудь на Маарьямяги, не поленитесь подойти к входу в филиал Исторического музея. И приглядитесь к нему повнимательнее: резная дверь и обрамляющий ее стрельчатый портал выглядят старше эффектной неоготики «сторожевой» башни.

Так оно и есть – местный архитектор Николай Тамм-старший, руководивший работами по сооружению графского «замка», решил украсить его фасад частицей не бутафорского, а настоящего средневековья. И дополнил его дверью и порталом перестроенного готического дома на улице Пикк.

Барон и его фантазия

Если проводить среди таллиннских построек, зовущихся замками, конкурс на самый оригинальный, победителем, вне сомнения, выйдет замок Хоэнхаупт.

Практически со стопроцентной гарантией можно предположить: название это рядовому таллиннцу наших дней незнакомо. Не намного большей известностью пользуется и его эстонский вариант – Кыргепеа, означающий, собственно, одно и то же – Возвышенность.

Оба топонима оказались вытеснены фамилией заказчика замка. И одновременно – его архитектора и непосредственного руководителя строительных работ – ялгимяэского помещика, барона Николая фон Глена, въехавшего в свою резиденцию в 1886 году.

Замок Глена – под этим названием самое знаменитое сооружение части города Нымме известно чуть ли не с самого дня своего основания. И немудрено: барон сам (будучи по своему основному образованию, кстати, не архитектором, а экономистом) вычертил проект своего будущего жилища. Сам и трудился на стройке.

Правда, вклад его в строительство замка был своеобразным: камень он не клал и бревна не тесал. Но всячески заботился о моральном облике рабочих – заключенных городской тюрьмы. Чтобы подневольный труд был им в радость, барон, если верить преданиям, лично исполнял строителям на флейте отрывки из опер Вагнера.

А вот непосредственно собственными руками фон Глен выстроил по соседству со своей резиденцией еще один замок. Уменьшенную копию своего жилища – на потеху внукам. Впрочем, за невысокую плату полазить по нему разрешали и детям горожан, приехавшим провести в Нымме выходной день.

Жаль, что в отличие от своего «старшего брата», восстановленного в 1977 году после полувекового запустения для нужд дома творчества Таллиннского политехнического института, «малый замок» Глена сгинул без следа еще до войны.

А может – просто не подошло время его воссоздания?

***

Как и во всякой многовековой истории, в истории таллиннских «замков» есть свои белые пятна и загадки.

Куда, например, исчез «замок», выстроенный на территории летнего поместья рода Буксгеведенов в середине XIX века по образцу принадлежащего этой дворянской фамилии средневекового замка Колувере?

Кто и когда впервые нарек «замком шиповника» роскошный городской дворец на улице Уус, 19, выстроенный в духе запоздалой неоготики в 1904-1905 годах архитектором Оскаром Шоттом? Что подвигло придать черты фортификационного сооружения главному фасаду Национальной библиотеки на Тынисмяги?

Последняя, кстати, явно свидетельствует о том, что традиция возведения «замков» не чужда таллиннской архитектуре и по сей день. Чему, пожалуй, можно только искренне порадоваться.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Как известно, война была излюбленным занятием в эпоху средневековья. Однако не все башни занимались истреблением людей. Некоторые из крепостных строений несли на своих могучих плечах тяжкое бремя функций воспитания, по мере сил стараясь сеять в народе разумное, доброе, вечное. В этой связи нельзя не упомянуть Девичью башню. Это в других местах вам расскажут романтичные истории о принцессе, заточенной непреклонным отцом в высокую башню-темницу, откуда нельзя сбежать, и ее последнем прыжке навстречу свободе. В Таллинне все было намного прозаичнее: в этой башне находилась тюрьма для девиц легкого поведения и падших женщин.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!