А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Есть в Таллинне городской район с названием Сибулакюла (Луковичная деревня). Однако, если покопаться в истории этого района, станет ясно, что это не случайное наименование. В 1839 году в Санкт-Петербурге был издан "Путеводитель по Ревелю и его окрестностям". В книге подробный рассказ не только об исторических и архитектурных достопримечательностях города, но и не менее полное описание всех сторон жизни Ревеля в первой половине XIX столетия. Среди прочего путеводитель сообщает о торговле овощами: "За городом огороды, которые возделывают и содержат наши Ярославские Ростовцы. Это очень выгодно для города. Прежде русские огородники приезжали в Ревель и нанимали под огороды места, отчего овощи продавались очень дешево, осенью же огородники возвращались домой, чтобы весной приехать снова. Но по времени некоторые нашли удобнее совсем переселиться в Ревель". По-видимому, одно из поселений русских огородников было в районе современных улиц Маакри, Леннуки, А.Лаутера, Каупмехе, Лембиту и Кентманна. Судя по названию, выращивали они на здешней сухой земле хороший лук.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1104 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

В Риме – Испанская. В Одессе – Потемкинская. В Праге – Замковая, она же Старая, она же – Малостранская. А в Таллинне?

В Таллинне – лестница Майера. А может быть – Паткулевская. Или же Екатерининская.

И пускай ни одна из вышеперечисленных лестниц не может похвастаться всемирной знаменитостью, представить без них городской пейзаж Таллинна едва ли возможно.

Имени бургомистра 

Нынешняя Паткулевская лестница в бытность ее «Новой домской». Фото начала ХХ века

Самая известная из таллиннских лестниц – в самом центре города. Центральнее, пожалуй, и быть не может: площадь Вабадузе.

Сама она – старше не только окружающей застройки, но и самой площади. Ее нынешнего названия – точно: когда в 1864 году бургомистр Карл Август Майер взялся выстроить удобный подъем на нынешнюю горку Харьюмяги, плац перед не снесенными еще окончательно Харьюскими воротами назывался Дровяным рынком.

На посту ревельского бургомистра Майер пробыл четыре года, два из которых – с 1862 по 1864-ый – посвятил благоустройству недавно вычеркнутого из списка городских укреплений Ингерманландского бастиона. Будучи человеком зажиточным, он не только направлял деятельность городской Променадной комиссии, но и финансировал ее.

Лестница, носящая имя инициативного бургомистра, также была выстроена им за собственный счет. Причем не только выстроена, но и украшена: восемь керамических ваз с изображением большого городского герба на боку встали по обе стороны от ступеней. Горожане незамедлительно прозвали их «супницами».

На предмет супового сервиза вазоны лестницы Майера были похожи не только внешне: сделаны они были из керамики. По другой версии, материалом для их изготовления послужил крашеный гипс, но в любом случае век их оказался не долог: в 1887 году их заменили чугунными, существующими и по сей день.

Три года спустя лестницу расширили, а еще через семнадцать лет заменили вытершиеся плитняковые ступени более прочными и солидными, гранитными. Подрядчиком работ стал некий Й. Пюстакас – его фамилию, высеченную на восемнадцатой ступени снизу, можно отчетливо прочесть и сегодня.

Фамилию же создателя самой лестницы можно прочесть разве что на картах: в конце 2001 года городские власти включили словосочетание Mayeri trepp в список официальных городских топонимов. И это, честно говоря, несколько досадно – бургомистр Майер вполне заслуживает хотя бы мемориальной таблички.

Судебное прошлое

«Новый пешеходный путь открылся 6 октября у Паткулевского променада, – писала в 1903 году газета Walgus. – Помимо действительной важности, которую несет в себе прямой путь на вершину Домского холма, этот новый проход обещает стать и местом прогулок, ведь с него для глаз открывается широкий вид, да, вдобавок для отдыха еще и расставлены скамейки…».

Скамейки до наших дней не уцелели. Сама же лестница, сменив несколько названий – вначале она была Новой домской, затем Паткулевской, с 1939 года – просто Тоомпеаской, последние лет двадцать – снова Паткулевской – в целости и сохранности дожила до наших дней. И даже стала значительно удобнее: в шестидесятых годах обзавелась ступенями, без которых умудрялась обходиться до того.

Своим именем лестница обязана не столько ревельскому вице-губернатору Дитриху Фридриху Паткулю, сдавшему город войскам Петра в 1710 году, сколько редуту, строительство которого Паткуль финансировал в шведское время. Возникновением же – учреждению, располагавшемуся на рубеже XIX-XX века в нынешней резиденции правительства ЭР.

Ревельско-гапсальский мировой съезд – орган, контролирующий деятельность крестьянских судов первой инстанции – разместился на Тоомпеа в 1891 году. В Верхний город, издревле считавшийся вотчиной дворян, потянулся бесчисленный поток хуторян, ищущих у судебной власти правды и справедливости.

Говорят, что именно их простонародный облик настолько колол глаза обитателям баронских особняков, что Эстляндское рыцарство подняло вопрос о немедленном сооружении лестницы, по которой крестьяне смогли бы попадать прямиком в судебное присутствие, не появляясь, лишний раз, на улицах, предназначенных для «чистой публики».

Так это было или не так – сказать затруднительно. Но факт остается фактом: вплоть до самой февральской революции «часы работы» Паткулевской лестницы совпадали с приемными часами в мировом съезде: с восьми утра до пяти вечера.

Калитка, закрывающая некогда прямой путь от Балтийского вокзала до Тоомпеа, просуществовала, кстати, без малого сто лет: вплоть до последней реставрации 2001 года.

Старое и новое

«Новой» домской лестницей нынешнюю лестницу Паткуля называли век тому назад, явно противопоставляя ее «старой»: той, чьи ступени составляют три четверти длины улицы Люхике-Ялг.

Соединяющий Нижний и Верхний город пешеходный маршрут впервые упоминается в письменных источниках уже в 1353 году. Когда же он впервые приобрел известный нынешним горожанам «лестничный» облик – сказать сложнее.

Во всяком случае, на детальном плане Ревеля, составленном местной инженерной командой к 1825 году ступени на улице Люхике-Ялг уже отмечены. Известно, что в начале ХХ века они были сменены с плитняковых на гранитные – уж не «одним ли приемом» со ступенями лестницы Майера?

В любом случае, и лестнице на Люхике-Ялг, и самой улице повезло: свой романтически-«средневековый» облик она сохранила практически без изменений. Чего не скажешь о ее ближайшей соседке – улочке Трепи, чье название, собственно, и означает – Лестничная.

Скромная эта улочка вплоть до марта 1944 года соединяла улицу Харью с подворьем церкви Нигулисте и вполне могла поспорить с вышгородской улицей Рахукохту за звание «самой узкой в городе». А вот «лестничного» в ней было немного – один пролет в десяток ступеней.

С недавних пор убедиться в этом вновь может всякий желающий: 21 августа 2007 года расчищенная от земли трасса улицы вновь была открыта для прохода. И увенчана аркой существовавших здесь до войны ворот Ныеласильм: в дословном переводе – Игольное ушко.

След Екатерины 

Когда весной 2006 года дирекция парка Кадриорг рапортовала об окончании реставрации Екатерининской лестницы, большая часть горожан удивленно пожимали плечами: где это?

В неведении нет ничего удивительного: топоним этот до сих пор к числу официальных не относится. Сама же лестница, соединяющая окрестности домика Петра I с вершиной холма Ласнамяги существует никак не менее двух столетий.

Когда именно она была сооружена – затрудняются ответить даже краеведы. Нынешний облик указывает на середину ХХ века, хотя на планах Екатериненталя-Кадриорга она существует, по крайней мере, с начала XIX столетия, если не раньше.

Народная молва упорно связывает строительство лестницы с именем императрицы, занимавшей российский престол с 1762 по 1796 год. Зерно истины в этой версии есть: Екатерина II бывала в Ревеле дважды, как в качестве супруги наследника престола, так и ставши самодержицей – и дважды останавливалась в Екатеринентальском дворце.

Не исключено, что она поднималась и на Ласнамяги, тогдашний Лаксберг. Но то, что свой подъем царственная гостья свершала по специально сооруженной для нее (легенды добавляют – за одну ночь!) лестнице – уже сомнительнее. Никаких свидетельств о ее строительстве до сих пор не обнаружено.

Впрочем, новейшие исследования старинных планов Кадриорга подтверждают: какой-то подъем на холм в окрестностях домика Петра во второй половине XVIII столетия существовал: им, скорее всего, пользовалась парковая обслуга, отвечавшая за работу фонтанов, вода в которые самотеком поступала с Ласнамяэ.

Быть может, во время визита в Ревель Екатерина решила воспользоваться «простонародным подъемом» — очень уж привлекательная панорама открывается с него на город и порт. А народная молва связала это событие с построенной через много лет после этого лестницей.

Выход из безвестности 

Если даже расположенные на территории Старого города и исторических предместий лестницы изучены до сих пор явно недостаточно, то что уж говорить о тех, что находятся в районе новостроек.

Так, с точностью лишь до десятилетия – семидесятые годы прошлого века – можно датировать две лестницы, соединяющие Нымме и Мустамяэ. Еще сложнее ситуация с их названиями – та, что выстроена у замка Глена именуется то Гленовской, то Студенческой. Вторая же, по которой можно спустится к тропе здоровья Ныммеского лесопарка – и вовсе безымянная.

Да что там Мустамяэ и Нымме! Вплоть до самого последнего времени в полном забвении (и далеко не лучшем техническом состоянии) находилась лестница, расположенная на три сотни метров южнее Паткулевской – с 1963 года ведущая к самым стенам замка Тоомпеа.

К 2006 году ее тщательно отреставрировали и присвоили официальное имя: лестница Пильштикера. То есть – Точильщика стрел: именно так называется замковая башня, к основанию которой можно подняться по лестничным ступеням.

И пускай между времен постройки башни и сооружением лестницы названной в ее честь – дистанция в полтысячелетия. Главное – одной безымянной лестницей в Таллинне стало меньше.

Может, и управам Мустамяэ и Кристийне последовать примеру властей части города Кесклинна?

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!