А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Раз в год из заброшенного колодца в центре Таллинна выходит водяной и задает первому встречному вопрос: "Достроен ли город?" И если хоть кто-то ответит: "Да", случится беда -- водяной затопит всю местность. Поэтому горожане из века в век твердят одно: старый Таллинн будет достраиваться вечно.
Хроники Таллина
Говорят так:
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

В Риме – Испанская. В Одессе – Потемкинская. В Праге – Замковая, она же Старая, она же – Малостранская. А в Таллинне?

В Таллинне – лестница Майера. А может быть – Паткулевская. Или же Екатерининская.

И пускай ни одна из вышеперечисленных лестниц не может похвастаться всемирной знаменитостью, представить без них городской пейзаж Таллинна едва ли возможно.

Имени бургомистра 

Нынешняя Паткулевская лестница в бытность ее «Новой домской». Фото начала ХХ века

Самая известная из таллиннских лестниц – в самом центре города. Центральнее, пожалуй, и быть не может: площадь Вабадузе.

Сама она – старше не только окружающей застройки, но и самой площади. Ее нынешнего названия – точно: когда в 1864 году бургомистр Карл Август Майер взялся выстроить удобный подъем на нынешнюю горку Харьюмяги, плац перед не снесенными еще окончательно Харьюскими воротами назывался Дровяным рынком.

На посту ревельского бургомистра Майер пробыл четыре года, два из которых – с 1862 по 1864-ый – посвятил благоустройству недавно вычеркнутого из списка городских укреплений Ингерманландского бастиона. Будучи человеком зажиточным, он не только направлял деятельность городской Променадной комиссии, но и финансировал ее.

Лестница, носящая имя инициативного бургомистра, также была выстроена им за собственный счет. Причем не только выстроена, но и украшена: восемь керамических ваз с изображением большого городского герба на боку встали по обе стороны от ступеней. Горожане незамедлительно прозвали их «супницами».

На предмет супового сервиза вазоны лестницы Майера были похожи не только внешне: сделаны они были из керамики. По другой версии, материалом для их изготовления послужил крашеный гипс, но в любом случае век их оказался не долог: в 1887 году их заменили чугунными, существующими и по сей день.

Три года спустя лестницу расширили, а еще через семнадцать лет заменили вытершиеся плитняковые ступени более прочными и солидными, гранитными. Подрядчиком работ стал некий Й. Пюстакас – его фамилию, высеченную на восемнадцатой ступени снизу, можно отчетливо прочесть и сегодня.

Фамилию же создателя самой лестницы можно прочесть разве что на картах: в конце 2001 года городские власти включили словосочетание Mayeri trepp в список официальных городских топонимов. И это, честно говоря, несколько досадно – бургомистр Майер вполне заслуживает хотя бы мемориальной таблички.

Судебное прошлое

«Новый пешеходный путь открылся 6 октября у Паткулевского променада, – писала в 1903 году газета Walgus. – Помимо действительной важности, которую несет в себе прямой путь на вершину Домского холма, этот новый проход обещает стать и местом прогулок, ведь с него для глаз открывается широкий вид, да, вдобавок для отдыха еще и расставлены скамейки…».

Скамейки до наших дней не уцелели. Сама же лестница, сменив несколько названий – вначале она была Новой домской, затем Паткулевской, с 1939 года – просто Тоомпеаской, последние лет двадцать – снова Паткулевской – в целости и сохранности дожила до наших дней. И даже стала значительно удобнее: в шестидесятых годах обзавелась ступенями, без которых умудрялась обходиться до того.

Своим именем лестница обязана не столько ревельскому вице-губернатору Дитриху Фридриху Паткулю, сдавшему город войскам Петра в 1710 году, сколько редуту, строительство которого Паткуль финансировал в шведское время. Возникновением же – учреждению, располагавшемуся на рубеже XIX-XX века в нынешней резиденции правительства ЭР.

Ревельско-гапсальский мировой съезд – орган, контролирующий деятельность крестьянских судов первой инстанции – разместился на Тоомпеа в 1891 году. В Верхний город, издревле считавшийся вотчиной дворян, потянулся бесчисленный поток хуторян, ищущих у судебной власти правды и справедливости.

Говорят, что именно их простонародный облик настолько колол глаза обитателям баронских особняков, что Эстляндское рыцарство подняло вопрос о немедленном сооружении лестницы, по которой крестьяне смогли бы попадать прямиком в судебное присутствие, не появляясь, лишний раз, на улицах, предназначенных для «чистой публики».

Так это было или не так – сказать затруднительно. Но факт остается фактом: вплоть до самой февральской революции «часы работы» Паткулевской лестницы совпадали с приемными часами в мировом съезде: с восьми утра до пяти вечера.

Калитка, закрывающая некогда прямой путь от Балтийского вокзала до Тоомпеа, просуществовала, кстати, без малого сто лет: вплоть до последней реставрации 2001 года.

Старое и новое

«Новой» домской лестницей нынешнюю лестницу Паткуля называли век тому назад, явно противопоставляя ее «старой»: той, чьи ступени составляют три четверти длины улицы Люхике-Ялг.

Соединяющий Нижний и Верхний город пешеходный маршрут впервые упоминается в письменных источниках уже в 1353 году. Когда же он впервые приобрел известный нынешним горожанам «лестничный» облик – сказать сложнее.

Во всяком случае, на детальном плане Ревеля, составленном местной инженерной командой к 1825 году ступени на улице Люхике-Ялг уже отмечены. Известно, что в начале ХХ века они были сменены с плитняковых на гранитные – уж не «одним ли приемом» со ступенями лестницы Майера?

В любом случае, и лестнице на Люхике-Ялг, и самой улице повезло: свой романтически-«средневековый» облик она сохранила практически без изменений. Чего не скажешь о ее ближайшей соседке – улочке Трепи, чье название, собственно, и означает – Лестничная.

Скромная эта улочка вплоть до марта 1944 года соединяла улицу Харью с подворьем церкви Нигулисте и вполне могла поспорить с вышгородской улицей Рахукохту за звание «самой узкой в городе». А вот «лестничного» в ней было немного – один пролет в десяток ступеней.

С недавних пор убедиться в этом вновь может всякий желающий: 21 августа 2007 года расчищенная от земли трасса улицы вновь была открыта для прохода. И увенчана аркой существовавших здесь до войны ворот Ныеласильм: в дословном переводе – Игольное ушко.

След Екатерины 

Когда весной 2006 года дирекция парка Кадриорг рапортовала об окончании реставрации Екатерининской лестницы, большая часть горожан удивленно пожимали плечами: где это?

В неведении нет ничего удивительного: топоним этот до сих пор к числу официальных не относится. Сама же лестница, соединяющая окрестности домика Петра I с вершиной холма Ласнамяги существует никак не менее двух столетий.

Когда именно она была сооружена – затрудняются ответить даже краеведы. Нынешний облик указывает на середину ХХ века, хотя на планах Екатериненталя-Кадриорга она существует, по крайней мере, с начала XIX столетия, если не раньше.

Народная молва упорно связывает строительство лестницы с именем императрицы, занимавшей российский престол с 1762 по 1796 год. Зерно истины в этой версии есть: Екатерина II бывала в Ревеле дважды, как в качестве супруги наследника престола, так и ставши самодержицей – и дважды останавливалась в Екатеринентальском дворце.

Не исключено, что она поднималась и на Ласнамяги, тогдашний Лаксберг. Но то, что свой подъем царственная гостья свершала по специально сооруженной для нее (легенды добавляют – за одну ночь!) лестнице – уже сомнительнее. Никаких свидетельств о ее строительстве до сих пор не обнаружено.

Впрочем, новейшие исследования старинных планов Кадриорга подтверждают: какой-то подъем на холм в окрестностях домика Петра во второй половине XVIII столетия существовал: им, скорее всего, пользовалась парковая обслуга, отвечавшая за работу фонтанов, вода в которые самотеком поступала с Ласнамяэ.

Быть может, во время визита в Ревель Екатерина решила воспользоваться «простонародным подъемом» — очень уж привлекательная панорама открывается с него на город и порт. А народная молва связала это событие с построенной через много лет после этого лестницей.

Выход из безвестности 

Если даже расположенные на территории Старого города и исторических предместий лестницы изучены до сих пор явно недостаточно, то что уж говорить о тех, что находятся в районе новостроек.

Так, с точностью лишь до десятилетия – семидесятые годы прошлого века – можно датировать две лестницы, соединяющие Нымме и Мустамяэ. Еще сложнее ситуация с их названиями – та, что выстроена у замка Глена именуется то Гленовской, то Студенческой. Вторая же, по которой можно спустится к тропе здоровья Ныммеского лесопарка – и вовсе безымянная.

Да что там Мустамяэ и Нымме! Вплоть до самого последнего времени в полном забвении (и далеко не лучшем техническом состоянии) находилась лестница, расположенная на три сотни метров южнее Паткулевской – с 1963 года ведущая к самым стенам замка Тоомпеа.

К 2006 году ее тщательно отреставрировали и присвоили официальное имя: лестница Пильштикера. То есть – Точильщика стрел: именно так называется замковая башня, к основанию которой можно подняться по лестничным ступеням.

И пускай между времен постройки башни и сооружением лестницы названной в ее честь – дистанция в полтысячелетия. Главное – одной безымянной лестницей в Таллинне стало меньше.

Может, и управам Мустамяэ и Кристийне последовать примеру властей части города Кесклинна?

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!