А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В одном из преданий говорится, будто датчане решили неожиданно напасть на город, перебить его жителей и овладеть имуществом эстов. Заговорщики хранили свои намерения в строжайшей тайне, но некоего Тоомаса, знаменосца датчан, стала мучить совесть. Он выдал магистрату план нападения. В городе выставили усиленный дозор. Было решено впустить злоумышленников в город, а потом на какой-нибудь узкой улочке напасть на них и уничтожить всех до единого. События развернулись именно таким образом, и смута была пресечена. Знаменосцу оказали особую честь - шпиль Ратуши украсили фигуркой воина со знаменем. Новый флюгер назвали именем Тоомаса.
Говорят так:
По одной из легенд, Таллинн основан на могильном кургане. Холм Тоомпеа считается надгробием Калева, легендарного короля эстов. Его безутешная вдова Линда долгие месяцы стаскивала на место погребения огромные валуны. Так и вырос холм Тоомпеа. А Линда, устав от таких нечеловеческих трудов, присела отдохнуть… и превратилась в камень. В 1920 г. в парке у стен города таллинцы установили памятник плачущей от изнеможения Линде. Камень же, виден из таллинского озера Юлемисте, а само оно образовано из наплаканных Линдой слёз.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1324 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Невзрачная рыбка размером всего-то в полтора пальца длиной вот уже третий век кряду является неоспоримым гастрономическим брендом Таллинна.

Конкуренты, на самом деле, имеются.

Например – густой и до приторности сладкий ликер в стилизованной под башню крепостной стены бутылке.

Или – марципан, пускай и не изобретенный, вопреки заверениям гидов в таллиннской Ратушной аптеке, но несущей на себе оттиснутые изображения основных достопримечательностей старого города.

Но обоим им по популярности и узнаваемости не сравниться с жестяной консервной банкой, украшенной силуэтом Таллинна со стороны Пирита. И обязательной надписью – «Таллиннские кильки».

Давняя связь

По мнению гурманов столетней давности ревельские кильки считались шедевром кулинарного искусства, а по мнению коллекционеров наших дней характерными образчиками промышленного дизайна начала ХХ века являются и жестянки из под знаменитого таллиннского деликатеса

Уже «Толковый словарь живого великорусского языка» Владимира Даля, посвящающий «небольшой рыбке из рода сельдей» крохотную статью, уточняет: «ловимая около Ревеля».

К тому времени, как Даль принялся за составление своего словаря, вкус ревельской кильки был хорошо знаком не только в главном городе Эстляндской губернии, но и в Санкт-Петербурге: по крайней мере, с 1825 года, в столицу ежегодно отсылалось несколько десятков тысяч бочонков с немудреным деликатесом.

С известной долей вероятности можно предположить, кто был первым отведавшим кильку петербуржцем: известно, что в декабре 1711 года ей угощали в ревельской ратуше впервые посетившего город Петра Великого. Царь, кстати, не расслышал название поданной ему рыбы и сильно озадачил столичных поваров, когда некоторое время спустя вновь потребовал подать ее себе на стол.

Старейшее же упоминание о таллиннской кильке, по всей вероятности, относится к семидесятым годам XVII века: нюренбергский дипломат Ганс-Мориц Айрман не только упоминал о них в своей книге о путешествии в Московию, но и привел текст бытовавшей в Ливонии песенки – если, мол, кильки в море переведутся, то погибель нам, шведам, будет.

Доброе блюдо

Шведы, бывшие до 1710 года безраздельными повелителями как балтийского побережья, так и акватории Балтики, подметили верно: по питательным свойствам невзрачная на первый взгляд килька – рыба отменная.

Она – родственница средиземноморского анчоуса, азовской хамсы, чероморско-каспийской тюльки и даже – норвежской сельди. Попавшая, однако, в повседневном меню несколько позднее всех вышеперечисленных сортов рыб: водится килька на порядочной глубине, куда средневековые рыболовы, как правило, не заходили.

Не заходили, конечно же, зря. По свидетельству все того же Айрмана килька относится к числу рыб, «которыми никак нельзя пресытится, ибо их можно на все лады парить, варить, жарить, а также сушить или солить и вкушать через годы, что является хорошим подспорьем и питанием для бедного крестьянина»

«Их можно просто отварить с солью, и они все-таки вкусны», – продолжает он. Добавляя при этом еще один немаловажный плюс килек – их дешевизну: за 3 или 4 пфеннига можно купить целое «доброе блюдо».

Секрет производства

Из всех описанных немецким путешественником способов приготовления кильки самым верным оказалось засолка. Можно сказать – и самым живучим: как только город оправился от ран Северной войны, как упоминания о пересыпанной солью и пряностями рыбешке вновь выплывают из почти полувекового забвения.

В 1772 году в Ревеле возобновляется издание газеты – и на ее страницах все чаще начинают появляться объявления о том, что по тому или иному адресу «с радостью предлагают заготовленную кильку-салаку». Торговали ею как лавочники и рыбаки, так и частные лица – преимущественно, почему-то обедневшие вдовы.

Надо сказать, что помимо рыбозаготовок те же самые вдовы занимались, порой и максимально далекими от кулинарии делами. В частности – подготовкой усопших горожан в последний путь: еще и в начале XIX столетия никого не удивляли газетные объявления вроде «продаю хорошо засоленные кильки и принимаю заказы на омовение и обряжение покойников».

Каким образом кулинарные и ритуальные услуги сочетались между собой – сказать трудно. Известно лишь, что представлявшие их горожанки владели главным секретом приготовления килечного рассола – обязательно добавляли в него лавровый лист и английский перец.

Русский бизнес 

Прежде, чем засолить, рыбу, понятное дело, необходимо поймать. И если в первом преуспевали немцы, то во втором – русские: артели рыбаков, приходившие в Ревель на сезонные промысел из Тверской губернии.

Из зарегистрированных в городе в 1851 году 225 профессиональных рыбаков, объединенных в десять артелей, большинство числилось выходцами из города Осташкова, расположенного неподалеку от знаменитого озера Селигер. На ревельском рейде осташковцы преобладали на протяжении всего XIX века, сдав позиции эстонцам лишь к самому его закату.

Но даже и после того, как непосредственно на лов стали выходить местные уроженцы, заготовка и дальнейшая реализация ревельских килек долгое время оставалась «русским бизнесом». Конечно, имена производителей-немцев и производителей эстонцев красовались на консервных банках достаточно часто, но титул «килечных королей» закрепился сто лет тому назад за выходцами из внутренних губерний России.

Двум купеческим династиям ревельская килька обязана общероссийской знаменитостью – Деминым и Малаховым. Причем если предприятие первого из них, поставщика царского двора стало клониться к закату почти сразу же после крушения монархии, то малаховская продукция экспортировалась в Западную Европу, Южную Африку и в Советскую Россию вплоть до конца тридцатых годов.

Не кильки ли запакованные в жестянки на расположенном в Каламая предприятии Павла Малахова, кстати, упоминаются в одном из черновых вариантов булгаковского «Мастера и Маргариты»?

Оттенки вкуса

«Роман» между таллиннским деликатесом и русской культурой мог бы послужить темой для небольшой научной диссертации.

«Пахучие ревельские кильки», красуются на столе адмирала Рождественского в романе Новикова-Прибоя «Цусима». Крик разносчика «Кильки, ревельские кильки!» врывается в воспоминания о петербургском детстве художника Добужинского. Ревель оказывается «не только кильками, но и столицей целого государства» для героя Эренбурга.

Кильки присутствуют в юморесках Тэффи и Аверченко, а журналист Буренин, пародируя газетные разделы музыкально-театральной хроники, пишет о «знаменитом композиторе Автомедонтове, авторе неизвестной миру, но известной до последней ноты его почитателям и почитательницам опере «Ревельская килька».

Нетрудно заметить, что в последнем случае название таллиннского деликатеса уже покидает область исключительно гастрономии. Становясь чем-то вроде имени нарицательного – причем не всегда с положительным оттенком.

«Ревельской килькой» например, дразнили выдавшую себя за уроженку Баварии одноклассницу-немку героини «Записок маленькой гимназистки» Чарской. А поэт-эмигрант второй волны Чиннов вспоминал, как упрекала своего супруга его тетка: «Я дочь русского генерала, а не какой-то ревельской кильки!»

«Все же, презрение к ревельским килькам не оправдано, – продолжал мемуарист. – Серебристая эта рыбка, с янтарным ободком вокруг черного зрачка, смутно-розоватым мясом – и темным лавровым листиком, и черными перчинками в коробочке – лучшая закуска к рябиновке и зубровке. За ваше здоровье!»

Вкусный брэнд

В ноябре 1905 года одна из петербургских газет напечатала на первой полосе аршинными буквами «Да здравствует р…!». Через неделю – «Да здравствует ре…!». Потом – «Да здравствует рев…!».

Читательский ажиотаж вокруг невиданного вольнодумства нарастал, резко увеличивая спрос на издание и его тираж – пока редакция не опубликовала «революционный лозунг» целиком: «Да здравствует ревельская килька!»

Может ли ставшая из ревельской таллиннской килька выступить в роли столь беспроигрышного рекламного хода – да еще и за пределами Эстонии – в наши дни? Навряд ли. Но жалеть об этом, пожалуй, не стоит.

И по сей день шутливое название Таллинна – Килулинн, то бишь Килькоград – нет-нет, да и промелькнет то в разговорной речи, то в Интернет-комментариях. Панораму города со стороны Пирита и по сей день называют «силуэтом с килечной коробки».

А главное – жестяная коробка с пряным содержимым и по сей день без труда отыщется и в чемодане возвращающегося из Таллинна туриста, и в сумке, которую таллиннец несет домой из магазина.

Самый вкусный и востребованный таллиннский бренд разменял третье столетие. Хочется верить – далеко не последнее.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

SHIBA INU COIN TALLINN ESTONIA

Раздача халявных токенов SHIBA INU. Можно ли заработать?

Привет друзья! Недавно попалось интересное предложение: установить в приложении Telegram бот, по раздаче бесплатных монет относительно молодого проекта SHIBA INU. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Главное здание больницы Общества общественного призрения с характерными вентиляционными трубами. Рисунок, выполненный по памяти в середине ХХ века.

От богаделен и госпиталей до больничных комплексов

Специальные здания для ухода за больными и их лечения предки нынешних таллиннцев начали строить еще до того, как поселение у ...

Читать дальше...

Северный, обращенный к Старому городу фасад театра и концертного зала «Эстония» в 1913 году: на первый взгляд – похоже, но приглядевшись, можно найти массу отличий.

Театр «Эстония»: метаморфозы фасада

За более чем вековую историю существования здания театра и концертного зала «Эстония» его северный, обращенный к Старому городу, фасад менял ...

Читать дальше...

Вход в здание Большой гильдии, стилизованный под сени сказочного терема 
в дни проведения Первой русской выставки Эстонии.

Смотр достижений нацменьшинства: Первая русская выставка

Первая русская выставка Эстонии, прошедшая в Таллинне весной 1931 года, привлекла всеобщее внимание и стала существенной вехой на пути межкультурного ...

Читать дальше...

Нынешний детский сад «Лотте» в Кадриорге – помещения ситцевой мануфактуры Х. Фрезе.

Восемь столетий Таллинна: век XVIII, просвещенный

Грань между Средними веками и Новым временем во многом условная – однако не будет ошибкой считать, что Таллинн по-настоящему переступил ...

Читать дальше...

Портреты космонавтов на фасаде таллиннского кафе «Москва».
Фото первой половины шестидесятых годов.

Таллинн, апрель 1961-го: космос становится ближе

Никогда до того – да, пожалуй, и никогда после, вплоть до дня сегодняшнего – космические дали не были так близки ...

Читать дальше...

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Новая кадриоргская оранжерея в представлении ее архитекторов.

Лето круглый год: в Кадриорг вернется оранжерея

Начать восстановление оранжереи, некогда бывшей неотъемлемой частью садово-паркового ансамбля в Кадриорге, городские власти планируют еще до конца нынешнего года. К числу ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Лев и орел - "царственные животное и птица" олицетворяют силу и мощь государства. Поэтому именно они в различных вариантах наиболее часто встречаются в гербах различных государств еще со времен средневековья. Не может не возникнуть вопроса, почему животных на Эстляндском гербе, называют леопардами, ведь они гораздо в большей степени похожи на львов? Да и в описаниях в одних случаях их представляют как львов, а в других - как леопардов. Нет, то не небрежность авторов и тем более не ошибка. В геральдике, в дисциплине о гербах, или даже "науке о гербах", все это четко обусловлено. Название животного зависит от его положения. Льва, стоящего на задних лапах, именуют львом. Изображают его на щите в профиль с высунутым языком и обращенным к спине концом хвоста. Лев, изображенный в щите идущим, с прямо повернутой головою, называется леопардом. Если же лев изображен в гербе идущим, но в профиль, то в соответствии с правилами геральдики перед нами леопардовый лев или лев-леопард.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!