А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Таллинн - всегда был и остается одним из старейших ганзейских городов, справедливо величая себя одним из «прекрасно сохранившихся средневековых европейских городов», прекрасно сочетая средневековые церкви и дома в готическом стиле с современной инфраструктурой.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1105 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Городская страница в истории Таллинна началась здесь: на пустынном ныне холме в изгибе реки Пирита.

Настоящая история – длинная, содержательная, захватывающая – обязательно начинается с пролога.

Для истории Таллинна таким «прологом» является городище Иру: первый очаг протогородского уклада жизни на территории нынешней столицы.

Давным-давно угасший – но и по сей день способный пролить свет на события минувшего.

Точка отсчета 

Реконструкция облика городища Иру.

«А потом, считаясь с традицией,/Городище осмотришь в Иру./С гневом вспомнишь немецких рыцарей,/Тех, что грабили Харью и Виру», – наставлял более полувека тому назад направляющегося в Пирита читателя Пауль Руммо.

Поэт, лихо зарифмовавший описание маршрута для «экскурсии выходного дня», ошибался. Прежде всему потому, что огнем и мечом земли двух нынешних уездов Эстонии обращали в католическую веру не немецкие, а датские воины.

Но главное – к трагической судьбе городища Иру их карательные экспедиции отношения не имеют: поселение над излучиной реки Пирита было покинуто обитателями века за полтора до начала Северных крестовых походов.

Точнее – в промежутке между 1030 и 1050 годами: относительно даты окончательного угасания городища Иру среди историков и археологов существует консенсус. В вопросе же его возникновения подобное единомыслие отсутствует.

Дат предлагается несколько – в зависимости от точки отсчета.

Зерно истины

После того, как летом 2008 года следы древнего поселения были обнаружены прямо под асфальтом площади Вабадузе, разговоры о том, что на месте современного Таллинна люди проживают чуть ли не четыре с лишним тысячи лет, вспыхнули с новой силой.

Четыре – не четыре, но к эпохе неолита остатки стоянки доисторических охотников и рыболовов, по всей вероятности, относятся. Правда, называть их далекими «предками» современных таллиннцев все равно не приходится – даже в символическом смысле. Потому, что были они не «местными жителями», а кочевниками – сегодня здесь, завтра там.

Позднейшее же городище Иру – принципиально иной разговор. Находки археологов, со второй половины тридцатых годов прошлого века работающих на холме над рекой Пирита и у его основания, относятся к тому же неолиту. То есть – к эпохе, когда люди пользовались каменными орудиями труда.

По своему «возрасту» древнейшие находки Иру несколько «моложе» артефактов, обнаруженных при реконструкции площади Вабадузе. Но характер в данном случае важнее датировки: на одном из обнаруженных у подножья позднейшего городища черепков обнаружен отпечаток зерна.

О чем он может рассказать нам? Прежде всего, о том, что древние обитатели Иру были знакомы с земледелием. Стало быть – вели не кочевой, а оседлый образ жизни. И хотя образ их жизни еще не имел ничего общего с городским, на роль далеких пращуров последующих горожан они могут претендовать – хотя бы по признаку оседлости.

Дерево и камень

Оседлость, впрочем, понятие относительное. Археологи точно знают, что первое поселение на холме Иру возникло три с половиной тысячи лет тому назад как минимум. Но как долго оно просуществовало и существовало ли с тех пор непрерывно – вопрос открытый.

Большинство исследователей все же сходятся во мнении, что поселок древних земледельцев рано или поздно был разграблен жадными до чужого добра соседями. Поздний каменный век сменился медным, прежде чем между VII-V веками до нашей эры на холме Иру вновь закипела жизнь.

Поселение времен энеолита от своего предшественника отличается, прежде всего, наличием укреплений. Жизнь на территории нынешней Эстонии становилась все более беспокойной и обзавестись надежным деревянным частоколом точно не помешало: возведен он был изначально в северной части холма.

Защитой сооруженный «тын» оказался, по всей видимости, ненадежной: его уцелевшее в земле основание сохранило следы пожара. Учитывая предыдущую ошибку, обитатели городища возвели новый частокол вокруг южной стороны холма. После того, как во время очередной осады был сожжен и он – вновь перенесли укрепление севернее…

Так продолжалось, вероятно, до начала VIII века нашей эры, когда городище, ставшее центром двух соседних земель — Рявала и Окриэле, не обзавелось каменным валом.

Почти город

Массивная ограда, сложенная из окрестного плитняка методом сухой кладки – строительного раствора местные племена до прихода датчан и немцев не знали – выглядела, вероятно, внушительно.

Не менее внушительными были и размеры городища – четыре тысячи квадратных метров: это всего на гектар меньше площади будущего Верхнего города Ревеля, до времени основания которого оставалось добрых четыре столетия. Столь масштабных фортификационных сооружений в Северной Эстонии прежде не возводили.

VIII-X века нашей эры – время расцвета городища Иру. Пожалуй, правильнее его называть в этот период не городищем, а «протогородом»: так, вероятно, будет звучать перевод применяемого к нему эстонскими археологами термина «linnapära» на русский язык.

Применяется заслуженно: население Иру в этот период – уже далеко не только земледельцы позднего неолита. Здесь живут ремесленники – причем не просто деревенские умельцы, а профессиональная элита своего времени – литейщики.

Здесь живут купцы – на территории были найдены античные и восточные монеты. Здесь живут воины – наконечники копий и стрел тому подтверждение. Здесь, вероятно, живут и мореходы: до речного устья от городища не более четырех километров и легкие суда викингов без труда преодолевают это расстояние.

Правда, городище не обладает пока еще двумя основными признаками позднейших городов: оно не является ни административным, ни религиозным центром. Но все, как говорится, еще впереди…

Загадка исчезновения

«Впереди», увы, не наступило: никто не знает почему точно, но в середине XI столетия жители оставили городище Иру. И оно не возродилось в былом виде уже никогда.

Причин тому называют несколько. Первая – общее поднятие земной поверхности на территории нынешнего Таллинна над уровнем моря. Вторая – изменение конструкции купеческих судов: осадка у них была глубже, чем у боевых кораблей викингов, и река Пирита оказалась для них слишком мелководна.

Есть и третья причина: по данным русских летописей, в 1030 году киевский князь Ярослав Мудрый совершил поход до берегов Балтики. Именно в ходе этого военного рейда на месте городища древних эстов Тарбату была поставлена крепость Юрьев. Может, воины Ярослава нанесли непоправимый удар и городищу Иру?

В любом случае, оставлению городища наверняка предшествовали какие-то из ряда вон выходящие события, навсегда отбившие у обитателей окрестных земель даже желание вернуться на прежде обжитое место, как это случилось с тем же Тарбату-Юрьевым, последующим Дерптом, через несколько лет после похода Ярослава.

Холм же над рекой Пирита опустел навсегда – при том, что деревня в его окрестностях сохранилась. И даже торжище неподалеку от речной гавани, по некоторым сведениям, просуществовало чуть ли не до самого XII века.

Олений след

В письменных источниках деревня неподалеку от покинутого городища впервые упоминается под именем Hirwae: именно в таком виде незнакомый ему эстонский топоним был зафиксирован писцом на страницах Датской поземельной книги в 1241 году.

Латинский дифтонг «ае» читается как «э». Позволяя расслышать в древнем названии деревни (и, вполне вероятно, также и нынешнего городища Иру) современное эстонское слово «hirve»: прилагательное от слова «олень», «лань» или «косуля». От него более чем соблазнительно протянуть параллель до немецкого существительного «reh», означающего то же самое животное. Ведь именно как «Reh fall», то есть – «косуля упала» – предлагало понимать название «Reval» преданье, бытовавшее среди горожан-остзейцев.

В этой версии есть, конечно, свои слабые стороны. Ведь, если предполагаемое переселение считавших своим тотемным животным косулю или оленя жителей городища Иру на территорию позднейшего Вышгорода произошло в середине XI столетия, то легенда об упавшей косуле впервые фиксируется лишь в конце XVIII века.

С другой стороны, еще за сто лет до того, как легенда была опубликована, в собрании столового серебра братства Черноголовых уже были церемониальные кубки, выполненные в виде стилизованной козьей ноги. Неизвестные не только рижским, но и даже ближайшим, дерптским черноголовым.

Кто знает, может и вправду погибшее Ируское городище оставило таким образом своеобразный след в позднейшем ревельском фольклоре?

Танки на городище

Забвение городища Иру продолжалось свыше тысячелетия: Ревель, а впоследствии и Таллинн, казалось, даже не догадывался о его существовании вплоть до середины тридцатых годов ХХ века.

Возвращение памяти произошло стремительно: вслед за началом авторитарного правления Константина Пятса поиски «донемецкого» прошлого столицы Эстонской Республики начались с особым рвением – археологи начали раскопки на холме над излучиной Пирита уже в 1936 году.

Вслед за учеными подтянулись… военные: 28 августа 1937 года в городище был возобновлен символический гарнизон. Составили его члены Кайтселийта из соседнего поселка Нехату. Сам отряд по этому поводу был переименован в Ируский, а его командир Хиндрек Кивикангур посвящен в «военачальники городища». В торжественной обстановке ему были вручены меч и щит – точная копия оружия древних эстов.

Впрочем, во второй половине тридцатых годов, похоже, никто не сомневался, что с холодным оружием много не навоюешь. И потому, для придания церемонии дополнительной важности, на территорию городища Иру были доставлены артиллерийские пушки и даже – несколько танкеток.

* * *

Хотя военно-патриотические мероприятия в городище Иру в конце тридцатых годов и собирались сделать традицией, дальше учреждения гарнизона дело не пошло.

Да оно, наверное, и к лучшему: прошлое, все-таки, должно принадлежать не военным, а историкам. И хотя за последние семьдесят лет они исследовали не более одной пятой территории городища, нет сомнения: «пролог» к таллиннской истории еще сумеет рассказать нам немало интересного.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!