А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Есть города, которые искусственно создают вокруг себя мифы, легенды, надуманные традиции, спешно заворачиваясь в них, скрывая свою молодость-зеленость. Таллинн - полная их противоположность. Он буквально задыхается под комом накрученных на него легенд и мифов. Ну как не развесить уши, слушая легенду о удачливом аптекаре, устроившем у себя в аптеке первый в мире "мужской клуб", просто наклеив на бутылки с вином этикетки от лекарств, когда эта самая аптека перед тобой: она работает аж с 1422 года, и ей владеет десятое поколение того самого аптекаря. Как не поверить про "свадьбу чёрта и нечистую квартиру", когда вот они, давно занавешенные окна этой квартиры, в которой никто не живёт и вот оно, уже сотню с гаком лет публикуемое в местной газете объявление о продаже, на которое никакой здравомыслящий человек не купится.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1103 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

В Старом Таллинне и его окрестностях глядеть под ноги следует не только в переносном, но и в самом прямом смысле.

Булыжник таллиннских мостовых – уникален. Не по своему минералогическому составу, разумеется. А по чудесным свойствам: с его помощью можно совершить путешествие в прошлое.

Каким образом? Самый «надежный» способ описал Яан Кросс: достаточно лишь проснуться ясным воскресным деньком пораньше, отправиться на Ратушную площадь, встать на «правильные» камни, чуть отставив одну ногу вперед, а другую назад, закрыть глаза, а открыв их – увидать окрестности именно такими, какими были они в году господнем 1441-м.

(с) Александр Гужов

Изрядное количество подошв детской обуви стерлось в поисках заветных камней с тех пор, как история об изобретателе марципана Марте, его наставнике мастере Иоханне и прочих обитателях средневекового Ревеля вышла отдельной книжкой и была экранизирована мультипликаторами «Таллиннфильма».

Одна из них принадлежала и автору этих строк: эксперименты прекратились лишь тогда, когда кто-то из взрослых догадался вспомнить, что накануне Олимпийской регаты-80 мостовые в Старом городе перекладывали. И два волшебных булыжника, скорее всего, оказались в разных местах площади…

Даже если это и в самом деле так, особо расстраиваться не стоит. «Показывать» прошлое камни таллиннских мостовых, возможно, и разучились. Рассказывать же о минувшем – вовсе нет: надо только уметь вслушаться. Точнее – вглядеться.

Известковое начало 

Асфальт или бетонную плитку привык видеть у себя под ногами горожанин наших дней. Булыжник – житель Ревеля столетней давности. Но в самом начале был известняк.

Старейшие расходные счета магистрата по мощению улиц сохранились с середины XIV столетия. Какое-то уличное покрытие, вероятно, существовало и до того, но о его характере можно только догадываться. Точно же известно одно: в 1369 году городские власти специально пригласили из-за границы профессионалов-мостильщиков.

Уже на следующий год они уложили на нынешней Ратушной площади десять с лишним тысяч шероховатых известняковых плит. К следующему лету в известняк оделись улица Пикк-Ялг и переулок Ванатуру каэл. В 1373 году мостовые появились перед городским работным двором на улице Рюйтли и в гавани, а в 1374 – на безымянной еще дороге вдоль городской стены.

На протяжении всего Орденского времени известняк, по всей вероятности, господствовал на городских улицах практически безраздельно. Лишь кое-где щели между плитами забивали булыжником, который собирали на морском берегу. Переворот наступил лишь во второй половине XVII столетия, когда известняковые плиты мало-помалу стали отступать перед гранитом.

Паркет из гранита

Как и в другие города восточного побережья Балтики, гранит в наши края «приплывал» из Швеции: в трюмах идущих за эстляндским зерном кораблей он играл роль балласта. Переходить на новое уличное покрытие Ревель, однако, не спешил: приказ о мощении Пикк-Ялг булыжником губернатор отдал в 1688 году – но к работам приступили лишь спустя восемнадцать лет.

К началу XIX века булыжник практически полностью вытеснил известняк с городских улиц: покрытие «на средневековый манер» сохранялось разве что во дворах Старого города. Что же касается дорог, тянущихся за пределами крепостной стены, то состояние их оставалось самым плачевным: ямы и рытвины в них заполнялись гравием или щебнем, а то и вовсе – хворостом и дерном.

Встречались и более «экзотические» материалы. Так, летом 1782 года магистрат отдал распоряжение вымостить начало Палдиского шоссе…обломками обрушившейся в мае главной башни Больших Морских ворот – не пропадать же добру! После того, как в 1843 году снесли главную башню Вируских ворот, «стройматериал» тоже пустили на нужды дорожного строительства.

Кстати, на улице Виру в 1886 году впервые было применено мощение не булыжником, а специально отшлифованным и обтесанным в правильные бруски так называемым «паркетным камнем». Здесь же, по некоторым данным, на рубеже позапрошлого-прошлого столетий впервые задействовали и асфальт: им покрыли отрезок тротуара – то ли в порядке эксперимента, то ли – рекламы расположенного по соседству магазина ради.

Впрочем, по официальным данным 1925 года, заасфальтированных улиц в Таллинне не было. Пять лет спустя асфальтом удалось покрыть только 4,71 километр дорожного покрытия – менее трех процентов от всей протяженности. К 1939 году показатель этот тоже не выглядел слишком впечатляющим: асфальтовое покрытие имело 8,9% улиц.

Кресты под ногами 

Плох был тот фельетонист, который в двадцатые-тридцатые годы прошлого века не оттачивал свое перо о камни таллиннских мостовых. Дескать, и неровны они, и поистерты, и главное – выглядят очень уж «по-старомодному». Куда нам до Хельсинки, где даже переулки в центре одеты в новомодный асфальт!

Спустя десятилетия остается только порадоваться, что бюджет эстонской столицы не позволил избавиться в предвоенные годы от традиционного покрытия улиц центральной части города. И поблагодарить бригады мостильщиков, не просто заботливо перестилавших раз в несколько лет узор булыжных мостовых, но и бережно сохранявших уникальные «вкрапления» в него.

Вкраплений таких на улицах Старого города можно отыскать ровно два. Первое из них находится в самом устье улицы Харью – в том практически месте, где она уже вливается в площадь Вабадузе: заключенный в кольцо крест. Второе – в северо-восточном углу Ратушной площади, чуть в стороне от трассы переулка Сайаканг: половинка креста в форме латинской буквы «L».

Пытливому горожанину известно: на территории предвратного укрепления ворот Харью был в 1535 году казнен барон Йоханн фон Юкскюль, до смерти замучивший Рийзипереского Мадиса – бывшего крепостного, бежавшего в город и ставшего свободным человеком. Площадь перед ратушей же стала в 1695 году местом вынесения смертного приговора пастору Элиасу Кристьяну Панике, убившему служанку корчмы «Рига» за пережаренный омлет.

Выложенный булыжником на мостовой улицы Харью знак и по сей день напоминает таллиннцам о злосчастной судьбе барона фон Юксюля, казненного на этом самом месте пять веков тому назад

Половинка креста на Ратушной площади – подлинная, выложенная на мостовой, по всей вероятности непосредственно после случившегося: раскаявшийся Панике сам просил магистрат демонстративно казнить себе в черте городских стен, на виду у всех. Знак же на улице Харью – позднейшего происхождения: два помеченных крестами розоватых гранитных валуна, уложенные здесь изначально, были удалены в начале XIX века по распоряжению губернатора – потомка казненного барона.

Кстати, биография злосчастного фон Юкскюля удивительным образом перекликается с историей покрытия таллиннских улиц. Брат замученного им крестьянина, который, собственно, и подбил несчастного Мадиса бежать из баронского поместья в город, работал в Ревеле мостильщиком дорог. А в завещании самого барона указывается, что солидную сумму в сто марок он жертвует на обустройство уличных мостовых.

Звезды кино

От старейших памятных знаков, расположенных у таллиннцев в буквальном смысле под ногами, веет, как ни крути, могильным холодком. То ли дело – мемориальные таблички, которые появились на таллиннских мостовых уже на памяти нынешних горожан.

Проходя по улице Пикк мимо Исторического музея, стоит обратить внимание на металлический «кинокадр». Вмурован он в тротуар не случайно: именно в зале Большой гильдии в 1896 году состоялся первый в Таллинне киносеанс.

Непонятно, правда, почему увековечили его изображением влюбленной парочки – ведь на экране тогда демонстрировали «мчащийся американский экспресс, виды Парижской оперы, сцены купания и воинское приветствие с печальными последствиями».

А вот в доме по адресу Суур-Карья, 10 кино не демонстрировали, а создавали. Причем не просто кино, а мультипликационное: здесь, в тогдашней фотостудии Александра Теппора, была в 1931 году создана первая в Эстонии рисованная лента «Приключения щенка Юку».

Долгие годы она считалась утерянной: случайно обнаружить ее удалось только в самом конце ХХ века у соседей-финнов. Благодаря этому первую «звезду» эстонской мультипликации можно и по сей день увидать на мемориальной доске, с 2001 года уложенной на тротуар.

Плеяда имен

…Вглядываясь в фотографии тридцати-сорокалетней давности, испытываешь, порой, нечто вроде досады: что бы не говорили автомобилисты, а блестящий паркетный камень перед зданием театра «Эстония» смотрелся все же солиднее и аутентичнее нынешнего безликого асфальта.

Асфальт, впрочем, асфальту рознь. Стоит свернуть на тянущуюся вдоль театрального здания к Пярнускому шоссе улочку, носящую имя Георга Отса, как заговорит и он. Точнее – не само асфальтовое покрытие, а уложенные в него мемориальные таблички в память выдающихся актеров и певцов.

Первой из них стоит, разумеется, имя баритона, давшего название самой улице. За ней – целая плеяда не менее славных имен. Читайте. Вспоминайте. Задумывайтесь. А главное – гуляя по Таллинну, не забывайте смотреть под ноги!

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!