А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1111 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

В Старом Таллинне и его окрестностях глядеть под ноги следует не только в переносном, но и в самом прямом смысле.

Булыжник таллиннских мостовых – уникален. Не по своему минералогическому составу, разумеется. А по чудесным свойствам: с его помощью можно совершить путешествие в прошлое.

Каким образом? Самый «надежный» способ описал Яан Кросс: достаточно лишь проснуться ясным воскресным деньком пораньше, отправиться на Ратушную площадь, встать на «правильные» камни, чуть отставив одну ногу вперед, а другую назад, закрыть глаза, а открыв их – увидать окрестности именно такими, какими были они в году господнем 1441-м.

(с) Александр Гужов

Изрядное количество подошв детской обуви стерлось в поисках заветных камней с тех пор, как история об изобретателе марципана Марте, его наставнике мастере Иоханне и прочих обитателях средневекового Ревеля вышла отдельной книжкой и была экранизирована мультипликаторами «Таллиннфильма».

Одна из них принадлежала и автору этих строк: эксперименты прекратились лишь тогда, когда кто-то из взрослых догадался вспомнить, что накануне Олимпийской регаты-80 мостовые в Старом городе перекладывали. И два волшебных булыжника, скорее всего, оказались в разных местах площади…

Даже если это и в самом деле так, особо расстраиваться не стоит. «Показывать» прошлое камни таллиннских мостовых, возможно, и разучились. Рассказывать же о минувшем – вовсе нет: надо только уметь вслушаться. Точнее – вглядеться.

Известковое начало 

Асфальт или бетонную плитку привык видеть у себя под ногами горожанин наших дней. Булыжник – житель Ревеля столетней давности. Но в самом начале был известняк.

Старейшие расходные счета магистрата по мощению улиц сохранились с середины XIV столетия. Какое-то уличное покрытие, вероятно, существовало и до того, но о его характере можно только догадываться. Точно же известно одно: в 1369 году городские власти специально пригласили из-за границы профессионалов-мостильщиков.

Уже на следующий год они уложили на нынешней Ратушной площади десять с лишним тысяч шероховатых известняковых плит. К следующему лету в известняк оделись улица Пикк-Ялг и переулок Ванатуру каэл. В 1373 году мостовые появились перед городским работным двором на улице Рюйтли и в гавани, а в 1374 – на безымянной еще дороге вдоль городской стены.

На протяжении всего Орденского времени известняк, по всей вероятности, господствовал на городских улицах практически безраздельно. Лишь кое-где щели между плитами забивали булыжником, который собирали на морском берегу. Переворот наступил лишь во второй половине XVII столетия, когда известняковые плиты мало-помалу стали отступать перед гранитом.

Паркет из гранита

Как и в другие города восточного побережья Балтики, гранит в наши края «приплывал» из Швеции: в трюмах идущих за эстляндским зерном кораблей он играл роль балласта. Переходить на новое уличное покрытие Ревель, однако, не спешил: приказ о мощении Пикк-Ялг булыжником губернатор отдал в 1688 году – но к работам приступили лишь спустя восемнадцать лет.

К началу XIX века булыжник практически полностью вытеснил известняк с городских улиц: покрытие «на средневековый манер» сохранялось разве что во дворах Старого города. Что же касается дорог, тянущихся за пределами крепостной стены, то состояние их оставалось самым плачевным: ямы и рытвины в них заполнялись гравием или щебнем, а то и вовсе – хворостом и дерном.

Встречались и более «экзотические» материалы. Так, летом 1782 года магистрат отдал распоряжение вымостить начало Палдиского шоссе…обломками обрушившейся в мае главной башни Больших Морских ворот – не пропадать же добру! После того, как в 1843 году снесли главную башню Вируских ворот, «стройматериал» тоже пустили на нужды дорожного строительства.

Кстати, на улице Виру в 1886 году впервые было применено мощение не булыжником, а специально отшлифованным и обтесанным в правильные бруски так называемым «паркетным камнем». Здесь же, по некоторым данным, на рубеже позапрошлого-прошлого столетий впервые задействовали и асфальт: им покрыли отрезок тротуара – то ли в порядке эксперимента, то ли – рекламы расположенного по соседству магазина ради.

Впрочем, по официальным данным 1925 года, заасфальтированных улиц в Таллинне не было. Пять лет спустя асфальтом удалось покрыть только 4,71 километр дорожного покрытия – менее трех процентов от всей протяженности. К 1939 году показатель этот тоже не выглядел слишком впечатляющим: асфальтовое покрытие имело 8,9% улиц.

Кресты под ногами 

Плох был тот фельетонист, который в двадцатые-тридцатые годы прошлого века не оттачивал свое перо о камни таллиннских мостовых. Дескать, и неровны они, и поистерты, и главное – выглядят очень уж «по-старомодному». Куда нам до Хельсинки, где даже переулки в центре одеты в новомодный асфальт!

Спустя десятилетия остается только порадоваться, что бюджет эстонской столицы не позволил избавиться в предвоенные годы от традиционного покрытия улиц центральной части города. И поблагодарить бригады мостильщиков, не просто заботливо перестилавших раз в несколько лет узор булыжных мостовых, но и бережно сохранявших уникальные «вкрапления» в него.

Вкраплений таких на улицах Старого города можно отыскать ровно два. Первое из них находится в самом устье улицы Харью – в том практически месте, где она уже вливается в площадь Вабадузе: заключенный в кольцо крест. Второе – в северо-восточном углу Ратушной площади, чуть в стороне от трассы переулка Сайаканг: половинка креста в форме латинской буквы «L».

Пытливому горожанину известно: на территории предвратного укрепления ворот Харью был в 1535 году казнен барон Йоханн фон Юкскюль, до смерти замучивший Рийзипереского Мадиса – бывшего крепостного, бежавшего в город и ставшего свободным человеком. Площадь перед ратушей же стала в 1695 году местом вынесения смертного приговора пастору Элиасу Кристьяну Панике, убившему служанку корчмы «Рига» за пережаренный омлет.

Выложенный булыжником на мостовой улицы Харью знак и по сей день напоминает таллиннцам о злосчастной судьбе барона фон Юксюля, казненного на этом самом месте пять веков тому назад

Половинка креста на Ратушной площади – подлинная, выложенная на мостовой, по всей вероятности непосредственно после случившегося: раскаявшийся Панике сам просил магистрат демонстративно казнить себе в черте городских стен, на виду у всех. Знак же на улице Харью – позднейшего происхождения: два помеченных крестами розоватых гранитных валуна, уложенные здесь изначально, были удалены в начале XIX века по распоряжению губернатора – потомка казненного барона.

Кстати, биография злосчастного фон Юкскюля удивительным образом перекликается с историей покрытия таллиннских улиц. Брат замученного им крестьянина, который, собственно, и подбил несчастного Мадиса бежать из баронского поместья в город, работал в Ревеле мостильщиком дорог. А в завещании самого барона указывается, что солидную сумму в сто марок он жертвует на обустройство уличных мостовых.

Звезды кино

От старейших памятных знаков, расположенных у таллиннцев в буквальном смысле под ногами, веет, как ни крути, могильным холодком. То ли дело – мемориальные таблички, которые появились на таллиннских мостовых уже на памяти нынешних горожан.

Проходя по улице Пикк мимо Исторического музея, стоит обратить внимание на металлический «кинокадр». Вмурован он в тротуар не случайно: именно в зале Большой гильдии в 1896 году состоялся первый в Таллинне киносеанс.

Непонятно, правда, почему увековечили его изображением влюбленной парочки – ведь на экране тогда демонстрировали «мчащийся американский экспресс, виды Парижской оперы, сцены купания и воинское приветствие с печальными последствиями».

А вот в доме по адресу Суур-Карья, 10 кино не демонстрировали, а создавали. Причем не просто кино, а мультипликационное: здесь, в тогдашней фотостудии Александра Теппора, была в 1931 году создана первая в Эстонии рисованная лента «Приключения щенка Юку».

Долгие годы она считалась утерянной: случайно обнаружить ее удалось только в самом конце ХХ века у соседей-финнов. Благодаря этому первую «звезду» эстонской мультипликации можно и по сей день увидать на мемориальной доске, с 2001 года уложенной на тротуар.

Плеяда имен

…Вглядываясь в фотографии тридцати-сорокалетней давности, испытываешь, порой, нечто вроде досады: что бы не говорили автомобилисты, а блестящий паркетный камень перед зданием театра «Эстония» смотрелся все же солиднее и аутентичнее нынешнего безликого асфальта.

Асфальт, впрочем, асфальту рознь. Стоит свернуть на тянущуюся вдоль театрального здания к Пярнускому шоссе улочку, носящую имя Георга Отса, как заговорит и он. Точнее – не само асфальтовое покрытие, а уложенные в него мемориальные таблички в память выдающихся актеров и певцов.

Первой из них стоит, разумеется, имя баритона, давшего название самой улице. За ней – целая плеяда не менее славных имен. Читайте. Вспоминайте. Задумывайтесь. А главное – гуляя по Таллинну, не забывайте смотреть под ноги!

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Необычный Таллин. Январь 2018

За несколько часов до этого момента, увезли последний разобранный домик с Рождественского рынка, который царствовал тут почти два месяца. И ...

Читать дальше...

Перед отправкой на фронт бойцов I Ревельского русского партизанского отряда приветствовал на главной площади столицы генерал Йохан Лайдонер.

Бело-сине-красный шеврон над сине-черно-белым щитком: русский вклад в Освободительную войну Эстонии

Участие русского населения Эстонской Республики в вооруженной борьбе за независимость — не столь отдаленная, но до сих пор малоизвестная страница ...

Читать дальше...

Ревельский стражник — туристам: встретим Вас в объятиях — сердечно, с теплом

Ревельский стражник, котрый несёт свою службу круглый год в сердце Старого Таллина на Ратушной площади, обратился к гостям столицы Эстонии:  — Городской стражник Ревеля ...

Читать дальше...

Первая встреча героев Ханса Кристиана Андерсена в интерьерах таллиннских улиц состоялась благодаря книжным иллюстрациям работы Валерия Алфеевского.

Три сказочных визита: Снежная королева в Таллинне

Полвека назад для десятков миллионов человек Таллинн стал однозначным синонимом зимней сказки — на экраны вышел художественный фильм «Снежная королева». Город, ...

Читать дальше...

Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!