А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
На улице Ратаскаеву, (Колодезная улица), можно увидеть старый колодец, в котором, по преданию, живет страшный гоблин. Когда-то ему на съедение жители бросали в колодец кошек.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

В Старом Таллинне и его окрестностях глядеть под ноги следует не только в переносном, но и в самом прямом смысле.

Булыжник таллиннских мостовых – уникален. Не по своему минералогическому составу, разумеется. А по чудесным свойствам: с его помощью можно совершить путешествие в прошлое.

Каким образом? Самый «надежный» способ описал Яан Кросс: достаточно лишь проснуться ясным воскресным деньком пораньше, отправиться на Ратушную площадь, встать на «правильные» камни, чуть отставив одну ногу вперед, а другую назад, закрыть глаза, а открыв их – увидать окрестности именно такими, какими были они в году господнем 1441-м.

(с) Александр Гужов

Изрядное количество подошв детской обуви стерлось в поисках заветных камней с тех пор, как история об изобретателе марципана Марте, его наставнике мастере Иоханне и прочих обитателях средневекового Ревеля вышла отдельной книжкой и была экранизирована мультипликаторами «Таллиннфильма».

Одна из них принадлежала и автору этих строк: эксперименты прекратились лишь тогда, когда кто-то из взрослых догадался вспомнить, что накануне Олимпийской регаты-80 мостовые в Старом городе перекладывали. И два волшебных булыжника, скорее всего, оказались в разных местах площади…

Даже если это и в самом деле так, особо расстраиваться не стоит. «Показывать» прошлое камни таллиннских мостовых, возможно, и разучились. Рассказывать же о минувшем – вовсе нет: надо только уметь вслушаться. Точнее – вглядеться.

Известковое начало 

Асфальт или бетонную плитку привык видеть у себя под ногами горожанин наших дней. Булыжник – житель Ревеля столетней давности. Но в самом начале был известняк.

Старейшие расходные счета магистрата по мощению улиц сохранились с середины XIV столетия. Какое-то уличное покрытие, вероятно, существовало и до того, но о его характере можно только догадываться. Точно же известно одно: в 1369 году городские власти специально пригласили из-за границы профессионалов-мостильщиков.

Уже на следующий год они уложили на нынешней Ратушной площади десять с лишним тысяч шероховатых известняковых плит. К следующему лету в известняк оделись улица Пикк-Ялг и переулок Ванатуру каэл. В 1373 году мостовые появились перед городским работным двором на улице Рюйтли и в гавани, а в 1374 – на безымянной еще дороге вдоль городской стены.

На протяжении всего Орденского времени известняк, по всей вероятности, господствовал на городских улицах практически безраздельно. Лишь кое-где щели между плитами забивали булыжником, который собирали на морском берегу. Переворот наступил лишь во второй половине XVII столетия, когда известняковые плиты мало-помалу стали отступать перед гранитом.

Паркет из гранита

Как и в другие города восточного побережья Балтики, гранит в наши края «приплывал» из Швеции: в трюмах идущих за эстляндским зерном кораблей он играл роль балласта. Переходить на новое уличное покрытие Ревель, однако, не спешил: приказ о мощении Пикк-Ялг булыжником губернатор отдал в 1688 году – но к работам приступили лишь спустя восемнадцать лет.

К началу XIX века булыжник практически полностью вытеснил известняк с городских улиц: покрытие «на средневековый манер» сохранялось разве что во дворах Старого города. Что же касается дорог, тянущихся за пределами крепостной стены, то состояние их оставалось самым плачевным: ямы и рытвины в них заполнялись гравием или щебнем, а то и вовсе – хворостом и дерном.

Встречались и более «экзотические» материалы. Так, летом 1782 года магистрат отдал распоряжение вымостить начало Палдиского шоссе…обломками обрушившейся в мае главной башни Больших Морских ворот – не пропадать же добру! После того, как в 1843 году снесли главную башню Вируских ворот, «стройматериал» тоже пустили на нужды дорожного строительства.

Кстати, на улице Виру в 1886 году впервые было применено мощение не булыжником, а специально отшлифованным и обтесанным в правильные бруски так называемым «паркетным камнем». Здесь же, по некоторым данным, на рубеже позапрошлого-прошлого столетий впервые задействовали и асфальт: им покрыли отрезок тротуара – то ли в порядке эксперимента, то ли – рекламы расположенного по соседству магазина ради.

Впрочем, по официальным данным 1925 года, заасфальтированных улиц в Таллинне не было. Пять лет спустя асфальтом удалось покрыть только 4,71 километр дорожного покрытия – менее трех процентов от всей протяженности. К 1939 году показатель этот тоже не выглядел слишком впечатляющим: асфальтовое покрытие имело 8,9% улиц.

Кресты под ногами 

Плох был тот фельетонист, который в двадцатые-тридцатые годы прошлого века не оттачивал свое перо о камни таллиннских мостовых. Дескать, и неровны они, и поистерты, и главное – выглядят очень уж «по-старомодному». Куда нам до Хельсинки, где даже переулки в центре одеты в новомодный асфальт!

Спустя десятилетия остается только порадоваться, что бюджет эстонской столицы не позволил избавиться в предвоенные годы от традиционного покрытия улиц центральной части города. И поблагодарить бригады мостильщиков, не просто заботливо перестилавших раз в несколько лет узор булыжных мостовых, но и бережно сохранявших уникальные «вкрапления» в него.

Вкраплений таких на улицах Старого города можно отыскать ровно два. Первое из них находится в самом устье улицы Харью – в том практически месте, где она уже вливается в площадь Вабадузе: заключенный в кольцо крест. Второе – в северо-восточном углу Ратушной площади, чуть в стороне от трассы переулка Сайаканг: половинка креста в форме латинской буквы «L».

Пытливому горожанину известно: на территории предвратного укрепления ворот Харью был в 1535 году казнен барон Йоханн фон Юкскюль, до смерти замучивший Рийзипереского Мадиса – бывшего крепостного, бежавшего в город и ставшего свободным человеком. Площадь перед ратушей же стала в 1695 году местом вынесения смертного приговора пастору Элиасу Кристьяну Панике, убившему служанку корчмы «Рига» за пережаренный омлет.

Выложенный булыжником на мостовой улицы Харью знак и по сей день напоминает таллиннцам о злосчастной судьбе барона фон Юксюля, казненного на этом самом месте пять веков тому назад

Половинка креста на Ратушной площади – подлинная, выложенная на мостовой, по всей вероятности непосредственно после случившегося: раскаявшийся Панике сам просил магистрат демонстративно казнить себе в черте городских стен, на виду у всех. Знак же на улице Харью – позднейшего происхождения: два помеченных крестами розоватых гранитных валуна, уложенные здесь изначально, были удалены в начале XIX века по распоряжению губернатора – потомка казненного барона.

Кстати, биография злосчастного фон Юкскюля удивительным образом перекликается с историей покрытия таллиннских улиц. Брат замученного им крестьянина, который, собственно, и подбил несчастного Мадиса бежать из баронского поместья в город, работал в Ревеле мостильщиком дорог. А в завещании самого барона указывается, что солидную сумму в сто марок он жертвует на обустройство уличных мостовых.

Звезды кино

От старейших памятных знаков, расположенных у таллиннцев в буквальном смысле под ногами, веет, как ни крути, могильным холодком. То ли дело – мемориальные таблички, которые появились на таллиннских мостовых уже на памяти нынешних горожан.

Проходя по улице Пикк мимо Исторического музея, стоит обратить внимание на металлический «кинокадр». Вмурован он в тротуар не случайно: именно в зале Большой гильдии в 1896 году состоялся первый в Таллинне киносеанс.

Непонятно, правда, почему увековечили его изображением влюбленной парочки – ведь на экране тогда демонстрировали «мчащийся американский экспресс, виды Парижской оперы, сцены купания и воинское приветствие с печальными последствиями».

А вот в доме по адресу Суур-Карья, 10 кино не демонстрировали, а создавали. Причем не просто кино, а мультипликационное: здесь, в тогдашней фотостудии Александра Теппора, была в 1931 году создана первая в Эстонии рисованная лента «Приключения щенка Юку».

Долгие годы она считалась утерянной: случайно обнаружить ее удалось только в самом конце ХХ века у соседей-финнов. Благодаря этому первую «звезду» эстонской мультипликации можно и по сей день увидать на мемориальной доске, с 2001 года уложенной на тротуар.

Плеяда имен

…Вглядываясь в фотографии тридцати-сорокалетней давности, испытываешь, порой, нечто вроде досады: что бы не говорили автомобилисты, а блестящий паркетный камень перед зданием театра «Эстония» смотрелся все же солиднее и аутентичнее нынешнего безликого асфальта.

Асфальт, впрочем, асфальту рознь. Стоит свернуть на тянущуюся вдоль театрального здания к Пярнускому шоссе улочку, носящую имя Георга Отса, как заговорит и он. Точнее – не само асфальтовое покрытие, а уложенные в него мемориальные таблички в память выдающихся актеров и певцов.

Первой из них стоит, разумеется, имя баритона, давшего название самой улице. За ней – целая плеяда не менее славных имен. Читайте. Вспоминайте. Задумывайтесь. А главное – гуляя по Таллинну, не забывайте смотреть под ноги!

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Лев и орел - "царственные животное и птица" олицетворяют силу и мощь государства. Поэтому именно они в различных вариантах наиболее часто встречаются в гербах различных государств еще со времен средневековья. Не может не возникнуть вопроса, почему животных на Эстляндском гербе, называют леопардами, ведь они гораздо в большей степени похожи на львов? Да и в описаниях в одних случаях их представляют как львов, а в других - как леопардов. Нет, то не небрежность авторов и тем более не ошибка. В геральдике, в дисциплине о гербах, или даже "науке о гербах", все это четко обусловлено. Название животного зависит от его положения. Льва, стоящего на задних лапах, именуют львом. Изображают его на щите в профиль с высунутым языком и обращенным к спине концом хвоста. Лев, изображенный в щите идущим, с прямо повернутой головою, называется леопардом. Если же лев изображен в гербе идущим, но в профиль, то в соответствии с правилами геральдики перед нами леопардовый лев или лев-леопард.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!