А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
Хроники Таллина
Говорят так:
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1307 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Привычка в буквальном смысле слова селиться «поближе к звездам» стала за минувший век для таллиннцев второй натурой.

С легкой руки Довлатова Таллинн принято величать «вертикальным городом» за готику шпилей и башен

Спорить с удачным эпитетом нет нужды. Как нет сомнения и в том, что устремленность ввысь была присуща таллиннской архитектуре не только в Средние века.

Можно даже сказать большее: чем дальше от готического средневековья, тем больше у Таллинна становится оснований, претендовать на роль города, растущего не столько вширь, сколько ввысь.

Полезная высота

Дома по адресу Пярнуское шоссе 6 и 8 в тридцатые годы величали «первыми эстонскими небоскребами».

Отметим сразу же: жить в поднебесье бюргеры ганзейского Ревеля отнюдь не стремились. Жилая башня – вроде тех, что и по сей день можно увидеть в историческом центре итальянской Болоньи или немецкого Регенсбурга – местной строительной традиции была чужда.

Что и логично: утвердить свою значимость многоэтажным жилищам в средневековой Европе стремились, прежде всего, феодалы. Ревель же, выросший на пересечении торговых путей, исторически сложился как город-купец. А купеческая расчетливость «бессмысленного» стремления ввысь отнюдь не поощряла.

Не даром ведь и самое высокое здание Старого города – колокольня церкви Олевисте – это не только звонница. Но и естественный ориентир для мореходов: своего рода «маяк», который вплоть до самого последнего времени отмечался составителями лоций.

Заботы земные, а не морские, и уж точно – не небесные – двигали строителями и еще одного «небоскреба» былого Ревеля – огромного зернового амбара, выстроенного в конце XVII столетия на нынешней улочке Айда, обязанной сооружению своим именем.

Три предназначавшихся для хранения главного экспортного товара Эстляндской провинции полноценных этажа, плюс еще один, чердачный, позволяли сугубо утилитарной постройке, горделиво выситься над крышами окрестных жилых домов.

Модель для Парижа

Зерну обязан своим появлением и еще один первенец в семье таллиннских «небоскребов». Впрочем, его высота вполне заслуживает того, чтобы отбросить заключенную в кавычки иронии.

Глядя на фотографии ревельского порта столетней давности не заметить массивное шестиэтажное строение, увенчанное, в придачу, тридцатиметровой башней, просто невозможно: выстроенный в 1892 году по проекту архитектора Александра Клевщинского элеватор Балтийской железной стал одной из визитных карточек города.

Его изображения можно встретить на открытках. Его не чурались помещать на свои полотна живописцы. Ему, как революционному для своей эпохи сооружению, было посвящено несколько статей в ведущем архитектурном журнале Российской империи – петербургском «Зодчем». Им восхищались на Парижской всемирной выставке.

Благодаря последней – а точнее, специально изготовленному для экспонирования в Париже в 1901 году макету – современный таллиннец может увидеть прославленное некогда сооружение. Потому что сам элеватор выгорел в военное лихолетье, а руины его были разобраны во второй половине сороковых годов.

Четырехэтажный рубеж

По сравнению с промышленной архитектурой, архитектура жилищная явно проигрывала в Ревеле полуторовековой давности в плане высотности и «вертикальности».

Прорыв ввысь был совершен в 1874 году: по адресу Вене,9, появился четырехэтажный дом Коммерческого банка. Перегруженный украшениями на манер кремового торта, он нарушил вековой масштаб застройки таллиннских улиц. Первые этажи здания заняли служебные помещения, а из окон квартир банковских служащих открывался вид чуть ли не на весь город.

Прошло всего четыре года – и на улице Пикк, 62 появился конкурент: решенный в стиле неоготики дом директора Петербургского института гражданских инженеров Бернгарда. В 1881 году четырехэтажный доходный дом на углу улиц Виру и Вене возводит «килечный король», купец Василий Демин.

С началом нового столетия многоэтажные жилые дома делают первый шаг за территорию средневекового городского ядра. В 1911 году на нынешнем бульваре Эстония строится не дошедший до нас, к сожалению, в своем первоначальном виде доходный дом купца И. Рубинштейна.

А через год решенный в формах северного модерна доходный дом строит по адресу Татари, 21b книготорговец и издатель А. Буш. Кстати, именно эта постройка конкурирует с «домом Сааринена» на Пярнуском шоссе и бывшей конторой КГБ на Пагари за звание первого таллиннского дома, снабженного пассажирским лифтом.

«Вавилон» на Пикк 

«Гордый Олев! – с восклицанием обращалась к звоннице знаменитой церкви таллиннская пресса двадцатых годов. – Спустя четверть века тебя, пожалуй, будет не разглядеть среди небоскрёбов!»

Опасения журналистов казались не напрасными: улицы Старого города перегородили строительные леса. Всего пять лет минуло с тех пор, как Таллинн стал столицей независимого государства, а предприимчивые домовладельцы уже спешили внести в его пейзаж элементы столичной архитектуры.

Купец Егоров возводит здание на Ратушной площади, дом Гнадеберга удивляет таллиннцев своей трёхъярусной «парижской» мансардой в начале улицы Суур-Каарья, а на другом её конце архитектор Артур Перна устанавливает новый рекорд по высоте – шесть этажей, увенчанные «античным» фронтоном, щедро заполненным скульптурами.

Взирать на таллиннцев с высоты шестиэтажного Олимпа взглядом победителя им пришлось не долго – в том же году ещё два «небоскрёба», несмотря на робкие протесты владельцев соседних домов и ревнителей городской старины строятся на улице Пикк – под номерами 36 и 40.

Первому из них, выстроенному предпринимателем Самуэличем, таллиннцы отдавали в споре о высоте пальму первенства: в народе он был наречен «таллиннской вавилонской башней». Глядя на него со стороны улицы Олевимяги, и впрямь может показаться, что шпилю Олевисте брошен откровенный вызов.

Новые символы

«Эстонская энциклопедия» 1934 издания года называет небоскрёбом любое здание выше пятидесяти этажей. Запросы простых таллиннцев были куда как скромнее. Дому, по Пярнускому шоссе, в котором ныне находится магазин «Детский мир», вполне хватило семи этажей, что бы заслужить прозвище «первого эстонского небоскрёба».

Но «первый» — не значит «единственный». На год раньше площадь Вабадузе обзавелась семиэтажным зданием нынешней мэрии. Спустя ещё две зимы на углу Пярнуского шоссе поднялись стены гостиницы «Палас», а на углу улицы Харью – Домовладельческого банка.

В отличие от своих предшественников конца XIX векам, новоиспечёнными «небоскрёбам» не было больше нужды рядиться в исторические декорации. Модный в те времена стиль функционализма как нельзя лучше подчёркивал желание Эстонской Республики создавать не город–музей, а современную столицу молодого государства.

Самый высокий из довоенных «небоскрёбов» Таллинна встал в 1936 году на углу Вяйке-Каарья и Пярнуского шоссе. Превысить рубеж в семь этажей архитектор Эуген Захариас не решился, однако увенчал выстроенный для жилищного товарищества Elamu дом декоративной башенкой с часами и двумя флагштоками.

Часы давно сгинули. А два поржавевших флагштока до сих пор возвышаются над суетливым перекрестком.

Выше и выше

Слово «небоскреб» было в СССР не в чести. Небоскребы – это «там, у них, в мире наживы и чистогана». «У нас» же строились исключительно «высотки» – принято было считать, что от западных аналогов они отличаются богатым архитектурным декором и оригинальностью силуэта.

Классическая «сталинская» высотка была спроектирована для работников завода «Двигатель» еще в 1947 году. Выстроена же – только через десять лет, когда на повестке дня встала борьба с «архитектурными излишествами». В итоге жилой дом на углу Тарусского шоссе был возведен по упрощенному проекту – но венчающий его шпиль со звездой архитекторам удалось отстоять.

Шестидесятые годы прошли в Таллинне под девизом массового строительства. И хотя символом эпохи стала типовая мустамяэская пятиэтажка, справедливости ради стоит отметить – именно в конце этого десятилетия таллиннцы переселились еще на два этажа повыше: на бульваре Сыпрузе были выстроены первые девятиэтажные жилые дома.

Новый рекорд был установлен в 1974 году: на углу Таммсааре теэ и Мустамяэ теэ по проекту архитектора Хелье-Реэт Аурик был выстроен первый жилой дом башенного типа: четырнадцать этажей. Прошло менее десяти лет, и рубеж этот был преодолен высотками Ласнамяэ и Ыйсмяэ – шестнадцать и восемнадцать этажей соответственно.

Впрочем, даже самые «отважные» жители столицы ЭССР жили ниже, чем гости Таллинна: гостиница «Виру», выстроенная в 1973 году, насчитывала двадцать три этажа, а отель «Олимпия», распахнувший перед постояльцами двери в 1980-м – все тридцать один.

Временная пауза

История современных таллиннских небоскребов еще не написана. Но тот, кто займется ее написанием, наверняка отметит, что районом высотного строительства в начале XXI века стал Сибулакюла: там, где полтора столетия тому назад тянулся к солнцу лук на грядках русских огородников, словно грибы после дождя растут высотные здания.

Которое из них там сейчас на месте абсолютного рекордсмена? Башни-близнецы по адресу Торнимяэ, 3, в одной из которых разместилась гостиница Swissotel, а во второй – квартиры и офисы высотой в сто шестнадцать метров каждая?

Финансовый кризис несколько поубавил прыти у архитекторов и строителей, успешно превращавших былую «Луковую деревню» в «Деревню небоскребов». Но кто знает, какие сюрпризы они преподнесут городу, когда экономика стабилизируется?

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!