А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
Хроники Таллина
Говорят так:
Ратушная площадь, интересна, например, тем, что именно здесь была установлена праматерь всех русских новогодних елок. По свидетельству историков, Петр I, в 1710 году увидел наряженную елку и повелел отныне на Руси тоже такие ставить. Так что, событию этому, более трёхсот лет.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Мало найдется в новейшей истории Таллинна событий, которые бы оставили в архитектурном облике города больший след, чем олимпийская парусная регата 1980 года.

Когда слово «олимпиада» вошло в речевой обиход жителей Таллинна – сказать сложно.

Возможно – в 1911 году, когда в саду спортивного общества «Лоотус» состоялись «Первые всеэстонские олимпийские игры».

Возможно – девять лет спустя, когда вернувшиеся из Антверпена спортсмены привезли в Таллинн первый комплект олимпийских медалей независимой Эстонии.

Центр парусного спорта в год своей постройки. Открытка. 1980, Таллин

В качестве еще одного варианта можно предложить 1939 год, когда Таллинн чуть ли не в официальном порядке был провозглашен городом-партнером Хельсинки, намеревавшегося принимать у себя так и не состоявшуюся из-за начала войны летнюю Олимпиаду.

Но с июля 1980-го — и уже, вероятно, навсегда — «самая главная» для Таллинна Олимпиада – это Олимпиада Московская. Та, во время которой столица Эстонии стала местом проведения парусной регаты. А в ходе подготовки к этому событию – кардинально изменила свой облик. Как в центре, так и на окраинах.

Вопрос выбора

Получение Таллинном статуса олимпийского города – история отдельная. С одной стороны – предельно ясная, с другой же – оставляющая достаточно места для различного рода баек, легенд и домыслов.

Слишком уж неожиданным кажется то, что Таллинн — хоть и столица союзной республики, но все же небольшой по населению и «весу» среди прочих приморских городов СССР — сумел обойти не только свою соседку Ригу, но и Ленинград.

Официально принято считать, что решающим фактором оказалась уникальная роза ветров Таллиннской бухты, позволяющая проводить состязания для различных классов яхт недалеко от берега, а следовательно, в буквальном смысле на глазах у потенциальных зрителей. Фольклор же предлагает массу альтернативных версий.

Одна из них гласит, что всесильный «хозяин» Ленинграда Георгий Романов слишком долго «мариновал» представителей Международного олимпийского комитета в приемной Смольного. Другая уверяет, что спортивное начальство было зачаровано органной музыкой таллиннского Домского собора – рижане, якобы, некстати затеяли ремонт своего органа как раз накануне визита делегации МОК.

Согласно еще одной версии, за проведение в городе олимпийской регаты таллиннцы должны быть благодарны председателю горисполкома Ивару Каллиону: под собственную ответственность он авансом выделил из бюджета несколько тысяч рублей местным архитекторам, а те незамедлительно взялись за разработку проектов будущих спортивных объектов. Изготовленные ими макеты оказались настолько высокого качества, что сотрудники Госкомспорта сделали соответствующие выводы, намекнув МОК, что советская сторона желает видеть в качестве места проведения регаты именно Таллинн.

Разрушенная вилла фабриканта Фале на Нарвском шоссе — одна из утрат предолимпийской стройки.

Какой из приведенных историй верить – дело выбора. Одно остается неоспоримым фактом: 23 октября 1974 года на сессии Международного олимпийского комитета в Вене столицей летней Олимпиады-80 была утверждена Москва, а местом проведения соревнований яхтсменов – Таллинн.

Здания и названия

Пальцев обеих рук не хватит, чтобы сосчитать количество зданий, появившихся на улицах, площадях и набережных Таллинна благодаря принятому в далекой Австрии решению. Но наиболее «знаковые» из них перечислить все же стоит.

Во-первых – центр парусного спорта в устье реки Пирита. В силу того, что принимать он должен был яхтсменов не только из социалистического лагеря, но и из капстран, где «отдельные пережитки прошлого» были изжиты не до конца, в ансамбль комплекса вошла и церковь – единственное культовое сооружение, спроектированное и выстроенное в столице ЭССР.

Во-вторых – новая таллиннская телебашня, международный аэропорт и, конечно же, горхолл, изначально называвшийся «Таллиннским дворцом культуры и спорта имени В.И. Ленина». В-третьих – переживающий ныне не лучшие для себя времена главпочтамт на площади Виру и самое высокое жилое здание, построенное в Таллинне за все время советской власти – гостиница «Олимпия».

Ее название, кажущееся теперь таким само собой разумеющимся, кстати, изначально могло быть совершенно другим. Представителям Госкомспорта хотелось, чтобы она называлась более «патриотично»: «Москва», например, или «Ленинград». На худой конец – хотя бы «Мир», и совсем уж непонятно почему – «Нарва».

Как ни странно, за предложенное таллиннской стороной «космополитическое» имя заступился не только председатель оргкомитета по подготовке олимпийской регаты (и, по совместительству – глава МИД ЭССР) Арнольд Грен, но и первый секретарь ЦК Компартии Эстонии Йоханнес Кэбин.

К мнению столь высокопоставленных лиц не прислушаться не смогли: «Олимпия» осталась «Олимпией».

Неспортивный формат

Коллекционеры открыток, любители разглядывать старые фотоальбомы и внимательные зрители советских фильмов «про заграницу» хорошо знают: вплоть до второй половины семидесятых годов облик средневековой части Таллинна оставлял желать лучшего.

Окна, невпопад пробитые на фасадах готических построек еще в XIX столетии, тогда же сменившая кое-где пеструю черепицу безликая жесть, обвалившаяся штукатурка, а на второстепенных переулках – даже пробивающаяся сквозь занесенные песком булыжники низенькая травка – явно не соответствовали облику города, ждущего гостей со всего света.

Восстановление отдельных объектов Старого города началась еще в пятидесятые годы. Но средства на комплексную реставрацию всего исторического ансамбля удалось получить из общесоюзного бюджета только в рамках подготовки к олимпийской регате. Солидные денежные суммы пошли на оплату труда иностранных мастеров – реставраторов из Польской Народной Республики.

Опыт поляков, буквально заново отстроивших после Второй мировой войны центры Варшавы и Гданьска, был для Таллинна бесценен. И хотя впоследствии поляков корили порой за злоупотребление неведомым Средним векам бетоном, а также за чересчур вольное обращение с подлинными готическими деталями (кафе «Гном» получило портал, никогда этому дому не принадлежавший), одно бесспорно: Старый Таллинн за годы советской власти впервые привели в порядок именно они.

Понятное дело, что к непосредственно олимпийским объектам памятники архитектуры отнести было трудно. Тогдашнему «мэру» Каллиону потребовалась масса терпения и личного обаяния, чтобы в программу строительства, например, включили обустройство в руинах монастыря святой Биргитты концертного зала под открытым небом.

В Москве, конечно, поворчали, мол, эстонцы за «олимпийский счет» собираются отстраивать разрушенные Иваном Грозным монастыри. Но деньги, в конце концов, выделили.

Утраты

О позитивном влиянии олимпийской регаты-80 на архитектурный облик Таллинна сказано так много, что даже из чувства равновесия следует признать: не обошлось, к сожалению, и без потерь.

Ради придания «более столичного» облика окрестностям гостиницы «Олимпия» без сожаления пустили под бульдозер практически всю застройку по трассе современной улицы Лийвалайа, служившую своеобразной «оправой» Казанской церкви и представлявшую собой характерный уголок русского Ревеля рубежа XIX-XX веков.

Аналогичным образом обошлись и с застройкой северной стороны Нарвского шоссе – а судя по публикациям в газетах, «санировать» предполагали и часть южного фронта вплоть до перекрестка с улицей Крейцвальди, сделав исключение разве что для каменных зданий Таллиннской музыкальной школы и тогдашнего Музея Балтийского флота.

Доводилось слышать и о том, что при строительстве мола близ Олимпийского центра в Пирита в основание были положены набитые валунами деревянные корпуса парусников, каждый из которых мог бы претендовать в наши дни на звание исторического судна. Еще говорят, что при расширении трассы дороги на Пирита использовали плиты с Немецкого кладбища в Копли.

Последнее, впрочем, маловероятно: кладбище было ликвидировано еще в послевоенное десятилетие. Но один памятник архитектуры при расширении ведущей в Пирита трассы действительно был уничтожен – увенчанная высокой башней загородная вилла промышленника Эмиля Фале.

Единственное уцелевшее от ансамбля здание – бывшая хозпостройка по адресу Нарвское шоссе, 77, и по сей день свидетельствует о том, что даже самое благое начинание, увы, не обходится без досадных потерь.

* * *

Недавнее тридцатилетие олимпийской регаты-80 прошло в Таллинне без особых торжеств. Разве что городской водоканал порадовал будущих яхтсменов «мини-регатой», во время которой радиоуправляемые судомодели выписывали замысловатые пируэты на глади сооруженного на площади Вабадузе водоема. Контур его бортиков повторял береговую линию Таллиннской бухты…

А бывшие «олимпийские объекты» давно уже стали неотъемлемой частью облика столицы. И своеобразными памятниками – как архитектурной мысли второй половины семидесятых годов прошлого века, так и тем, чьими усилиями они появились в Таллинне.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!