А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Тут, в Старом Таллине, на твою голову сплошняком сыплются разнообразные "привидения - Белые Дамы", "меткие стрелки - Тоомасы", "связавшиеся с дьяволом - Олевы", "черноголовые братья", и прочие "колодцы желаний". И ты слушаешь, слушаешь взахлёб, отвесив челюсть, потому что не просто знаешь, а уже нутром чуешь, что вот эти доски, вмурованные в площадь, действительно указывают на место единственной публичной казни священника в городе, а не воткнуты сюда пару лет назад предприимчивыми гражданами для заманивания туристов. Таллинну не имеет смысла пускаться на такое низкопробное трюкачество, которым грешит вся туристическая Европа, ибо здесь сохранилось и дошло до нас даже слишком много для человеческого индивидуума того самого неуютного средневековья. С замками, рыцарями, купцами, принцессами, ведьмами, колдунами и прочей атрибутикой...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1103 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Мало найдется в новейшей истории Таллинна событий, которые бы оставили в архитектурном облике города больший след, чем олимпийская парусная регата 1980 года.

Когда слово «олимпиада» вошло в речевой обиход жителей Таллинна – сказать сложно.

Возможно – в 1911 году, когда в саду спортивного общества «Лоотус» состоялись «Первые всеэстонские олимпийские игры».

Возможно – девять лет спустя, когда вернувшиеся из Антверпена спортсмены привезли в Таллинн первый комплект олимпийских медалей независимой Эстонии.

Центр парусного спорта в год своей постройки. Открытка. 1980, Таллин

В качестве еще одного варианта можно предложить 1939 год, когда Таллинн чуть ли не в официальном порядке был провозглашен городом-партнером Хельсинки, намеревавшегося принимать у себя так и не состоявшуюся из-за начала войны летнюю Олимпиаду.

Но с июля 1980-го — и уже, вероятно, навсегда — «самая главная» для Таллинна Олимпиада – это Олимпиада Московская. Та, во время которой столица Эстонии стала местом проведения парусной регаты. А в ходе подготовки к этому событию – кардинально изменила свой облик. Как в центре, так и на окраинах.

Вопрос выбора

Получение Таллинном статуса олимпийского города – история отдельная. С одной стороны – предельно ясная, с другой же – оставляющая достаточно места для различного рода баек, легенд и домыслов.

Слишком уж неожиданным кажется то, что Таллинн — хоть и столица союзной республики, но все же небольшой по населению и «весу» среди прочих приморских городов СССР — сумел обойти не только свою соседку Ригу, но и Ленинград.

Официально принято считать, что решающим фактором оказалась уникальная роза ветров Таллиннской бухты, позволяющая проводить состязания для различных классов яхт недалеко от берега, а следовательно, в буквальном смысле на глазах у потенциальных зрителей. Фольклор же предлагает массу альтернативных версий.

Одна из них гласит, что всесильный «хозяин» Ленинграда Георгий Романов слишком долго «мариновал» представителей Международного олимпийского комитета в приемной Смольного. Другая уверяет, что спортивное начальство было зачаровано органной музыкой таллиннского Домского собора – рижане, якобы, некстати затеяли ремонт своего органа как раз накануне визита делегации МОК.

Согласно еще одной версии, за проведение в городе олимпийской регаты таллиннцы должны быть благодарны председателю горисполкома Ивару Каллиону: под собственную ответственность он авансом выделил из бюджета несколько тысяч рублей местным архитекторам, а те незамедлительно взялись за разработку проектов будущих спортивных объектов. Изготовленные ими макеты оказались настолько высокого качества, что сотрудники Госкомспорта сделали соответствующие выводы, намекнув МОК, что советская сторона желает видеть в качестве места проведения регаты именно Таллинн.

Разрушенная вилла фабриканта Фале на Нарвском шоссе — одна из утрат предолимпийской стройки.

Какой из приведенных историй верить – дело выбора. Одно остается неоспоримым фактом: 23 октября 1974 года на сессии Международного олимпийского комитета в Вене столицей летней Олимпиады-80 была утверждена Москва, а местом проведения соревнований яхтсменов – Таллинн.

Здания и названия

Пальцев обеих рук не хватит, чтобы сосчитать количество зданий, появившихся на улицах, площадях и набережных Таллинна благодаря принятому в далекой Австрии решению. Но наиболее «знаковые» из них перечислить все же стоит.

Во-первых – центр парусного спорта в устье реки Пирита. В силу того, что принимать он должен был яхтсменов не только из социалистического лагеря, но и из капстран, где «отдельные пережитки прошлого» были изжиты не до конца, в ансамбль комплекса вошла и церковь – единственное культовое сооружение, спроектированное и выстроенное в столице ЭССР.

Во-вторых – новая таллиннская телебашня, международный аэропорт и, конечно же, горхолл, изначально называвшийся «Таллиннским дворцом культуры и спорта имени В.И. Ленина». В-третьих – переживающий ныне не лучшие для себя времена главпочтамт на площади Виру и самое высокое жилое здание, построенное в Таллинне за все время советской власти – гостиница «Олимпия».

Ее название, кажущееся теперь таким само собой разумеющимся, кстати, изначально могло быть совершенно другим. Представителям Госкомспорта хотелось, чтобы она называлась более «патриотично»: «Москва», например, или «Ленинград». На худой конец – хотя бы «Мир», и совсем уж непонятно почему – «Нарва».

Как ни странно, за предложенное таллиннской стороной «космополитическое» имя заступился не только председатель оргкомитета по подготовке олимпийской регаты (и, по совместительству – глава МИД ЭССР) Арнольд Грен, но и первый секретарь ЦК Компартии Эстонии Йоханнес Кэбин.

К мнению столь высокопоставленных лиц не прислушаться не смогли: «Олимпия» осталась «Олимпией».

Неспортивный формат

Коллекционеры открыток, любители разглядывать старые фотоальбомы и внимательные зрители советских фильмов «про заграницу» хорошо знают: вплоть до второй половины семидесятых годов облик средневековой части Таллинна оставлял желать лучшего.

Окна, невпопад пробитые на фасадах готических построек еще в XIX столетии, тогда же сменившая кое-где пеструю черепицу безликая жесть, обвалившаяся штукатурка, а на второстепенных переулках – даже пробивающаяся сквозь занесенные песком булыжники низенькая травка – явно не соответствовали облику города, ждущего гостей со всего света.

Восстановление отдельных объектов Старого города началась еще в пятидесятые годы. Но средства на комплексную реставрацию всего исторического ансамбля удалось получить из общесоюзного бюджета только в рамках подготовки к олимпийской регате. Солидные денежные суммы пошли на оплату труда иностранных мастеров – реставраторов из Польской Народной Республики.

Опыт поляков, буквально заново отстроивших после Второй мировой войны центры Варшавы и Гданьска, был для Таллинна бесценен. И хотя впоследствии поляков корили порой за злоупотребление неведомым Средним векам бетоном, а также за чересчур вольное обращение с подлинными готическими деталями (кафе «Гном» получило портал, никогда этому дому не принадлежавший), одно бесспорно: Старый Таллинн за годы советской власти впервые привели в порядок именно они.

Понятное дело, что к непосредственно олимпийским объектам памятники архитектуры отнести было трудно. Тогдашнему «мэру» Каллиону потребовалась масса терпения и личного обаяния, чтобы в программу строительства, например, включили обустройство в руинах монастыря святой Биргитты концертного зала под открытым небом.

В Москве, конечно, поворчали, мол, эстонцы за «олимпийский счет» собираются отстраивать разрушенные Иваном Грозным монастыри. Но деньги, в конце концов, выделили.

Утраты

О позитивном влиянии олимпийской регаты-80 на архитектурный облик Таллинна сказано так много, что даже из чувства равновесия следует признать: не обошлось, к сожалению, и без потерь.

Ради придания «более столичного» облика окрестностям гостиницы «Олимпия» без сожаления пустили под бульдозер практически всю застройку по трассе современной улицы Лийвалайа, служившую своеобразной «оправой» Казанской церкви и представлявшую собой характерный уголок русского Ревеля рубежа XIX-XX веков.

Аналогичным образом обошлись и с застройкой северной стороны Нарвского шоссе – а судя по публикациям в газетах, «санировать» предполагали и часть южного фронта вплоть до перекрестка с улицей Крейцвальди, сделав исключение разве что для каменных зданий Таллиннской музыкальной школы и тогдашнего Музея Балтийского флота.

Доводилось слышать и о том, что при строительстве мола близ Олимпийского центра в Пирита в основание были положены набитые валунами деревянные корпуса парусников, каждый из которых мог бы претендовать в наши дни на звание исторического судна. Еще говорят, что при расширении трассы дороги на Пирита использовали плиты с Немецкого кладбища в Копли.

Последнее, впрочем, маловероятно: кладбище было ликвидировано еще в послевоенное десятилетие. Но один памятник архитектуры при расширении ведущей в Пирита трассы действительно был уничтожен – увенчанная высокой башней загородная вилла промышленника Эмиля Фале.

Единственное уцелевшее от ансамбля здание – бывшая хозпостройка по адресу Нарвское шоссе, 77, и по сей день свидетельствует о том, что даже самое благое начинание, увы, не обходится без досадных потерь.

* * *

Недавнее тридцатилетие олимпийской регаты-80 прошло в Таллинне без особых торжеств. Разве что городской водоканал порадовал будущих яхтсменов «мини-регатой», во время которой радиоуправляемые судомодели выписывали замысловатые пируэты на глади сооруженного на площади Вабадузе водоема. Контур его бортиков повторял береговую линию Таллиннской бухты…

А бывшие «олимпийские объекты» давно уже стали неотъемлемой частью облика столицы. И своеобразными памятниками – как архитектурной мысли второй половины семидесятых годов прошлого века, так и тем, чьими усилиями они появились в Таллинне.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллинн имеет свой флаг - с тремя голубыми и тремя белыми полосками, он был частично заимствован из древнего датского флага. Как гласит легенда, флаг упал с небес после битвы за крепость Таллинна. Однако, другая легенда утверждает, что упавший с неба флаг, был дарован Господом Богом датчанам, и с тех самых пор, стал государственным флагом Дании: белый опрокинутый крест на красном фоне.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!