А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В одном из преданий говорится, будто датчане решили неожиданно напасть на город, перебить его жителей и овладеть имуществом эстов. Заговорщики хранили свои намерения в строжайшей тайне, но некоего Тоомаса, знаменосца датчан, стала мучить совесть. Он выдал магистрату план нападения. В городе выставили усиленный дозор. Было решено впустить злоумышленников в город, а потом на какой-нибудь узкой улочке напасть на них и уничтожить всех до единого. События развернулись именно таким образом, и смута была пресечена. Знаменосцу оказали особую честь - шпиль Ратуши украсили фигуркой воина со знаменем. Новый флюгер назвали именем Тоомаса.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

О роли выходцев из Эстляндии в процессе становления Российской империи, равно как и о роли Петербурга в возникновении эстонской нации, идет речь в книге таллиннского исследователя Сергея Гаврилова «Остзейские немцы в Санкт-Петербурге».

Ваша книга вышла «в маске»: главные герои ее – выходцы из Прибалтики. Однако в подзаголовке (Российская империя между Шлезвигом и Гольштейном) Эстляндия и Лифляндия не упомянуты…

Открытка, выпущенная приходом эстонской Яановской церкви в Петербурге рубежа веков – еще одно свидетельство тесных связей, существовавших между Эстляндией и столицей Российской империи.

Вопрос, что называется, не в бровь, а в глаз! Изначально я предполагал дать книге несколько иное название: «Эстляндцы и лифляндцы в Петербурге». Но текст ее писался по договору с российским издательством, «с прицелом», в первую очередь, на российского читателя.

Издатель установил общие рамки – говорить о серьезных вещах занимательным языком. В стиле Валентина Пикуля. Эстляндцев и лифляндцев при редактировании издательство заменило на «остзейских немцев», хотя в книге, на самом деле, много места уделяется и собственно эстонцам.

Видимо, мое первоначальное название сочли слишком громоздким и малопривлекательным для российского читателя. Рынок диктует свои правила книгоиздателям. Шлезвиг и Гольштейн остались. Они, видимо, читателя не оттолкнут.

Не самые известные современному человеку топонимы. И не самые географически близкие, что к Санкт-Петербургу, что к Эстонии. Как две этих исторических области на границе современных ФРГ и Дании оказались в вашей книге?

Правильнее было бы сказать не «как?», а «зачем?». Для пущей занимательности: книга должна была иллюстрировать противоположное влияние на русскую историю двух женщин, двух цариц – Екатерины I и Марии Федоровны, супруги Александра III.

Начало и конец сосуществования Эстляндии и Петербурга в рамках Российской империи мистическим образом сопряжено с двумя этими русскими императрицами, биографически связанными с Эстонией. В Таллинне сохранились памятники архитектуры, связанные с обеими женщинам, при этом символично, что памятником правления Екатерины I в Таллинне служит дворец, памятником эпохи Марии Федоровны — эпитафия…

Одна стояла за немецкое княжество Гольштейн против Дании, отнявшей у Гольштейна Шлезвиг. Другая была за Данию против Германии, захватившей Шлезвиг. Эта борьба дорого стоила России.

Читая вашу книгу, невольно ловишь себя на мысли: Российская империя оказывается «политическим проектом», задуманным правящей элитой Гольштинии и реализованным остзейскими немцами. Кто-нибудь из ваших предшественников обращал внимание на эту парадоксальную ситуацию?

Тема «голштинского заговора» введена в структуру повествования не как дань пущей занимательности, но как реальная и наиболее очевидная причина многочисленных «революций», или, по современной терминологии, дворцовых переворотов в Петербурге в XVIII веке.

Например, я считаю, что главным и единственным смыслом воцарения сначала Екатерины I в 1725 году, затем ее дочери Елизаветы в 1741 году было установление голштинской династии на русском престоле – причем именно с целью отвоевания герцогства Шлезвиг у Дании русскими руками.

Это – не только мое «авторское» видение российской истории. На «голштинский» след в этих переворотах указывали историки и ранее, в частности, русский историк XIX века, преемник Карамзина на должности «придворного историографа» Н. Г. Устрялов, или современный датский специалист по России, профессор Ханс Баггер, доцент кафедры Восточной Европы при Копенгагенском университете.

Я же подчеркнул решающую роль заговорщиков из числа именно остзейских дворян.Этот мой тезис, кстати, очень понравился современному петербургскому немецкому землячеству, которое специально пригласило меня выступить с лекцией на эту тему. Профессор Баггер был тоже явно удивлен тем, что я обозначил «партию Шляп» в Швеции как «политическое крыло» эстляндских помещиков в стокгольмских коридорах власти.

Применительно к временам правления Александра III, на ваш взгляд, правильнее было бы говорить о «русификации территории нынешней Эстонии» или же о «дегерманизации Эстляндии и Лифляндии»?

Безусловно «дегерманизация». Парадоксальным образом это подметили даже те, кого в особо русофильских настроениях, вроде бы, и не заподозришь. Я имею в виду авторов нашумевшего в свое время научно-популярного издания «Очерки истории эстонского народа», на русском языке вышедшего еще в 1992 году, но определенное влияние на трактовку событий минувшего оказывающего и по сей день.

Так вот, наш выдающийся историк и политический деятель М. Лаар и его коллеги Х. Валк и Л. Вахтре в главе об эпохе Александра III прямо говорят, что «целью реформ, разумеется, была ликвидация власти и влияния остзейцев в Прибалтике, ибо фактор существования эстонского народа царской властью в ту пору вообще не учитывался» — кто не верит, может проверить, 91-я страница…

История знает немало примеров борьбы двух элит на территориях, где они одинаково являются пришлыми. Никому в голову не придет, например, считать, что внедрение английского в испаноязычной Калифорнии было направлено против местных индейцев.

Каким образом, на ваш взгляд, случилась парадоксальная ситуация: выигравшими в результате «русификации» (или «дегерманизации») оказалась не российская администрация, а эстонцы (и латыши)?

Ответ на этот вопрос мог бы стать темой не газетной статьи, а научной диссертации. Вкратце отвечу так: реформы Александра III были направлены на ликвидацию монополии остзейского немецкого меньшинства на власть в провинции.

Задуманное императором не было доведено до конца: народное образование у немцев изъяли, а политическую власть — не смогли. Кончилось тем, чем кончилось: эстонцы окрепли как нация и скинули и тех, и других. Сначала в городах, потом и во всей провинции. Процесс был усугублен Первой мировой войной и революциями 1917 года.

Сыграл свою роль и традиционный для русского правительства «синдром короля Лира» — отрезать как можно больший кусок территории в уверенности, что благодетеля будут потом холить и лелеять.

Порой приходится слышать мнение о том, что «золотой век» в развитии русско-эстонских отношений приходился на «петербургский период» российской истории – и прервался с началом очередного «московского периода». Насколько согласны вы с подобной точкой зрения и возможно ли, хотя бы частично, возвращение этого «золотого века» в наши дни? 

Прежде всего, я бы все же разделил «петербургский» и «ленинградский» периоды.Я согласен, что Петербург является естественным центром притяжения для окружающих стран в силу географического положения, экономического и культурного потенциала и той исторической роли, которую он играл в становлении эстонского народа.

Причем согласен не только я. Позволю себе процитировать сказанное президентом Эстонии во время недавнего открытия Яановской церкви в Петербурге: «Санкт-Петербург был тем местом, где наша интеллигенция приобретала знания и опыт. Для тысяч людей это был путь к образованию и шаг в мир, путь, по которому в Эстонию пришли европейские знания, здесь выросли и получили образование многие мужчины и женщины, которые стояли у истоков образования Эстонского государства».

Перефразируя классику, «поскреби любого эстонца – найдешь петербуржца». Взять того же Тоомаса Хендрика Ильвеса: яркое, персонифицированное выражение нынешней эстонской государственности, а между тем, его мать Ираида Чистоганова родилась в Петербурге.

В то же время после 1917 года именно Эстония стала прибежищем многих русских эмигрантов, носителей петербургской культуры. Например, мой двоюродный дед, который был офицером еще царской армии, а затем сражался в рядах эстонской армии во время Освободительной войны, учительствовал в Занаровье в 1930-е.

Его жена преподавала историю сельским парням тогда, когда в СССР история фактически была запрещена. И парадокс – именно ее уроки истории, а не партийно-политическая подготовка в конце концов возобладали, когда один из ее учеников, И. Г. Фаронов, возобновил Нарвский исторический музей в 1950 году.

Я бы даже сказал, что Эстония стала хранительницей многих институтов петербургской культуры, которые уничтожались в СССР целенаправленно либо по советскому небрежению. А подчеркнутый интерес к сохранению национального наследия в Эстонии невольно отразился и на сохранении национального русского наследия.

Во время моей беседы с госпожой Кюлли Сульг, руководителем петербургской общины эстонцев, она высказала мысль, созвучную многим положениям и моей книги: именно Эстония сохранила кадры духовенства для «второго крещения Руси» представителями Псковской миссии во время войны и православного ренессанса Алексия II.

И потому я бы резюмировал так: Петербург неизбежно станет катализатором восстановления российско-эстонских связей в той степени, в которой он сам сумеет изжить «ленинградский комплекс» – комплекс периферийного провинциального города, а не имперской столицы, которой он был рожден.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!