Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Раньше на улицах Ревеля не было освещения; в любой момент на голову прохожего из окна могли выплеснуть помои. Мостовые были без тротуаров, пешеходы, заслышав цокот копыт и грохот колес, жались к стенам. На ночь улицы перегораживались цепями, чтобы злоумышленники не могли ускользнуть от дозора. На башнях перекликалась стража. О благоустройстве родного города жители начали задумываться довольно рано: по крайней мере с 1360 года владелец дома должен был подметать перед своим жилищем. За чистотой улиц и рынков следили уличные подметальщики.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Вену хочется протанцевать, Берлин – промаршировать, Таллинн – пропеть. Гимна – официального, равно как и неофициального – у Таллинна, в отличие от столиц-соседей, нет.

Кадриоргская эстрада в 1926 году

Песни, снискавшей сравнимую с венецианской баркаролой общеизвестность, на таллиннских улицах пока что не родилось.

И все же – немного найдется столичных городов, в которых традиция хорового пения столь отчетливым эхом звучит в городском пространстве.

С берега на берег

Эстрада Певческого праздника 1880 года на «Лютеровом лугу»

Топонимика бывает обманчива. Улица Лаулупео, в самом названии которой звучит Певческий праздник, приведет куда угодно – только не к певческой эстраде, расположенной на Певческом же поле.

Спешить с обвинениями градостроителей и планировщиков в рассеянности и безалаберности не стоит. Стоит найти в одном из неприметных дворов отполированный гранитный камень. «Здесь состоялся в 1880 году I Таллиннский эстонский (III всеобщий) певческий праздник» — гласит высеченная на нем на двух языках надпись.

Два предыдущих – как впрочем, и два последующих — состоялись в Тарту. И мало кому из проходящих по улице Лаулупео приходит в голову задуматься: почему, собственно, родившийся на берегах Эмайыги праздник «переехал» на берега Таллиннской бухты и по какой причине «прописался» тут окончательно?

Формальный повод

«В самом деле, что привело сюда эти пять-шесть тысяч населения, в далекий Ревель, до которого большинству из них сутки и более езды? – размышляли в 1896 году «Ревельские известия». – Что побудило их оставить дом, нести весьма существенные для крестьянина расходы, и тратить несколько летних дней, столь важных в хозяйстве?»

Ответ губернской газеты, звучащий в наши дни несколько неожиданно, в общем-то, предсказуем: «Ничто иное, как глубокое чувство признательности и вечная благодарность русскому государю, каковую благодарность живо чувствует народная масса, как бы не объясняли ее по-своему разные мнимые «друзья» эстов».

Формально журналист прав. И состоявшийся в 1896 году в Ревеле шестой, и прошедший в городе за шестнадцать лет до того третий всеэстонский певческий праздник, имели «монархическую» подоплеку. В 1880 году праздник был приурочен к юбилею восшествия на престол Александра III, а в 1896-м – к торжествам по случаю коронации Николая II.

Первый шаг

Заявленный официально повод для проведения общенародного праздника – только полдела. Вторую – и значительно более весомую «половину» – формирует раскол, наметившийся в эстонском национальном движении к концу семидесятых годов XIX века.

Тартуское общество «Ванемуйне», силами которого имеющая германские корни традиция певческих праздников стала близка эстонскому народу, придерживалось консервативных, пронемецких позиций. Более радикальное крыло молодой эстонской интеллигенции, возглавляемое Карлом Робертом Якобсоном, склонялось, скорее, к славянофильству.

Желая вывести популярный в народе праздник из-под опеки пасторов-остзейцев и лифляндского рыцарства, единомышленники Якобсона решили пойти на неожиданный шаг – перенести песенный фестиваль из Тарту, считавшегося оплотом национального духа, в Таллинн, слывший до того «бастионом» остзейского купечества.

Столичная «прописка»

Не все из задуманного удалось. В частности, безуспешной оказалась попытка привлечь к празднику хоры православных эстонских приходов. Да и таллиннскому обществу «Лоотус», взявшему на себя роль организатора праздника, пришлось влезть в долги, выбраться из которых удалось не сразу.

Певческие праздники «вернулись» в Тарту, и если бы не закрытие на пике приснопамятной русификации Общества эстонских литераторов, курировавшего проведение мероприятия в 1891 и 1894 годах, то неизвестно, не ограничилась бы певческая слава Таллинна памятным камнем на улице Лаулупео.

На помощь пришло музыкально-драматическое общество «Эстония», взявшее всеэстонские певческие праздники под свою опеку. Лишь в 1923 году роль организатора празднеств перешла к Эстонскому союзу певцов, а после войны – к Министерству культуры ЭССР.

Все они, как нетрудно догадаться, располагались в Таллинне. Праздник получил в столице окончательную «прописку».

На Лютеровом лугу

Впервые посетив Таллинн в 1880 году, Певческий праздник прошел на так называемом Лютеровом лугу – пустыре, располагавшемся напротив нынешней трамвайной остановки у автовокзала.

Репетиция Певческого праздника 1933 года: эстрада находится на месте нынешней.

«Здесь же устроена и колоссальная крытая эстрада, надо полагать наибольшая, которую когда-либо видел Ревель, – писали в 1910 году «Ревельские известия». – Поверхность эстрады покатая, площадью не меньше Шведского рынка… Ворота очень красивы и убраны зеленью. В самом помещении устроены красивые павильончики и нарядно разукрашенные будки для продажи прохладительных напитков».

Газета Wirulane даже предлагала городу выкупить земельный участок для устройства певческих праздников, а также прочих народных торжеств и впредь. Как знать – будь в городской казне побольше денег, возможно, Певческое поле находилось бы ныне там, где трамвай начинает подъем по улице Лубья.

В Кадриорг

Результаты осмотра территории бывшего Лютерова луга, проведенного Эстонским союзом певцов в начале 1920-х годов, были малоутешительными. Эстрада и павильоны, остававшиеся бесхозными доброе десятилетие, дальнейшей эксплуатации не подлежали.

Да и пустырь на въезде в город со стороны Тарту сам по себе был не слишком престижным местом для проведения первого Певческого праздника независимой Эстонии. После недолгих поисков место для торжеств удалось отыскать – не слишком далеко, но в значительном более престижном районе.

Загвоздка была в том, что на земельный участок на окраине Кадриорга одновременно с Союзом певцов претендовали Эстонский спортивный союз и Таллиннский ипподром. В итоге архитектору Карлу Бурману поручили проектировать певческую эстраду таким образом, чтобы после окончания праздника ее можно было быстро и недорого перестроить в трибуны стадиона.

Громадная сцена

Бурман с возложенной задачей справился: выстроенная к Певческому празднику 1923 года эстрада три года спустя стала ядром будущего Кадриоргского стадиона. Жаль только, что оригинальное сооружение оказалось недолговечным – в 1936 году деревянные трибуны стадиона снесли, заменив их бетонными.

К тому моменту Певческий праздник «переехал» в третий раз – на то самое место, где проводится он и сейчас. На пологом спуске холма Ласнамяги к морю была выстроена увенчанная двумя башнями для огней праздника третья певческая эстрада – работа все того же архитектора Бурмана.

«Нет ничего красочнее этой громадной сцены, стройно высящейся на фоне светлой северной ночи», – писала о ней газета «Вести дня». Пропорции здания оказались столь удачны, что их даже решили отчеканить на юбилейной кроне, выпущенной к следующему Певческому празднику – в 1933 году.

Повторенная уникальность

Можно только дивиться тому, как внушительных размеров деревянное сооружение, стоящее к тому же на открытом и приметном месте, пережило войну. И сожалеть, что после Певческого праздника 1955 года было принято решение о сносе сооружения, бывшего, вероятно, самой большой деревянной постройкой в Прибалтике.

Нынешняя эстрада Певческого поля, спроектированная архитектором Аларом Котли, является уникальным сооружением – как с точки зрения инженерной мысли, так и с чисто эстетической стороны. Порой даже не верится, что выстроена она в 1959 году – настолько современной кажется и по сей день.

Примечательно, что здание, ставшее одним из безусловных символов Таллинна, вызвало к жизни два очевидных подражания – певческие эстрады в Вильнюсе и Тарту. Пожалуй, ни одна другая постройка эстонской столицы не может похвастаться подобным «клонированием».

* * *

Рассказ о «певческой столице» можно продолжать и продолжать.

Упомянув, например, о том, что Певческий праздник 1896 года стал причиной появления первой карты города с легендой на эстонском языке, а едва ли не первым эстоноязычным путеводителем по Таллинну стала брошюра, выпущенная для участников Певческого праздника 1910 года.

Но лучше – дать стихнуть разговору. Прислушаться. Таллинн действительно поет. Эхо былых певческих праздников звучит в его истории, архитектуре, топонимике.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Между прочим…
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!