А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Вену хочется протанцевать, Берлин – промаршировать, Таллинн – пропеть. Гимна – официального, равно как и неофициального – у Таллинна, в отличие от столиц-соседей, нет.

Кадриоргская эстрада в 1926 году

Песни, снискавшей сравнимую с венецианской баркаролой общеизвестность, на таллиннских улицах пока что не родилось.

И все же – немного найдется столичных городов, в которых традиция хорового пения столь отчетливым эхом звучит в городском пространстве.

С берега на берег

Эстрада Певческого праздника 1880 года на «Лютеровом лугу»

Топонимика бывает обманчива. Улица Лаулупео, в самом названии которой звучит Певческий праздник, приведет куда угодно – только не к певческой эстраде, расположенной на Певческом же поле.

Спешить с обвинениями градостроителей и планировщиков в рассеянности и безалаберности не стоит. Стоит найти в одном из неприметных дворов отполированный гранитный камень. «Здесь состоялся в 1880 году I Таллиннский эстонский (III всеобщий) певческий праздник» — гласит высеченная на нем на двух языках надпись.

Два предыдущих – как впрочем, и два последующих — состоялись в Тарту. И мало кому из проходящих по улице Лаулупео приходит в голову задуматься: почему, собственно, родившийся на берегах Эмайыги праздник «переехал» на берега Таллиннской бухты и по какой причине «прописался» тут окончательно?

Формальный повод

«В самом деле, что привело сюда эти пять-шесть тысяч населения, в далекий Ревель, до которого большинству из них сутки и более езды? – размышляли в 1896 году «Ревельские известия». – Что побудило их оставить дом, нести весьма существенные для крестьянина расходы, и тратить несколько летних дней, столь важных в хозяйстве?»

Ответ губернской газеты, звучащий в наши дни несколько неожиданно, в общем-то, предсказуем: «Ничто иное, как глубокое чувство признательности и вечная благодарность русскому государю, каковую благодарность живо чувствует народная масса, как бы не объясняли ее по-своему разные мнимые «друзья» эстов».

Формально журналист прав. И состоявшийся в 1896 году в Ревеле шестой, и прошедший в городе за шестнадцать лет до того третий всеэстонский певческий праздник, имели «монархическую» подоплеку. В 1880 году праздник был приурочен к юбилею восшествия на престол Александра III, а в 1896-м – к торжествам по случаю коронации Николая II.

Первый шаг

Заявленный официально повод для проведения общенародного праздника – только полдела. Вторую – и значительно более весомую «половину» – формирует раскол, наметившийся в эстонском национальном движении к концу семидесятых годов XIX века.

Тартуское общество «Ванемуйне», силами которого имеющая германские корни традиция певческих праздников стала близка эстонскому народу, придерживалось консервативных, пронемецких позиций. Более радикальное крыло молодой эстонской интеллигенции, возглавляемое Карлом Робертом Якобсоном, склонялось, скорее, к славянофильству.

Желая вывести популярный в народе праздник из-под опеки пасторов-остзейцев и лифляндского рыцарства, единомышленники Якобсона решили пойти на неожиданный шаг – перенести песенный фестиваль из Тарту, считавшегося оплотом национального духа, в Таллинн, слывший до того «бастионом» остзейского купечества.

Столичная «прописка»

Не все из задуманного удалось. В частности, безуспешной оказалась попытка привлечь к празднику хоры православных эстонских приходов. Да и таллиннскому обществу «Лоотус», взявшему на себя роль организатора праздника, пришлось влезть в долги, выбраться из которых удалось не сразу.

Певческие праздники «вернулись» в Тарту, и если бы не закрытие на пике приснопамятной русификации Общества эстонских литераторов, курировавшего проведение мероприятия в 1891 и 1894 годах, то неизвестно, не ограничилась бы певческая слава Таллинна памятным камнем на улице Лаулупео.

На помощь пришло музыкально-драматическое общество «Эстония», взявшее всеэстонские певческие праздники под свою опеку. Лишь в 1923 году роль организатора празднеств перешла к Эстонскому союзу певцов, а после войны – к Министерству культуры ЭССР.

Все они, как нетрудно догадаться, располагались в Таллинне. Праздник получил в столице окончательную «прописку».

На Лютеровом лугу

Впервые посетив Таллинн в 1880 году, Певческий праздник прошел на так называемом Лютеровом лугу – пустыре, располагавшемся напротив нынешней трамвайной остановки у автовокзала.

Репетиция Певческого праздника 1933 года: эстрада находится на месте нынешней.

«Здесь же устроена и колоссальная крытая эстрада, надо полагать наибольшая, которую когда-либо видел Ревель, – писали в 1910 году «Ревельские известия». – Поверхность эстрады покатая, площадью не меньше Шведского рынка… Ворота очень красивы и убраны зеленью. В самом помещении устроены красивые павильончики и нарядно разукрашенные будки для продажи прохладительных напитков».

Газета Wirulane даже предлагала городу выкупить земельный участок для устройства певческих праздников, а также прочих народных торжеств и впредь. Как знать – будь в городской казне побольше денег, возможно, Певческое поле находилось бы ныне там, где трамвай начинает подъем по улице Лубья.

В Кадриорг

Результаты осмотра территории бывшего Лютерова луга, проведенного Эстонским союзом певцов в начале 1920-х годов, были малоутешительными. Эстрада и павильоны, остававшиеся бесхозными доброе десятилетие, дальнейшей эксплуатации не подлежали.

Да и пустырь на въезде в город со стороны Тарту сам по себе был не слишком престижным местом для проведения первого Певческого праздника независимой Эстонии. После недолгих поисков место для торжеств удалось отыскать – не слишком далеко, но в значительном более престижном районе.

Загвоздка была в том, что на земельный участок на окраине Кадриорга одновременно с Союзом певцов претендовали Эстонский спортивный союз и Таллиннский ипподром. В итоге архитектору Карлу Бурману поручили проектировать певческую эстраду таким образом, чтобы после окончания праздника ее можно было быстро и недорого перестроить в трибуны стадиона.

Громадная сцена

Бурман с возложенной задачей справился: выстроенная к Певческому празднику 1923 года эстрада три года спустя стала ядром будущего Кадриоргского стадиона. Жаль только, что оригинальное сооружение оказалось недолговечным – в 1936 году деревянные трибуны стадиона снесли, заменив их бетонными.

К тому моменту Певческий праздник «переехал» в третий раз – на то самое место, где проводится он и сейчас. На пологом спуске холма Ласнамяги к морю была выстроена увенчанная двумя башнями для огней праздника третья певческая эстрада – работа все того же архитектора Бурмана.

«Нет ничего красочнее этой громадной сцены, стройно высящейся на фоне светлой северной ночи», – писала о ней газета «Вести дня». Пропорции здания оказались столь удачны, что их даже решили отчеканить на юбилейной кроне, выпущенной к следующему Певческому празднику – в 1933 году.

Повторенная уникальность

Можно только дивиться тому, как внушительных размеров деревянное сооружение, стоящее к тому же на открытом и приметном месте, пережило войну. И сожалеть, что после Певческого праздника 1955 года было принято решение о сносе сооружения, бывшего, вероятно, самой большой деревянной постройкой в Прибалтике.

Нынешняя эстрада Певческого поля, спроектированная архитектором Аларом Котли, является уникальным сооружением – как с точки зрения инженерной мысли, так и с чисто эстетической стороны. Порой даже не верится, что выстроена она в 1959 году – настолько современной кажется и по сей день.

Примечательно, что здание, ставшее одним из безусловных символов Таллинна, вызвало к жизни два очевидных подражания – певческие эстрады в Вильнюсе и Тарту. Пожалуй, ни одна другая постройка эстонской столицы не может похвастаться подобным «клонированием».

* * *

Рассказ о «певческой столице» можно продолжать и продолжать.

Упомянув, например, о том, что Певческий праздник 1896 года стал причиной появления первой карты города с легендой на эстонском языке, а едва ли не первым эстоноязычным путеводителем по Таллинну стала брошюра, выпущенная для участников Певческого праздника 1910 года.

Но лучше – дать стихнуть разговору. Прислушаться. Таллинн действительно поет. Эхо былых певческих праздников звучит в его истории, архитектуре, топонимике.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!