А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Как бы парадоксально это не показалось, именоваться «речной столицей» у Таллинна есть все основания: помимо десяти ручьев в границах города протекают четыре реки.

Средневековое присловье ошибалось: Таллинн построен не на соли. Построен он на реках.

Обмелевшие до ручьев, заключенные в трубы канализационных коллекторов, сгинувшие почти без следа – они по-прежнему остаются невидимыми артериями городского организма.

Доисторический предок 

Из-за отсутствия моста река Пирита сто лет тому назад казалась еще шире

Одна из первых детальных карт побережья нынешней Эстонии, составленная голландскими картографами XVI столетия, помещает чуть в стороне от ревельской гавани устье широкой реки.

Чем обусловлена эта ошибка – сказать сейчас трудно. Может, никогда не бывавший в здешних краях лично географ случайно «спутал» Таллинн с соседкой-Ригой. Может – сделал это преднамеренно, дабы привлечь мореходов к удобному водному пути вглубь материка.

Но самое удивительное заключается в том, что неведомый составитель карты оказался…прав. По территории современного Таллинна действительно текла некогда полноводная река. Да еще какая: едва ли не все побережье Коплиской бухты, от Рокка-аль-Маре до Штромки было ее устьем!

Правда, было это слишком давно – несколько тысяч лет тому назад, в доледниковый период, когда необходимости ни в каких картах не существовало. И как не соблазнительно было бы считать ручей Мустъйыги, наследником этой древней реки, любой географ поднимет нас на смех.

Тем более что приписывать доисторическое прошлое таллиннской «Черной речке» нет необходимости. Она обладает собственной историей – как минимум, трехвековой.

Курорт на черной речке

Название Мустйыги часто объясняют характером почвы: дескать, торфяники бывшего Кристиненского покоса окрашивают проточную воду в характерный темный цвет. Некоторые идут еще дальше – и предлагают переводит эстонское слово must как «грязный».

В последнем есть доля справедливости: даже шагнув в третье тысячелетие, таллиннцы, похоже, никак не желают расставаться со средневековой привычкой пользоваться мало-мальски проточным потоком как сточной канавой. Но свое название «Черная речка» получила за много лет до того, как стала протекать через район частной застройки.

В немецкой форме Schwartenbecke гидроним этот впервые встречается в 1561 году. Прошло еще сто двадцать лет и под этим названием упоминается загородное поместье, располагавшееся на речном берегу. Пережившее разорение и упадок после Северной войны, оно вновь возрождается в XVIII веке, а в следующем – превращается в водную лечебницу: первую в Эстонии.

«Черное» название ручья, из которого с 1813 года брали воду для лечебных ванн, вероятно, не отпугивало клиентуру. Потому, вероятно, что «черными» в здешних краях испокон веков именовали все небольшие речушки, имея в виду не цвет и не чистоту, а неприметность.

Здание водолечебницы, просуществовавшей до 1885 года, сгорело в восьмидесятых годах прошлого века. Сама же «Черная речка» течет, как ни в чем не бывало. И даже прихорашивается – несколько лет назад берега ее устья очистили и соорудили над ним мост – часть приморского променада.

Забытая труженица

Речка Харьяпеа. 1889 год

Какая река действительно могла бы именоваться «черной» в силу своей загрязненности – так это Харьяпеа, протекавшая еще сто лет тому назад фактически в самом центре города.

Впрочем, официальное ее название, по мнению краеведов сохранившее древнее, донемцекое название холма Тоомпеа, в начале ХХ века, похоже, не использовал практически никто. В эстонских и немецких газетах ее пренебрежительно называли просто «Retschka», а в «Ревельских известиях» и того хуже – «Канавой».

Судя по «аромату», сточной канавой сто лет тому назад речка Харьяпеа и была. Трудно было даже представить, что в Средние века она поставляла горожанам чистую воду реки Юлемисте. А потом – крутила колеса мукомольных, лесопильных, бумажных и пороховых мельниц, наполняла собой пруды дубильщиков кож и белителей полотна.

Последнюю точку в истории реки-труженицы поставила…безработица. Точнее — всемирный экономический кризис: к середине тридцатых годов занятые на сезонных работах безработные «похоронили» Харьяпеа в подземном бетонном русле. Все, что осталось от нее – лишь название улицы Кивисилла – Каменного моста.

А вот улица Харьяпеа к ней никакого отношения не имеет. Проложена она была в 1910 году в предместье Пельгулинна, где одноименная река никогда не протекала. Своим именем она обязана не гидрониму, а произраставшему некогда в этом районе клеверу. Ведь «клевер» по-эстонски как раз и будет «härjapea».

Проекты Пирита

Привычка многих поколений таллиннцев видеть в городских реках не столько природное богатство, сколько неисчерпаемый «двигатель» для местной промышленности порой удивляет.

Сложно в наши дни даже представить, но даже реку Пирита в двадцатые-тридцатые годы всерьез намеревались перегородить плотиной электростанции. Понятно, что для освещения всего города мощности ее было бы маловато, но давать ток для трамвайной линии от Козе до центра столицы, она, по мнению отцов, города, могла.

Планы эти так и остались на бумаге. Чего не скажешь о другом связанном с долиной реки Пирита проектом: разместить на острове в непосредственной близости от монастырских руин Скансен. Иными словами — зоосад и парк-музей народного зодчества.

В самом конце тридцатых годов на берег Пирита были даже доставлены – в разобранном виде – первые экспонаты будущего музея. Увы, участь их оказалась незавидна: то ли по небрежности, то ли в ходе боев, но они сгорели в военное лихолетье.

Избегнув и «промышленной», и «музейной», река Пирита во второй половине ХХ века обрела иную славу – спортивную. Ведь именно над местом ее впадения в море к Олимпийской регате-80 был возведен Центр парусного спорта.

Ныне яхты заполнили собой всю акваторию реки Пирита – чуть ли не до самого автомобильного моста. Причем большая часть из них – иностранные: хранить их в Таллинне «на стоянке» финансово выгоднее, чем у причалов Хельсинки или Стокгольма.

Въезд и выезд

Как правило, бывает так: вначале именем обзаводится водоем, а потом его перенимает возникшее на его берегах поселение. В Таллинне – наоборот. Река Пирита получила свое имя по рукотворному объекту – монастырю святой Биргитты. А река Пяэскюла – по ближайшей деревне.

«Пяэскюла» можно перевести как «Деревня у въезда» — в Таллинн, надо понимать. «Правдоподобность» этой версии подтверждается тем, что с 1944-го по 1995-ый одноименная река была естественной границей городской территории.

Беда только, что и деревня, и река под этим названием встречаются в документах куда как раньше – с середины XIII века. Вряд ли кто-нибудь мог воспринимать в ту пору деревню, расположенную на расстоянии длительного пешего перехода от городских стен, как «въезд в город».

Народная этимология выводит название «Пяэскюла» и от ласточек, некогда селившихся по берегам реки, и от переправы через реку, и даже – от благодарственных молитв, которые средневековые путешественники, якобы, читали, преодолев кишащий разбойниками Ныммеский лес без каких-либо неприятностей.

Как бы ни было на самом деле – среди таллиннских рек Пяэскюла примечательна, как минимум, еще по одной причине. Над ней перекинут старейший на территории города мост. Выстроен он в шестидесятых годах XIX века, но выглядит столь арахаично, что в нем, при желании, можно заподозрить чуть ли не средневековую постройку.

Видимо, именно это обстоятельство послужило причиной современной легенды, о том, что Пяэскюлаский мост, дескать, мелькнул в «Последней реликвияи». И хотя в культовой ленте, на самом деле, задействован мост в местечке Оттени, гиды направляющихся из Таллинна в южном направлении автобусов не упустят шанса поведать туристам: слева за окном – «тот самый мост».

* * *

Без малого восьмивековая история сосуществования Таллинна с его реками до самых недавних пор, увы, была довольно печальна. Словно «мстя» за отсутствие большой судоходной реки, горожане относились к имеющимся речушками без особого пиетета.

В последнее десятилетия тенденция эта, по счастью, стала меняться к лучшему. После закрытия Пяэскюлаской свалки вновь стал повышать уровень воды в реке Пяэскюла. А в Пирита, говорят, даже вновь появились речные мидии.

Кто знает, не доживем ли мы до времени, когда на каком-нибудь отрезке таллиннских улиц будет раскрыто течении речки Харьяпеа? Или хотя бы – обозначена трасса ее русла.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
На большом гербе Эстонской Республики, на золотом фоне исполненного в стиле барокко щита, изображены три льва-леопарда синего цвета с языками красного цвета и глазами серебряного цвета, которые идут, если смотреть со стороны щита, направо, устремив взоры на зрителя. С трех сторон щит окаймлен венком из двух скрещенных дубовых веток золотистого цвета. Основой герба Эстонии стал датский герб XIII столетия. Этот герб вместе с флагом передал Таллину король Вольдемар II в 1219 году. Официально герб утвердили в 1925 году. На сохранившейся наиболее ранней печати Таллина, относящейся к 1277 году, изображены три идущих коронованных леопарда с головами в анфас на треугольном гербовом щите. Леопарды были синими, располагались они на золотом поле.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!