А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1354 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Как бы парадоксально это не показалось, именоваться «речной столицей» у Таллинна есть все основания: помимо десяти ручьев в границах города протекают четыре реки.

Средневековое присловье ошибалось: Таллинн построен не на соли. Построен он на реках.

Обмелевшие до ручьев, заключенные в трубы канализационных коллекторов, сгинувшие почти без следа – они по-прежнему остаются невидимыми артериями городского организма.

Доисторический предок 

Из-за отсутствия моста река Пирита сто лет тому назад казалась еще шире

Одна из первых детальных карт побережья нынешней Эстонии, составленная голландскими картографами XVI столетия, помещает чуть в стороне от ревельской гавани устье широкой реки.

Чем обусловлена эта ошибка – сказать сейчас трудно. Может, никогда не бывавший в здешних краях лично географ случайно «спутал» Таллинн с соседкой-Ригой. Может – сделал это преднамеренно, дабы привлечь мореходов к удобному водному пути вглубь материка.

Но самое удивительное заключается в том, что неведомый составитель карты оказался…прав. По территории современного Таллинна действительно текла некогда полноводная река. Да еще какая: едва ли не все побережье Коплиской бухты, от Рокка-аль-Маре до Штромки было ее устьем!

Правда, было это слишком давно – несколько тысяч лет тому назад, в доледниковый период, когда необходимости ни в каких картах не существовало. И как не соблазнительно было бы считать ручей Мустъйыги, наследником этой древней реки, любой географ поднимет нас на смех.

Тем более что приписывать доисторическое прошлое таллиннской «Черной речке» нет необходимости. Она обладает собственной историей – как минимум, трехвековой.

Курорт на черной речке

Название Мустйыги часто объясняют характером почвы: дескать, торфяники бывшего Кристиненского покоса окрашивают проточную воду в характерный темный цвет. Некоторые идут еще дальше – и предлагают переводит эстонское слово must как «грязный».

В последнем есть доля справедливости: даже шагнув в третье тысячелетие, таллиннцы, похоже, никак не желают расставаться со средневековой привычкой пользоваться мало-мальски проточным потоком как сточной канавой. Но свое название «Черная речка» получила за много лет до того, как стала протекать через район частной застройки.

В немецкой форме Schwartenbecke гидроним этот впервые встречается в 1561 году. Прошло еще сто двадцать лет и под этим названием упоминается загородное поместье, располагавшееся на речном берегу. Пережившее разорение и упадок после Северной войны, оно вновь возрождается в XVIII веке, а в следующем – превращается в водную лечебницу: первую в Эстонии.

«Черное» название ручья, из которого с 1813 года брали воду для лечебных ванн, вероятно, не отпугивало клиентуру. Потому, вероятно, что «черными» в здешних краях испокон веков именовали все небольшие речушки, имея в виду не цвет и не чистоту, а неприметность.

Здание водолечебницы, просуществовавшей до 1885 года, сгорело в восьмидесятых годах прошлого века. Сама же «Черная речка» течет, как ни в чем не бывало. И даже прихорашивается – несколько лет назад берега ее устья очистили и соорудили над ним мост – часть приморского променада.

Забытая труженица

Речка Харьяпеа. 1889 год

Какая река действительно могла бы именоваться «черной» в силу своей загрязненности – так это Харьяпеа, протекавшая еще сто лет тому назад фактически в самом центре города.

Впрочем, официальное ее название, по мнению краеведов сохранившее древнее, донемцекое название холма Тоомпеа, в начале ХХ века, похоже, не использовал практически никто. В эстонских и немецких газетах ее пренебрежительно называли просто «Retschka», а в «Ревельских известиях» и того хуже – «Канавой».

Судя по «аромату», сточной канавой сто лет тому назад речка Харьяпеа и была. Трудно было даже представить, что в Средние века она поставляла горожанам чистую воду реки Юлемисте. А потом – крутила колеса мукомольных, лесопильных, бумажных и пороховых мельниц, наполняла собой пруды дубильщиков кож и белителей полотна.

Последнюю точку в истории реки-труженицы поставила…безработица. Точнее — всемирный экономический кризис: к середине тридцатых годов занятые на сезонных работах безработные «похоронили» Харьяпеа в подземном бетонном русле. Все, что осталось от нее – лишь название улицы Кивисилла – Каменного моста.

А вот улица Харьяпеа к ней никакого отношения не имеет. Проложена она была в 1910 году в предместье Пельгулинна, где одноименная река никогда не протекала. Своим именем она обязана не гидрониму, а произраставшему некогда в этом районе клеверу. Ведь «клевер» по-эстонски как раз и будет «härjapea».

Проекты Пирита

Привычка многих поколений таллиннцев видеть в городских реках не столько природное богатство, сколько неисчерпаемый «двигатель» для местной промышленности порой удивляет.

Сложно в наши дни даже представить, но даже реку Пирита в двадцатые-тридцатые годы всерьез намеревались перегородить плотиной электростанции. Понятно, что для освещения всего города мощности ее было бы маловато, но давать ток для трамвайной линии от Козе до центра столицы, она, по мнению отцов, города, могла.

Планы эти так и остались на бумаге. Чего не скажешь о другом связанном с долиной реки Пирита проектом: разместить на острове в непосредственной близости от монастырских руин Скансен. Иными словами — зоосад и парк-музей народного зодчества.

В самом конце тридцатых годов на берег Пирита были даже доставлены – в разобранном виде – первые экспонаты будущего музея. Увы, участь их оказалась незавидна: то ли по небрежности, то ли в ходе боев, но они сгорели в военное лихолетье.

Избегнув и «промышленной», и «музейной», река Пирита во второй половине ХХ века обрела иную славу – спортивную. Ведь именно над местом ее впадения в море к Олимпийской регате-80 был возведен Центр парусного спорта.

Ныне яхты заполнили собой всю акваторию реки Пирита – чуть ли не до самого автомобильного моста. Причем большая часть из них – иностранные: хранить их в Таллинне «на стоянке» финансово выгоднее, чем у причалов Хельсинки или Стокгольма.

Въезд и выезд

Как правило, бывает так: вначале именем обзаводится водоем, а потом его перенимает возникшее на его берегах поселение. В Таллинне – наоборот. Река Пирита получила свое имя по рукотворному объекту – монастырю святой Биргитты. А река Пяэскюла – по ближайшей деревне.

«Пяэскюла» можно перевести как «Деревня у въезда» — в Таллинн, надо понимать. «Правдоподобность» этой версии подтверждается тем, что с 1944-го по 1995-ый одноименная река была естественной границей городской территории.

Беда только, что и деревня, и река под этим названием встречаются в документах куда как раньше – с середины XIII века. Вряд ли кто-нибудь мог воспринимать в ту пору деревню, расположенную на расстоянии длительного пешего перехода от городских стен, как «въезд в город».

Народная этимология выводит название «Пяэскюла» и от ласточек, некогда селившихся по берегам реки, и от переправы через реку, и даже – от благодарственных молитв, которые средневековые путешественники, якобы, читали, преодолев кишащий разбойниками Ныммеский лес без каких-либо неприятностей.

Как бы ни было на самом деле – среди таллиннских рек Пяэскюла примечательна, как минимум, еще по одной причине. Над ней перекинут старейший на территории города мост. Выстроен он в шестидесятых годах XIX века, но выглядит столь арахаично, что в нем, при желании, можно заподозрить чуть ли не средневековую постройку.

Видимо, именно это обстоятельство послужило причиной современной легенды, о том, что Пяэскюлаский мост, дескать, мелькнул в «Последней реликвияи». И хотя в культовой ленте, на самом деле, задействован мост в местечке Оттени, гиды направляющихся из Таллинна в южном направлении автобусов не упустят шанса поведать туристам: слева за окном – «тот самый мост».

* * *

Без малого восьмивековая история сосуществования Таллинна с его реками до самых недавних пор, увы, была довольно печальна. Словно «мстя» за отсутствие большой судоходной реки, горожане относились к имеющимся речушками без особого пиетета.

В последнее десятилетия тенденция эта, по счастью, стала меняться к лучшему. После закрытия Пяэскюлаской свалки вновь стал повышать уровень воды в реке Пяэскюла. А в Пирита, говорят, даже вновь появились речные мидии.

Кто знает, не доживем ли мы до времени, когда на каком-нибудь отрезке таллиннских улиц будет раскрыто течении речки Харьяпеа? Или хотя бы – обозначена трасса ее русла.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Летнее помещение Морского собрания на берегу пруда в Кадриорге. В отличие от главного здания организации на Ратушной площади – утрачено.

Ревельское морское собрание: эпилог многолетней истории

История Ревельского морского офицерского собрания в общих чертах любителю таллиннской старины известна. Как и при каких обстоятельствах история эта завершилась ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
По одной из легенд, Таллинн основан на могильном кургане. Холм Тоомпеа считается надгробием Калева, легендарного короля эстов. Его безутешная вдова Линда долгие месяцы стаскивала на место погребения огромные валуны. Так и вырос холм Тоомпеа. А Линда, устав от таких нечеловеческих трудов, присела отдохнуть… и превратилась в камень. В 1920 г. в парке у стен города таллинцы установили памятник плачущей от изнеможения Линде. Камень же, виден из таллинского озера Юлемисте, а само оно образовано из наплаканных Линдой слёз.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!