А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
На улице Ратаскаеву, (Колодезная улица), можно увидеть старый колодец, в котором, по преданию, живет страшный гоблин. Когда-то ему на съедение жители бросали в колодец кошек.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Как бы парадоксально это не показалось, именоваться «речной столицей» у Таллинна есть все основания: помимо десяти ручьев в границах города протекают четыре реки.

Средневековое присловье ошибалось: Таллинн построен не на соли. Построен он на реках.

Обмелевшие до ручьев, заключенные в трубы канализационных коллекторов, сгинувшие почти без следа – они по-прежнему остаются невидимыми артериями городского организма.

Доисторический предок 

Из-за отсутствия моста река Пирита сто лет тому назад казалась еще шире

Одна из первых детальных карт побережья нынешней Эстонии, составленная голландскими картографами XVI столетия, помещает чуть в стороне от ревельской гавани устье широкой реки.

Чем обусловлена эта ошибка – сказать сейчас трудно. Может, никогда не бывавший в здешних краях лично географ случайно «спутал» Таллинн с соседкой-Ригой. Может – сделал это преднамеренно, дабы привлечь мореходов к удобному водному пути вглубь материка.

Но самое удивительное заключается в том, что неведомый составитель карты оказался…прав. По территории современного Таллинна действительно текла некогда полноводная река. Да еще какая: едва ли не все побережье Коплиской бухты, от Рокка-аль-Маре до Штромки было ее устьем!

Правда, было это слишком давно – несколько тысяч лет тому назад, в доледниковый период, когда необходимости ни в каких картах не существовало. И как не соблазнительно было бы считать ручей Мустъйыги, наследником этой древней реки, любой географ поднимет нас на смех.

Тем более что приписывать доисторическое прошлое таллиннской «Черной речке» нет необходимости. Она обладает собственной историей – как минимум, трехвековой.

Курорт на черной речке

Название Мустйыги часто объясняют характером почвы: дескать, торфяники бывшего Кристиненского покоса окрашивают проточную воду в характерный темный цвет. Некоторые идут еще дальше – и предлагают переводит эстонское слово must как «грязный».

В последнем есть доля справедливости: даже шагнув в третье тысячелетие, таллиннцы, похоже, никак не желают расставаться со средневековой привычкой пользоваться мало-мальски проточным потоком как сточной канавой. Но свое название «Черная речка» получила за много лет до того, как стала протекать через район частной застройки.

В немецкой форме Schwartenbecke гидроним этот впервые встречается в 1561 году. Прошло еще сто двадцать лет и под этим названием упоминается загородное поместье, располагавшееся на речном берегу. Пережившее разорение и упадок после Северной войны, оно вновь возрождается в XVIII веке, а в следующем – превращается в водную лечебницу: первую в Эстонии.

«Черное» название ручья, из которого с 1813 года брали воду для лечебных ванн, вероятно, не отпугивало клиентуру. Потому, вероятно, что «черными» в здешних краях испокон веков именовали все небольшие речушки, имея в виду не цвет и не чистоту, а неприметность.

Здание водолечебницы, просуществовавшей до 1885 года, сгорело в восьмидесятых годах прошлого века. Сама же «Черная речка» течет, как ни в чем не бывало. И даже прихорашивается – несколько лет назад берега ее устья очистили и соорудили над ним мост – часть приморского променада.

Забытая труженица

Какая река действительно могла бы именоваться «черной» в силу своей загрязненности – так это Харьяпеа, протекавшая еще сто лет тому назад фактически в самом центре города.

Впрочем, официальное ее название, по мнению краеведов сохранившее древнее, донемцекое название холма Тоомпеа, в начале ХХ века, похоже, не использовал практически никто. В эстонских и немецких газетах ее пренебрежительно называли просто «Retschka», а в «Ревельских известиях» и того хуже – «Канавой».

Судя по «аромату», сточной канавой сто лет тому назад речка Харьяпеа и была. Трудно было даже представить, что в Средние века она поставляла горожанам чистую воду реки Юлемисте. А потом – крутила колеса мукомольных, лесопильных, бумажных и пороховых мельниц, наполняла собой пруды дубильщиков кож и белителей полотна.

Последнюю точку в истории реки-труженицы поставила…безработица. Точнее — всемирный экономический кризис: к середине тридцатых годов занятые на сезонных работах безработные «похоронили» Харьяпеа в подземном бетонном русле. Все, что осталось от нее – лишь название улицы Кивисилла – Каменного моста.

А вот улица Харьяпеа к ней никакого отношения не имеет. Проложена она была в 1910 году в предместье Пельгулинна, где одноименная река никогда не протекала. Своим именем она обязана не гидрониму, а произраставшему некогда в этом районе клеверу. Ведь «клевер» по-эстонски как раз и будет «härjapea».

Проекты Пирита

Привычка многих поколений таллиннцев видеть в городских реках не столько природное богатство, сколько неисчерпаемый «двигатель» для местной промышленности порой удивляет.

Сложно в наши дни даже представить, но даже реку Пирита в двадцатые-тридцатые годы всерьез намеревались перегородить плотиной электростанции. Понятно, что для освещения всего города мощности ее было бы маловато, но давать ток для трамвайной линии от Козе до центра столицы, она, по мнению отцов, города, могла.

Планы эти так и остались на бумаге. Чего не скажешь о другом связанном с долиной реки Пирита проектом: разместить на острове в непосредственной близости от монастырских руин Скансен. Иными словами — зоосад и парк-музей народного зодчества.

В самом конце тридцатых годов на берег Пирита были даже доставлены – в разобранном виде – первые экспонаты будущего музея. Увы, участь их оказалась незавидна: то ли по небрежности, то ли в ходе боев, но они сгорели в военное лихолетье.

Избегнув и «промышленной», и «музейной», река Пирита во второй половине ХХ века обрела иную славу – спортивную. Ведь именно над местом ее впадения в море к Олимпийской регате-80 был возведен Центр парусного спорта.

Ныне яхты заполнили собой всю акваторию реки Пирита – чуть ли не до самого автомобильного моста. Причем большая часть из них – иностранные: хранить их в Таллинне «на стоянке» финансово выгоднее, чем у причалов Хельсинки или Стокгольма.

Въезд и выезд

Как правило, бывает так: вначале именем обзаводится водоем, а потом его перенимает возникшее на его берегах поселение. В Таллинне – наоборот. Река Пирита получила свое имя по рукотворному объекту – монастырю святой Биргитты. А река Пяэскюла – по ближайшей деревне.

«Пяэскюла» можно перевести как «Деревня у въезда» — в Таллинн, надо понимать. «Правдоподобность» этой версии подтверждается тем, что с 1944-го по 1995-ый одноименная река была естественной границей городской территории.

Беда только, что и деревня, и река под этим названием встречаются в документах куда как раньше – с середины XIII века. Вряд ли кто-нибудь мог воспринимать в ту пору деревню, расположенную на расстоянии длительного пешего перехода от городских стен, как «въезд в город».

Народная этимология выводит название «Пяэскюла» и от ласточек, некогда селившихся по берегам реки, и от переправы через реку, и даже – от благодарственных молитв, которые средневековые путешественники, якобы, читали, преодолев кишащий разбойниками Ныммеский лес без каких-либо неприятностей.

Как бы ни было на самом деле – среди таллиннских рек Пяэскюла примечательна, как минимум, еще по одной причине. Над ней перекинут старейший на территории города мост. Выстроен он в шестидесятых годах XIX века, но выглядит столь арахаично, что в нем, при желании, можно заподозрить чуть ли не средневековую постройку.

Видимо, именно это обстоятельство послужило причиной современной легенды, о том, что Пяэскюлаский мост, дескать, мелькнул в «Последней реликвияи». И хотя в культовой ленте, на самом деле, задействован мост в местечке Оттени, гиды направляющихся из Таллинна в южном направлении автобусов не упустят шанса поведать туристам: слева за окном – «тот самый мост».

* * *

Без малого восьмивековая история сосуществования Таллинна с его реками до самых недавних пор, увы, была довольно печальна. Словно «мстя» за отсутствие большой судоходной реки, горожане относились к имеющимся речушками без особого пиетета.

В последнее десятилетия тенденция эта, по счастью, стала меняться к лучшему. После закрытия Пяэскюлаской свалки вновь стал повышать уровень воды в реке Пяэскюла. А в Пирита, говорят, даже вновь появились речные мидии.

Кто знает, не доживем ли мы до времени, когда на каком-нибудь отрезке таллиннских улиц будет раскрыто течении речки Харьяпеа? Или хотя бы – обозначена трасса ее русла.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!