А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1354 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Вынесенная в заголовок фраза – не коллаж и не фотомонтаж: восемьдесят пять лет назад судьба русского театра волновала горожан ничуть не меньше, чем в наши дни.

И хотя тематика споров-пересудов, запечатлевшихся на страницах газет без малого вековой давности, в деталях отличается от нынешних дискуссий относительно будущего русской сцены в Таллинне, схожесть ситуации заставляет если не задуматься, то – горько усмехнуться.

Под боком столицы 

Хотя первый профессиональный театр в Ревеле был основан писателем и драматургом Августом фон Коцебу еще в 1784 году, постоянная труппа, играющая на русском языке, отсутствовала в городе практически до самого конца XIX века.

Музыкально-драматическое общество «Гусли», объединившее горожан русского происхождения, было создано в 1864 году, а четверть века спустя работу под председательством эстляндского губернатора князя Шаховского начал «Русский драматический кружок».

Поставленные силами местных поклонников Мельпомены пьесы классиков и злободневные водевили вызывали самые благосклонные отзывы на страницах местных газет. Но обзавестись собственным русским театром губернскому городу Ревелю, в отличие от соседних Риги и Гельсингфорса, так и не удалось.

Почему? Скорее всего потому, что русское население города даже перед самой революцией оставалось малочисленнее немецкого, а тем более эстонского. Соответственно, и содержать постоянную театральную труппу профессионалов было в Ревеле нерентабельно.

Тем более – под боком был Санкт-Петербург, откуда на гастроли регулярно приезжали если и не театральные коллективы, то отдельные знаменитые исполнители. А уж жаждущим действительно высокого театрального искусства добраться до столицы поездом было совсем недалеко.

Мечта о профессионалах 

Оккупация Эстонии войсками кайзеровской Германии в 1918 году не только отсекла от местных театралов Петроград, но и создала, парадоксальным образом, предпосылки для формирования в Таллинне профессиональной русской сцены.

Заслуги немецких властей в том не было. Просто эфемерное «Остзейское герцогство» казалось, по сравнению с революционным Петроградом, неким островком «прежней жизни». Таким же виделась, вероятно, вчерашним столичным жителям и новорожденная Эстонская Республика.

Уже в конце декабря 1918 года на сцене Ревельского немецкого театра труппой под руководством Д. Николаева была сыграна комедия «Шалость». Поставлена она была силами местных энтузиастов. В следующем, 1919-м, к ним присоединились актеры Петроградского художественного театра и Псковского музыкально-драматического общества.

В первой трети двадцатых годов в Таллинне действовало несколько русских театральных трупп и антреприз. Рассчитаны они были на невзыскательного зрителя, сочетающего «искусство с кабаком». В списке же задач Ревельского русского театра, как писала пресса, шли «задачи общественно-воспитательного характера».

С переменным успехом театральная труппа Русского театра радовала таллиннцев до середины двадцатых годов. Однако отъезд в «настоящую эмиграцию» – берлинскую, парижскую, пражскую – большинства беженцев из революционной России в очередной раз ставил ребром вопрос о рентабельности предприятия.

Мечта обзавестись подлинно профессиональной драматической труппой — при этом стоящей вне вспыхивающих время от времени в местном обществе склок и разногласий – не покидала русских таллиннцев на протяжении всей первой половины двадцатых годов.

Браться не стоит?

В последний сентябрьский день 1926 года таллиннская газета Waba maa опубликовала материал сразу под тремя заголовками.

Первый из них задавался вопросом: «Постоянный русский театр в Таллинне?». Второй отдавал националистическим душком: «Предприниматели – рижские и кануасские беженцы и евреи». Третий категорически заверял: «Министерство внутренних дел не позволяет приехать спекулировать».

Поводом для публикации стало намерение антрепренеров из латвийской и литовской столиц воспользоваться очередным расколом труппы Ревельского русского театра, фактически «продав» местным зрителям артистов и режиссера из числа российских беженцев.

Эстонское издание отреагировало на эту инициативу мгновенно. Начав с упоминания о том, что в Эстонии и так «возня с 18 000 эмигрантов» и принять еще два десятка артистов ну никак невозможно, Waba maa перешла к обвинениям в адрес антрепренеров.

«Это, конечно, озлобляет рижских и каунасских предпринимателей, – продолжало издание. – Они ругаются, что эстонское правительство не удовлетворяет культурных требований русского национального меньшинства. Но ведь ясно, что русское общество не в состоянии содержать постоянный театр».

Газета добавляла, что если ему не удалось сделать это даже в царское время, когда в городе стоял российский гарнизон, а русское купечество было не в пример богаче, чем ныне, то уж теперь-то браться за это дело точно не стоит. Ведь за ним, по мнению Waba maa, стояла лишь страсть к наживе и желание переманить местную публику.

Право и желание 

В первом же своем выпуске вновь основанная таллиннская газета «Вести дня» решила дать подобным настроениям отпор. Статья, напечатанная на ее полосах 1 октября 1926 года, звучит настолько современно, что ее не грех будет процитировать почти без сокращений.

«Спор» о будущем русском театре вызывает искреннее недоумение. Прежде всего, удивляет беспокойство о том, что русский театр будет посещаться не только русскими, но и другой местной публикой.

Но если состав труппы будет достойным, если в русском театре будут играть настоящие профессиональные актеры, если репертуар будет составлен умно и заботливо, то надо не опасаться расширения театральной аудитории, а приветствовать это, как факт настоящего культурного значения. Точно так же теперь эстонский театр посещается и немцами, и русскими, и этому надо только радоваться.

Совершенно необъяснимо также беспокойство о составе русской труппы, ибо, если она будет плохой, не организованной, любительской, то ее дело само собой должно потерять доверие публики и погибнуть. Словом, все «сомнения» вызывают только недоумение, а тревоги кажутся совершенно необоснованными и напрасными.

Вообще, такое культурное дело как театр, должно бы вызвать только живое сочувствие и нам остается удивляться той нетерпимой и подозрительной позиции, которую в этом вопросе решилась занять «Ваба маа».

Русское национальное меньшинство имеет право на свой театр и мы хотели бы думать, что это право, это желание, эта культурная потребность будут осуществлены и удовлетворены».

Гражданством не вышли 

Вносить в скверную историю ясность пришлось Министерству внутренних дел. Главный секретарь полиции Карл Лепп, отвечая на запрос журналистов, поспешил заверить – против русского театра как такового ни он, ни его начальство ничего против не имеют.

Другое дело – что ни учредители театра, ни приглашенные ими артисты, как подчеркивал главный секретарь полиции, не являлись эстонскими гражданами и вообще никогда прежде не имели ни малейшего отношения к Эстонии.

«Цели иностранных предпринимателей – чисто спекулятивные, – продолжал Лепп. – При наличии острой безработицы среди местных русских артистов, сидящих в буквальном смысле слова без куска хлеба и принужденных зарабатывать тяжелым физическим трудом, министерство считает совершенно недопустимым организацию «иностранного» русского театра».

Завершая встречу с журналистами, Лепп еще раз отметил – ставя палки в колеса начинанию рижских и каунасских антрепренеров, МВД «отнюдь не руководствуется желанием в какой-либо мере задеть или ограничить интересы русского национального меньшинства».

* * *

Сложно проследить, какие именно механизмы были задействованы, но в течение трех последующих недель ситуация была разрешена. Хотя число въезжающих было сокращено в два с половиной раза, десять русских артистов из Парижа, Берлина, Бухареста, Риги, Каунаса въехали в Эстонию на законных основаниях.

Увы, уже в начале февраля следующего года разногласия в труппе зашли так далеко, что часть актеров вместе с режиссером покинули коллектив, образовав собственный театр миниатюр при кинотеатре «Пассаж». «Вести дня» были вынуждены публиковать материал под красноречивым заголовком «Кризис ревельского русского театра»…

Бесчисленное количество раз дробясь, распадаясь и вновь воссоединяясь под тем или иным названием, русские театральные трупы проработали в Таллинне до июньского переворота 1940 года.

Создать стабильный профессиональный театр, равноценный по своему значению в культурной жизни «зарубежной России» тому же Рижскому русскому драматическому театру, в Таллинне, увы, не удалось.

Может, удастся в наши дни?

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Летнее помещение Морского собрания на берегу пруда в Кадриорге. В отличие от главного здания организации на Ратушной площади – утрачено.

Ревельское морское собрание: эпилог многолетней истории

История Ревельского морского офицерского собрания в общих чертах любителю таллиннской старины известна. Как и при каких обстоятельствах история эта завершилась ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!