А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Раньше на улицах Ревеля не было освещения; в любой момент на голову прохожего из окна могли выплеснуть помои. Мостовые были без тротуаров, пешеходы, заслышав цокот копыт и грохот колес, жались к стенам. На ночь улицы перегораживались цепями, чтобы злоумышленники не могли ускользнуть от дозора. На башнях перекликалась стража. О благоустройстве родного города жители начали задумываться довольно рано: по крайней мере с 1360 года владелец дома должен был подметать перед своим жилищем. За чистотой улиц и рынков следили уличные подметальщики.
Хроники Таллина
Говорят так:
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Вынесенная в заголовок фраза – не коллаж и не фотомонтаж: восемьдесят пять лет назад судьба русского театра волновала горожан ничуть не меньше, чем в наши дни.

И хотя тематика споров-пересудов, запечатлевшихся на страницах газет без малого вековой давности, в деталях отличается от нынешних дискуссий относительно будущего русской сцены в Таллинне, схожесть ситуации заставляет если не задуматься, то – горько усмехнуться.

Под боком столицы 

Хотя первый профессиональный театр в Ревеле был основан писателем и драматургом Августом фон Коцебу еще в 1784 году, постоянная труппа, играющая на русском языке, отсутствовала в городе практически до самого конца XIX века.

Музыкально-драматическое общество «Гусли», объединившее горожан русского происхождения, было создано в 1864 году, а четверть века спустя работу под председательством эстляндского губернатора князя Шаховского начал «Русский драматический кружок».

Поставленные силами местных поклонников Мельпомены пьесы классиков и злободневные водевили вызывали самые благосклонные отзывы на страницах местных газет. Но обзавестись собственным русским театром губернскому городу Ревелю, в отличие от соседних Риги и Гельсингфорса, так и не удалось.

Почему? Скорее всего потому, что русское население города даже перед самой революцией оставалось малочисленнее немецкого, а тем более эстонского. Соответственно, и содержать постоянную театральную труппу профессионалов было в Ревеле нерентабельно.

Тем более – под боком был Санкт-Петербург, откуда на гастроли регулярно приезжали если и не театральные коллективы, то отдельные знаменитые исполнители. А уж жаждущим действительно высокого театрального искусства добраться до столицы поездом было совсем недалеко.

Мечта о профессионалах 

Оккупация Эстонии войсками кайзеровской Германии в 1918 году не только отсекла от местных театралов Петроград, но и создала, парадоксальным образом, предпосылки для формирования в Таллинне профессиональной русской сцены.

Заслуги немецких властей в том не было. Просто эфемерное «Остзейское герцогство» казалось, по сравнению с революционным Петроградом, неким островком «прежней жизни». Таким же виделась, вероятно, вчерашним столичным жителям и новорожденная Эстонская Республика.

Уже в конце декабря 1918 года на сцене Ревельского немецкого театра труппой под руководством Д. Николаева была сыграна комедия «Шалость». Поставлена она была силами местных энтузиастов. В следующем, 1919-м, к ним присоединились актеры Петроградского художественного театра и Псковского музыкально-драматического общества.

В первой трети двадцатых годов в Таллинне действовало несколько русских театральных трупп и антреприз. Рассчитаны они были на невзыскательного зрителя, сочетающего «искусство с кабаком». В списке же задач Ревельского русского театра, как писала пресса, шли «задачи общественно-воспитательного характера».

С переменным успехом театральная труппа Русского театра радовала таллиннцев до середины двадцатых годов. Однако отъезд в «настоящую эмиграцию» – берлинскую, парижскую, пражскую – большинства беженцев из революционной России в очередной раз ставил ребром вопрос о рентабельности предприятия.

Мечта обзавестись подлинно профессиональной драматической труппой — при этом стоящей вне вспыхивающих время от времени в местном обществе склок и разногласий – не покидала русских таллиннцев на протяжении всей первой половины двадцатых годов.

Браться не стоит?

В последний сентябрьский день 1926 года таллиннская газета Waba maa опубликовала материал сразу под тремя заголовками.

Первый из них задавался вопросом: «Постоянный русский театр в Таллинне?». Второй отдавал националистическим душком: «Предприниматели – рижские и кануасские беженцы и евреи». Третий категорически заверял: «Министерство внутренних дел не позволяет приехать спекулировать».

Поводом для публикации стало намерение антрепренеров из латвийской и литовской столиц воспользоваться очередным расколом труппы Ревельского русского театра, фактически «продав» местным зрителям артистов и режиссера из числа российских беженцев.

Эстонское издание отреагировало на эту инициативу мгновенно. Начав с упоминания о том, что в Эстонии и так «возня с 18 000 эмигрантов» и принять еще два десятка артистов ну никак невозможно, Waba maa перешла к обвинениям в адрес антрепренеров.

«Это, конечно, озлобляет рижских и каунасских предпринимателей, – продолжало издание. – Они ругаются, что эстонское правительство не удовлетворяет культурных требований русского национального меньшинства. Но ведь ясно, что русское общество не в состоянии содержать постоянный театр».

Газета добавляла, что если ему не удалось сделать это даже в царское время, когда в городе стоял российский гарнизон, а русское купечество было не в пример богаче, чем ныне, то уж теперь-то браться за это дело точно не стоит. Ведь за ним, по мнению Waba maa, стояла лишь страсть к наживе и желание переманить местную публику.

Право и желание 

В первом же своем выпуске вновь основанная таллиннская газета «Вести дня» решила дать подобным настроениям отпор. Статья, напечатанная на ее полосах 1 октября 1926 года, звучит настолько современно, что ее не грех будет процитировать почти без сокращений.

«Спор» о будущем русском театре вызывает искреннее недоумение. Прежде всего, удивляет беспокойство о том, что русский театр будет посещаться не только русскими, но и другой местной публикой.

Но если состав труппы будет достойным, если в русском театре будут играть настоящие профессиональные актеры, если репертуар будет составлен умно и заботливо, то надо не опасаться расширения театральной аудитории, а приветствовать это, как факт настоящего культурного значения. Точно так же теперь эстонский театр посещается и немцами, и русскими, и этому надо только радоваться.

Совершенно необъяснимо также беспокойство о составе русской труппы, ибо, если она будет плохой, не организованной, любительской, то ее дело само собой должно потерять доверие публики и погибнуть. Словом, все «сомнения» вызывают только недоумение, а тревоги кажутся совершенно необоснованными и напрасными.

Вообще, такое культурное дело как театр, должно бы вызвать только живое сочувствие и нам остается удивляться той нетерпимой и подозрительной позиции, которую в этом вопросе решилась занять «Ваба маа».

Русское национальное меньшинство имеет право на свой театр и мы хотели бы думать, что это право, это желание, эта культурная потребность будут осуществлены и удовлетворены».

Гражданством не вышли 

Вносить в скверную историю ясность пришлось Министерству внутренних дел. Главный секретарь полиции Карл Лепп, отвечая на запрос журналистов, поспешил заверить – против русского театра как такового ни он, ни его начальство ничего против не имеют.

Другое дело – что ни учредители театра, ни приглашенные ими артисты, как подчеркивал главный секретарь полиции, не являлись эстонскими гражданами и вообще никогда прежде не имели ни малейшего отношения к Эстонии.

«Цели иностранных предпринимателей – чисто спекулятивные, – продолжал Лепп. – При наличии острой безработицы среди местных русских артистов, сидящих в буквальном смысле слова без куска хлеба и принужденных зарабатывать тяжелым физическим трудом, министерство считает совершенно недопустимым организацию «иностранного» русского театра».

Завершая встречу с журналистами, Лепп еще раз отметил – ставя палки в колеса начинанию рижских и каунасских антрепренеров, МВД «отнюдь не руководствуется желанием в какой-либо мере задеть или ограничить интересы русского национального меньшинства».

* * *

Сложно проследить, какие именно механизмы были задействованы, но в течение трех последующих недель ситуация была разрешена. Хотя число въезжающих было сокращено в два с половиной раза, десять русских артистов из Парижа, Берлина, Бухареста, Риги, Каунаса въехали в Эстонию на законных основаниях.

Увы, уже в начале февраля следующего года разногласия в труппе зашли так далеко, что часть актеров вместе с режиссером покинули коллектив, образовав собственный театр миниатюр при кинотеатре «Пассаж». «Вести дня» были вынуждены публиковать материал под красноречивым заголовком «Кризис ревельского русского театра»…

Бесчисленное количество раз дробясь, распадаясь и вновь воссоединяясь под тем или иным названием, русские театральные трупы проработали в Таллинне до июньского переворота 1940 года.

Создать стабильный профессиональный театр, равноценный по своему значению в культурной жизни «зарубежной России» тому же Рижскому русскому драматическому театру, в Таллинне, увы, не удалось.

Может, удастся в наши дни?

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!