А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Холм Мустамяги снискал популярность как место для пикников с середины XIX столетия. И хотя первые участки на территории современного Нымме были проданы именно под дачи, барон фон Глен, судя по всему, изначально намеревался основать здесь город. В его проектах имелась и ратуша, и почтамт, и несколько церквей, и ипподром, и водогрязелечебница – грязь для последней возили из Хаапсалу. Семьдесят лет тому назад считалось, что Нымме – старейший в Европе город-сад. В «экологическом» мышлении барона фон Глена, хозяина этих мест, сомневаться не приходится: если застройщик при строительстве нового дома рубил одно дерево, он был обязан посадить взамен его новое.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Вынесенная в заголовок фраза – не коллаж и не фотомонтаж: восемьдесят пять лет назад судьба русского театра волновала горожан ничуть не меньше, чем в наши дни.

И хотя тематика споров-пересудов, запечатлевшихся на страницах газет без малого вековой давности, в деталях отличается от нынешних дискуссий относительно будущего русской сцены в Таллинне, схожесть ситуации заставляет если не задуматься, то – горько усмехнуться.

Под боком столицы 

Хотя первый профессиональный театр в Ревеле был основан писателем и драматургом Августом фон Коцебу еще в 1784 году, постоянная труппа, играющая на русском языке, отсутствовала в городе практически до самого конца XIX века.

Музыкально-драматическое общество «Гусли», объединившее горожан русского происхождения, было создано в 1864 году, а четверть века спустя работу под председательством эстляндского губернатора князя Шаховского начал «Русский драматический кружок».

Поставленные силами местных поклонников Мельпомены пьесы классиков и злободневные водевили вызывали самые благосклонные отзывы на страницах местных газет. Но обзавестись собственным русским театром губернскому городу Ревелю, в отличие от соседних Риги и Гельсингфорса, так и не удалось.

Почему? Скорее всего потому, что русское население города даже перед самой революцией оставалось малочисленнее немецкого, а тем более эстонского. Соответственно, и содержать постоянную театральную труппу профессионалов было в Ревеле нерентабельно.

Тем более – под боком был Санкт-Петербург, откуда на гастроли регулярно приезжали если и не театральные коллективы, то отдельные знаменитые исполнители. А уж жаждущим действительно высокого театрального искусства добраться до столицы поездом было совсем недалеко.

Мечта о профессионалах 

Оккупация Эстонии войсками кайзеровской Германии в 1918 году не только отсекла от местных театралов Петроград, но и создала, парадоксальным образом, предпосылки для формирования в Таллинне профессиональной русской сцены.

Заслуги немецких властей в том не было. Просто эфемерное «Остзейское герцогство» казалось, по сравнению с революционным Петроградом, неким островком «прежней жизни». Таким же виделась, вероятно, вчерашним столичным жителям и новорожденная Эстонская Республика.

Уже в конце декабря 1918 года на сцене Ревельского немецкого театра труппой под руководством Д. Николаева была сыграна комедия «Шалость». Поставлена она была силами местных энтузиастов. В следующем, 1919-м, к ним присоединились актеры Петроградского художественного театра и Псковского музыкально-драматического общества.

В первой трети двадцатых годов в Таллинне действовало несколько русских театральных трупп и антреприз. Рассчитаны они были на невзыскательного зрителя, сочетающего «искусство с кабаком». В списке же задач Ревельского русского театра, как писала пресса, шли «задачи общественно-воспитательного характера».

С переменным успехом театральная труппа Русского театра радовала таллиннцев до середины двадцатых годов. Однако отъезд в «настоящую эмиграцию» – берлинскую, парижскую, пражскую – большинства беженцев из революционной России в очередной раз ставил ребром вопрос о рентабельности предприятия.

Мечта обзавестись подлинно профессиональной драматической труппой — при этом стоящей вне вспыхивающих время от времени в местном обществе склок и разногласий – не покидала русских таллиннцев на протяжении всей первой половины двадцатых годов.

Браться не стоит?

В последний сентябрьский день 1926 года таллиннская газета Waba maa опубликовала материал сразу под тремя заголовками.

Первый из них задавался вопросом: «Постоянный русский театр в Таллинне?». Второй отдавал националистическим душком: «Предприниматели – рижские и кануасские беженцы и евреи». Третий категорически заверял: «Министерство внутренних дел не позволяет приехать спекулировать».

Поводом для публикации стало намерение антрепренеров из латвийской и литовской столиц воспользоваться очередным расколом труппы Ревельского русского театра, фактически «продав» местным зрителям артистов и режиссера из числа российских беженцев.

Эстонское издание отреагировало на эту инициативу мгновенно. Начав с упоминания о том, что в Эстонии и так «возня с 18 000 эмигрантов» и принять еще два десятка артистов ну никак невозможно, Waba maa перешла к обвинениям в адрес антрепренеров.

«Это, конечно, озлобляет рижских и каунасских предпринимателей, – продолжало издание. – Они ругаются, что эстонское правительство не удовлетворяет культурных требований русского национального меньшинства. Но ведь ясно, что русское общество не в состоянии содержать постоянный театр».

Газета добавляла, что если ему не удалось сделать это даже в царское время, когда в городе стоял российский гарнизон, а русское купечество было не в пример богаче, чем ныне, то уж теперь-то браться за это дело точно не стоит. Ведь за ним, по мнению Waba maa, стояла лишь страсть к наживе и желание переманить местную публику.

Право и желание 

В первом же своем выпуске вновь основанная таллиннская газета «Вести дня» решила дать подобным настроениям отпор. Статья, напечатанная на ее полосах 1 октября 1926 года, звучит настолько современно, что ее не грех будет процитировать почти без сокращений.

«Спор» о будущем русском театре вызывает искреннее недоумение. Прежде всего, удивляет беспокойство о том, что русский театр будет посещаться не только русскими, но и другой местной публикой.

Но если состав труппы будет достойным, если в русском театре будут играть настоящие профессиональные актеры, если репертуар будет составлен умно и заботливо, то надо не опасаться расширения театральной аудитории, а приветствовать это, как факт настоящего культурного значения. Точно так же теперь эстонский театр посещается и немцами, и русскими, и этому надо только радоваться.

Совершенно необъяснимо также беспокойство о составе русской труппы, ибо, если она будет плохой, не организованной, любительской, то ее дело само собой должно потерять доверие публики и погибнуть. Словом, все «сомнения» вызывают только недоумение, а тревоги кажутся совершенно необоснованными и напрасными.

Вообще, такое культурное дело как театр, должно бы вызвать только живое сочувствие и нам остается удивляться той нетерпимой и подозрительной позиции, которую в этом вопросе решилась занять «Ваба маа».

Русское национальное меньшинство имеет право на свой театр и мы хотели бы думать, что это право, это желание, эта культурная потребность будут осуществлены и удовлетворены».

Гражданством не вышли 

Вносить в скверную историю ясность пришлось Министерству внутренних дел. Главный секретарь полиции Карл Лепп, отвечая на запрос журналистов, поспешил заверить – против русского театра как такового ни он, ни его начальство ничего против не имеют.

Другое дело – что ни учредители театра, ни приглашенные ими артисты, как подчеркивал главный секретарь полиции, не являлись эстонскими гражданами и вообще никогда прежде не имели ни малейшего отношения к Эстонии.

«Цели иностранных предпринимателей – чисто спекулятивные, – продолжал Лепп. – При наличии острой безработицы среди местных русских артистов, сидящих в буквальном смысле слова без куска хлеба и принужденных зарабатывать тяжелым физическим трудом, министерство считает совершенно недопустимым организацию «иностранного» русского театра».

Завершая встречу с журналистами, Лепп еще раз отметил – ставя палки в колеса начинанию рижских и каунасских антрепренеров, МВД «отнюдь не руководствуется желанием в какой-либо мере задеть или ограничить интересы русского национального меньшинства».

* * *

Сложно проследить, какие именно механизмы были задействованы, но в течение трех последующих недель ситуация была разрешена. Хотя число въезжающих было сокращено в два с половиной раза, десять русских артистов из Парижа, Берлина, Бухареста, Риги, Каунаса въехали в Эстонию на законных основаниях.

Увы, уже в начале февраля следующего года разногласия в труппе зашли так далеко, что часть актеров вместе с режиссером покинули коллектив, образовав собственный театр миниатюр при кинотеатре «Пассаж». «Вести дня» были вынуждены публиковать материал под красноречивым заголовком «Кризис ревельского русского театра»…

Бесчисленное количество раз дробясь, распадаясь и вновь воссоединяясь под тем или иным названием, русские театральные трупы проработали в Таллинне до июньского переворота 1940 года.

Создать стабильный профессиональный театр, равноценный по своему значению в культурной жизни «зарубежной России» тому же Рижскому русскому драматическому театру, в Таллинне, увы, не удалось.

Может, удастся в наши дни?

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!