А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Церковь Св. Олафа, построенная в XIII веке и перестроенная в XV веке. Свое название она получила по имени строившего ее архитектора, упавшего с ее башни. По легенде, когда его тело коснулось земли, из его рта выползла змея. По другой легенде, церковь Оливисте, получила название не по имени архитектора, а по мастера, согласившегося покрасить плохо доступный для маляров шпиль прихода. Олев был скромен, и не желал известности, поэтому, работал по ночам. Но однажды его увидели и узнали. С земли, закричали его имя. Мастер разволновался и слетел с высоты вниз. На само же деле, церковь названа так в честь одного из королей Швеции.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Город, установивший у ворот старинной своей части памятник трубочисту, невозможно представить себе без труб – печных, каминных, фабричных, заводских…

Спор о том, какую именно из стран – Данию или Германию – следует признать родиной профессии трубочиста, ведется издавна.

Таллинн, город датский по своему названию и северо-немецкий по своему культурному пространству, в этом споре не участвует.

Зачем спорить? И так ясно, что дел для трубочистов здесь хватало издревле.

Таллиннские трубочисты стали героями таллиннских открыток еще в первой половине ХХ века.

Самые первые

Ответить на вопрос, когда именно трубы впервые задымили над таллиннскими крышами не так-то просто.

Нет сомнений в том, что деревянные жилища обитателей городища древних эстов, высившегося некогда на нынешнем холме Тоомпеа, отапливались по-черному.

И хотя прообразы современных каминов начинают строиться в Западной Европе где-то в середине XII веке, археологи свидетельствуют: дома первых немецких переселенцев, обосновавшихся в Ревеле столетием позже, по-прежнему обходились очагами без труб.

Минуло еще сто с лишним лет и дымовые трубы, вероятно, превратились в городе из новомодной «экзотики» в обыденность. Архивные источники второй половины XIV века сообщают, что в Ревеле трудились четыре трубочиста – по два в приходе церквей Олевисте и Нигулисте.

Известны даже их имена – Андреас, Ламберт, еще один Андреас…Неизвестно другое: как именно выглядели древнейшие завершения таллиннских дымоходов?

Короны и голубятни

Аналоги, сохранившиеся в других городах ганзейского региона, позволяют предположить: ничем особенным старейшие таллиннские трубы не выделялись.

Четырехугольный каменный параллелепипед над коньком черепичной кровли был подчеркнуто функционален: главным для него было обеспечить тягу в огромном кожуховом дымоходе, тянувшемся сквозь весь дом – от чердака до сеней.

Однако желание украсить свое жилище рано или поздно обязательно брало вверх. Гравюры и рисунки XIX века сохранили для нас облик ныне утраченного декора средневековых каминных труб Таллинна.

Наиболее архаичным, вероятно, было украшение в виде поставленных по краю трубы друг за другом на ребро кирпичей. Они образовывали подобие зубчатой «короны», венчающей некогда, например одну из труб ратуши и трубы бюргерских жилых домов на улице Виру.

«Коронованных» труб в Старом Таллинне, увы, не сохранилось. Больше повезло «голубятням»: завершение дымоходов, оформленных в виде вытянутой пирамидки, пронизанной рядом расположенных одно над другим отверстий.

Одна из увенчанных «голубятней» труб высится над зданием Городского музея: не заметить ее, спускаясь по улице Пюхвавайму, невозможно. Другая – венчает дом по адресу Пикк, 68, указывая на средневековую основу перестроенной впоследствии постройки.

Под «чепцом»

Статья, опубликованная в одном из рекламирующих Таллинн туристических изданий, упоминается, что в отдельный ремесленный цех ревельские трубочисты объединились в первой трети XVIII века.

За неимение специально посвященного истории в городе трубочистного дела приходится верить на слово. Тем более что ничего неправдоподобного в этой дате нет: действительно, собственные ремесленные корпорации мастера ершика и отвеса начинают создавать в Северной Европе лет триста-четыреста тому назад.

Почему именно тогда? Потому, вероятно, что именно в этот период средневековый кожуховый дымоход мало-помалу начинает сдавать свои позиции. Открытые очаги в сенях бюргерских жилищ, служившие одновременно служившие и для приготовления пищи, и для отопления, и для освещения, выходят из моды.

На смену им спешат кафельные печи, украшенные снаружи нарядными изразцами и скрывающие каналы для циркуляции тепла внутри. Вычистить дымоход такой трубы было куда как сложнее, чем прямой кожух предшествующей эпохи, не имевший никаких колен и изгибов.

Изменяется облик печей – меняется и облик труб. Все чаще они начинают венчаться полукруглой крышей – на манер чепца. Иногда «чепец» делается открытым с двух сторон, иногда – с четырех. Бывает, что несколько увенчанных им труб сочленяются в одну, превращаясь в своеобразный декоративный элемент.

Неведомо почему, но в Таллинне, в отличие от соседних Нарвы и Риги, не прижилась традиция использовать «чепцы» труб в качестве основания для кованых флюгеров – ни в XVII веке, ни позднее. Зато на «чепце» трубы, венчающей дом в переулке Катарийна кяйк, в самом начале века нынешнего «поселилась» симпатичная металлическая кошка.

Жаль только, что оригинальное украшение, пострадавшие от непогоды несколько лет назад, было снято на реставрацию – и до сих пор не вернулось на свое место…

Самоценный памятник

Архитектура классицизма делала ставку на античность: эпоху, когда дымовые трубы массового применения не имели. Потому, наверное, памятники зодчества первой половины XIX столетия оригинальными завершениями порадовать не могут.

«Реабилитация» печных труб состоялась после того, как европейские зодчие вновь открыли для себя ценность архитектуры Средних веков. Историцизм, а вслед за ним – и эклектика – заставили строителей вновь видеть в завершении дымохода не просто утилитарную конструкцию, но декоративный элемент.

Стилизованными под архитектуру минувших эпох фасадами обзавелись во второй половине позапрошлого века многие дома таллиннского Старого города. Оригинальными же трубами – единицы. Слишком уж узки были здешние улицы: даже задрав улицу труб с тротуара не разглядишь.

Другое дело – пространство за крепостной стеной, где целостному обзору всей постройки, от фундамента до конька крыши ничего помешать не может. Стоит взглянуть на особняк по адресу Раннамяэ теэ, 3 близь Балтийского вокзала – его увенчанные остроконечными крышами трубы примечательны как самоценный памятник.

Но самые эффектные трубы были возведены в XIX веке при строительстве дворца Унгерн-Штернбергов на Тоомпеа. Украшенные кованым декором, они, пожалуй, не имеют аналогов ни в Старом городе, ни за его пределами.

Наследники «Везувия» 

Бытописатели позапрошлого столетия, любившие сравнивать красоты Ревельской бухты с Неаполитанским заливом, не упускали случая сострить, мол, и собственный «Везувий» тут имеется – ручной и безопасный.

Роль ревельского «Везувия» исполняла труба известковой печи Георга Эггерса. Руины этого одного из старейших таллиннских предприятий до сих пор стоят у обрыва Ласнамяги. «Прародитель» же всех позднейших промышленных труб Таллинна, возведенный в первой половине XIX века, не сохранился.

Не повезло и другим, более «юным» ее собратьям. Так, при строительстве на территории бывшей Бумажной фабрики универмага Stockman до досадного «пенька» была обрезана эффектная кирпичная труба. Бесследно сгинули и трубы завода «Двигатель», по свидетельству старых газет – «изящные и узорчатые».

Человек первой половины ХХ столетия вообще воспринимал заводские и фабричные трубы с большим пиететом, чем большинство нынешних таллиннцев. В них видели символы техники и прогресса. По праздничным дням их даже украшали иллюминацией – как, например, трубу Таллиннской электростанции к двадцатилетию ЭР.

Труба, которая и поныне высится над бывшими производственными помещениями по бульвару Пыхъя пуйэстеэ в наши дни – ее прямая наследница. Выстроенная в 1948 году, она хотя и утратила лет десять тому назад треть своей некогда стодвухметровой высоты, зато была внесена в список охраняемых архитектурных памятников.

Последнее, кстати, послужило одним из препятствий обсуждавшегося лет пять тому назад оборудования на «макушки» трубы смотровой площадки, а в самой трубе – то ли выставочных залов, то ли библиотеки, то ли вовсе гостиницы для «экстремалов».

Живая традиция 

В советское время Таллинн был едва ли не единственным городом на одной шестой части суши, в котором действовал официальный профсоюз трубочистов.

Шагающий по улицам Старого города человек в черном цилиндре воспринимался как часть местного колорита – «западного», «средневекового», почти сказочного. Детская песенка даже советовала поехать в Таллинн, «где над крышей воздух чист» и повстречать трубочиста, посвященного в секреты полетов не хуже Карлсона.

«Каминный ренессанс», захлестнувший не только частные дома, но и квартиры наиболее зажиточных таллиннцев в последние двадцать лет, в изрядной мере лишили профессию трубочиста флера романтики и загадочности. Заказ специалиста по прочистке дымохода накануне отопительного сезона – почти рутина.

Упростилась и технология строительства печей: металлическая сердцевина покупается готовой в магазине, к ней прилагаются металлические же трубы. Кирпичные дымоходы причудливой формы строить отныне нет необходимости.

Но их блестящие полированным металлом наследником по-прежнему возвышаются над зданиями из стекла и бетона, время от времени радуя глаз росчерком дыма на холодной синеве неба.

Значит, традиция жива. А с нею жива и надежда, что последним трубочистом Таллинна не станет скульптура, установленная у кинотеатра «Сыпрyc» 15 мая 2010 года, вопреки своим спорным пропорциям уже полюбившаяся и туристам, и горожанам.
Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!