А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Церковь Св. Олафа, построенная в XIII веке и перестроенная в XV веке. Свое название она получила по имени строившего ее архитектора, упавшего с ее башни. По легенде, когда его тело коснулось земли, из его рта выползла змея. По другой легенде, церковь Оливисте, получила название не по имени архитектора, а по мастера, согласившегося покрасить плохо доступный для маляров шпиль прихода. Олев был скромен, и не желал известности, поэтому, работал по ночам. Но однажды его увидели и узнали. С земли, закричали его имя. Мастер разволновался и слетел с высоты вниз. На само же деле, церковь названа так в честь одного из королей Швеции.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Фортификационное сооружение, тюрьма, жилой дом, кафе, а в ближайшей перспективе – туристический магнит. Все это – Нейтситорн: башня с самым женственным в Таллинне названием.

Что роднит Таллинн с Ригой, Баку, Стамбулом, крымским Судаком, польским Кульмом и немецким Герлицем одновременно?

Девичья башня: в каждом из названных городов имеется своя собственная. В одних – схожая с таллиннской исключительно по названию, в других – по внешнему облику.

И все-таки та, что высится над деревьями Сада датского короля – единственная и неповторимая. Не только по своей архитектуре. Но и по своей биографии.

Легендарная версия

(с) Leo Gens/Karl Burman. Monograafia

Такой могла бы выглядеть Девичья башня, если бы был реализован проект архитектора Карла Бурмана

Туристу проще всего. После спуска с Тоомпеа гид обязательно даст ему пятиминутную передышку в романтическом сквере у подножья юго-западного отрезка городской стены.

А для того, чтобы ни один миг экскурсии не пропал даром, обязательно поведает гостю города, мол, в башне, расположенной аккурат между Конюшенной и Кик-ин-де-Кек, находилась некогда тюрьма для девиц легкого поведения.

В исполнении для аудитории более строгих нравов та же байка звучит в несколько смягченном варианте: башня оказывается тюрьмой, куда заточали, якобы, невест на выданье, категорически отказывающихся заключать брак с женихами, подобранными родителями.

Обитая кованым железом башенная дверь звучит неопровержимым свидетельством достоверности услышанной только что историю. Улыбнувшись причудливости средневековых нравов, туристы спешат в направлении улицы Люхике-Ялг.

Загадочное название оказывается «расшифрованным»: Девичья башня – та, в которой содержались девицы.

Эстонский след

Что правда, то правда – тюрьма в Девичьей башне действительно существовала. Проработала она до 1626 года. Но о содержании в ней исключительно особ прекрасного пола ничего неизвестно.

Известно другое. «Девичье» прозвище башни в средневековых немецких городах приобретали, как правило, от соседства с женскими монастырями. Так было в Риге, так было в Кульме – но точно не в Ревеле: никакие обители поблизости Девичьей башни не располагались.

Зато сама она, в чем несложно убедиться и в наши дни, всегда располагалась на возвышенности. На холме. Или, если угодно, на горе. Именно это обстоятельство, по мнению некоторых исследователей, могло стать причиной необычного названия Девичьей башни.

Рассуждения их строятся по следующей схеме. Древнейшее, зафиксированное в списке 1373 года, имя башни – Мегхеде или Мегхде. При желании в нем можно расслышать эстонское слово родительный падеж множественного числа эстонского слова «mägi» — стало быть, «гора».

Язык предков нынешних эстонцев был бюргерам-остзейцам неведом, изначальный смысл названия башни стерся, и к началу позапрошлого столетия малопонятное Megdheturm могло превратиться в Mädchenturm: Башню девушек или девиц.

Стертая память 

Остроумная версия страдает от отсутствия аналогов: других башен, в названии которых лежало бы эстонское по своему происхождению слово, в Таллинне нет.

Единственное исключение – башня Ассуве. Но она была наречена не по особенностям рельефа, а по имени городского пастуха-эста, владение которого располагалось приблизительно там, где после войны был возведен кинотеатр «Сыпрус».

Знакомство с перечнем недвижимости обитателей средневекового Ревеля проясняет ситуацию окончательно. Некий Хинс Мегдхе действительно проживал в середине XIV века на нынешней улице Рюйтли – в непосредственной близости от башни.

И не просто проживал: по всей вероятности, он был подрядчиком, непосредственно ответственным перед городскими властями за возведение юго-западного отрезка крепостной стены. И хотя до завершения работ он, возможно, не дожил, своей фамилией с башней «поделился».

Ну а далее события развивались в точном соответствии с «эстонской версией»: превращение «башни Мегде» в «Башню девиц» произошло после того, как память о ее строителе в памяти горожан стерлась.

Превратности судьбы 

Стереться не только из сферы ментального, но и материального лет сто пятьдесят тому назад был у самой башни едва ли не больший, чем у ее изначального названия.

Судьба вообще не была к ней слишком милосердной. Выстроенная на одном из наиболее уязвимых отрезке городских фортификаций, она подвергалась яростному обстрелу пушкарями Ивана Грозного в 1577 году.

Тогда, вероятно, погибла ее высокая черепичная крыша, возведенная за сто двадцать до того строительным мастером Хансом Котке, а верхний, четвертый, этаж оказался настолько разрушен, что от его восстановления после Ливонской войны решили отказаться.

Хотя не исключено, что причиной тому был даже не характер разрушений, а, говоря современным языком, «моральная амортизация» сооружения. Четырехугольная, с открытой к городу «тыльной» стороной, башня Мегде, была явно не приспособлена к ведению огня из тяжелых орудий XVI-XVII веков.

Модернизировать ее не стали, ограничившись лишь поверхностным ремонтом: потенциальная линия огня была отодвинута от нее далеко в сторону после сооружения со стороны Тынисмяги и современной площади Вабадузе двух мощных бастионов.

В списке башен, пригодных для хранения пороха, составленном Ревельской инженерной командой в 1793 году, башня Мегде уже не фигурирует. Прошло еще полвека – и она упоминается в документах уже исключительно как гражданская постройка.

Знаменитые квартиранты

Среди построек, расположенных между в 1842 году между склоном Вышгородского холма и садом покойного часовщика Нестлера (звучное имя Сада датского короля еще не вошло в ту пору в официальные документы), отмена и «полностью развалившаяся бывшая башня».

Не смотря на это, в башне теплилась жизнь. На двух ее этажах располагались квартиры. Со стороны Нижнего дома к былому фортификационному сооружению был пристроен каменный фасад в духе классицизма.

Список обитателей Девичьей башни за век ее использования в качестве жилищного фонда мог бы получиться внушительным. Однако увековеченными остались двое из них – художники Кристьян и Пауль Рауды, чьи имена высечены на памятном камне.

Непонятно только, почему во время очередной реконструкции Сада датского короля посвященная им мемориальная плита оказалась перенесена от входа в башню в прямо противоположную сторону – к началу лестницы, ведущей во двор Института истории.

Планов громадье

Имя еще одного выдающегося таллиннца, не просто имевшего в бывшей башне художественное ателье, но и постоянно жившего там, на стене его жилища не обозначено.

А жаль! Ведь в отношении Девичьей башни он имел масштабные планы, реализация которых хотя и могла навсегда перечеркнуть надежды на возвращение памятнику его первоначального облика, но наверняка пополнила бы ансамбль Старого города небывалой постройкой.

Речь идет об архитекторе и художнике Карле Бурмане, поселившемся по адресу Люхике-Ялг 9 в 1945 году. По сравнению с былой жилплощадью, сгоревшей во время мартовской бомбардировки Таллинна, квартира в башне была явно мала.

Зодчий принялся за работу. Особым доверием в послевоенной ЭССР он не пользовался, возможности его были ограничены, но полету фантазии не могло помешать ничего. Вскоре на его кульмане родился проект перестройки башни Нейтситорн – одновременно завораживающий и фантастичный.

Безликое и неприглядное на тот момент сооружение превратилось в подобие горной деревушки где-то на Адриатике или Средиземноморье: с обилием балконов, лоджий, крытых черепицей веранд. Основу его составлял массив стен Девичьей башни, пристройки же лепились к былой крепостной стене.

Выделять средства на реализацию амбициозного проекта, явно выпадающего из общего контекста таллиннской архитектуры, в скромном по финансовым возможностям 1946 году не стали. Реставраторы пришли в Сад датского короля семь лет спустя.

Возрождение

Восстановительные работы затянулись не на одно десятилетие. Лишь к 1978 году строительные леса с юго-западного отрезка городской стены были окончательно сняты, и взору горожан предстала практически возрожденная из небытия постройка.

Со стороны Тоомпеа башня предстала такой, какой жители города видели ее в последний раз четыре века тому назад: четырехэтажной, увенчанной флюгером над четырехгранной пирамидальной крышей.

Со стороны же Нижнего города открывалось нечто маловразумительное: башню было решено приспособить под заведение общественного питания и потому «тыльную» ее, в Средние века открытую сторону, решили «зашить» огромным стеклянным окном.

Посетители кафе от подобного решения, безусловно, выиграли: вид отсюда открывался бесподобный. Исторической же достоверности был нанесен безусловный ущерб – ничего подобного фортификационная архитектура никогда не знала.

Точнее – «не знала до того». Потому как модернизированный облик сооружения, растиражированный множеством открыток, фотографий, кино- и видеокадров настолько приглянулся таллиннцам, что представить Девичью башню без стеклянной «стены» попросту невозможно!

* * *

Еще в начале нынешнего тысячелетия туристические брошюрки зазывали гостей Таллинна в кафе «Нейтситорн», «по секрету» сообщая, что в нем, между прочим, водятся приведения.

Духам и призракам, почувствовавшим себя единственными хозяевами башни за долгие семь лет запустения, в скором времени придется потесниться. В нынешнем году город смог отсудить Девичью башню у государства.

Реставраторы приступят к ее обустройству в ближайшее время. А через два года результат их усилий смогут оценить все желающие. Разочарованных, хочется верить, не будет.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Первые уличные фонари появились в Таллинне в 1710 году - они висели посреди улиц на веревках. И зажигались только в приезд важных вельмож или в большие праздники.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!