А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В 1918 году Эстония обрела независимость. Однако война на несколько лет задержала решение вопросов ее государственности. В 1923 году в Эстонской Республике проводился гербовый конкурс, который не дал результатов. Тогда Государственная Дума в июне 1925 года утвердила исторически сложившийся герб с изображением трех леопардов синего цвета без корон, с красными языками и серебряными глазами, расположенных на золотом фоне щита. Отсутствие корон на головах леопардов вполне объяснимо. Корона - один из символов монархии, Эстония же стала республикой. Прецедент снятия корон к тому времени уже был. Его создало в 1917 году Временное правительство России. Оно в качестве герба оставило двуглавого орла, освободив его от всех имперских атрибутов - корон, скипетра и державы. Вместе с тем сохранения орла - сердцевины герба - выражало историческую преемственность с гербом Российского государства.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Фортификационное сооружение, тюрьма, жилой дом, кафе, а в ближайшей перспективе – туристический магнит. Все это – Нейтситорн: башня с самым женственным в Таллинне названием.

Что роднит Таллинн с Ригой, Баку, Стамбулом, крымским Судаком, польским Кульмом и немецким Герлицем одновременно?

Девичья башня: в каждом из названных городов имеется своя собственная. В одних – схожая с таллиннской исключительно по названию, в других – по внешнему облику.

И все-таки та, что высится над деревьями Сада датского короля – единственная и неповторимая. Не только по своей архитектуре. Но и по своей биографии.

Легендарная версия

(с) Leo Gens/Karl Burman. Monograafia

Такой могла бы выглядеть Девичья башня, если бы был реализован проект архитектора Карла Бурмана

Туристу проще всего. После спуска с Тоомпеа гид обязательно даст ему пятиминутную передышку в романтическом сквере у подножья юго-западного отрезка городской стены.

А для того, чтобы ни один миг экскурсии не пропал даром, обязательно поведает гостю города, мол, в башне, расположенной аккурат между Конюшенной и Кик-ин-де-Кек, находилась некогда тюрьма для девиц легкого поведения.

В исполнении для аудитории более строгих нравов та же байка звучит в несколько смягченном варианте: башня оказывается тюрьмой, куда заточали, якобы, невест на выданье, категорически отказывающихся заключать брак с женихами, подобранными родителями.

Обитая кованым железом башенная дверь звучит неопровержимым свидетельством достоверности услышанной только что историю. Улыбнувшись причудливости средневековых нравов, туристы спешат в направлении улицы Люхике-Ялг.

Загадочное название оказывается «расшифрованным»: Девичья башня – та, в которой содержались девицы.

Эстонский след

Что правда, то правда – тюрьма в Девичьей башне действительно существовала. Проработала она до 1626 года. Но о содержании в ней исключительно особ прекрасного пола ничего неизвестно.

Известно другое. «Девичье» прозвище башни в средневековых немецких городах приобретали, как правило, от соседства с женскими монастырями. Так было в Риге, так было в Кульме – но точно не в Ревеле: никакие обители поблизости Девичьей башни не располагались.

Зато сама она, в чем несложно убедиться и в наши дни, всегда располагалась на возвышенности. На холме. Или, если угодно, на горе. Именно это обстоятельство, по мнению некоторых исследователей, могло стать причиной необычного названия Девичьей башни.

Рассуждения их строятся по следующей схеме. Древнейшее, зафиксированное в списке 1373 года, имя башни – Мегхеде или Мегхде. При желании в нем можно расслышать эстонское слово родительный падеж множественного числа эстонского слова «mägi» — стало быть, «гора».

Язык предков нынешних эстонцев был бюргерам-остзейцам неведом, изначальный смысл названия башни стерся, и к началу позапрошлого столетия малопонятное Megdheturm могло превратиться в Mädchenturm: Башню девушек или девиц.

Стертая память 

Остроумная версия страдает от отсутствия аналогов: других башен, в названии которых лежало бы эстонское по своему происхождению слово, в Таллинне нет.

Единственное исключение – башня Ассуве. Но она была наречена не по особенностям рельефа, а по имени городского пастуха-эста, владение которого располагалось приблизительно там, где после войны был возведен кинотеатр «Сыпрус».

Знакомство с перечнем недвижимости обитателей средневекового Ревеля проясняет ситуацию окончательно. Некий Хинс Мегдхе действительно проживал в середине XIV века на нынешней улице Рюйтли – в непосредственной близости от башни.

И не просто проживал: по всей вероятности, он был подрядчиком, непосредственно ответственным перед городскими властями за возведение юго-западного отрезка крепостной стены. И хотя до завершения работ он, возможно, не дожил, своей фамилией с башней «поделился».

Ну а далее события развивались в точном соответствии с «эстонской версией»: превращение «башни Мегде» в «Башню девиц» произошло после того, как память о ее строителе в памяти горожан стерлась.

Превратности судьбы 

Стереться не только из сферы ментального, но и материального лет сто пятьдесят тому назад был у самой башни едва ли не больший, чем у ее изначального названия.

Судьба вообще не была к ней слишком милосердной. Выстроенная на одном из наиболее уязвимых отрезке городских фортификаций, она подвергалась яростному обстрелу пушкарями Ивана Грозного в 1577 году.

Тогда, вероятно, погибла ее высокая черепичная крыша, возведенная за сто двадцать до того строительным мастером Хансом Котке, а верхний, четвертый, этаж оказался настолько разрушен, что от его восстановления после Ливонской войны решили отказаться.

Хотя не исключено, что причиной тому был даже не характер разрушений, а, говоря современным языком, «моральная амортизация» сооружения. Четырехугольная, с открытой к городу «тыльной» стороной, башня Мегде, была явно не приспособлена к ведению огня из тяжелых орудий XVI-XVII веков.

Модернизировать ее не стали, ограничившись лишь поверхностным ремонтом: потенциальная линия огня была отодвинута от нее далеко в сторону после сооружения со стороны Тынисмяги и современной площади Вабадузе двух мощных бастионов.

В списке башен, пригодных для хранения пороха, составленном Ревельской инженерной командой в 1793 году, башня Мегде уже не фигурирует. Прошло еще полвека – и она упоминается в документах уже исключительно как гражданская постройка.

Знаменитые квартиранты

Среди построек, расположенных между в 1842 году между склоном Вышгородского холма и садом покойного часовщика Нестлера (звучное имя Сада датского короля еще не вошло в ту пору в официальные документы), отмена и «полностью развалившаяся бывшая башня».

Не смотря на это, в башне теплилась жизнь. На двух ее этажах располагались квартиры. Со стороны Нижнего дома к былому фортификационному сооружению был пристроен каменный фасад в духе классицизма.

Список обитателей Девичьей башни за век ее использования в качестве жилищного фонда мог бы получиться внушительным. Однако увековеченными остались двое из них – художники Кристьян и Пауль Рауды, чьи имена высечены на памятном камне.

Непонятно только, почему во время очередной реконструкции Сада датского короля посвященная им мемориальная плита оказалась перенесена от входа в башню в прямо противоположную сторону – к началу лестницы, ведущей во двор Института истории.

Планов громадье

Имя еще одного выдающегося таллиннца, не просто имевшего в бывшей башне художественное ателье, но и постоянно жившего там, на стене его жилища не обозначено.

А жаль! Ведь в отношении Девичьей башни он имел масштабные планы, реализация которых хотя и могла навсегда перечеркнуть надежды на возвращение памятнику его первоначального облика, но наверняка пополнила бы ансамбль Старого города небывалой постройкой.

Речь идет об архитекторе и художнике Карле Бурмане, поселившемся по адресу Люхике-Ялг 9 в 1945 году. По сравнению с былой жилплощадью, сгоревшей во время мартовской бомбардировки Таллинна, квартира в башне была явно мала.

Зодчий принялся за работу. Особым доверием в послевоенной ЭССР он не пользовался, возможности его были ограничены, но полету фантазии не могло помешать ничего. Вскоре на его кульмане родился проект перестройки башни Нейтситорн – одновременно завораживающий и фантастичный.

Безликое и неприглядное на тот момент сооружение превратилось в подобие горной деревушки где-то на Адриатике или Средиземноморье: с обилием балконов, лоджий, крытых черепицей веранд. Основу его составлял массив стен Девичьей башни, пристройки же лепились к былой крепостной стене.

Выделять средства на реализацию амбициозного проекта, явно выпадающего из общего контекста таллиннской архитектуры, в скромном по финансовым возможностям 1946 году не стали. Реставраторы пришли в Сад датского короля семь лет спустя.

Возрождение

Восстановительные работы затянулись не на одно десятилетие. Лишь к 1978 году строительные леса с юго-западного отрезка городской стены были окончательно сняты, и взору горожан предстала практически возрожденная из небытия постройка.

Со стороны Тоомпеа башня предстала такой, какой жители города видели ее в последний раз четыре века тому назад: четырехэтажной, увенчанной флюгером над четырехгранной пирамидальной крышей.

Со стороны же Нижнего города открывалось нечто маловразумительное: башню было решено приспособить под заведение общественного питания и потому «тыльную» ее, в Средние века открытую сторону, решили «зашить» огромным стеклянным окном.

Посетители кафе от подобного решения, безусловно, выиграли: вид отсюда открывался бесподобный. Исторической же достоверности был нанесен безусловный ущерб – ничего подобного фортификационная архитектура никогда не знала.

Точнее – «не знала до того». Потому как модернизированный облик сооружения, растиражированный множеством открыток, фотографий, кино- и видеокадров настолько приглянулся таллиннцам, что представить Девичью башню без стеклянной «стены» попросту невозможно!

* * *

Еще в начале нынешнего тысячелетия туристические брошюрки зазывали гостей Таллинна в кафе «Нейтситорн», «по секрету» сообщая, что в нем, между прочим, водятся приведения.

Духам и призракам, почувствовавшим себя единственными хозяевами башни за долгие семь лет запустения, в скором времени придется потесниться. В нынешнем году город смог отсудить Девичью башню у государства.

Реставраторы приступят к ее обустройству в ближайшее время. А через два года результат их усилий смогут оценить все желающие. Разочарованных, хочется верить, не будет.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Лев и орел - "царственные животное и птица" олицетворяют силу и мощь государства. Поэтому именно они в различных вариантах наиболее часто встречаются в гербах различных государств еще со времен средневековья. Не может не возникнуть вопроса, почему животных на Эстляндском гербе, называют леопардами, ведь они гораздо в большей степени похожи на львов? Да и в описаниях в одних случаях их представляют как львов, а в других - как леопардов. Нет, то не небрежность авторов и тем более не ошибка. В геральдике, в дисциплине о гербах, или даже "науке о гербах", все это четко обусловлено. Название животного зависит от его положения. Льва, стоящего на задних лапах, именуют львом. Изображают его на щите в профиль с высунутым языком и обращенным к спине концом хвоста. Лев, изображенный в щите идущим, с прямо повернутой головою, называется леопардом. Если же лев изображен в гербе идущим, но в профиль, то в соответствии с правилами геральдики перед нами леопардовый лев или лев-леопард.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!