А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Нынешний Дом учителя на таллиннской Ратушной площади имеет ничуть не меньше оснований именоваться Домом офицеров.

Разве что самые почтенные из таллиннских старожилов помнят, что в доме по адресу площадь Раэкоя, 14 располагалось до войны Офицерское собрание.

Но даже они, пожалуй, не помнят времен, когда адрес этого здания звучал как Большой рынок, 14, а в стенах старинного трехэтажного дома располагалось Ревельское морское собрание.

Вспомнить о нем особенно уместно сейчас, ведь нынешней осенью старейшая светская общественная организация местных русских могла бы отметить сто шестьдесят лет со дня своего основания.

Во имя сближения

К середине позапрошлого века Ревель был губернским городом Российской империи без малого полтораста лет.

Правда, ни на внешнем облике его, ни на самом укладе жизни обстоятельство это не слишком заметно: и коренным жителям, и приезжим город виделся «бастионом остзейского духа».

Эстонское присутствие ощущалось в северных предместьях города, русское – в юго-восточных. А также – в порту: в Ревеле располагалось портовое управление и дирекция маяков. Кроме того, тут зимовала флотская дивизия, состоящая из шести-восьми кораблей и фрегатов.

«Словом сказать, здесь сосредотачивалось в зимнее время большое морское общество, – свидетельствовали «Ревельские известия». – Находясь на чужбине, хотя и в русском порту, наши моряки не имели места, где бы вместе собираться и проводить свободное время».

Газета сокрушалась: местное немецкое общество держалось обособленно, да и незнание моряками немецкого языка, а местными немцами – русского было «немалым препятствием для взаимного сближения».

Высочайшее покровительство 

Уже в 1847 году страждущие культурного общения морские чины решили основать Флотскую библиотеку: неплохо для города, отцы которого всего десять лет тому назад писали в Петербург, что им ничего неведомо о «русском сочинителе А фон Пушкине».

Неплохо – но мало: исключительно чтение заказанных из столицы книг и обсуждение прочитанного увлекало, вероятно, не всех. Да и членство в созданном при библиотеке так называемом «Морском интимном кружке» регламентировалось по ведомственной линии: путь сюда офицерам сухопутного гарнизона, например, был если и не закрыт, то ограничен.

Минуло всего три года, и необходимость реорганизации стала очевидной. По воспоминаниям современников, идеалом для себя ревельские моряки видели клуб, существовавший уже к тому времени в Кронштадте: военные занимали в нем руководящие позиции, но открыт он был и для купечества, и для разночинцев.

Идея создания подобного клуба нашла себе в Ревеле покровителя – прибывшего в 1851 году на новое место службы коменданта военной гавани и военного губернатора Эстляндии, прославленного мореплавателя и географа графа Петра Федоровича Литке.

Именно Литке взял на себя обязанность ходатая ревельских моряков перед генерал-адмиралом, великим князем Константином Николаевичем, который не только пошел им навстречу, но «благосклонно соизволил» принять на себя звание «высочайшего покровителя» создаваемой организации.

Дела организационные 

Прежде всего, для нее было необходимо подыскать подходящее помещение.

За этим, впрочем, дело не встало: флотское командование повелело выделить будущему клубу шесть комнат на втором этаже в доме присутственных мест Морского ведомства на Большом рынке.

Теперь возникал вопрос о приобретении интерьера. Морское министерство выделило из своих средств 1000 рублей, предоставив возможность возврата суммы по частям в течение десяти лет. Еще 840 рублей поступило от членских взносов, а кредит в 700 рублей предоставили наиболее зажиточные из членов будущего клуба.

Сумма оказалась более чем достаточна: в столице были приобретены обеденный стол и прочая мебель; чайный и столовый сервизы купили в Гельингфорсе. На оставшиеся деньги справили у местных портных одежду для прислуги и заказали парадные скатерти.

Клуб, нареченный Ревельским морским собранием, был торжественно открыт 9 (21) сентября 1851 года – в день рождения своего высокого покровителя, великого князя Константина Николаевича.

В военную годину

Через три года над Балтикой грянула гроза: хотя кампания официально и вошла в историю под названием «Крымской», военные действия велись едва ли не на всех морских рубежах Российской Империи.

Стоило вскрыться Балтийскому морю ото льда, как англо-французская эскадра двинулась по направлению к Санкт-Петербургу. В спешном порядке города-крепости побережья стали готовиться к осаде.

Не осталось в стороне от подготовки и Ревельское морское собрание. Было решено «зал, уборную и гостиную по случаю войны запереть, оставив для членов открытыми столовую, карточную и биллиардную. Мебель, на всякий случай, решили снести в подвал, а вот серебро – отдать на хранение почему-то в Екатеринентальский маяк.

«Клуб готовился тихо провести лето 1854 года, но вышло другое и двери его пришлось раскрыть, – рассказывают «Ревельские известия». – Из Петербурга пришли в Ревель гвардия, армия и кавалерия. Все офицеры этих частей записались членами клуба для совместного оживления и веселья, не смотря на то, что неприятельский флот… хозяйничал во всем Финском заливе».

Такое демонстративное поведение, вероятно, вызвало нарекание со стороны как местных бюргеров, так и столичных властей. Потому двадцать лет спустя, во время Турецкой кампании 1877-78 годов, Морское собрание принципиально дистанцировалось от всякого рода «неуместных увеселений».

Но полностью общественная жизнь в доме на Большом рынке не затихла: по средам здесь организовывались благотворительные концерты, выручка от которых шла на нужды Красного креста.

Гордость собрания

Начало административных реформ Александра II, а особенно – их «продолжение» в виде русификаторской политики Остзейского края Александром III – привело к тому, что русское население Ревеля значительно увеличилось.

В 1885 году на нынешнем бульваре Эстония распахнуло свои двери Ревельское русское общественное собрание, членами которого стали все былые гражданские чины клуба военных моряков. Обзавелись собственными общественными организациями и расквартированные в городе пехотные полки.

Увеличилось и число, а главное – благосостояние служивших в Ревеле военных моряков. Увеличилось настолько, что с 1894 года руководство Морского собрания стало нанимать отдельное летнее помещение. Располагавшееся на берегу Лебединого пруда в Кадриорге, оно неизменно привлекало к себе городскую публику концертами, балами, театральными постановками.

Еще три года спустя капитальный ремонт был произведен и в основном помещении на Большом рынке. Морское собрание расширило свои владения до восемнадцати комнат, каждая из которых была отделана заново. Потолки украсились стеклярусными люстрами, а часть мягкой мебели была прислана Морским министерством из каюты императорской яхты «Держава».

Многочисленные портреты членов императорской фамилии были развешены по стенам залов и гостиной. Гордостью коллекции считался выполненный еще в 1853 году погрудный портрет основателя Морского собрания – графа Литке, а также копия полотна Айвазовского «Ревельское сражение».

* * *

Так и хочется предположить, что хотя бы один из элементов исторического интерьера сохранился до наших дней, и завершить рассказ о Ревельском морском собрании чем-то вроде того, что одна из картин, украшающих фойе нынешнего ЦРК – «то самое».

Увы, все это – не более чем желание. Или если угодно, основа для новой городской легенды. На деле же история оригинальной обстановки Морского собрания теряется где-то на рубеже тридцатых-сороковых годов ХХ века, когда сменявшие друг друга владельцы меньше всего заботились о сохранности чужих и чуждых им реликвий.

Мемориальная доска, напоминающая о том, что дом по адресу площадь Раэкоя, 14, в ноябре-декабре 1918-го служил первой официальной резиденцией правительства новорожденной ЭР, появилась на фасаде года три тому назад.

Появится ли когда-нибудь по соседству с ней аналог, рассказывающий об «офицерском прошлом» постройки? Будем надеяться…

Дом офицеров в этом здании располагался на памяти многих ныне живущих таллинцев — вплоть до строительства в 50-е годы прошлого века здания нынешнего Центра русской культуры.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
По одной из легенд, Таллинн основан на могильном кургане. Холм Тоомпеа считается надгробием Калева, легендарного короля эстов. Его безутешная вдова Линда долгие месяцы стаскивала на место погребения огромные валуны. Так и вырос холм Тоомпеа. А Линда, устав от таких нечеловеческих трудов, присела отдохнуть… и превратилась в камень. В 1920 г. в парке у стен города таллинцы установили памятник плачущей от изнеможения Линде. Камень же, виден из таллинского озера Юлемисте, а само оно образовано из наплаканных Линдой слёз.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!