А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда-то в усадьбе Вана-Вигала жил барон, в чьем услужении было множество духов. Поехал он однажды в Таллинн через озеро Юлемисте. Барон строго-настрого запретил кучеру оглядываться во время езды по воде. Карета мчалась как по зеркалу. Когда она приблизилась к берегу, где было мелко, кучер все-же посмотрел назад. К своему великому изумлению он увидел, что вокруг кареты суетились духи, - слуги Вана-Вигалаского барона: они переносили доски из-за колес кареты и ставили их впереди нее - так они строили мост, по которому ехала карета. Как только кучер оглянулся, карета с упряжкой лошадей провалилась в воду. Но так как берег был совсем близко, кони вытащили карету на сушу и никто не утонул.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В 1940 году, после вхождения Эстонии в Советский Союз, Нымме был присоединен к Таллинну на правах района. Разговоры о восстановлении статуса города велись в начале 80-х годов, но то время жители побоялись лишиться снабжения, полагающегося столице союзной республики. Сегодня представить себе Таллинн без Нымме уже невозможно. Как и Нымме – без Таллинна.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Нынешний Дом учителя на таллиннской Ратушной площади имеет ничуть не меньше оснований именоваться Домом офицеров.

Разве что самые почтенные из таллиннских старожилов помнят, что в доме по адресу площадь Раэкоя, 14 располагалось до войны Офицерское собрание.

Но даже они, пожалуй, не помнят времен, когда адрес этого здания звучал как Большой рынок, 14, а в стенах старинного трехэтажного дома располагалось Ревельское морское собрание.

Вспомнить о нем особенно уместно сейчас, ведь нынешней осенью старейшая светская общественная организация местных русских могла бы отметить сто шестьдесят лет со дня своего основания.

Во имя сближения

К середине позапрошлого века Ревель был губернским городом Российской империи без малого полтораста лет.

Правда, ни на внешнем облике его, ни на самом укладе жизни обстоятельство это не слишком заметно: и коренным жителям, и приезжим город виделся «бастионом остзейского духа».

Эстонское присутствие ощущалось в северных предместьях города, русское – в юго-восточных. А также – в порту: в Ревеле располагалось портовое управление и дирекция маяков. Кроме того, тут зимовала флотская дивизия, состоящая из шести-восьми кораблей и фрегатов.

«Словом сказать, здесь сосредотачивалось в зимнее время большое морское общество, – свидетельствовали «Ревельские известия». – Находясь на чужбине, хотя и в русском порту, наши моряки не имели места, где бы вместе собираться и проводить свободное время».

Газета сокрушалась: местное немецкое общество держалось обособленно, да и незнание моряками немецкого языка, а местными немцами – русского было «немалым препятствием для взаимного сближения».

Высочайшее покровительство 

Уже в 1847 году страждущие культурного общения морские чины решили основать Флотскую библиотеку: неплохо для города, отцы которого всего десять лет тому назад писали в Петербург, что им ничего неведомо о «русском сочинителе А фон Пушкине».

Неплохо – но мало: исключительно чтение заказанных из столицы книг и обсуждение прочитанного увлекало, вероятно, не всех. Да и членство в созданном при библиотеке так называемом «Морском интимном кружке» регламентировалось по ведомственной линии: путь сюда офицерам сухопутного гарнизона, например, был если и не закрыт, то ограничен.

Минуло всего три года, и необходимость реорганизации стала очевидной. По воспоминаниям современников, идеалом для себя ревельские моряки видели клуб, существовавший уже к тому времени в Кронштадте: военные занимали в нем руководящие позиции, но открыт он был и для купечества, и для разночинцев.

Идея создания подобного клуба нашла себе в Ревеле покровителя – прибывшего в 1851 году на новое место службы коменданта военной гавани и военного губернатора Эстляндии, прославленного мореплавателя и географа графа Петра Федоровича Литке.

Именно Литке взял на себя обязанность ходатая ревельских моряков перед генерал-адмиралом, великим князем Константином Николаевичем, который не только пошел им навстречу, но «благосклонно соизволил» принять на себя звание «высочайшего покровителя» создаваемой организации.

Дела организационные 

Прежде всего, для нее было необходимо подыскать подходящее помещение.

За этим, впрочем, дело не встало: флотское командование повелело выделить будущему клубу шесть комнат на втором этаже в доме присутственных мест Морского ведомства на Большом рынке.

Теперь возникал вопрос о приобретении интерьера. Морское министерство выделило из своих средств 1000 рублей, предоставив возможность возврата суммы по частям в течение десяти лет. Еще 840 рублей поступило от членских взносов, а кредит в 700 рублей предоставили наиболее зажиточные из членов будущего клуба.

Сумма оказалась более чем достаточна: в столице были приобретены обеденный стол и прочая мебель; чайный и столовый сервизы купили в Гельингфорсе. На оставшиеся деньги справили у местных портных одежду для прислуги и заказали парадные скатерти.

Клуб, нареченный Ревельским морским собранием, был торжественно открыт 9 (21) сентября 1851 года – в день рождения своего высокого покровителя, великого князя Константина Николаевича.

В военную годину

Через три года над Балтикой грянула гроза: хотя кампания официально и вошла в историю под названием «Крымской», военные действия велись едва ли не на всех морских рубежах Российской Империи.

Стоило вскрыться Балтийскому морю ото льда, как англо-французская эскадра двинулась по направлению к Санкт-Петербургу. В спешном порядке города-крепости побережья стали готовиться к осаде.

Не осталось в стороне от подготовки и Ревельское морское собрание. Было решено «зал, уборную и гостиную по случаю войны запереть, оставив для членов открытыми столовую, карточную и биллиардную. Мебель, на всякий случай, решили снести в подвал, а вот серебро – отдать на хранение почему-то в Екатеринентальский маяк.

«Клуб готовился тихо провести лето 1854 года, но вышло другое и двери его пришлось раскрыть, – рассказывают «Ревельские известия». – Из Петербурга пришли в Ревель гвардия, армия и кавалерия. Все офицеры этих частей записались членами клуба для совместного оживления и веселья, не смотря на то, что неприятельский флот… хозяйничал во всем Финском заливе».

Такое демонстративное поведение, вероятно, вызвало нарекание со стороны как местных бюргеров, так и столичных властей. Потому двадцать лет спустя, во время Турецкой кампании 1877-78 годов, Морское собрание принципиально дистанцировалось от всякого рода «неуместных увеселений».

Но полностью общественная жизнь в доме на Большом рынке не затихла: по средам здесь организовывались благотворительные концерты, выручка от которых шла на нужды Красного креста.

Гордость собрания

Начало административных реформ Александра II, а особенно – их «продолжение» в виде русификаторской политики Остзейского края Александром III – привело к тому, что русское население Ревеля значительно увеличилось.

В 1885 году на нынешнем бульваре Эстония распахнуло свои двери Ревельское русское общественное собрание, членами которого стали все былые гражданские чины клуба военных моряков. Обзавелись собственными общественными организациями и расквартированные в городе пехотные полки.

Увеличилось и число, а главное – благосостояние служивших в Ревеле военных моряков. Увеличилось настолько, что с 1894 года руководство Морского собрания стало нанимать отдельное летнее помещение. Располагавшееся на берегу Лебединого пруда в Кадриорге, оно неизменно привлекало к себе городскую публику концертами, балами, театральными постановками.

Еще три года спустя капитальный ремонт был произведен и в основном помещении на Большом рынке. Морское собрание расширило свои владения до восемнадцати комнат, каждая из которых была отделана заново. Потолки украсились стеклярусными люстрами, а часть мягкой мебели была прислана Морским министерством из каюты императорской яхты «Держава».

Многочисленные портреты членов императорской фамилии были развешены по стенам залов и гостиной. Гордостью коллекции считался выполненный еще в 1853 году погрудный портрет основателя Морского собрания – графа Литке, а также копия полотна Айвазовского «Ревельское сражение».

* * *

Так и хочется предположить, что хотя бы один из элементов исторического интерьера сохранился до наших дней, и завершить рассказ о Ревельском морском собрании чем-то вроде того, что одна из картин, украшающих фойе нынешнего ЦРК – «то самое».

Увы, все это – не более чем желание. Или если угодно, основа для новой городской легенды. На деле же история оригинальной обстановки Морского собрания теряется где-то на рубеже тридцатых-сороковых годов ХХ века, когда сменявшие друг друга владельцы меньше всего заботились о сохранности чужих и чуждых им реликвий.

Мемориальная доска, напоминающая о том, что дом по адресу площадь Раэкоя, 14, в ноябре-декабре 1918-го служил первой официальной резиденцией правительства новорожденной ЭР, появилась на фасаде года три тому назад.

Появится ли когда-нибудь по соседству с ней аналог, рассказывающий об «офицерском прошлом» постройки? Будем надеяться…

Дом офицеров в этом здании располагался на памяти многих ныне живущих таллинцев — вплоть до строительства в 50-е годы прошлого века здания нынешнего Центра русской культуры.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
По одной из легенд, Таллинн основан на могильном кургане. Холм Тоомпеа считается надгробием Калева, легендарного короля эстов. Его безутешная вдова Линда долгие месяцы стаскивала на место погребения огромные валуны. Так и вырос холм Тоомпеа. А Линда, устав от таких нечеловеческих трудов, присела отдохнуть… и превратилась в камень. В 1920 г. в парке у стен города таллинцы установили памятник плачущей от изнеможения Линде. Камень же, виден из таллинского озера Юлемисте, а само оно образовано из наплаканных Линдой слёз.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!