Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Легенда о загадочном кристалле, или Шоу кулинарных мастеров: Некогда старый эст создал дивный рецепт хмельного зелья. Жгучий, сладкий, он согревал с первой рюмки и переливался волшебным рубиновым цветом при мерцании свечей. Но самым необычным в этом напитке были прозрачные кристаллы, которые произрастали в бутылках... сами по себе. Предприимчивый старец успешно стал продавать свое изобретение. С того времени каждый гость непременно вез из Эстонии ликер "Кянну-Кукк".
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.6 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Нынешний Дом учителя на таллиннской Ратушной площади имеет ничуть не меньше оснований именоваться Домом офицеров.

Разве что самые почтенные из таллиннских старожилов помнят, что в доме по адресу площадь Раэкоя, 14 располагалось до войны Офицерское собрание.

Но даже они, пожалуй, не помнят времен, когда адрес этого здания звучал как Большой рынок, 14, а в стенах старинного трехэтажного дома располагалось Ревельское морское собрание.

Вспомнить о нем особенно уместно сейчас, ведь нынешней осенью старейшая светская общественная организация местных русских могла бы отметить сто шестьдесят лет со дня своего основания.

Во имя сближения

К середине позапрошлого века Ревель был губернским городом Российской империи без малого полтораста лет.

Правда, ни на внешнем облике его, ни на самом укладе жизни обстоятельство это не слишком заметно: и коренным жителям, и приезжим город виделся «бастионом остзейского духа».

Эстонское присутствие ощущалось в северных предместьях города, русское – в юго-восточных. А также – в порту: в Ревеле располагалось портовое управление и дирекция маяков. Кроме того, тут зимовала флотская дивизия, состоящая из шести-восьми кораблей и фрегатов.

«Словом сказать, здесь сосредотачивалось в зимнее время большое морское общество, – свидетельствовали «Ревельские известия». – Находясь на чужбине, хотя и в русском порту, наши моряки не имели места, где бы вместе собираться и проводить свободное время».

Газета сокрушалась: местное немецкое общество держалось обособленно, да и незнание моряками немецкого языка, а местными немцами – русского было «немалым препятствием для взаимного сближения».

Высочайшее покровительство 

Уже в 1847 году страждущие культурного общения морские чины решили основать Флотскую библиотеку: неплохо для города, отцы которого всего десять лет тому назад писали в Петербург, что им ничего неведомо о «русском сочинителе А фон Пушкине».

Неплохо – но мало: исключительно чтение заказанных из столицы книг и обсуждение прочитанного увлекало, вероятно, не всех. Да и членство в созданном при библиотеке так называемом «Морском интимном кружке» регламентировалось по ведомственной линии: путь сюда офицерам сухопутного гарнизона, например, был если и не закрыт, то ограничен.

Минуло всего три года, и необходимость реорганизации стала очевидной. По воспоминаниям современников, идеалом для себя ревельские моряки видели клуб, существовавший уже к тому времени в Кронштадте: военные занимали в нем руководящие позиции, но открыт он был и для купечества, и для разночинцев.

Идея создания подобного клуба нашла себе в Ревеле покровителя – прибывшего в 1851 году на новое место службы коменданта военной гавани и военного губернатора Эстляндии, прославленного мореплавателя и географа графа Петра Федоровича Литке.

Именно Литке взял на себя обязанность ходатая ревельских моряков перед генерал-адмиралом, великим князем Константином Николаевичем, который не только пошел им навстречу, но «благосклонно соизволил» принять на себя звание «высочайшего покровителя» создаваемой организации.

Дела организационные 

Прежде всего, для нее было необходимо подыскать подходящее помещение.

За этим, впрочем, дело не встало: флотское командование повелело выделить будущему клубу шесть комнат на втором этаже в доме присутственных мест Морского ведомства на Большом рынке.

Теперь возникал вопрос о приобретении интерьера. Морское министерство выделило из своих средств 1000 рублей, предоставив возможность возврата суммы по частям в течение десяти лет. Еще 840 рублей поступило от членских взносов, а кредит в 700 рублей предоставили наиболее зажиточные из членов будущего клуба.

Сумма оказалась более чем достаточна: в столице были приобретены обеденный стол и прочая мебель; чайный и столовый сервизы купили в Гельингфорсе. На оставшиеся деньги справили у местных портных одежду для прислуги и заказали парадные скатерти.

Клуб, нареченный Ревельским морским собранием, был торжественно открыт 9 (21) сентября 1851 года – в день рождения своего высокого покровителя, великого князя Константина Николаевича.

В военную годину

Через три года над Балтикой грянула гроза: хотя кампания официально и вошла в историю под названием «Крымской», военные действия велись едва ли не на всех морских рубежах Российской Империи.

Стоило вскрыться Балтийскому морю ото льда, как англо-французская эскадра двинулась по направлению к Санкт-Петербургу. В спешном порядке города-крепости побережья стали готовиться к осаде.

Не осталось в стороне от подготовки и Ревельское морское собрание. Было решено «зал, уборную и гостиную по случаю войны запереть, оставив для членов открытыми столовую, карточную и биллиардную. Мебель, на всякий случай, решили снести в подвал, а вот серебро – отдать на хранение почему-то в Екатеринентальский маяк.

«Клуб готовился тихо провести лето 1854 года, но вышло другое и двери его пришлось раскрыть, – рассказывают «Ревельские известия». – Из Петербурга пришли в Ревель гвардия, армия и кавалерия. Все офицеры этих частей записались членами клуба для совместного оживления и веселья, не смотря на то, что неприятельский флот… хозяйничал во всем Финском заливе».

Такое демонстративное поведение, вероятно, вызвало нарекание со стороны как местных бюргеров, так и столичных властей. Потому двадцать лет спустя, во время Турецкой кампании 1877-78 годов, Морское собрание принципиально дистанцировалось от всякого рода «неуместных увеселений».

Но полностью общественная жизнь в доме на Большом рынке не затихла: по средам здесь организовывались благотворительные концерты, выручка от которых шла на нужды Красного креста.

Гордость собрания

Начало административных реформ Александра II, а особенно – их «продолжение» в виде русификаторской политики Остзейского края Александром III – привело к тому, что русское население Ревеля значительно увеличилось.

В 1885 году на нынешнем бульваре Эстония распахнуло свои двери Ревельское русское общественное собрание, членами которого стали все былые гражданские чины клуба военных моряков. Обзавелись собственными общественными организациями и расквартированные в городе пехотные полки.

Увеличилось и число, а главное – благосостояние служивших в Ревеле военных моряков. Увеличилось настолько, что с 1894 года руководство Морского собрания стало нанимать отдельное летнее помещение. Располагавшееся на берегу Лебединого пруда в Кадриорге, оно неизменно привлекало к себе городскую публику концертами, балами, театральными постановками.

Еще три года спустя капитальный ремонт был произведен и в основном помещении на Большом рынке. Морское собрание расширило свои владения до восемнадцати комнат, каждая из которых была отделана заново. Потолки украсились стеклярусными люстрами, а часть мягкой мебели была прислана Морским министерством из каюты императорской яхты «Держава».

Многочисленные портреты членов императорской фамилии были развешены по стенам залов и гостиной. Гордостью коллекции считался выполненный еще в 1853 году погрудный портрет основателя Морского собрания – графа Литке, а также копия полотна Айвазовского «Ревельское сражение».

* * *

Так и хочется предположить, что хотя бы один из элементов исторического интерьера сохранился до наших дней, и завершить рассказ о Ревельском морском собрании чем-то вроде того, что одна из картин, украшающих фойе нынешнего ЦРК – «то самое».

Увы, все это – не более чем желание. Или если угодно, основа для новой городской легенды. На деле же история оригинальной обстановки Морского собрания теряется где-то на рубеже тридцатых-сороковых годов ХХ века, когда сменявшие друг друга владельцы меньше всего заботились о сохранности чужих и чуждых им реликвий.

Мемориальная доска, напоминающая о том, что дом по адресу площадь Раэкоя, 14, в ноябре-декабре 1918-го служил первой официальной резиденцией правительства новорожденной ЭР, появилась на фасаде года три тому назад.

Появится ли когда-нибудь по соседству с ней аналог, рассказывающий об «офицерском прошлом» постройки? Будем надеяться…

Дом офицеров в этом здании располагался на памяти многих ныне живущих таллинцев — вплоть до строительства в 50-е годы прошлого века здания нынешнего Центра русской культуры.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Между прочим…
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!