А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
История возникновения марципана обросла множеством легенд, одна из версий изложена в рассказе Яана Кросса «Мартов хлеб». Там рассказывается история о том, что однажды заболел бургомистр. Но поскольку тогдашние микстуры делались из лягушачьих лапок и прочих неаппетитных вещей, глава города категорически отказался лечиться и положился на Божью волю. И обеспокоенная здоровьем мужа супруга бургомистра попросила таллиннского аптекаря «замаскировать» лекарство, спрятав его либо в пищу, либо в сладости. Так и поступил помощник аптекаря, исцеливший вкусной смесью бургомистра. Так глава города первым отведал эстонского марципана.
Хроники Таллина
Говорят так:
Ходила о пригорке Тынисмяги, легенда, вернее притча о привидениях. Водились эти привидения в несколько необычном месте – в колодце. В великую засуху 1674 года с колодцем произошло нечто непонятное: вода в нем вдруг закипела, забурлила, заклокотала. Два человека, попытавшихся спуститься на дно колодца по лестнице, так там и остались. Русалки затянули под воду, решили люди. Третий, спустившийся в колодец, обвязавшись веревкой, только и смог что вымолвить, когда его вытащили наверх: «Привидения»! Отцы города не нашли ничего лучшего как засыпать колодец и установить на его месте крест. Нечисть этого не снесла и сгинула куда-то.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1307 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Нынешний Дом учителя на таллиннской Ратушной площади имеет ничуть не меньше оснований именоваться Домом офицеров.

Разве что самые почтенные из таллиннских старожилов помнят, что в доме по адресу площадь Раэкоя, 14 располагалось до войны Офицерское собрание.

Но даже они, пожалуй, не помнят времен, когда адрес этого здания звучал как Большой рынок, 14, а в стенах старинного трехэтажного дома располагалось Ревельское морское собрание.

Вспомнить о нем особенно уместно сейчас, ведь нынешней осенью старейшая светская общественная организация местных русских могла бы отметить сто шестьдесят лет со дня своего основания.

Во имя сближения

К середине позапрошлого века Ревель был губернским городом Российской империи без малого полтораста лет.

Правда, ни на внешнем облике его, ни на самом укладе жизни обстоятельство это не слишком заметно: и коренным жителям, и приезжим город виделся «бастионом остзейского духа».

Эстонское присутствие ощущалось в северных предместьях города, русское – в юго-восточных. А также – в порту: в Ревеле располагалось портовое управление и дирекция маяков. Кроме того, тут зимовала флотская дивизия, состоящая из шести-восьми кораблей и фрегатов.

«Словом сказать, здесь сосредотачивалось в зимнее время большое морское общество, – свидетельствовали «Ревельские известия». – Находясь на чужбине, хотя и в русском порту, наши моряки не имели места, где бы вместе собираться и проводить свободное время».

Газета сокрушалась: местное немецкое общество держалось обособленно, да и незнание моряками немецкого языка, а местными немцами – русского было «немалым препятствием для взаимного сближения».

Высочайшее покровительство 

Уже в 1847 году страждущие культурного общения морские чины решили основать Флотскую библиотеку: неплохо для города, отцы которого всего десять лет тому назад писали в Петербург, что им ничего неведомо о «русском сочинителе А фон Пушкине».

Неплохо – но мало: исключительно чтение заказанных из столицы книг и обсуждение прочитанного увлекало, вероятно, не всех. Да и членство в созданном при библиотеке так называемом «Морском интимном кружке» регламентировалось по ведомственной линии: путь сюда офицерам сухопутного гарнизона, например, был если и не закрыт, то ограничен.

Минуло всего три года, и необходимость реорганизации стала очевидной. По воспоминаниям современников, идеалом для себя ревельские моряки видели клуб, существовавший уже к тому времени в Кронштадте: военные занимали в нем руководящие позиции, но открыт он был и для купечества, и для разночинцев.

Идея создания подобного клуба нашла себе в Ревеле покровителя – прибывшего в 1851 году на новое место службы коменданта военной гавани и военного губернатора Эстляндии, прославленного мореплавателя и географа графа Петра Федоровича Литке.

Именно Литке взял на себя обязанность ходатая ревельских моряков перед генерал-адмиралом, великим князем Константином Николаевичем, который не только пошел им навстречу, но «благосклонно соизволил» принять на себя звание «высочайшего покровителя» создаваемой организации.

Дела организационные 

Прежде всего, для нее было необходимо подыскать подходящее помещение.

За этим, впрочем, дело не встало: флотское командование повелело выделить будущему клубу шесть комнат на втором этаже в доме присутственных мест Морского ведомства на Большом рынке.

Теперь возникал вопрос о приобретении интерьера. Морское министерство выделило из своих средств 1000 рублей, предоставив возможность возврата суммы по частям в течение десяти лет. Еще 840 рублей поступило от членских взносов, а кредит в 700 рублей предоставили наиболее зажиточные из членов будущего клуба.

Сумма оказалась более чем достаточна: в столице были приобретены обеденный стол и прочая мебель; чайный и столовый сервизы купили в Гельингфорсе. На оставшиеся деньги справили у местных портных одежду для прислуги и заказали парадные скатерти.

Клуб, нареченный Ревельским морским собранием, был торжественно открыт 9 (21) сентября 1851 года – в день рождения своего высокого покровителя, великого князя Константина Николаевича.

В военную годину

Через три года над Балтикой грянула гроза: хотя кампания официально и вошла в историю под названием «Крымской», военные действия велись едва ли не на всех морских рубежах Российской Империи.

Стоило вскрыться Балтийскому морю ото льда, как англо-французская эскадра двинулась по направлению к Санкт-Петербургу. В спешном порядке города-крепости побережья стали готовиться к осаде.

Не осталось в стороне от подготовки и Ревельское морское собрание. Было решено «зал, уборную и гостиную по случаю войны запереть, оставив для членов открытыми столовую, карточную и биллиардную. Мебель, на всякий случай, решили снести в подвал, а вот серебро – отдать на хранение почему-то в Екатеринентальский маяк.

«Клуб готовился тихо провести лето 1854 года, но вышло другое и двери его пришлось раскрыть, – рассказывают «Ревельские известия». – Из Петербурга пришли в Ревель гвардия, армия и кавалерия. Все офицеры этих частей записались членами клуба для совместного оживления и веселья, не смотря на то, что неприятельский флот… хозяйничал во всем Финском заливе».

Такое демонстративное поведение, вероятно, вызвало нарекание со стороны как местных бюргеров, так и столичных властей. Потому двадцать лет спустя, во время Турецкой кампании 1877-78 годов, Морское собрание принципиально дистанцировалось от всякого рода «неуместных увеселений».

Но полностью общественная жизнь в доме на Большом рынке не затихла: по средам здесь организовывались благотворительные концерты, выручка от которых шла на нужды Красного креста.

Гордость собрания

Начало административных реформ Александра II, а особенно – их «продолжение» в виде русификаторской политики Остзейского края Александром III – привело к тому, что русское население Ревеля значительно увеличилось.

В 1885 году на нынешнем бульваре Эстония распахнуло свои двери Ревельское русское общественное собрание, членами которого стали все былые гражданские чины клуба военных моряков. Обзавелись собственными общественными организациями и расквартированные в городе пехотные полки.

Увеличилось и число, а главное – благосостояние служивших в Ревеле военных моряков. Увеличилось настолько, что с 1894 года руководство Морского собрания стало нанимать отдельное летнее помещение. Располагавшееся на берегу Лебединого пруда в Кадриорге, оно неизменно привлекало к себе городскую публику концертами, балами, театральными постановками.

Еще три года спустя капитальный ремонт был произведен и в основном помещении на Большом рынке. Морское собрание расширило свои владения до восемнадцати комнат, каждая из которых была отделана заново. Потолки украсились стеклярусными люстрами, а часть мягкой мебели была прислана Морским министерством из каюты императорской яхты «Держава».

Многочисленные портреты членов императорской фамилии были развешены по стенам залов и гостиной. Гордостью коллекции считался выполненный еще в 1853 году погрудный портрет основателя Морского собрания – графа Литке, а также копия полотна Айвазовского «Ревельское сражение».

* * *

Так и хочется предположить, что хотя бы один из элементов исторического интерьера сохранился до наших дней, и завершить рассказ о Ревельском морском собрании чем-то вроде того, что одна из картин, украшающих фойе нынешнего ЦРК – «то самое».

Увы, все это – не более чем желание. Или если угодно, основа для новой городской легенды. На деле же история оригинальной обстановки Морского собрания теряется где-то на рубеже тридцатых-сороковых годов ХХ века, когда сменявшие друг друга владельцы меньше всего заботились о сохранности чужих и чуждых им реликвий.

Мемориальная доска, напоминающая о том, что дом по адресу площадь Раэкоя, 14, в ноябре-декабре 1918-го служил первой официальной резиденцией правительства новорожденной ЭР, появилась на фасаде года три тому назад.

Появится ли когда-нибудь по соседству с ней аналог, рассказывающий об «офицерском прошлом» постройки? Будем надеяться…

Дом офицеров в этом здании располагался на памяти многих ныне живущих таллинцев — вплоть до строительства в 50-е годы прошлого века здания нынешнего Центра русской культуры.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
У многих народов Европы есть легенда о том, как Бог одаривал народы. В южных странах есть все. Чем ближе к северу, тем беднее дары Всевышнего. Когда очередь дошла до Эстонии, то у него в корзине с дарами, кроме воды и камня, ничего не осталось. Бог выбросил и то, и другое и сказал эстонцу: «Живи, Юхан!» Вот и живет тысячи лет эстонский крестьянин среди усыпанных камнями полей. Каждую весну собирает их, мостит ими дороги, складывает из них ограды, амбары и кузницы, а на следующий год они вновь вылезают из земли. Тысячи лет назад оставил свои следы ледник. В земле лежат не только мелкие камни, но и большие гранитные валуны. Они разбросаны по всей Северной Эстонии.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!