А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
На улице Ратаскаеву, (Колодезная улица), можно увидеть старый колодец, в котором, по преданию, живет страшный гоблин. Когда-то ему на съедение жители бросали в колодец кошек.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1103 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Памятник, пожалуй самому оригинальному горожанину – барону Николаю фон Глену – был открыт в минувшую субботу в Нымме.

Счастлив город, помнящий своего основателя.

У Вильнюса есть князь Гедиминас, у Риги – епископ Альберт, у Стокгольма – ярл Биргер.

Таллинну, в определенном смысле, не повезло: имя того, кто вбил первое бревно в частокол городища на будущем Тоомпеа, история не сохранила.

И одновременно – повезло определенно: в свои административные границы эстонская столица включила город, основанный, пожалуй, самым большим оригиналом из тех, кто жил на восточном побережье Балтики за последние полтора столетия – Николаем фон Гленом.

Имя и легенда 

Макет памятника основателю Нымме — барону Николаю фон Глену

В живую иллюстрацию расхожей поговорки о том, что у каждого барона, дескать, своя фантазия, Глен, похоже, превратился еще при жизни. А уж посмертно – так точно: достаточно полистать подшивки довоенных газет, как яркая, сочная, если не сказать анекдотическая фигура предстанет во всей красе.

Все элементы мифа присутствуют: пышная раздвоенная борода – вполне уместная, кстати, для остзейского дворянина рубежа XIX-ХХ столетий, но уже лет восемьдесят тому назад выглядящая комичной архаикой. Проповеди о пагубности алкоголя у дверей Ныммеской корчмы и категорический отказ носить зимой не то что шубу, но даже пальто. Уверенность, что прожить удастся никак не менее двухсот лет.

В живучести этих образов нет ничего удивительного. И маститый прозаик Герт Хельбимяэ, писавший о Глене на газетных страницах в начале тридцатых годов прошлого века, и будущий актер и режиссер Вольдемар Пансо, семнадцатилетним подростком публиковавший заметки о бароне ближе к концу десятилетия, опирались, в основном, на сведения, полученные от тех, кто помнил основателя Нымме лично.

Академическая биография Николая фон Глена, до сих пор, увы, так и не была составлена. Что досадно особенно – ведь был он не просто чудаковатым бароном, но и человеком, не только поверившим в собственную мечту, но и реализовавшим ее.

Древний род

…Не было в первой трети XVII столетия точки более беспокойной на Европейском континенте, чем нынешняя Германия. Противоречия между католиками и протестантами, начавшиеся еще в предыдущем веке, вылились в войну, затянувшуюся на долгих тридцать лет.

Из бесчисленных германских княжеств потянулся поток религиозных беженцев: те, кто имел несчастие принадлежать к «неправильной» конфессии, двинулись на Восток. Купеческий род Гленов, проживавший некогда в расположенном неподалеку от границы с Голландией городе Аахене, счел за лучшее переехать в Любек, а оттуда – в Ревель.

Предки Николая фон Глена поселились в нынешнем Таллинне около 1660 года. Двадцать девять лет спустя они были возведены в дворянское сословие, приобретя приставку «фон» к своей фамилии. Во времена правления Екатерины II некий Петер фон Глен в течение пяти лет состоял членом магистрата. В 1821 году его сын, тоже Петер, приобрел в наследное владение мызу Ялгимяэ.

16 июня 1841 года именно там, в нескольких верстах от Пярнуского почтового тракта, в Ялгимяэ, в неказистом, хотя и двухэтажном, деревянном помещичьем доме появился на свет будущий основатель Нымме – Николай фон Глен.

Город заложен

Еще в десятилетнем возрасте отпрыск Петера фон Глена удивил домочадцев, с недетским умением нарисовав в альбоме сказочный замок. На вопрос, что бы этот рисунок мог означать, юный Николай твердо ответил: «Мой будущий дом!»

Если семейное предание право, то от первого замысла до реализации мечты Глену потребовалось ровно тридцать пять лет: в резиденцию, выстроенную по собственному проекту над высоким обрывом холма Мустамяги, барон со своими близкими въехал осенью 1886 года.

К тому времени род Гленов по праву чувствовал себя полновластным хозяином окрестных земель. Четырнадцать лет тому назад Николай заключил сделку с помещиком из Саку, с радостью обменявшим принадлежавшую его предкам поросшую сосняком пустошь на поля в окрестностях Ялгимяэ.

Обмен и впрямь мог показаться абсурдным. Но тридцатидвухлетний Николай фон Глен понимал: в окрестностях начинающего динамично развиваться Ревеля ставку надо делать не на сельское хозяйство, а на то, что впоследствии будет названо «индустрией досуга» — создание дачных предместий.

В октябре 1873 года первый участок на месте будущего Нымме был продан некому ревельскому педагогу Иоганну Пихельману. Благословляя начинание, Николай фон Глен патетично произнес что-то вроде «здесь будет город заложен» — опять-таки, если легенды ничего не домысливают.

Планов громадье

До городских прав, впрочем, оставалось еще более полувека – их Нымме, с 1917 года числившийся поселком, официально получил лишь в 1926 году. Но городская инфраструктура сложилась в основанном Гленом поселении еще при жизни барона. И – при самом непосредственном его участии.

Согласно намеченной Гленом планировке, будущий город должен был возникнуть между Пярнуским шоссе и нынешним бульваром Вабадузе: здесь планировалось возвести ратушу. Верный сын своего времени, барон решил спланировать отдельные кварталы для «чистой», дачной публики, и отдельные — для рабочих.

Последние должны были трудиться поблизости – на основанных Гленом мыловаренной, канатной, колбасной, мебельной фабриках, а также в литейной мастерской. Не забывал барон не только о «хлебе насущном» — в будущем городе предполагались участки для строительства лютеранской и православной церквей. Нашлось место и для баптистской молельни – хозяин Нымме принадлежал именно к этой конфессии.

Усилиями Глена в Нымме появился первый санаторий, был выстроен общественный бассейн под открытым небом, заложен импровизированный ипподром и даже основана грязелечебница. Правда, лечебных грязей в окрестностях не нашлось и их пришлось доставлять из Хаапсалу – благо, железная дорога к тому времени уже связала этот город с Ревелем, а, следовательно, – и с Нымме.

Порой барона посещали совсем уж «наполеоновские» идеи. Например – план превращения Нымме в… морской порт посредством сооружения канала до Коплиской бухты. Была даже намечена его трасса – почти в точности совпадающая с теперешней улицей Эхитаяте теэ. Спускаясь с Мустамяэского холма на автобусе или в автомобиле, задумайтесь – здесь могли бы швартоваться корабли…

Остаться в Нымме

Оба запланированных для себя века Николай фон Глен намеревался прожить в Нымме. Чем еще объяснить его неутомимую жажду к постоянному улучшению и усовершенствованию не только раскинувшегося вокруг замка паркового ансамбля, но и всего города?

Тут, под сенью ныммеских сосен, барон, вероятно, желал обрести и вечный покой. Еще в 1896 году, после неожиданной кончины своей супруги Марии-Генриетты, безутешный муж решил захоронить ее здесь же, у подножья увенчанного замком обрыва Мустамяги.

Через несколько лет по соседству появились еще могилы – в землю Нымме барон опустил двух внуков, детей своего сына Манфреда. Самому же Глену упокоиться в семейной усыпальнице не посчастливилось: после обретения Эстонией независимости и проведения земельной реформы, упразднившей помещичье землевладение, барон счел за лучшее покинуть Эстонию.

Основатель Нымме устремился в Баварию – там жили его дальние родственники. Но жизнь в крохотном поместье, приобретенном на вывезенные с родины капиталы, вероятно, не могла удовлетворить натуру барона. Вместе с сыном он отправляется в Южную Америку – проповедовать слово Божье местным жителям.

Экспедиция в Бразилию поставила в биографии «старого Глена» точку: он умер, свалившись с лошади. Стоит добавить, что барону на тот момент шел восемьдесят третий год.

* * *

Чему посвящен памятник, вставший на низкий постамент в минувшую субботу – памяти реального человека, Николая фон Глена, или же легендарного «Старого барона», о котором и по сей день любят рассказать жителю иных частей города ныммеские обыватели?

Скульптору Айвару Симсону и архитектору Калеву Лепику удалось, пожалуй, объединить в невысокой фигуре реальность и миф, легенду и историческую прозу, фантазию и реальность.

И хотя фигура барона несет на себе фразу «Seie saagu lenn», якобы произнесенную в момент основания города, ничуть не менее уместной была бы на ее месте иная, украшавшая некогда стену кабинета в замке барона Глена: «Выше таланта боги ценят пот».

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!