А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Метроном
  • Blog stats
    • 1196 posts
    • 4 comments
    • 19 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 232 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Памятник, пожалуй самому оригинальному горожанину – барону Николаю фон Глену – был открыт в минувшую субботу в Нымме.

Счастлив город, помнящий своего основателя.

У Вильнюса есть князь Гедиминас, у Риги – епископ Альберт, у Стокгольма – ярл Биргер.

Таллинну, в определенном смысле, не повезло: имя того, кто вбил первое бревно в частокол городища на будущем Тоомпеа, история не сохранила.

И одновременно – повезло определенно: в свои административные границы эстонская столица включила город, основанный, пожалуй, самым большим оригиналом из тех, кто жил на восточном побережье Балтики за последние полтора столетия – Николаем фон Гленом.

Имя и легенда 

Макет памятника основателю Нымме — барону Николаю фон Глену

В живую иллюстрацию расхожей поговорки о том, что у каждого барона, дескать, своя фантазия, Глен, похоже, превратился еще при жизни. А уж посмертно – так точно: достаточно полистать подшивки довоенных газет, как яркая, сочная, если не сказать анекдотическая фигура предстанет во всей красе.

Все элементы мифа присутствуют: пышная раздвоенная борода – вполне уместная, кстати, для остзейского дворянина рубежа XIX-ХХ столетий, но уже лет восемьдесят тому назад выглядящая комичной архаикой. Проповеди о пагубности алкоголя у дверей Ныммеской корчмы и категорический отказ носить зимой не то что шубу, но даже пальто. Уверенность, что прожить удастся никак не менее двухсот лет.

В живучести этих образов нет ничего удивительного. И маститый прозаик Герт Хельбимяэ, писавший о Глене на газетных страницах в начале тридцатых годов прошлого века, и будущий актер и режиссер Вольдемар Пансо, семнадцатилетним подростком публиковавший заметки о бароне ближе к концу десятилетия, опирались, в основном, на сведения, полученные от тех, кто помнил основателя Нымме лично.

Академическая биография Николая фон Глена, до сих пор, увы, так и не была составлена. Что досадно особенно – ведь был он не просто чудаковатым бароном, но и человеком, не только поверившим в собственную мечту, но и реализовавшим ее.

Древний род

…Не было в первой трети XVII столетия точки более беспокойной на Европейском континенте, чем нынешняя Германия. Противоречия между католиками и протестантами, начавшиеся еще в предыдущем веке, вылились в войну, затянувшуюся на долгих тридцать лет.

Из бесчисленных германских княжеств потянулся поток религиозных беженцев: те, кто имел несчастие принадлежать к «неправильной» конфессии, двинулись на Восток. Купеческий род Гленов, проживавший некогда в расположенном неподалеку от границы с Голландией городе Аахене, счел за лучшее переехать в Любек, а оттуда – в Ревель.

Предки Николая фон Глена поселились в нынешнем Таллинне около 1660 года. Двадцать девять лет спустя они были возведены в дворянское сословие, приобретя приставку «фон» к своей фамилии. Во времена правления Екатерины II некий Петер фон Глен в течение пяти лет состоял членом магистрата. В 1821 году его сын, тоже Петер, приобрел в наследное владение мызу Ялгимяэ.

16 июня 1841 года именно там, в нескольких верстах от Пярнуского почтового тракта, в Ялгимяэ, в неказистом, хотя и двухэтажном, деревянном помещичьем доме появился на свет будущий основатель Нымме – Николай фон Глен.

Город заложен

Еще в десятилетнем возрасте отпрыск Петера фон Глена удивил домочадцев, с недетским умением нарисовав в альбоме сказочный замок. На вопрос, что бы этот рисунок мог означать, юный Николай твердо ответил: «Мой будущий дом!»

Если семейное предание право, то от первого замысла до реализации мечты Глену потребовалось ровно тридцать пять лет: в резиденцию, выстроенную по собственному проекту над высоким обрывом холма Мустамяги, барон со своими близкими въехал осенью 1886 года.

К тому времени род Гленов по праву чувствовал себя полновластным хозяином окрестных земель. Четырнадцать лет тому назад Николай заключил сделку с помещиком из Саку, с радостью обменявшим принадлежавшую его предкам поросшую сосняком пустошь на поля в окрестностях Ялгимяэ.

Обмен и впрямь мог показаться абсурдным. Но тридцатидвухлетний Николай фон Глен понимал: в окрестностях начинающего динамично развиваться Ревеля ставку надо делать не на сельское хозяйство, а на то, что впоследствии будет названо «индустрией досуга» — создание дачных предместий.

В октябре 1873 года первый участок на месте будущего Нымме был продан некому ревельскому педагогу Иоганну Пихельману. Благословляя начинание, Николай фон Глен патетично произнес что-то вроде «здесь будет город заложен» — опять-таки, если легенды ничего не домысливают.

Планов громадье

До городских прав, впрочем, оставалось еще более полувека – их Нымме, с 1917 года числившийся поселком, официально получил лишь в 1926 году. Но городская инфраструктура сложилась в основанном Гленом поселении еще при жизни барона. И – при самом непосредственном его участии.

Согласно намеченной Гленом планировке, будущий город должен был возникнуть между Пярнуским шоссе и нынешним бульваром Вабадузе: здесь планировалось возвести ратушу. Верный сын своего времени, барон решил спланировать отдельные кварталы для «чистой», дачной публики, и отдельные — для рабочих.

Последние должны были трудиться поблизости – на основанных Гленом мыловаренной, канатной, колбасной, мебельной фабриках, а также в литейной мастерской. Не забывал барон не только о «хлебе насущном» — в будущем городе предполагались участки для строительства лютеранской и православной церквей. Нашлось место и для баптистской молельни – хозяин Нымме принадлежал именно к этой конфессии.

Усилиями Глена в Нымме появился первый санаторий, был выстроен общественный бассейн под открытым небом, заложен импровизированный ипподром и даже основана грязелечебница. Правда, лечебных грязей в окрестностях не нашлось и их пришлось доставлять из Хаапсалу – благо, железная дорога к тому времени уже связала этот город с Ревелем, а, следовательно, – и с Нымме.

Порой барона посещали совсем уж «наполеоновские» идеи. Например – план превращения Нымме в… морской порт посредством сооружения канала до Коплиской бухты. Была даже намечена его трасса – почти в точности совпадающая с теперешней улицей Эхитаяте теэ. Спускаясь с Мустамяэского холма на автобусе или в автомобиле, задумайтесь – здесь могли бы швартоваться корабли…

Остаться в Нымме

Оба запланированных для себя века Николай фон Глен намеревался прожить в Нымме. Чем еще объяснить его неутомимую жажду к постоянному улучшению и усовершенствованию не только раскинувшегося вокруг замка паркового ансамбля, но и всего города?

Тут, под сенью ныммеских сосен, барон, вероятно, желал обрести и вечный покой. Еще в 1896 году, после неожиданной кончины своей супруги Марии-Генриетты, безутешный муж решил захоронить ее здесь же, у подножья увенчанного замком обрыва Мустамяги.

Через несколько лет по соседству появились еще могилы – в землю Нымме барон опустил двух внуков, детей своего сына Манфреда. Самому же Глену упокоиться в семейной усыпальнице не посчастливилось: после обретения Эстонией независимости и проведения земельной реформы, упразднившей помещичье землевладение, барон счел за лучшее покинуть Эстонию.

Основатель Нымме устремился в Баварию – там жили его дальние родственники. Но жизнь в крохотном поместье, приобретенном на вывезенные с родины капиталы, вероятно, не могла удовлетворить натуру барона. Вместе с сыном он отправляется в Южную Америку – проповедовать слово Божье местным жителям.

Экспедиция в Бразилию поставила в биографии «старого Глена» точку: он умер, свалившись с лошади. Стоит добавить, что барону на тот момент шел восемьдесят третий год.

* * *

Чему посвящен памятник, вставший на низкий постамент в минувшую субботу – памяти реального человека, Николая фон Глена, или же легендарного «Старого барона», о котором и по сей день любят рассказать жителю иных частей города ныммеские обыватели?

Скульптору Айвару Симсону и архитектору Калеву Лепику удалось, пожалуй, объединить в невысокой фигуре реальность и миф, легенду и историческую прозу, фантазию и реальность.

И хотя фигура барона несет на себе фразу «Seie saagu lenn», якобы произнесенную в момент основания города, ничуть не менее уместной была бы на ее месте иная, украшавшая некогда стену кабинета в замке барона Глена: «Выше таланта боги ценят пот».

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Рыболовецкое судно, названное в честь капитана Георга Каска, до сих пор бороздит моря — хотя теперь и под иным именем.

Георг Каск, капитан и траулер: две достойные даты

Со дня рождения одного из создателей рыбной промышленности Эстонии второй половины XX века — капитана Георга Каска — пройдет в ...

Читать дальше...

Церковь Святого Духа — со времен Реформации оплот эстонского языка в немецком по духу и языку правящей элиты Ревеле конца Средневековья — начала Нового времени.

«Mynno toyuetan, nink wannun»: эстонский в средневековом Ревеле

Эстонский язык звучал в Таллинне задолго до того как летом 1919 года впервые в своей истории обрел статус государственного. День родного ...

Читать дальше...

Главный фасад здания бани на улице Вана-Каламая, 9а полвека тому назад.

Баня на улице Вана-Каламая в Таллине: Мельпомена в парилке

Старейшей из действующих и одновременно — самой красивой общественной бане Таллинна исполняется девяносто лет. Фраза «сходил в театр, заодно и помылся» ...

Читать дальше...

Празднование Дня независимости Эстонии на площади Вабадузе в 1919 году.

24 февраля 1919 года: дебют Дня независимости Эстонии

День независимости Эстонской Республики был впервые отпразднован ровно сто лет назад. Список государственных праздников Эстонской Республики День независимости открывает не столько ...

Читать дальше...

Пуск механизма ратушных часов. Фото из журнала "Pilt ja Sõna", 1957 год.

«Зоркий глаз ратушного фасада»: таллинские столичные часы номер один

Часы таллиннской ратуши сообщают точное время горожанам и гостям города вот уже более полутора столетий. Сложно даже осознать, что являются они ...

Читать дальше...

Орудие береговой батареи Морской крепости императора Петра Великого на острове Нарген (Найссаар). Снимок до 1917 года.

Морская крепость Петра Великого в Ревеле: не выученный урок истории

Ровно сто один год назад неприятелю было сдано одно из самых совершенных фортификационных сооружений на побережье Балтийского моря. Что удивительно ...

Читать дальше...

Нечетная сторона застройки бульвара Эстония накануне Второй мировой войны. Дом Рубинштейна — по центру.

Дом Рубинштейна на бульваре Эстония: утраченный акцент таллиннского «сити»

За невыразительным, если не сказать—безликим, послевоенным фасадом на нечетной стороне бульвара Эстония скрывается один из самых представительных жилых домов столицы ...

Читать дальше...

Хозяйственная постройка на мызе Харку
© SPUTNIK / ВЛАДИМИР БАРСЕГЯН

Мир эстонских мыз — скромное обаяние семейных усадеб

На автобусе вместе с группой любознательных туристов и гидом Дмитрием Унтом корреспондент Sputnik Эстония отправилась в увлекательное путешествие, чтобы заглянуть ...

Читать дальше...

© SPUTNIK / ВАДИМ АНЦУПОВ
Это руины бывших зданий в нижней части Копли, которые станут частью новых домов

Гадкий утенок Копли: вчера, сегодня, завтра самого необычного района Таллинна

Sputnik Эстония совершил путешествие в прошлое, настоящее и будущее самого колоритного и отчужденного района Таллинна, который в скором времени превратится ...

Читать дальше...

Ходы, фундаменты, пороховой погреб бастион Сконе в Таллине, раскрывает секреты.

Что скрывает внутри себя самый большой из пояса былых таллиннских бастионов и какой была его биография на протяжении последних трех ...

Читать дальше...

Барон Николай фон Глен сам спроектировал замок и принимал активное участие в его строительстве. Фото: Вадим Анцупов

Таллиннский район Нымме — город, который построил Глен

Один из самых зелёных районов Таллинна — Нымме — когда-то был самостоятельным городом и престижным местом отдыха. Город Нымме был ...

Читать дальше...

Как Петр I в Ревеле мызы покупал

В начале 18 века, после первого посещения Ревеля, Петр I полюбил этот город и вместе с супругой и светлейшим князем ...

Читать дальше...

В конце года в Кадриоргском дворце состоялась презентация весьма объемного труда Игоря Коробова «Эстляндское имматрикулированное дворянство».

Разоблачение Михельсона, в новой книге Эстляндское имматрикулированное дворянство

В конце декабря в Таллинне состоялось событие, которого многие – по вполне понятным причинам – не заметили. Предпраздничная пора – ...

Читать дальше...

Автор Игорь Коробов и редактор Артур Модебадзе во время презентации книги ««Эстляндское имматрикулированное рыцарство» на ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction в Москве в декабре минувшего года.

Уникальное, без преувеличения, издание на русском языке посвященное истории Эстляндского рыцарства, увидело свет в Таллинне.

От самого слова «гербовник» веет почтенностью, седой стариной и сладковатым запахом пыли. Ему бы стоять в архивном зале Национальной библиотеки, рядом ...

Читать дальше...

«Вилсанди», «Стенсо» и «Ханси»: эстонские суда на Дороге Жизни

Три четверти века назад — 19 ноября 1944 года — завершился один из самых трагических эпизодов Второй мировой войны: была ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!