А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Первые уличные фонари появились в Таллинне в 1710 году - они висели посреди улиц на веревках. И зажигались только в приезд важных вельмож или в большие праздники.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1111 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Разговоры о строительстве в Мустамяэ новой лютеранской церкви – повод вспомнить историю самого многострадального, пожалуй, памятника сакральной архитектуры Таллинна: Павловскую кирху.

Здания, как и люди, имеют разную судьбу.

Одним суждено простоять не одно столетие, другим – сохраниться в виде величественных руин.

Есть те, что сгинули без следа и те, которые так и не сошли с проектных чертежей, навсегда оставшись достоянием «бумажной архитектуры».

Но удивительнее всего, пожалуй, судьба тех, которые начали сооружаться, по той или иной причине остались недостроенными, а затем – были разобраны, словно их никогда не существовало.

Таллиннская Павловская церковь относится к категории последних: если бы не стечение обстоятельств, она могла отмечать в нынешнем году юбилей – либо восьмидесятилетие, либо сто пять лет своего основания.

Долгое признание 

Сложно сказать почему, но среди прочих небесных покровителей апостол Павел у жителей средневекового Ревеля особой популярностью не пользовался.

Резные его изображения в убранстве алтарей старейших таллиннских храмов отыскать можно, но вот посвященной ему церкви не построили ни в датское, ни в орденское, ни в шведское время.

Очередь «апостола язычников», как называет Павла церковная традиция, подошла в Таллинне лишь в середине XIX столетия. Тогда, на месте руин бывшего доминиканского монастыря на улице Вене, был построен костел, посвященный святым Петру и Павлу.

Стоит, однако, отметить, что церковь была предназначена для удовлетворения духовных чаяний не местного населения, а военнослужащих: офицеров морского флота Российской Империи, среди которых хватало поляков.

Окончательная же «прописка» Павла в семье почитаемых таллиннцами святых состоялась, пожалуй, чуть более ста лет тому назад: в 1905 году Консисторией евангелическо-лютеранской церкви Эстляндской губернии был зарегистрирован новый приход – Павловский.

Национальный аспект

Хотя старейшие документы, относящиеся к деятельности нового церковного прихода, датируются 1904 годом, официальным годом его рождения считается следующий – 1905-й.

Виной тому – не просто растянувшаяся бюрократическая процедура. Дело в том, что в 1905 году в Российской империи был принят закон о свободе вероисповедания. Среди прочего он разрешал возвращаться к былой конфессии тем, кто по той или иной причине принял православие.

Принявших в последней четверти XIX века «царскую веру» было в Эстляндии достаточно: в эпоху Национального пробуждения эстонцы охотно прощались с «баронской верой», то есть – лютеранством. Однако разочарование, вызванное политикой русификации, обернулось и желанием выйти из-под крыла «государевой» религии.

Регистрация нового лютеранского прихода, состоящего, почти полностью, из эстонцев, вдохнуло новую жизнь в планы строительства в Ревеле новой церкви – чисто «эстонской» как по этническому составу прихожан, так и по облику.

Разговоры о необходимости ее сооружения впервые возникли еще в 1899 году – выстроенные за четверть века до того Яанова и Карловская церкви выглядели, как считалось, «слишком немецкими».

Тартуское знакомство 

Сто пять лет тому назад эстонская общественность торжествовала: в Тарту, колыбели национального духа, было торжественно открыто первое здание, построенное специально для нужд труппы профессиональных актеров-эстонцев.

Здание театра «Ванемуйне» и обликом, и своим происхождением было полностью свободно от немецкой опеки: спроектировал его не местный архитектор, а представитель родственного эстонцам народа, финский зодчий Армас Линдгрен.

По всей вероятности именно на торжественной церемонии в Тарту с ним познакомился и Александер Капп – настоятель таллиннского прихода апостола Павла. Знакомство оказалось не «шапочным»: уже в начале осени 1906 года Линдгрен получил заказ на проектирование новой церкви.

С заказом он справился до конца того же года. Результат превзошел самые смелые ожидания: даже одного взгляда на проект достаточно, чтобы убедиться – над ним работал настоящий корифей архитектуры.

Венеция и Вена 

Примечательно, что в тот момент, когда подписанный Линдгреном проект уже был доставлен из Гельсингфорса в Ревель, будущее место строительства Павловской церкви было еще не определено.

Вариантов предлагалось несколько. Одним будущий храм виделся в непосредственной близости от Старого города – на холме Тынисмяги. Другие, напротив, считали, что строить его надо в гордом отдалении от вотчины бюргеров-остзейцев – на Ласнамяги. Существовали и иные варианты – например Полицейский огород на месте нынешнего Полицейского сада.

Будущий храм архитектор видел решенным в формах так называемой «национальной» (она же «северная») разновидности стиля модерн. При этом в облике сооружения явно читались реминисценции как новейших архитектурных веяний, реализуемых на рубеже столетий венским архитектором Отто Вагнером, так и «цитат» из средневековой архитектуры.

К последним принадлежала устремленная в небо стодесятиметровая башня – чуть ниже шпиля Олевисте. Своим силуэтом она напоминала колокольню венецианского собора Святого Марка и сходство это еще более подчеркивал массивный купол, перекрывающий зад для богослужения.

Храм Свободы

Строительством решенной в архитектурных формах, не имеющих аналогов в местном сакральном зодчестве церкви приход апостола Павла, вероятно, не только дистанцировался от лютеран-остзейцев, но и хотел отметить важное для эстонского самосознания событие: переход власти в ревельской городской думе в руки гласных-эстонцев.

Потому, возможно, проект не нашел особой поддержки у высшего церковного начальства. А собственных средств, для строительства гигантского, рассчитанного на девять тысяч прихожан храма, у эстонского населения Ревеля пока еще не было. Проект был отложен на будущее.

К идее строительства Павловской церкви удалось вернуться лишь спустя два десятилетия – в 1927 году. Архитектура эпохи модерна к тому времени выглядела уже безнадежно устаревшей, а значит подошло время провозглашать новый конкурс.

На этот раз к перспективе строительства нового сакрального объекта подошли почти на государственном уровне. В нем видели не просто место молитвы, но и памятник обретению независимости. На страницах газет будущую церковь называли, порой, «Церковью Свободы».
С самого начала было определено место строительства – перекресток улиц Крейцвальди и Гонсиори. Последнюю в ту пору планировали расширить, превратив в новый проспект, который соединил бы центр столицы с Кадриоргом.

Самая современная

На новом своем месте Павловская церковь должна была играть особую роль. Ей предстояло стать композиционной доминантой не только представительной площади, которую намеревались создать на месте Полицейского сада, но и самого современного района столицы.

Подчеркнуто современными виделись и формы будущего храма. Проект местных архитекторов Эдерберга и Отлоота, решенный в духе национального романтизма был отметен как старомодный. За более отвечающим духу времени вариантом было решено, как и в 1906 году, обратиться к северным соседям.

Среди специалистов до сих пор нет однозначного мнения – был ли автором окончательного варианта проекта церкви апостола Павла эстонский архитектор Эдгар Йохан Куузик или же его финский коллега Юрьё Васкинен. В пользу второго говорит его схожесть с выстроенной тем же архитектором кирхой в городе Тампере.

Решенная в духе перехода от функционализма двадцатых годов к «парадной архитектуре» тридцатых церковь была торжественно заложена в 1931 году. Дата для начала работ была, скажем прямо, не самая подходящая – Эстония переживала последствия мирового экономического кризиса.

Работы шли не спеша: первый этаж удалось завершить лишь к…1940 году. Несложно догадаться, что он же оказался и последним: после присоединения Эстонии к Советскому союзу строительство и вовсе остановилось, а после войны перекрытое временной крышей строение приспособили под склад.

Загадочно-монументальный «обрубок» из «дикого» плитняка простоял до 1967 года. С момента его сноса минуло пять лет – и на месте так и невстроенной церкви встали корпуса тогдашней гостиницы «Кунгла».

* * *

Каким окажется архитектурный облик будущей церкви в Мустамяэ – загадывать пока рано.

Хочется верить: внешне и внутренне она окажется не менее оригинальной, чем ее предшественницы, спроектированные в первой половине ХХ века. А судьба ее сложиться куда как счастливее, чем y них.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Необычный Таллин. Январь 2018

За несколько часов до этого момента, увезли последний разобранный домик с Рождественского рынка, который царствовал тут почти два месяца. И ...

Читать дальше...

Перед отправкой на фронт бойцов I Ревельского русского партизанского отряда приветствовал на главной площади столицы генерал Йохан Лайдонер.

Бело-сине-красный шеврон над сине-черно-белым щитком: русский вклад в Освободительную войну Эстонии

Участие русского населения Эстонской Республики в вооруженной борьбе за независимость — не столь отдаленная, но до сих пор малоизвестная страница ...

Читать дальше...

Ревельский стражник — туристам: встретим Вас в объятиях — сердечно, с теплом

Ревельский стражник, котрый несёт свою службу круглый год в сердце Старого Таллина на Ратушной площади, обратился к гостям столицы Эстонии:  — Городской стражник Ревеля ...

Читать дальше...

Первая встреча героев Ханса Кристиана Андерсена в интерьерах таллиннских улиц состоялась благодаря книжным иллюстрациям работы Валерия Алфеевского.

Три сказочных визита: Снежная королева в Таллинне

Полвека назад для десятков миллионов человек Таллинн стал однозначным синонимом зимней сказки — на экраны вышел художественный фильм «Снежная королева». Город, ...

Читать дальше...

Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда-то в усадьбе Вана-Вигала жил барон, в чьем услужении было множество духов. Поехал он однажды в Таллинн через озеро Юлемисте. Барон строго-настрого запретил кучеру оглядываться во время езды по воде. Карета мчалась как по зеркалу. Когда она приблизилась к берегу, где было мелко, кучер все-же посмотрел назад. К своему великому изумлению он увидел, что вокруг кареты суетились духи, - слуги Вана-Вигалаского барона: они переносили доски из-за колес кареты и ставили их впереди нее - так они строили мост, по которому ехала карета. Как только кучер оглянулся, карета с упряжкой лошадей провалилась в воду. Но так как берег был совсем близко, кони вытащили карету на сушу и никто не утонул.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!