А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Таллинн - всегда был и остается одним из старейших ганзейских городов, справедливо величая себя одним из «прекрасно сохранившихся средневековых европейских городов», прекрасно сочетая средневековые церкви и дома в готическом стиле с современной инфраструктурой.
Хроники Таллина
Говорят так:
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1311 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Разговоры о строительстве в Мустамяэ новой лютеранской церкви – повод вспомнить историю самого многострадального, пожалуй, памятника сакральной архитектуры Таллинна: Павловскую кирху.

Здания, как и люди, имеют разную судьбу.

Одним суждено простоять не одно столетие, другим – сохраниться в виде величественных руин.

Есть те, что сгинули без следа и те, которые так и не сошли с проектных чертежей, навсегда оставшись достоянием «бумажной архитектуры».

Но удивительнее всего, пожалуй, судьба тех, которые начали сооружаться, по той или иной причине остались недостроенными, а затем – были разобраны, словно их никогда не существовало.

Таллиннская Павловская церковь относится к категории последних: если бы не стечение обстоятельств, она могла отмечать в нынешнем году юбилей – либо восьмидесятилетие, либо сто пять лет своего основания.

Долгое признание 

Сложно сказать почему, но среди прочих небесных покровителей апостол Павел у жителей средневекового Ревеля особой популярностью не пользовался.

Резные его изображения в убранстве алтарей старейших таллиннских храмов отыскать можно, но вот посвященной ему церкви не построили ни в датское, ни в орденское, ни в шведское время.

Очередь «апостола язычников», как называет Павла церковная традиция, подошла в Таллинне лишь в середине XIX столетия. Тогда, на месте руин бывшего доминиканского монастыря на улице Вене, был построен костел, посвященный святым Петру и Павлу.

Стоит, однако, отметить, что церковь была предназначена для удовлетворения духовных чаяний не местного населения, а военнослужащих: офицеров морского флота Российской Империи, среди которых хватало поляков.

Окончательная же «прописка» Павла в семье почитаемых таллиннцами святых состоялась, пожалуй, чуть более ста лет тому назад: в 1905 году Консисторией евангелическо-лютеранской церкви Эстляндской губернии был зарегистрирован новый приход – Павловский.

Национальный аспект

Хотя старейшие документы, относящиеся к деятельности нового церковного прихода, датируются 1904 годом, официальным годом его рождения считается следующий – 1905-й.

Виной тому – не просто растянувшаяся бюрократическая процедура. Дело в том, что в 1905 году в Российской империи был принят закон о свободе вероисповедания. Среди прочего он разрешал возвращаться к былой конфессии тем, кто по той или иной причине принял православие.

Принявших в последней четверти XIX века «царскую веру» было в Эстляндии достаточно: в эпоху Национального пробуждения эстонцы охотно прощались с «баронской верой», то есть – лютеранством. Однако разочарование, вызванное политикой русификации, обернулось и желанием выйти из-под крыла «государевой» религии.

Регистрация нового лютеранского прихода, состоящего, почти полностью, из эстонцев, вдохнуло новую жизнь в планы строительства в Ревеле новой церкви – чисто «эстонской» как по этническому составу прихожан, так и по облику.

Разговоры о необходимости ее сооружения впервые возникли еще в 1899 году – выстроенные за четверть века до того Яанова и Карловская церкви выглядели, как считалось, «слишком немецкими».

Тартуское знакомство 

Сто пять лет тому назад эстонская общественность торжествовала: в Тарту, колыбели национального духа, было торжественно открыто первое здание, построенное специально для нужд труппы профессиональных актеров-эстонцев.

Здание театра «Ванемуйне» и обликом, и своим происхождением было полностью свободно от немецкой опеки: спроектировал его не местный архитектор, а представитель родственного эстонцам народа, финский зодчий Армас Линдгрен.

По всей вероятности именно на торжественной церемонии в Тарту с ним познакомился и Александер Капп – настоятель таллиннского прихода апостола Павла. Знакомство оказалось не «шапочным»: уже в начале осени 1906 года Линдгрен получил заказ на проектирование новой церкви.

С заказом он справился до конца того же года. Результат превзошел самые смелые ожидания: даже одного взгляда на проект достаточно, чтобы убедиться – над ним работал настоящий корифей архитектуры.

Венеция и Вена 

Примечательно, что в тот момент, когда подписанный Линдгреном проект уже был доставлен из Гельсингфорса в Ревель, будущее место строительства Павловской церкви было еще не определено.

Вариантов предлагалось несколько. Одним будущий храм виделся в непосредственной близости от Старого города – на холме Тынисмяги. Другие, напротив, считали, что строить его надо в гордом отдалении от вотчины бюргеров-остзейцев – на Ласнамяги. Существовали и иные варианты – например Полицейский огород на месте нынешнего Полицейского сада.

Будущий храм архитектор видел решенным в формах так называемой «национальной» (она же «северная») разновидности стиля модерн. При этом в облике сооружения явно читались реминисценции как новейших архитектурных веяний, реализуемых на рубеже столетий венским архитектором Отто Вагнером, так и «цитат» из средневековой архитектуры.

К последним принадлежала устремленная в небо стодесятиметровая башня – чуть ниже шпиля Олевисте. Своим силуэтом она напоминала колокольню венецианского собора Святого Марка и сходство это еще более подчеркивал массивный купол, перекрывающий зад для богослужения.

Храм Свободы

Строительством решенной в архитектурных формах, не имеющих аналогов в местном сакральном зодчестве церкви приход апостола Павла, вероятно, не только дистанцировался от лютеран-остзейцев, но и хотел отметить важное для эстонского самосознания событие: переход власти в ревельской городской думе в руки гласных-эстонцев.

Потому, возможно, проект не нашел особой поддержки у высшего церковного начальства. А собственных средств, для строительства гигантского, рассчитанного на девять тысяч прихожан храма, у эстонского населения Ревеля пока еще не было. Проект был отложен на будущее.

К идее строительства Павловской церкви удалось вернуться лишь спустя два десятилетия – в 1927 году. Архитектура эпохи модерна к тому времени выглядела уже безнадежно устаревшей, а значит подошло время провозглашать новый конкурс.

На этот раз к перспективе строительства нового сакрального объекта подошли почти на государственном уровне. В нем видели не просто место молитвы, но и памятник обретению независимости. На страницах газет будущую церковь называли, порой, «Церковью Свободы».
С самого начала было определено место строительства – перекресток улиц Крейцвальди и Гонсиори. Последнюю в ту пору планировали расширить, превратив в новый проспект, который соединил бы центр столицы с Кадриоргом.

Самая современная

На новом своем месте Павловская церковь должна была играть особую роль. Ей предстояло стать композиционной доминантой не только представительной площади, которую намеревались создать на месте Полицейского сада, но и самого современного района столицы.

Подчеркнуто современными виделись и формы будущего храма. Проект местных архитекторов Эдерберга и Отлоота, решенный в духе национального романтизма был отметен как старомодный. За более отвечающим духу времени вариантом было решено, как и в 1906 году, обратиться к северным соседям.

Среди специалистов до сих пор нет однозначного мнения – был ли автором окончательного варианта проекта церкви апостола Павла эстонский архитектор Эдгар Йохан Куузик или же его финский коллега Юрьё Васкинен. В пользу второго говорит его схожесть с выстроенной тем же архитектором кирхой в городе Тампере.

Решенная в духе перехода от функционализма двадцатых годов к «парадной архитектуре» тридцатых церковь была торжественно заложена в 1931 году. Дата для начала работ была, скажем прямо, не самая подходящая – Эстония переживала последствия мирового экономического кризиса.

Работы шли не спеша: первый этаж удалось завершить лишь к…1940 году. Несложно догадаться, что он же оказался и последним: после присоединения Эстонии к Советскому союзу строительство и вовсе остановилось, а после войны перекрытое временной крышей строение приспособили под склад.

Загадочно-монументальный «обрубок» из «дикого» плитняка простоял до 1967 года. С момента его сноса минуло пять лет – и на месте так и невстроенной церкви встали корпуса тогдашней гостиницы «Кунгла».

* * *

Каким окажется архитектурный облик будущей церкви в Мустамяэ – загадывать пока рано.

Хочется верить: внешне и внутренне она окажется не менее оригинальной, чем ее предшественницы, спроектированные в первой половине ХХ века. А судьба ее сложиться куда как счастливее, чем y них.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!