А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Как известно, война была излюбленным занятием в эпоху средневековья. Однако не все башни занимались истреблением людей. Некоторые из крепостных строений несли на своих могучих плечах тяжкое бремя функций воспитания, по мере сил стараясь сеять в народе разумное, доброе, вечное. В этой связи нельзя не упомянуть Девичью башню. Это в других местах вам расскажут романтичные истории о принцессе, заточенной непреклонным отцом в высокую башню-темницу, откуда нельзя сбежать, и ее последнем прыжке навстречу свободе. В Таллинне все было намного прозаичнее: в этой башне находилась тюрьма для девиц легкого поведения и падших женщин.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Один из первых многоквартирных жилых домов Таллинна готовится встретить столетний юбилей.

Любителей сенсаций и очевидных ассоциаций разочаруем: речь идет не об американских президентах.

Джордж Буш-старший с Джорджем Бушем-младшим тут не при чем. Равно как немецкий певец-антифашист Эрнст Буш и его земляк – «отец комиксов», художник-литератор Вильгельм Буш.

Похвастаться сравнимой с ними знаменитостью герой нашего рассказа не может. Но не было, пожалуй, в Ревеле столетней давности человека, который не знал бы его – журналиста, издателя, книготорговца, домовладельца Августа Буша.

Парень из Кейла

1. Первоначальный проект дома Буша, созданный в 1911 году Жаком Розенбаумом.

К заокеанским однофамильцам таллиннский Буш отношения не имел, но карьеру сделал вполне в духе «американской мечты».

Судите сами: родился он 23 марта 1868 года в окрестностях Кейла. Деревенскими богачами родители его не числились: в частной школе господина Кентманна, а затем – в Ревельском элементарном уездном училище обучался он в буквальном смысле этих слов на медные деньги.

Семнадцатилетним юношей, не имея за плечами даже среднего образования, он устраивается корреспондентом в тартускую газету Postimees. Но на берегах Эмайыги у Буша что-то не сложилось: два года спустя он возвращается в Таллинн и нанимается на работу в местное еженедельное издание Valgus.

В 1888 году Буш решается на рискованный шаг: выкупает у Александра Эдуарда Брандта книжный магазин – первый в Ревеле, торгующий исключительно эстонской литературой. Правда, записывает он его на имя отца – журналисту, избравшему маску «маленького человека», слава предпринимателя пока ни к чему.

Проходит еще пять лет – и необходимость в подобном «маскараде» исчезает. Буш не только переоформляет на себя книжный магазин, но и совершает еще одну знаковую сделку: приобретает у разорившегося тартуского издателя газету Eesti Postimees и переводит ее редакцию в Таллинн.

Дела у Буша идут настолько хорошо, что он решает попробовать себя не только на издательском поприще, но и в сфере недвижимости: среда для этого в Ревеле начала ХХ века складывалась самая подходящая.

Второй Манчестер 

«Таллинн превращается во второй Манчестер, ура!» – оптимистично писал чуть более ста лет тому назад будущий классик эстонской литературы Эдуард Вильде.

Если быть дотошным, то сравнивать Ревель рубежа XIX-ХХ веков было бы справедливее с Глазго: наиболее бурно в городе развивалась не текстильная, а металлообрабатывающая промышленность. Планы создания на полуострове Копли судостроительных верфей переходили из области разговоров в плоскость реальности.

Стремительно росло население города. И если в предшествующие десятилетия рост этот был обеспечен преимущественно малоквалифицированной рабочей силой – вчерашними крестьянами, приходившими на фабрики и заводы – то теперь в немецком доселе Ревеле начинает формироваться новая прослойка – эстонский «средний класс».

Ютиться в рабочих казармах или крохотных квартирках деревянных домов новоиспеченные учителя, врачи, инженеры, присяжные поверенные и владельцы магазинов были не согласны. Приобретать вчерашнюю дачу где-нибудь в Кадриорге и перестраивать ее под виллу было по карману не всем.

Становилось очевидно: город все больше начинает нуждаться в жилье нового типа – представительном, не слишком дорогом, но отвечающем самым последним требованиям удобства и комфорта.

Таким жильем на рубеже столетий считался многоквартирный доходный дом. Их-то в Ревеле не хватало катастрофически.

Два мастера

Август Буш занялся не просто реализацией очередного коммерческого проекта, но и поставил перед собой почти «идеологическую» цель: показать, что эстонцы не просто составляют ощутимое большинство жителей города, но и умеют подчеркнуть свое национальное достоинство языком архитектуры.

Задача эта была не из легких. Собственная городская архитектурная традиция у эстонцев не сложилось. Копировать стили былых стран и эпох не хотелось. Особенно – Бушу, с 1896 года возглавлявшему общество «Эстония» и принимавшему активное участие в организации VI певческого праздника.

Национальные симпатии эстонцев издавна были направлены на север – к Финляндии. Тем более, что финны, так же, как и эстонцы не преуспевшие в создании национального архитектурного стиля, успели создать его в конце XIX века. Речь идет о финском или северном модерне – суровом, тяжеловесном, театрально-архаичном.

Весной 1911 года Буш заказал проект будущего доходного дома у одного из наиболее популярных в ту пору ревельских архитекторов – остзейца Жака Розенбаума. И хотя выполненная им работа вполне отвечала духу финского модерна, заказчик, по какой-то причине, остался ею неудовлетворен.

Проектирование Буш перепоручил своему соплеменнику – архитектору Карлу Бурману, недавно выстроившему самое «эстонское» здание города: дом спортобщества «Калев» в Пирита.

Только для житья 

Проект дома Буша был утвержден весной 1911 года, строительные работы начались летом, а к началу зимы дом был подведен под крышу.

Все было в нем непривычно. И величественный фасад, и непривычные еще для основной массы горожан водопровод, канализация и ванна в каждой из пятикомнатных квартир и даже само месторасположение дома: улица Татари, тогдашняя окраина.

Идя навстречу потенциальным квартиросъемщикам, архитектор оставил перед домом пространство для обустройства палисадника. Не забыл проектировщик о самом себе – на пятом, мансардном, этаже он обустроил обширное, полное естественного уличного освещения ателье: здесь расположился рабочий кабинет самого архитектора Бурмана.

Забегая вперед, можно отметить, что на отсутствие знаменитых жильцов дому Буша жаловаться не приходилось. В разное время здесь жили такие фигуры, как, например, художник Антс Лайкмаа, один из строителей Транссибирской магистрали, а впоследствии – министр путей сообщения ЭР Карл Ипсберг. И, конечно же, сам домовладелец – Август Буш.

Впрочем, богатой публики, готовой жить на улице Татари, — по свидетельству прессы начала века, среди «царства дощатых заборов, огородов и одиноких фонарей, едва перемигивающихся друг с другом», — было в Ревеле немного. В 1916 году Городская дума даже предлагала выкупить здание у владельца и разместить в нем Художественно-ремесленное училище.

Идея эта встретила отпор, прежде всего у архитектора Бурмана. «Я проектировал дом Буша, прежде всего, как жилой дом, – писал он на страницах газеты Päevaleht. – Типичной чертой жилого дома является, как известно, интимность. Интимность, как во внешнем облике, так и во внутреннем облике и композиции».

«Представьте теперь себе, что получится, если этот интимный дом перестроить совершенно для иных нужд, – продолжал он. – Дом Буша, и снаружи, и внутри создан для житья и только для житья…».

Закат

Сложно сказать, возымел ли силу страстный призыв архитектора или сыграли свою роль какие-то иные факторы, но от превращения дома Буша в учебное заведение городские власти отказались.

Шли годы. Из далекой окраины улица Татари превратилась в респектабельный район, населенный, преимущественно, интеллигенцией. Правда, на внешнем ее облике перемены эти сказались не слишком – дом Буша по-прежнему возвышался над ней, словно Гулливер над лилипутами.

Карьера же самого Буша стала незаметно клониться к закату. Принадлежавшая ему газета стала проигрывать более острым изданиям. Приобретенная типография перестала приносить былой доход. Да и здоровье стало сдавать – в 1913 году он был вынужден отойти от привычных дел.

Через два года он навсегда покидает Таллинн: продав свой бизнес, он переселяется в сельскую местность, где посвящает себя земледелию. Но и в деревне его преследуют неудачи: вначале пожар уничтожает зерновые амбары, затем – усадьбу. Семейные ссоры окончательно надломили Буша.

Не слишком «вписался» Буш и в новую политическую реальность. В 1921 году он публикует сборник, посвященный ходу земельной реформы. Его название говорит само за себя: «Хватит разрушения и произвола! Публичные письма Госконтролю и правительству Республики».

Изданный в середине двадцатых годов «Эстонский биографический словарь» даже затрудняется назвать точную дату смерти легендарной личности. Лишь позднее удалось выяснить, что скончался Август Буш в 1923 году.

* * *

Не иначе как «закатом» можно охарактеризовать и нынешнее состояние дома Буша: многочисленные претенденты на наследство никак не могу решить, кому же принадлежит недвижимость по адресу Татари, 21b.

Когда и чем окончатся эти споры – предрекать сложно. Очевидно одно – имя Августа Буша, равно как и носящий его фамилию в неофициальной топонимике дом, навсегда принадлежит Таллинну.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Рождение озера Юлемисте: На берегу озера Юлемисте стоит и в наши дни господский дом поместья Мыйгу. Рассказывают, будто в стародавние времена на месте Юлемисте было помещичье поле, и что мол под водой до сих пор отчетливо видны каменные ограды, межевые камни. Дно озера хорошо просматривается, так как глубина его невелика.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!