А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Почему башня носит такое интересное название «Кик-ин-де-Кек» - "Загляни в кухню"? Один средневековый воин служил в этой башне, а его работа заключалась в том, что он был дозорный. Он смотрел, как бы враги не приблизились к городу. Однажды случилось так, что он задержался наверху башни, ему было холодно, он хотел есть. А в это время его жена готовила ужин . Их дом располагался неподалеку от башни. Мужчина ходил, наблюдал... и... и посмотрел вниз и увидел, что вся кухня его жены просматривается сверху. Он увидел, что жена готовила ему на ужин. Когда он сдал пост и вернулся домой, то сразу сказал жене, что она приготовила ему. Женщина очень растерялась и удивилась, ведь муж угадал. А мужчина заявил, что он теперь всегда будет знать, что жена ему готовит, что у него открылся такой дар... что жена не сможет ничем его удивить. Но он не рассказал жене, откуда он знает, что она стряпала ему поесть. Так и повелось... жена проявляла все свои кулинарные таланты, готовила всевозможные деликатесы и необычные блюда. И каждый раз, муж, приходя домой, заявлял жене, что он знает, что будет на обед или ужин. И называл это блюдо своей жене. Женщина потеряла покой. С тех пор башня так и называется - "Загляни в кухню" или «Окно в кухню».
Хроники Таллина
Говорят так:
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1299 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Один из первых многоквартирных жилых домов Таллинна готовится встретить столетний юбилей.

Любителей сенсаций и очевидных ассоциаций разочаруем: речь идет не об американских президентах.

Джордж Буш-старший с Джорджем Бушем-младшим тут не при чем. Равно как немецкий певец-антифашист Эрнст Буш и его земляк – «отец комиксов», художник-литератор Вильгельм Буш.

Похвастаться сравнимой с ними знаменитостью герой нашего рассказа не может. Но не было, пожалуй, в Ревеле столетней давности человека, который не знал бы его – журналиста, издателя, книготорговца, домовладельца Августа Буша.

Парень из Кейла

1. Первоначальный проект дома Буша, созданный в 1911 году Жаком Розенбаумом.

К заокеанским однофамильцам таллиннский Буш отношения не имел, но карьеру сделал вполне в духе «американской мечты».

Судите сами: родился он 23 марта 1868 года в окрестностях Кейла. Деревенскими богачами родители его не числились: в частной школе господина Кентманна, а затем – в Ревельском элементарном уездном училище обучался он в буквальном смысле этих слов на медные деньги.

Семнадцатилетним юношей, не имея за плечами даже среднего образования, он устраивается корреспондентом в тартускую газету Postimees. Но на берегах Эмайыги у Буша что-то не сложилось: два года спустя он возвращается в Таллинн и нанимается на работу в местное еженедельное издание Valgus.

В 1888 году Буш решается на рискованный шаг: выкупает у Александра Эдуарда Брандта книжный магазин – первый в Ревеле, торгующий исключительно эстонской литературой. Правда, записывает он его на имя отца – журналисту, избравшему маску «маленького человека», слава предпринимателя пока ни к чему.

Проходит еще пять лет – и необходимость в подобном «маскараде» исчезает. Буш не только переоформляет на себя книжный магазин, но и совершает еще одну знаковую сделку: приобретает у разорившегося тартуского издателя газету Eesti Postimees и переводит ее редакцию в Таллинн.

Дела у Буша идут настолько хорошо, что он решает попробовать себя не только на издательском поприще, но и в сфере недвижимости: среда для этого в Ревеле начала ХХ века складывалась самая подходящая.

Второй Манчестер 

«Таллинн превращается во второй Манчестер, ура!» – оптимистично писал чуть более ста лет тому назад будущий классик эстонской литературы Эдуард Вильде.

Если быть дотошным, то сравнивать Ревель рубежа XIX-ХХ веков было бы справедливее с Глазго: наиболее бурно в городе развивалась не текстильная, а металлообрабатывающая промышленность. Планы создания на полуострове Копли судостроительных верфей переходили из области разговоров в плоскость реальности.

Стремительно росло население города. И если в предшествующие десятилетия рост этот был обеспечен преимущественно малоквалифицированной рабочей силой – вчерашними крестьянами, приходившими на фабрики и заводы – то теперь в немецком доселе Ревеле начинает формироваться новая прослойка – эстонский «средний класс».

Ютиться в рабочих казармах или крохотных квартирках деревянных домов новоиспеченные учителя, врачи, инженеры, присяжные поверенные и владельцы магазинов были не согласны. Приобретать вчерашнюю дачу где-нибудь в Кадриорге и перестраивать ее под виллу было по карману не всем.

Становилось очевидно: город все больше начинает нуждаться в жилье нового типа – представительном, не слишком дорогом, но отвечающем самым последним требованиям удобства и комфорта.

Таким жильем на рубеже столетий считался многоквартирный доходный дом. Их-то в Ревеле не хватало катастрофически.

Два мастера

Август Буш занялся не просто реализацией очередного коммерческого проекта, но и поставил перед собой почти «идеологическую» цель: показать, что эстонцы не просто составляют ощутимое большинство жителей города, но и умеют подчеркнуть свое национальное достоинство языком архитектуры.

Задача эта была не из легких. Собственная городская архитектурная традиция у эстонцев не сложилось. Копировать стили былых стран и эпох не хотелось. Особенно – Бушу, с 1896 года возглавлявшему общество «Эстония» и принимавшему активное участие в организации VI певческого праздника.

Национальные симпатии эстонцев издавна были направлены на север – к Финляндии. Тем более, что финны, так же, как и эстонцы не преуспевшие в создании национального архитектурного стиля, успели создать его в конце XIX века. Речь идет о финском или северном модерне – суровом, тяжеловесном, театрально-архаичном.

Весной 1911 года Буш заказал проект будущего доходного дома у одного из наиболее популярных в ту пору ревельских архитекторов – остзейца Жака Розенбаума. И хотя выполненная им работа вполне отвечала духу финского модерна, заказчик, по какой-то причине, остался ею неудовлетворен.

Проектирование Буш перепоручил своему соплеменнику – архитектору Карлу Бурману, недавно выстроившему самое «эстонское» здание города: дом спортобщества «Калев» в Пирита.

Только для житья 

Проект дома Буша был утвержден весной 1911 года, строительные работы начались летом, а к началу зимы дом был подведен под крышу.

Все было в нем непривычно. И величественный фасад, и непривычные еще для основной массы горожан водопровод, канализация и ванна в каждой из пятикомнатных квартир и даже само месторасположение дома: улица Татари, тогдашняя окраина.

Идя навстречу потенциальным квартиросъемщикам, архитектор оставил перед домом пространство для обустройства палисадника. Не забыл проектировщик о самом себе – на пятом, мансардном, этаже он обустроил обширное, полное естественного уличного освещения ателье: здесь расположился рабочий кабинет самого архитектора Бурмана.

Забегая вперед, можно отметить, что на отсутствие знаменитых жильцов дому Буша жаловаться не приходилось. В разное время здесь жили такие фигуры, как, например, художник Антс Лайкмаа, один из строителей Транссибирской магистрали, а впоследствии – министр путей сообщения ЭР Карл Ипсберг. И, конечно же, сам домовладелец – Август Буш.

Впрочем, богатой публики, готовой жить на улице Татари, — по свидетельству прессы начала века, среди «царства дощатых заборов, огородов и одиноких фонарей, едва перемигивающихся друг с другом», — было в Ревеле немного. В 1916 году Городская дума даже предлагала выкупить здание у владельца и разместить в нем Художественно-ремесленное училище.

Идея эта встретила отпор, прежде всего у архитектора Бурмана. «Я проектировал дом Буша, прежде всего, как жилой дом, – писал он на страницах газеты Päevaleht. – Типичной чертой жилого дома является, как известно, интимность. Интимность, как во внешнем облике, так и во внутреннем облике и композиции».

«Представьте теперь себе, что получится, если этот интимный дом перестроить совершенно для иных нужд, – продолжал он. – Дом Буша, и снаружи, и внутри создан для житья и только для житья…».

Закат

Сложно сказать, возымел ли силу страстный призыв архитектора или сыграли свою роль какие-то иные факторы, но от превращения дома Буша в учебное заведение городские власти отказались.

Шли годы. Из далекой окраины улица Татари превратилась в респектабельный район, населенный, преимущественно, интеллигенцией. Правда, на внешнем ее облике перемены эти сказались не слишком – дом Буша по-прежнему возвышался над ней, словно Гулливер над лилипутами.

Карьера же самого Буша стала незаметно клониться к закату. Принадлежавшая ему газета стала проигрывать более острым изданиям. Приобретенная типография перестала приносить былой доход. Да и здоровье стало сдавать – в 1913 году он был вынужден отойти от привычных дел.

Через два года он навсегда покидает Таллинн: продав свой бизнес, он переселяется в сельскую местность, где посвящает себя земледелию. Но и в деревне его преследуют неудачи: вначале пожар уничтожает зерновые амбары, затем – усадьбу. Семейные ссоры окончательно надломили Буша.

Не слишком «вписался» Буш и в новую политическую реальность. В 1921 году он публикует сборник, посвященный ходу земельной реформы. Его название говорит само за себя: «Хватит разрушения и произвола! Публичные письма Госконтролю и правительству Республики».

Изданный в середине двадцатых годов «Эстонский биографический словарь» даже затрудняется назвать точную дату смерти легендарной личности. Лишь позднее удалось выяснить, что скончался Август Буш в 1923 году.

* * *

Не иначе как «закатом» можно охарактеризовать и нынешнее состояние дома Буша: многочисленные претенденты на наследство никак не могу решить, кому же принадлежит недвижимость по адресу Татари, 21b.

Когда и чем окончатся эти споры – предрекать сложно. Очевидно одно – имя Августа Буша, равно как и носящий его фамилию в неофициальной топонимике дом, навсегда принадлежит Таллинну.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Заглядывать в чужие окна – не слишком культурно. Заглянуть же в историю таллиннских окон – как минимум небезынтересно.

От трилистника до... стены: биография таллиннских окон

Сочлененное с готическим порталом средневековое окно в каменной раме можно отыскать даже на фасадах зданий, до неузнаваемости перестроенных в последующие ...

Читать дальше...

Главный акцент интерьера часовни в башне городской стены – изображение девы Марии – выполнен художником Андреем Стасевским и каллиграфом Татьяной Яковлевой.

От грозного Марса до Девы Марии: метаморфозы башни Грусбекетагуне

Первый ярус одной из башен таллиннской городской стены превратился в уникальный культовый и культурный объект. То, что расположенная поблизости башня крепостной ...

Читать дальше...

Обложка альбома «Георг Отс – 100», выпущенного в нынешний юбилейный год.

Еще раз о Георге Отсе: портрет в жанре альбома

Альбом «Георг Отс – 100», выпущенный таллиннским издательством «Александра», – достойный аккорд юбилейного года, посвященного столетию со дня рождения легендарного ...

Читать дальше...

Сцена из второго акта современной постановки «Верной Аргении». 2011 год.

«Верная Аргения» в зале Большой гильдии

Триста сорок лет тому назад – в ноябре 1680 года – таллиннцы впервые познакомились с оперным искусством. Событие, вне сомнения, примечательное, ...

Читать дальше...

Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!