А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Раньше на улицах Ревеля не было освещения; в любой момент на голову прохожего из окна могли выплеснуть помои. Мостовые были без тротуаров, пешеходы, заслышав цокот копыт и грохот колес, жались к стенам. На ночь улицы перегораживались цепями, чтобы злоумышленники не могли ускользнуть от дозора. На башнях перекликалась стража. О благоустройстве родного города жители начали задумываться довольно рано: по крайней мере с 1360 года владелец дома должен был подметать перед своим жилищем. За чистотой улиц и рынков следили уличные подметальщики.
Хроники Таллина
Говорят так:
На улице Ратаскаэву (Колесного колодца) жил некий легкомысленный домовладелец, который промотал все свое состояние. Однажды ночью, потеряв надежду поправить свои дела, он решил покончить с собой. В эту роковую минуту в дом к нему постучался неизвестный и попросил позволения устроить следующей ночью на верхнем этаже его дома свадебный пир. Незнакомец, посулил за это несчастному хозяину несметные богатства, но при одном условии - никто не должен подслушивать и подсматривать, иначе того постигнет смерть. Домовладелец принял предложение. Вечером следующего дня к подъезду дома на Ратаскаэву начали съезжаться роскошные кареты, в окнах верхнего этажа зажглись яркие огни, заскрипела лестница, будто по ней поднималось огромное число людей. Из верхней залы доносились звуки чудесной музыки, весь дом ходил ходуном - казалось, плясали тысячи гостей. Но едва колокола на городских башнях пробили час ночи, как погасли огни на верхнем этаже, и все стихло. Наваждение исчезло. Домовладелец же, еще накануне весь в долгах и думавший покинуть сей бренный мир, сказочно разбогател за ночь и стал кутить пуще прежнего. Правда, внезапно умер его слуга, который успел признаться перед смертью священнику, что был тайным свидетелем свадьбы черта в доме своего хозяина. Черт справляет так свадьбу, - поведал священнику несчастный.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1311 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Триста лет тому назад Таллинн впервые посетил российский самодержец.

Немудреная присказка «Петр I – всюду первый» находит в таллиннской истории очередное подтверждение.

Действительно: повидать город со стороны – точнее, с холма Тынисмяги, где стояли батареи осаждавших город в Ливонскую войну русских пушкарей – довелось еще Ивану Грозному.

Но побывать в самом городе с официальным визитом впервые довелось только Петру Великому – в декабре 1711 года.

Хозяйским взором 


В хронологии петровских приездов Таллинн явно проигрывает своим ближайшим соседям.

И в Нарве, и в Тарту, и даже в Нарва-Йыесуу Петру довелось побывать за несколько лет до того, как его ботфорты впервые коснулись мостовых таллиннских улиц. А Пярну монарх посетил буквально за несколько дней до приезда в Таллинн.

Раньше чем в столице современной Эстонии самодержец побывал в Вильно и Риге – в предместьях последней ему, кстати, удалось побывать даже в ту пору, когда город принадлежал шведской короне и не самый радушный прием со стороны местных властей даже послужил одним из формальных поводов к началу Северной войны.

Но тем и примечателен Таллинн, что Петр впервые посетил его не в качестве участника направляющейся за рубеж дипломатической миссии и не в роли полководца, триумфально въезжающего в сдающийся ему город. Нет: сюда он прибыл рачительным хозяином, обозревающим владения, недавно ставшие его собственностью.

И хотя до подписания мира со Швецией оставалось долгое десятилетие, и статус покоренных остзейских провинций юридически был еще не уяснен окончательно, Петр направлялся в конце 1711 года в Ревель в твердой уверенности: его здесь ждут.

Пристойный вид 

Скажем прямо: три столетия тому облик Ревеля был для визита главы государства далеко не самый подходящий.

Осада 1710 года, а пуще того – ее недобрая спутница чума – сократила численность населения почти на шестьдесят процентов. Последствия эпидемии ощущались и после капитуляции: еще за несколько месяцев до визита Петра магистрат считал за лучшим продолжить посыпать улицы известью для «дезинфекции».

Жилища вымерших или бежавших в лихую годину за море семейств зияли провалами темных окон: недешевое по тем временам стекло успели растащить. Бывшие предместья встречали путника обгорелыми остовами срубов да высившимися над бывшими летними поместьями бюргеров печными трубами – застройку здесь было решено снести накануне осады.

Беспокоило отцов города и то, что разоренный и обезлюдивший город по-прежнему притягивал к себе сельский люд: за один только 1711 год в Ревеле поселилось более полусотни человек «низкого рода и неизвестного происхождения». Причем, позабыв о сословных приличиях, они, вчерашние мужики, переженились на горожанках и самовольно вселялись в покинутые дома.

Не слишком гладко складывались и отношения у потомков ганзейских купцов с представителями новой власти: назначенный комендантом Ревеля Василий Зотов попросту не владел…немецким языком и потому направляемые им в магистрат письма зачастую возвращались отправителю в нераспечатанном виде.

Однако перед лицом монарха не военная, не гражданская власть ударить лицом в грязь не желала: необходимо было применить все силы, дабы привести город в пристойный вид.

Царский прием 

Встречать монархов – и местных, и иноземных – доводилось Ревелю не раз.

Но нынешний визит должен был затмить предшествующие. Ведь от того, какое впечатление будет произведено на самодержца, в конечном счете, зависело будущее города – дарованные городу при капитуляции привилегии еще не были утверждены царем.

Не удивительно, что 13 декабря 1711 года встречать царственного гостя отправились не только праздные гуляки, но, в буквальном смысле этих слов, лучшие люди города. Члены магистратского суда и представители Эстляндского рыцарства отправили навстречу Петру делегацию: она встретила монарха у деревни Ядивере.

Восемьдесят километров от места встречи до Ревеля она сопровождала царя, а у моста через реку Пяэскюла гостя встретил конный эскорт Братства черноголовых. Под звуки духового оркестра, пушечный салют с башен Тоомпеа, звон церковных колоколов процессия въехала в город.

Воткнутые в снег по обочинам свежесрубленные елки прикрывали фасады зданий, превращая улицы в нарядные аллеи. Триумфальные арки перед воротами Тоомпеаского замка и на Ратушной площади были украшены гербом городским и гербом государственным.

Последний штрих в торжественное убранство добавляла иллюминация: прием, опробованный в Ревеле одиннадцать лет тому назад, при визите в город Карла XII. На углах зданий были подвешены масляные фонари, на подоконниках пылали свечи и плошки с жиром.

Легенда и быль 

Первый визит в Ревель Петра продлился четырнадцать дней – с 13 по 27 декабря.

В городском фольклоре две этих недели запомнились, чуть ли не как бесконечная череда пиров и приемов. Если верить преданиям, именно тогда царь впервые отведал полюбившиеся ему ревельские кильки, а старейшина братства Черноголовых спас репутацию города, мужественно проглотив свалившуюся в кубок с пивом мышь.

Доводилось слышать и более редкую легенду. Согласно ей, утомившийся от бесконечных торжеств правитель решил прогуляться по городу и забрел на западную окраину – туда, где высились пустующие постройки бывшего цистерцианского монастыря архистратига Михаила.

Узнав, что до военного лихолетья в этих стенах без малого восемьдесят последних лет располагалась городская гимназия, Петр поинтересовался, почему работа учебного заведения прервана? Кто-то из горожан поведал горькую правду: прошлогоднюю чуму пережили всего трое преподавателей, а ученики разбежались кто куда.

«Что за беда?! – воскликнул ценивший ученость монарх. – Были бы толковые учителя, а ученики найдутся!». И назавтра же, якобы, гимназические аудитории наполнились людом: по приказу царя сюда были согнаны солдаты, которым ничего не оставалось, как прилежно слушать лекции, читаемые испуганными профессорами на непонятном им языке…

Документальных подтверждений этой истории отыскать не удалось. Но факт остается фактом: уже в следующем, 1712 году, по личному распоряжению Петра в ревельскую гимназию было прислано из России три десятка юношей – обучаться немецкому.

Наглядное свидетельство

Потемневшая мемориальная доска до недавнего времени украшала собой фасад украшенного покоящимся на четырех колоннах балконом дома на нынешней площади Лосси.

Текст ее сообщал о том, что именно здесь, в бывшем доме вице-губернатора шведской Эстлнядии, генерала Антона фон Шлиппенбаха, Петр останавливался во время своего перового визита в Ревель.

Доске не повезло дважды: ее непосредственная предшественница, установленная, по устным сведениям, в двухсотую годовщину визита монарха – в декабре 1911 года – сгинула после революции. А сама она пала жертвой сверх меры ретивых реставраторов в конце девяностых годов.

Наглядных, «живых» свидетельств первого визита Петра в наш город сохранилось до обидного мало. Еще в середине XVIII века возникший от фейерверка пожар уничтожил так называемый «городской дворец» на улице Толли – царь повелел приобрести его в декабре 1711-го.

Ничего не сохранилось и от построек летней мызы, которую самодержец приобрел на берегу протекавшей некогда через город речки Харьяпеа — кто знает, не пади взгляд Петра через несколько лет на заболоченный луг у подножья Ласнамяги, может Кадриорг появился бы где-то на месте нынешнего таллиннского «сити»?

И все-таки одна таллиннская древность, имеющая к событиям декабря 1711 года самое непосредственное отношение, до наших дней дошла. Речь идет об иконе «Литургия Господня», хранящейся в Никольской церкви на улице Вене и с недавнего времени оказавшейся в центре внимания искусствоведов и историков.

Написанная, по всей вероятности, как раз к приезду в город российского самодержца она, словно зеркало отражает петровскую эпоху. И даже более того – конкретный исторический момент: бесславное окончание Прутского похода, обернувшегося для Росси рядом территориальных уступок Турции и утратой Черноморского флота.

* * *

Если истина о том, что первое впечатление – самое сильное, справедлива, то следует предположить: Ревель Петру приглянулся с первого взгляда.

Восемь раз после того, первого, побывал он в нашем городе. И не просто побывал, но и оставил след в его истории, культуре, искусстве.

Времена меняются: фигура царя-преобразователя не так популярна среди горожан, как сто лет тому назад. В отличие от декабря 1911 года нынешний трехвековой юбилей первого его визита в Ревель вряд ли будет удостоен особым вниманием.

Но даже скромная газетная публикация – повод не только вспомнить дела давно минувших дней. Но и один из излюбленных девизов самого Петра: «радуйся малому – тогда и большое придет».

Йосеф Кац
«Столица»

 











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!