Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Калевипоэг (сын Калева), в эстонской мифологии богатырь-великан. Первоначальный образ Калевипоэга — великан, с деятельностью которого связывались особенности географического рельефа: скопления камней, набросанных Калевипоэгом; равнины — места, где Калевипоэг скосил лес, гряды холмов — следы его пахоты, озёра — его колодцы, древние городища — ложа Калевипоэга и т. п. Калевипоэг также борец с нечистой силой, с притеснителями народа и с иноземными врагами.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Триста лет тому назад Таллинн впервые посетил российский самодержец.

Немудреная присказка «Петр I – всюду первый» находит в таллиннской истории очередное подтверждение.

Действительно: повидать город со стороны – точнее, с холма Тынисмяги, где стояли батареи осаждавших город в Ливонскую войну русских пушкарей – довелось еще Ивану Грозному.

Но побывать в самом городе с официальным визитом впервые довелось только Петру Великому – в декабре 1711 года.

Хозяйским взором 


В хронологии петровских приездов Таллинн явно проигрывает своим ближайшим соседям.

И в Нарве, и в Тарту, и даже в Нарва-Йыесуу Петру довелось побывать за несколько лет до того, как его ботфорты впервые коснулись мостовых таллиннских улиц. А Пярну монарх посетил буквально за несколько дней до приезда в Таллинн.

Раньше чем в столице современной Эстонии самодержец побывал в Вильно и Риге – в предместьях последней ему, кстати, удалось побывать даже в ту пору, когда город принадлежал шведской короне и не самый радушный прием со стороны местных властей даже послужил одним из формальных поводов к началу Северной войны.

Но тем и примечателен Таллинн, что Петр впервые посетил его не в качестве участника направляющейся за рубеж дипломатической миссии и не в роли полководца, триумфально въезжающего в сдающийся ему город. Нет: сюда он прибыл рачительным хозяином, обозревающим владения, недавно ставшие его собственностью.

И хотя до подписания мира со Швецией оставалось долгое десятилетие, и статус покоренных остзейских провинций юридически был еще не уяснен окончательно, Петр направлялся в конце 1711 года в Ревель в твердой уверенности: его здесь ждут.

Пристойный вид 

Скажем прямо: три столетия тому облик Ревеля был для визита главы государства далеко не самый подходящий.

Осада 1710 года, а пуще того – ее недобрая спутница чума – сократила численность населения почти на шестьдесят процентов. Последствия эпидемии ощущались и после капитуляции: еще за несколько месяцев до визита Петра магистрат считал за лучшим продолжить посыпать улицы известью для «дезинфекции».

Жилища вымерших или бежавших в лихую годину за море семейств зияли провалами темных окон: недешевое по тем временам стекло успели растащить. Бывшие предместья встречали путника обгорелыми остовами срубов да высившимися над бывшими летними поместьями бюргеров печными трубами – застройку здесь было решено снести накануне осады.

Беспокоило отцов города и то, что разоренный и обезлюдивший город по-прежнему притягивал к себе сельский люд: за один только 1711 год в Ревеле поселилось более полусотни человек «низкого рода и неизвестного происхождения». Причем, позабыв о сословных приличиях, они, вчерашние мужики, переженились на горожанках и самовольно вселялись в покинутые дома.

Не слишком гладко складывались и отношения у потомков ганзейских купцов с представителями новой власти: назначенный комендантом Ревеля Василий Зотов попросту не владел…немецким языком и потому направляемые им в магистрат письма зачастую возвращались отправителю в нераспечатанном виде.

Однако перед лицом монарха не военная, не гражданская власть ударить лицом в грязь не желала: необходимо было применить все силы, дабы привести город в пристойный вид.

Царский прием 

Встречать монархов – и местных, и иноземных – доводилось Ревелю не раз.

Но нынешний визит должен был затмить предшествующие. Ведь от того, какое впечатление будет произведено на самодержца, в конечном счете, зависело будущее города – дарованные городу при капитуляции привилегии еще не были утверждены царем.

Не удивительно, что 13 декабря 1711 года встречать царственного гостя отправились не только праздные гуляки, но, в буквальном смысле этих слов, лучшие люди города. Члены магистратского суда и представители Эстляндского рыцарства отправили навстречу Петру делегацию: она встретила монарха у деревни Ядивере.

Восемьдесят километров от места встречи до Ревеля она сопровождала царя, а у моста через реку Пяэскюла гостя встретил конный эскорт Братства черноголовых. Под звуки духового оркестра, пушечный салют с башен Тоомпеа, звон церковных колоколов процессия въехала в город.

Воткнутые в снег по обочинам свежесрубленные елки прикрывали фасады зданий, превращая улицы в нарядные аллеи. Триумфальные арки перед воротами Тоомпеаского замка и на Ратушной площади были украшены гербом городским и гербом государственным.

Последний штрих в торжественное убранство добавляла иллюминация: прием, опробованный в Ревеле одиннадцать лет тому назад, при визите в город Карла XII. На углах зданий были подвешены масляные фонари, на подоконниках пылали свечи и плошки с жиром.

Легенда и быль 

Первый визит в Ревель Петра продлился четырнадцать дней – с 13 по 27 декабря.

В городском фольклоре две этих недели запомнились, чуть ли не как бесконечная череда пиров и приемов. Если верить преданиям, именно тогда царь впервые отведал полюбившиеся ему ревельские кильки, а старейшина братства Черноголовых спас репутацию города, мужественно проглотив свалившуюся в кубок с пивом мышь.

Доводилось слышать и более редкую легенду. Согласно ей, утомившийся от бесконечных торжеств правитель решил прогуляться по городу и забрел на западную окраину – туда, где высились пустующие постройки бывшего цистерцианского монастыря архистратига Михаила.

Узнав, что до военного лихолетья в этих стенах без малого восемьдесят последних лет располагалась городская гимназия, Петр поинтересовался, почему работа учебного заведения прервана? Кто-то из горожан поведал горькую правду: прошлогоднюю чуму пережили всего трое преподавателей, а ученики разбежались кто куда.

«Что за беда?! – воскликнул ценивший ученость монарх. – Были бы толковые учителя, а ученики найдутся!». И назавтра же, якобы, гимназические аудитории наполнились людом: по приказу царя сюда были согнаны солдаты, которым ничего не оставалось, как прилежно слушать лекции, читаемые испуганными профессорами на непонятном им языке…

Документальных подтверждений этой истории отыскать не удалось. Но факт остается фактом: уже в следующем, 1712 году, по личному распоряжению Петра в ревельскую гимназию было прислано из России три десятка юношей – обучаться немецкому.

Наглядное свидетельство

Потемневшая мемориальная доска до недавнего времени украшала собой фасад украшенного покоящимся на четырех колоннах балконом дома на нынешней площади Лосси.

Текст ее сообщал о том, что именно здесь, в бывшем доме вице-губернатора шведской Эстлнядии, генерала Антона фон Шлиппенбаха, Петр останавливался во время своего перового визита в Ревель.

Доске не повезло дважды: ее непосредственная предшественница, установленная, по устным сведениям, в двухсотую годовщину визита монарха – в декабре 1911 года – сгинула после революции. А сама она пала жертвой сверх меры ретивых реставраторов в конце девяностых годов.

Наглядных, «живых» свидетельств первого визита Петра в наш город сохранилось до обидного мало. Еще в середине XVIII века возникший от фейерверка пожар уничтожил так называемый «городской дворец» на улице Толли – царь повелел приобрести его в декабре 1711-го.

Ничего не сохранилось и от построек летней мызы, которую самодержец приобрел на берегу протекавшей некогда через город речки Харьяпеа — кто знает, не пади взгляд Петра через несколько лет на заболоченный луг у подножья Ласнамяги, может Кадриорг появился бы где-то на месте нынешнего таллиннского «сити»?

И все-таки одна таллиннская древность, имеющая к событиям декабря 1711 года самое непосредственное отношение, до наших дней дошла. Речь идет об иконе «Литургия Господня», хранящейся в Никольской церкви на улице Вене и с недавнего времени оказавшейся в центре внимания искусствоведов и историков.

Написанная, по всей вероятности, как раз к приезду в город российского самодержца она, словно зеркало отражает петровскую эпоху. И даже более того – конкретный исторический момент: бесславное окончание Прутского похода, обернувшегося для Росси рядом территориальных уступок Турции и утратой Черноморского флота.

* * *

Если истина о том, что первое впечатление – самое сильное, справедлива, то следует предположить: Ревель Петру приглянулся с первого взгляда.

Восемь раз после того, первого, побывал он в нашем городе. И не просто побывал, но и оставил след в его истории, культуре, искусстве.

Времена меняются: фигура царя-преобразователя не так популярна среди горожан, как сто лет тому назад. В отличие от декабря 1911 года нынешний трехвековой юбилей первого его визита в Ревель вряд ли будет удостоен особым вниманием.

Но даже скромная газетная публикация – повод не только вспомнить дела давно минувших дней. Но и один из излюбленных девизов самого Петра: «радуйся малому – тогда и большое придет».

Йосеф Кац
«Столица»

 











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Между прочим…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!