А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Первые уличные фонари появились в Таллинне в 1710 году - они висели посреди улиц на веревках. И зажигались только в приезд важных вельмож или в большие праздники.
Говорят так:
Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас. Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. С нетерпением мальчик ждал ежегодных состязаний лучников, проходивших перед Большими Морскими воротами, в Попугаевом саду. На высоком шесте устанавливали деревянного попугая, и тому, кому удавалось сбить птицу, присуждался серебряный кубок Большой гильдии. Однажды Тоомас оказался в Попугаевом саду перед самым началом состязаний. Он слыл лучшим стрелком среди сверстников и ничтоже сумняшеся, пустил стрелу в деревянного попугая. Выстрел оказался метким, цель была сбита. Но вместо кубка и почетного звания "Короля стрелков" мальчика наградили оплеухами и заставили водрузить попугая обратно на шест, ибо уже приближалась процессия взрослых лучников. О том, что случилось перед состязаниями, узнал вскоре весь город. Мать Тоомаса боялась, что мальчика накажут. А получилось наоборот: старейшина Большой гильдии вызвал Тоомаса и предложил ему поступить учеником в городскую стражу. Это предложение обрадовало и мать, и сына - ведь гильдия одевала и кормила стражу. Тоомас с годами подрос, принял участие в боях Ливонской войны, за храбрость получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Томасом. Так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере Ратуши, горожане прозвали флюгер его именем - Старым Тоомасом.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1325 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Триста лет тому назад Таллинн впервые посетил российский самодержец.

Немудреная присказка «Петр I – всюду первый» находит в таллиннской истории очередное подтверждение.

Действительно: повидать город со стороны – точнее, с холма Тынисмяги, где стояли батареи осаждавших город в Ливонскую войну русских пушкарей – довелось еще Ивану Грозному.

Но побывать в самом городе с официальным визитом впервые довелось только Петру Великому – в декабре 1711 года.

Хозяйским взором 


В хронологии петровских приездов Таллинн явно проигрывает своим ближайшим соседям.

И в Нарве, и в Тарту, и даже в Нарва-Йыесуу Петру довелось побывать за несколько лет до того, как его ботфорты впервые коснулись мостовых таллиннских улиц. А Пярну монарх посетил буквально за несколько дней до приезда в Таллинн.

Раньше чем в столице современной Эстонии самодержец побывал в Вильно и Риге – в предместьях последней ему, кстати, удалось побывать даже в ту пору, когда город принадлежал шведской короне и не самый радушный прием со стороны местных властей даже послужил одним из формальных поводов к началу Северной войны.

Но тем и примечателен Таллинн, что Петр впервые посетил его не в качестве участника направляющейся за рубеж дипломатической миссии и не в роли полководца, триумфально въезжающего в сдающийся ему город. Нет: сюда он прибыл рачительным хозяином, обозревающим владения, недавно ставшие его собственностью.

И хотя до подписания мира со Швецией оставалось долгое десятилетие, и статус покоренных остзейских провинций юридически был еще не уяснен окончательно, Петр направлялся в конце 1711 года в Ревель в твердой уверенности: его здесь ждут.

Пристойный вид 

Скажем прямо: три столетия тому облик Ревеля был для визита главы государства далеко не самый подходящий.

Осада 1710 года, а пуще того – ее недобрая спутница чума – сократила численность населения почти на шестьдесят процентов. Последствия эпидемии ощущались и после капитуляции: еще за несколько месяцев до визита Петра магистрат считал за лучшим продолжить посыпать улицы известью для «дезинфекции».

Жилища вымерших или бежавших в лихую годину за море семейств зияли провалами темных окон: недешевое по тем временам стекло успели растащить. Бывшие предместья встречали путника обгорелыми остовами срубов да высившимися над бывшими летними поместьями бюргеров печными трубами – застройку здесь было решено снести накануне осады.

Беспокоило отцов города и то, что разоренный и обезлюдивший город по-прежнему притягивал к себе сельский люд: за один только 1711 год в Ревеле поселилось более полусотни человек «низкого рода и неизвестного происхождения». Причем, позабыв о сословных приличиях, они, вчерашние мужики, переженились на горожанках и самовольно вселялись в покинутые дома.

Не слишком гладко складывались и отношения у потомков ганзейских купцов с представителями новой власти: назначенный комендантом Ревеля Василий Зотов попросту не владел…немецким языком и потому направляемые им в магистрат письма зачастую возвращались отправителю в нераспечатанном виде.

Однако перед лицом монарха не военная, не гражданская власть ударить лицом в грязь не желала: необходимо было применить все силы, дабы привести город в пристойный вид.

Царский прием 

Встречать монархов – и местных, и иноземных – доводилось Ревелю не раз.

Но нынешний визит должен был затмить предшествующие. Ведь от того, какое впечатление будет произведено на самодержца, в конечном счете, зависело будущее города – дарованные городу при капитуляции привилегии еще не были утверждены царем.

Не удивительно, что 13 декабря 1711 года встречать царственного гостя отправились не только праздные гуляки, но, в буквальном смысле этих слов, лучшие люди города. Члены магистратского суда и представители Эстляндского рыцарства отправили навстречу Петру делегацию: она встретила монарха у деревни Ядивере.

Восемьдесят километров от места встречи до Ревеля она сопровождала царя, а у моста через реку Пяэскюла гостя встретил конный эскорт Братства черноголовых. Под звуки духового оркестра, пушечный салют с башен Тоомпеа, звон церковных колоколов процессия въехала в город.

Воткнутые в снег по обочинам свежесрубленные елки прикрывали фасады зданий, превращая улицы в нарядные аллеи. Триумфальные арки перед воротами Тоомпеаского замка и на Ратушной площади были украшены гербом городским и гербом государственным.

Последний штрих в торжественное убранство добавляла иллюминация: прием, опробованный в Ревеле одиннадцать лет тому назад, при визите в город Карла XII. На углах зданий были подвешены масляные фонари, на подоконниках пылали свечи и плошки с жиром.

Легенда и быль 

Первый визит в Ревель Петра продлился четырнадцать дней – с 13 по 27 декабря.

В городском фольклоре две этих недели запомнились, чуть ли не как бесконечная череда пиров и приемов. Если верить преданиям, именно тогда царь впервые отведал полюбившиеся ему ревельские кильки, а старейшина братства Черноголовых спас репутацию города, мужественно проглотив свалившуюся в кубок с пивом мышь.

Доводилось слышать и более редкую легенду. Согласно ей, утомившийся от бесконечных торжеств правитель решил прогуляться по городу и забрел на западную окраину – туда, где высились пустующие постройки бывшего цистерцианского монастыря архистратига Михаила.

Узнав, что до военного лихолетья в этих стенах без малого восемьдесят последних лет располагалась городская гимназия, Петр поинтересовался, почему работа учебного заведения прервана? Кто-то из горожан поведал горькую правду: прошлогоднюю чуму пережили всего трое преподавателей, а ученики разбежались кто куда.

«Что за беда?! – воскликнул ценивший ученость монарх. – Были бы толковые учителя, а ученики найдутся!». И назавтра же, якобы, гимназические аудитории наполнились людом: по приказу царя сюда были согнаны солдаты, которым ничего не оставалось, как прилежно слушать лекции, читаемые испуганными профессорами на непонятном им языке…

Документальных подтверждений этой истории отыскать не удалось. Но факт остается фактом: уже в следующем, 1712 году, по личному распоряжению Петра в ревельскую гимназию было прислано из России три десятка юношей – обучаться немецкому.

Наглядное свидетельство

Потемневшая мемориальная доска до недавнего времени украшала собой фасад украшенного покоящимся на четырех колоннах балконом дома на нынешней площади Лосси.

Текст ее сообщал о том, что именно здесь, в бывшем доме вице-губернатора шведской Эстлнядии, генерала Антона фон Шлиппенбаха, Петр останавливался во время своего перового визита в Ревель.

Доске не повезло дважды: ее непосредственная предшественница, установленная, по устным сведениям, в двухсотую годовщину визита монарха – в декабре 1911 года – сгинула после революции. А сама она пала жертвой сверх меры ретивых реставраторов в конце девяностых годов.

Наглядных, «живых» свидетельств первого визита Петра в наш город сохранилось до обидного мало. Еще в середине XVIII века возникший от фейерверка пожар уничтожил так называемый «городской дворец» на улице Толли – царь повелел приобрести его в декабре 1711-го.

Ничего не сохранилось и от построек летней мызы, которую самодержец приобрел на берегу протекавшей некогда через город речки Харьяпеа — кто знает, не пади взгляд Петра через несколько лет на заболоченный луг у подножья Ласнамяги, может Кадриорг появился бы где-то на месте нынешнего таллиннского «сити»?

И все-таки одна таллиннская древность, имеющая к событиям декабря 1711 года самое непосредственное отношение, до наших дней дошла. Речь идет об иконе «Литургия Господня», хранящейся в Никольской церкви на улице Вене и с недавнего времени оказавшейся в центре внимания искусствоведов и историков.

Написанная, по всей вероятности, как раз к приезду в город российского самодержца она, словно зеркало отражает петровскую эпоху. И даже более того – конкретный исторический момент: бесславное окончание Прутского похода, обернувшегося для Росси рядом территориальных уступок Турции и утратой Черноморского флота.

* * *

Если истина о том, что первое впечатление – самое сильное, справедлива, то следует предположить: Ревель Петру приглянулся с первого взгляда.

Восемь раз после того, первого, побывал он в нашем городе. И не просто побывал, но и оставил след в его истории, культуре, искусстве.

Времена меняются: фигура царя-преобразователя не так популярна среди горожан, как сто лет тому назад. В отличие от декабря 1911 года нынешний трехвековой юбилей первого его визита в Ревель вряд ли будет удостоен особым вниманием.

Но даже скромная газетная публикация – повод не только вспомнить дела давно минувших дней. Но и один из излюбленных девизов самого Петра: «радуйся малому – тогда и большое придет».

Йосеф Кац
«Столица»

 











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Главное здание больницы Общества общественного призрения с характерными вентиляционными трубами. Рисунок, выполненный по памяти в середине ХХ века.

От богаделен и госпиталей до больничных комплексов

Специальные здания для ухода за больными и их лечения предки нынешних таллиннцев начали строить еще до того, как поселение у ...

Читать дальше...

Северный, обращенный к Старому городу фасад театра и концертного зала «Эстония» в 1913 году: на первый взгляд – похоже, но приглядевшись, можно найти массу отличий.

Театр «Эстония»: метаморфозы фасада

За более чем вековую историю существования здания театра и концертного зала «Эстония» его северный, обращенный к Старому городу, фасад менял ...

Читать дальше...

Вход в здание Большой гильдии, стилизованный под сени сказочного терема 
в дни проведения Первой русской выставки Эстонии.

Смотр достижений нацменьшинства: Первая русская выставка

Первая русская выставка Эстонии, прошедшая в Таллинне весной 1931 года, привлекла всеобщее внимание и стала существенной вехой на пути межкультурного ...

Читать дальше...

Нынешний детский сад «Лотте» в Кадриорге – помещения ситцевой мануфактуры Х. Фрезе.

Восемь столетий Таллинна: век XVIII, просвещенный

Грань между Средними веками и Новым временем во многом условная – однако не будет ошибкой считать, что Таллинн по-настоящему переступил ...

Читать дальше...

Портреты космонавтов на фасаде таллиннского кафе «Москва».
Фото первой половины шестидесятых годов.

Таллинн, апрель 1961-го: космос становится ближе

Никогда до того – да, пожалуй, и никогда после, вплоть до дня сегодняшнего – космические дали не были так близки ...

Читать дальше...

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Новая кадриоргская оранжерея в представлении ее архитекторов.

Лето круглый год: в Кадриорг вернется оранжерея

Начать восстановление оранжереи, некогда бывшей неотъемлемой частью садово-паркового ансамбля в Кадриорге, городские власти планируют еще до конца нынешнего года. К числу ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Богатство и процветание города всецело зависели от торговли, главным образом транзитной, между Западной Европой и Новгородом, а через него и другими русскими городами. 22 февраля 1346 года Таллинн получил от Ганзейского союза право складочного пункта в Новгородской торговле. Из Франции и Португалии привозили много соли. «Таллинн построен на соли» - гласит средневековая поговорка. И, действительно, только в течение одного дня, 15 июля 1442 года, в Таллинн пришло 57 кораблей с солью. Количество соли, привозимой в Таллинн, в некоторые годы превышало 1,200 млн. кг. На соль обменивалось в те времена зерно, занимавшее главное место среди товаров, которые вывозили из города. Соль по здешнему обычаю никто не имел право взвешивать на своих весах. Для этого на ратушной площади имелось специальное здание – «важня», известное с XIV века. В 1554 году в северной части площади была построена Новая важня. Это было двухэтажное здание с высокой крышей, украшенное барельефными медальонами с изображением граждан города. Здание важни погибло в 1944 году, а барельефы хранятся в музее. Место, на котором стояла важня, отмечено вымосткой – линией в два камня поперек основной вымостки площади.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!