Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1357 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

С метеорологической точки зрения Рождество в Таллинне семидесятилетней давности было, безусловно, «белым». Но назвать его «коричневым» оснований не меньше: зимние праздники город встречал под властью нацистской Германии.

В последнюю предрождественскую субботу 1941 года в доме Центрального союза профсоюзов было многолюдно.

Гражданские костюмы мешались с военными мундирами. Огоньки свечей дрожали в еловой хвое. Вспышки фотоаппаратов отражались в высоких псевдоготических окнах. Сине-черно-белое полотнище и флаг Третьего Рейха свешивались по стенам.

Здесь, в зале бывшей гильдии святого Канута, разыгрывался пафосный спектакль: оккупационные власти решили помиловать двести шестьдесят политических заключенных, даровав им право встретить Рождество в кругу родных и близких.

Окружной комиссар штандартенфюрер Бёкинг не забыл подчеркнуть: освобождаемые были не идейными коммунистами, а людьми, пошедшими на службу к Советам по невежеству или из чувства обиды на былые власти Эстонской Республики.

Префект таллиннской полиции Рейго, в свою очередь, напомнил, что отныне они должны навсегда помнить проявленную к ним великую милость и ежедневно доказывать свою лояльность Великой Германии и ее вождю.

Официальные речи отзвучали. Застывшему вдоль стен караулу из членов «Омакайтсе» была дана команда «вольно». Вчерашние узники Батарейной тюрьмы побрели по улицам заметаемого метелью темного города…

Годы и граммы

«Под звездой войны наступает нынешнее Рождество, что накладывает свою печать на праздник, — была вынуждена признать в декабре 1941 года газета Eesti Sõna. – Отсутствуют то предрождественское воодушевление, оживление и суета, которые были присущи таллиннским улицам, рынкам и магазинам в мирные дни».

Приобрести праздничные подарки таллиннцам семидесятилетней давности и впрямь было затруднительно. Множество магазинов, закрывшихся еще во время обороны города, с августа месяца так и не открылось. Те, что работали, испытывали острый дефицит товаров: большая часть их отпускалась только по талонам.

Еще с начала декабря оккупационные власти широко разрекламировали кампанию по увеличению норм выдачи сахара населению. Фотографии грузчиков с тяжелыми мешками за плечами и склонившихся над столами фасовщиц должны были убедить: Рождество новые хозяева пытаются «подсластить» всеми силами.

Возможности, как признавались власти, были ограниченными. На ребенка до 15 лет к празднику полагался талон на приобретение дополнительных 700 граммов сахара, на взрослых – всего 400. Кроме того, таллиннское самоуправление намеревалось выдать по 200 граммов карамели семьям с детьми от 3 до 12 лет.

С 20 декабря в Таллинне, впервые с начала войны, была возобновлена торговля водкой. Приобрести ее могли исключительно мужчины в возрасте от 20 до 79 лет, не более полулитра в руки. Причем – исключительно в принесенную из дому тару.

Продажа осуществлялась только при наличии документа с фото: подписью покупатель заверял, что свою норму он приобрел и в другие магазины обращаться еще раз не станет.

Подарок на продажу

Какие магазины в предрождественском Таллинне 1941 года работали бойко – так это комиссионные. Правда, их деятельность в газетах не освещается: официально власти относились к ним прохладно, видя в них скрытую форму «спекуляции» — в Рейхе она на словах осуждалась строго.

Зато уже с конца ноября Таллинн активно присоединился к другой «Общегерманской» кампании – по сбору «зимней помощи». Приобретенные от населения теплые вещи шли «на передовую борьбы с большевизмом»: иными словами – на фронт, где служащим вермахта пришлось изведать на себе прелести русской зимы в полной мере.

«Пункт приема теплой одежды, шуб и шкур для рождественских подарков германской армии» располагался в бывшем «еврейском» магазине на улице Вяйке-Карья, 10. Зимние шапки охотно принимали в магазине по адресу Виру, 23 – его бывший владелец также числился «исчезнувшим с осени без следа».

За первую же неделю кампании таллиннцы принесли на сборочные пункты 12 500 шуб и полушубков, а также 27 800 шапок. Причем – отнюдь не безвозмездно: даже коллаборационистская пресса была вынуждена признать, что большая часть «подарков» была выкуплена у владельцев за половину их прежней стоимости.

При этом в искренности некого старика, пожертвовавшего свою единственную ушанку, в которой он прошел четыре войны – русско-японскую, Первую мировую, гражданскую в Финляндии и Освободительную в Эстонии – сомневаться не приходится.

А вот откуда у некой «пожелавшей спешно скрыться дамы» обнаружился целый комплект «почти совсем неношеных шуб на всю семью» — Eesti Sõna уточнять не стала.

Елочная монополия

Судя по статьям в том же издании, наиболее дефицитным товаром в предрождественском Таллинне были семьдесят лет тому назад свечи.

Это и неудивительно: за три месяца хозяйствования в Таллинне немецкие власти так и не смогли восстановить взорванные при отступлении Красной армии цеха городской электростанции, и вечера значительной части горожан приходилось коротать при свечах.

Прозвучавшие за несколько дней до праздника обещания городских властей возобновить подачу электричества всем таллиннским потребителям не позднее Сочельника так и осталось обещанием. Однако подобие иллюминации устроить удалось.

Еще утром 24 декабря на площади Вабадузе была установлена елка. С наступлением сумерек на ней, несмотря на военное время, вспыхнули электрические лампочки. Еще одна электрогирлянда зажглась на ели, росшей на углу улиц Кундери и Крейцвальди: сразу две елки в довоенном Таллинне, кстати, никогда не зажигались.

Зажглись елки и в домах таллиннцев – тех из них, которым покупка главного украшения праздника оказалась по карману. Ведь окрестные крестьяне, начавшие поставки зеленых красавиц на городские рынки еще с 17 декабря, не упустили возможности взвинтить на них цены.

Насколько высоко? Судить приходится косвенно: по реакции т.н. «экономической дирекции», отвечавшей в годы нацистской оккупации за вопросы снабжения. Уже 22 декабря она организовала три пункта продажи елок по фиксированным ценам – от 70 пфеннигов до 1 рейхсмарки.

Дорого это было или дешево? Если учесть, что в конце тридцатых годов елка в Таллинне стоила от пятидесяти сентов до кроны, а одну крону оккупационные власти приравняли к восьмидесяти пфеннигам, получается, что даже «государственные» цены выросли почти на треть.

Оттенки пропаганды

Официальная пропаганда на оккупированных территориях СССР неустанно повторяла: Германия вернула населению Рождество, «украденное» до того большевиками.

Применительно к Эстонии этот посыл был справедлив лишь отчасти. В первый год советской власти рождественские праздники не отмечались на официальном уровне, однако два выходных дня были сохранены.

О том, что выходные эти – не совсем обычные, догадаться можно было лишь по газетным публикациям: 25 и 26 декабря 1940 года и Rahva Hääl, и Noorte Hääl не поскупились на атеистическую пропаганду.

Год спустя Eesti Sõna потчевала читателей пропагандой иного рода. В рождественских поздравлениях, например, христианская составляющая праздника едва угадывалась: излишнее напоминание о месте рождения Христа, а тем более – о народе, среди которого он рос, в Рейхе не поощрялось.

Что поощрялось – так это упоминание о трагических событиях давнего и недавнего прошлого. Публикация материалов, касающихся июньской депортации, кульминировала, похоже, статьей «Извечный враг Эстонии» в номере за 24 декабря.

На полутора полосах был напечатан список военных действий, предпринятых со времен Киевской Руси «коварным восточным соседом на землю эстов». Впрочем, разместился он на шестой-седьмой полосе, а вторая-третья были отведены под фоторепортаж из Германии «Нация, партия, Вождь и государство».

Сам «вождь» присутствовал на страницах рождественского выпуска Eesti Sõna трижды: два раза на фотографиях и третий – в заголовке статьи, сообщающий о том, что фюрер принял на себя командование всеми сухопутными войсками Рейха.

* * *

За несколько дней до праздников в газетах появилось объявление: генеральный комиссар округа «Эстланд» Карл Зигмунд Линцман и «национальный директор» Хьялмар Мяэ принимать личных поздравлений в этом году не будут.

Оба они – как, впрочем, и шеф германской полиции безопасности в Эстонии Мартин Зандбергер – заявились 25 декабря на детский праздник, организованный в театре «Эстония»: на газетных снимках эсэсовский мундир последнего смотрится в окружении «косолапого Мишки, хитреца Лиса, зайчиков и Деда Мороза» особенно дико.

«Сегодня у нас особенное Рождество, – вещал детям Мяэ. – Совсем недавно казалось, что праздник этот исчез навсегда. И мы могли бы навсегда сгинуть, если бы, по воле Вождя, не были освобождены германской армией. Никогда не забывайте германскую армию, германский народ и Вождя, спасших нас от ига!»

…«Не забывать» всю вышеперечисленную компанию таллиннцам предстояло еще два Рождества подряд: нацистская оккупация города длилась свыше тысячи дней и ночей…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Между прочим…
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!