А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

С метеорологической точки зрения Рождество в Таллинне семидесятилетней давности было, безусловно, «белым». Но назвать его «коричневым» оснований не меньше: зимние праздники город встречал под властью нацистской Германии.

В последнюю предрождественскую субботу 1941 года в доме Центрального союза профсоюзов было многолюдно.

Гражданские костюмы мешались с военными мундирами. Огоньки свечей дрожали в еловой хвое. Вспышки фотоаппаратов отражались в высоких псевдоготических окнах. Сине-черно-белое полотнище и флаг Третьего Рейха свешивались по стенам.

Здесь, в зале бывшей гильдии святого Канута, разыгрывался пафосный спектакль: оккупационные власти решили помиловать двести шестьдесят политических заключенных, даровав им право встретить Рождество в кругу родных и близких.

Окружной комиссар штандартенфюрер Бёкинг не забыл подчеркнуть: освобождаемые были не идейными коммунистами, а людьми, пошедшими на службу к Советам по невежеству или из чувства обиды на былые власти Эстонской Республики.

Префект таллиннской полиции Рейго, в свою очередь, напомнил, что отныне они должны навсегда помнить проявленную к ним великую милость и ежедневно доказывать свою лояльность Великой Германии и ее вождю.

Официальные речи отзвучали. Застывшему вдоль стен караулу из членов «Омакайтсе» была дана команда «вольно». Вчерашние узники Батарейной тюрьмы побрели по улицам заметаемого метелью темного города…

Годы и граммы

«Под звездой войны наступает нынешнее Рождество, что накладывает свою печать на праздник, — была вынуждена признать в декабре 1941 года газета Eesti Sõna. – Отсутствуют то предрождественское воодушевление, оживление и суета, которые были присущи таллиннским улицам, рынкам и магазинам в мирные дни».

Приобрести праздничные подарки таллиннцам семидесятилетней давности и впрямь было затруднительно. Множество магазинов, закрывшихся еще во время обороны города, с августа месяца так и не открылось. Те, что работали, испытывали острый дефицит товаров: большая часть их отпускалась только по талонам.

Еще с начала декабря оккупационные власти широко разрекламировали кампанию по увеличению норм выдачи сахара населению. Фотографии грузчиков с тяжелыми мешками за плечами и склонившихся над столами фасовщиц должны были убедить: Рождество новые хозяева пытаются «подсластить» всеми силами.

Возможности, как признавались власти, были ограниченными. На ребенка до 15 лет к празднику полагался талон на приобретение дополнительных 700 граммов сахара, на взрослых – всего 400. Кроме того, таллиннское самоуправление намеревалось выдать по 200 граммов карамели семьям с детьми от 3 до 12 лет.

С 20 декабря в Таллинне, впервые с начала войны, была возобновлена торговля водкой. Приобрести ее могли исключительно мужчины в возрасте от 20 до 79 лет, не более полулитра в руки. Причем – исключительно в принесенную из дому тару.

Продажа осуществлялась только при наличии документа с фото: подписью покупатель заверял, что свою норму он приобрел и в другие магазины обращаться еще раз не станет.

Подарок на продажу

Какие магазины в предрождественском Таллинне 1941 года работали бойко – так это комиссионные. Правда, их деятельность в газетах не освещается: официально власти относились к ним прохладно, видя в них скрытую форму «спекуляции» — в Рейхе она на словах осуждалась строго.

Зато уже с конца ноября Таллинн активно присоединился к другой «Общегерманской» кампании – по сбору «зимней помощи». Приобретенные от населения теплые вещи шли «на передовую борьбы с большевизмом»: иными словами – на фронт, где служащим вермахта пришлось изведать на себе прелести русской зимы в полной мере.

«Пункт приема теплой одежды, шуб и шкур для рождественских подарков германской армии» располагался в бывшем «еврейском» магазине на улице Вяйке-Карья, 10. Зимние шапки охотно принимали в магазине по адресу Виру, 23 – его бывший владелец также числился «исчезнувшим с осени без следа».

За первую же неделю кампании таллиннцы принесли на сборочные пункты 12 500 шуб и полушубков, а также 27 800 шапок. Причем – отнюдь не безвозмездно: даже коллаборационистская пресса была вынуждена признать, что большая часть «подарков» была выкуплена у владельцев за половину их прежней стоимости.

При этом в искренности некого старика, пожертвовавшего свою единственную ушанку, в которой он прошел четыре войны – русско-японскую, Первую мировую, гражданскую в Финляндии и Освободительную в Эстонии – сомневаться не приходится.

А вот откуда у некой «пожелавшей спешно скрыться дамы» обнаружился целый комплект «почти совсем неношеных шуб на всю семью» — Eesti Sõna уточнять не стала.

Елочная монополия

Судя по статьям в том же издании, наиболее дефицитным товаром в предрождественском Таллинне были семьдесят лет тому назад свечи.

Это и неудивительно: за три месяца хозяйствования в Таллинне немецкие власти так и не смогли восстановить взорванные при отступлении Красной армии цеха городской электростанции, и вечера значительной части горожан приходилось коротать при свечах.

Прозвучавшие за несколько дней до праздника обещания городских властей возобновить подачу электричества всем таллиннским потребителям не позднее Сочельника так и осталось обещанием. Однако подобие иллюминации устроить удалось.

Еще утром 24 декабря на площади Вабадузе была установлена елка. С наступлением сумерек на ней, несмотря на военное время, вспыхнули электрические лампочки. Еще одна электрогирлянда зажглась на ели, росшей на углу улиц Кундери и Крейцвальди: сразу две елки в довоенном Таллинне, кстати, никогда не зажигались.

Зажглись елки и в домах таллиннцев – тех из них, которым покупка главного украшения праздника оказалась по карману. Ведь окрестные крестьяне, начавшие поставки зеленых красавиц на городские рынки еще с 17 декабря, не упустили возможности взвинтить на них цены.

Насколько высоко? Судить приходится косвенно: по реакции т.н. «экономической дирекции», отвечавшей в годы нацистской оккупации за вопросы снабжения. Уже 22 декабря она организовала три пункта продажи елок по фиксированным ценам – от 70 пфеннигов до 1 рейхсмарки.

Дорого это было или дешево? Если учесть, что в конце тридцатых годов елка в Таллинне стоила от пятидесяти сентов до кроны, а одну крону оккупационные власти приравняли к восьмидесяти пфеннигам, получается, что даже «государственные» цены выросли почти на треть.

Оттенки пропаганды

Официальная пропаганда на оккупированных территориях СССР неустанно повторяла: Германия вернула населению Рождество, «украденное» до того большевиками.

Применительно к Эстонии этот посыл был справедлив лишь отчасти. В первый год советской власти рождественские праздники не отмечались на официальном уровне, однако два выходных дня были сохранены.

О том, что выходные эти – не совсем обычные, догадаться можно было лишь по газетным публикациям: 25 и 26 декабря 1940 года и Rahva Hääl, и Noorte Hääl не поскупились на атеистическую пропаганду.

Год спустя Eesti Sõna потчевала читателей пропагандой иного рода. В рождественских поздравлениях, например, христианская составляющая праздника едва угадывалась: излишнее напоминание о месте рождения Христа, а тем более – о народе, среди которого он рос, в Рейхе не поощрялось.

Что поощрялось – так это упоминание о трагических событиях давнего и недавнего прошлого. Публикация материалов, касающихся июньской депортации, кульминировала, похоже, статьей «Извечный враг Эстонии» в номере за 24 декабря.

На полутора полосах был напечатан список военных действий, предпринятых со времен Киевской Руси «коварным восточным соседом на землю эстов». Впрочем, разместился он на шестой-седьмой полосе, а вторая-третья были отведены под фоторепортаж из Германии «Нация, партия, Вождь и государство».

Сам «вождь» присутствовал на страницах рождественского выпуска Eesti Sõna трижды: два раза на фотографиях и третий – в заголовке статьи, сообщающий о том, что фюрер принял на себя командование всеми сухопутными войсками Рейха.

* * *

За несколько дней до праздников в газетах появилось объявление: генеральный комиссар округа «Эстланд» Карл Зигмунд Линцман и «национальный директор» Хьялмар Мяэ принимать личных поздравлений в этом году не будут.

Оба они – как, впрочем, и шеф германской полиции безопасности в Эстонии Мартин Зандбергер – заявились 25 декабря на детский праздник, организованный в театре «Эстония»: на газетных снимках эсэсовский мундир последнего смотрится в окружении «косолапого Мишки, хитреца Лиса, зайчиков и Деда Мороза» особенно дико.

«Сегодня у нас особенное Рождество, – вещал детям Мяэ. – Совсем недавно казалось, что праздник этот исчез навсегда. И мы могли бы навсегда сгинуть, если бы, по воле Вождя, не были освобождены германской армией. Никогда не забывайте германскую армию, германский народ и Вождя, спасших нас от ига!»

…«Не забывать» всю вышеперечисленную компанию таллиннцам предстояло еще два Рождества подряд: нацистская оккупация города длилась свыше тысячи дней и ночей…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!