А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Эстония - страна интеллигентная и культурная. Причём это не "культур-мультур" Питера, и не московская показуха вечерних нарядов. Например, гастроли какой-нибудь театральной труппы или премьера собственного спектакля - общегородское событие. И собираются на него и стар, и млад, и беден, и олигарх. Серьёзно. Таллинн, кстати - эдакий "российский голливуд", точнее, его натурная съёмочная площадка. Потрясающие задники для любых исторических и не очень киноэпосов. Каких только фильмов здесь не снималось... А ещё Таллинн очень популярен у фотографов. Здесь можно поймать миллионы "вкусных" моментов. И поэтому в книжных магазинах наряду с "открыточно-достопримечательными" книгами по Таллинну продаются авторские фотоальбомы многих известных фотохудожников. Эстония - ещё в советские годы была "не от соцмира сего". Эдакий налёт отстранённости присутствовал. А сейчас - и подавно совсем европейская страна стала.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1104 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Астрологический символ начинающегося года украшает фасады таллиннских зданий без малого восемь столетий.

Они служат «постаментами» для святых королей, льют воду на головы рассеянных прохожих, скрипят жестью флюгеров, поддерживают геральдические щиты и извиваются над оконными проемами.

Имя им – драконы: задолго до того, как среднестатистический житель Ревеля узнал о существовании не только Китайского календаря, но и самого Китая, мифологическое это существо стало одним из излюбленных мотивов в творчестве местных зодчих и камнерезов.

А раз так – то вспомнить о таллиннских драконах накануне наступления Года дракона – самое время.

Скандинавский гость

(с)Tallinna Tallinna Kultuuriväärtuste Amet

Драконы на фасаде художественной галереи по адресу Пикк,18 – самые знаменитые из созданных Жаком Розенбаумом.

Самых первых в истории будущего Таллинна драконов жители городища, располагавшегося некогда на холме Тоомпеа, увидали, вероятно, на резных носах скандинавских кораблей: варяги-викинги в наших краях варяги-викинги бывали века с восьмого.

Это, разумеется – не более чем предположение. Но вот старейшее дошедшее до наших дней изображение дракона в таллиннском зодчестве имеет к Скандинавии самое непосредственное отношение. Точнее – к популярному в скандинавских странах культу святого Олафа – монарха, обратившего некогда в христианство Норвегию.

Церковь, посвященную канонизированному норвежскому королю, начали строить во второй половине XIII столетия. Знакомый современному таллиннцу облик она обрела двумя веками позже, однако, как минимум, одна деталь первоначального интерьера сохранилась до наших дней – замковый камень над сводами хора.

Камень этот украшен фигурой святого, в честь которого церковь Олевисте была возведена. А заодно – и изображением «героя» нашего сегодняшнего рассказа – дракона: безвестный мастер, работавший в духе романского искусства, поместил его у ног короля.

Наивно вырезанный по камню, он, скорее, похож на червяка с увенчанной короной человеческой головой. И хотя облик самого древнего из таллиннских драконов скорее несчастный, нежели пугающий, символизирует он грозного врага короля-святого – поверженное Олафом язычество.

На пару с Георгием 

Драконам в искусстве средневековой Европы не везло: изображения их почти исключительно символизировали силы зла. Соответственно, и изображали их как антиподов позитивного героя – уже поверженного им или вступившим в смертельную схватку.

Одним из наиболее ярких образчиков подобного «драконоборства» была надгробная плита в церкви Нигулисте. До роковой мартовской ночи 1944 года скакал по ее плоскости силуэт святого Георгия, пронзающего копьем змия-дракона.

Змееборцу из Нигулисте не повезло. Зато к его собрату, украшающему фасад дома на улице Мюнди, судьба оказалась более милосердна. Одетый в костюм оруженосца Георгий и по сей день заносит над прильнувшим к земле драконом острый меч.

Примечательно, что создавший этот каменный барельеф мастер по каким-то причинам изобразил воина не конным, а пешим. Не ландскнехт ли на флюгере соседней ратуши вдохновил его отойти от привычных канонов?

Единственный способ 

Мысль архивариуса Шарлеманя из пьесы Евгения Шварца о том, что единственный способ защититься от дракона – это обзавестись своим собственным, наверняка был бы понятен жителям средневековой Европы.

В том числе – и ревельским обывателям. Ведь именно стремясь обезопасить себя от происков всякого рода нечистой силы, они, руководствуясь архаическим, дохристианским еще поверьем, помещали ее изображения на местах поприметнее.

Например – на портал монастыря церкви Доминиканского монастыря, где целое шествие схвативших друг друга за хвосты драконов движется по направлению ко входу в храм. Или – на капителях Большой гильдии.

Схожую функцию «охранителей-отпугивателей» вероятно, выполняли и два драконоподобных грифона с 1529 года поддерживающие малый городской герб над аркой Больших морских ворот.

А так же – похожие на тритонов дракончики с гербовой плиты, экспонируемой ныне в ратуше: создана она была веком позже.

Двойная служба 

Драконов эпохи средневековья без труда сможет отыскать разве что настоящий знаток таллиннской старины. Иное дело – драконы, появившиеся на свет под звездой нового художественного стиля – барокко.

Самые известные из них в специальном представлении не нуждаются: вот уже шестой век подряд они украшают собой главный фасад ратуши. И не просто украшают, но и несут сразу две службы. Первую – функциональную: служат водостоками. Вторую – символическую: оберегают хранившуюся в здании городскую казну.

Ратушные драконы-водостоки, созданные в 1627 году – единственные, дошедшие до наших дней. Прочие их собратья – красующиеся, например, под крышей нынешнего литовского посольства на улице Уус или на фасаде старейшего из задний Городского театра – плод изысканий реставраторов.

Семнадцатый век, похоже, избавил таллиннцев от средневекового почтительно-боязливого отношения к драконами. Отныне они стали служить горожанам – не только отводит с крыш воду, но и указывать направление ветра: информация в приморском торговом городе немаловажная.

Не исключено, что флюгера-драконы существовали в Ревеле и ранее. Но старейшие дошедшие до нас образчики датируются именно XVII столетием. Один из них радует глаз над коньком крыши церкви Яановской богадельни на Тартуском шоссе, второй – во дворе бывшего Эстляндского провинциального музея на улице Кохту.

Ожидая ренессанс

«Драконья» тема из таллиннского искусства уходит одновременно со шведскими временами.

Никакой политической подоплеки в этом, разумеется, нет: изгнавший шведов из Эстляндии Петр I, равно как и его наследники, охотно украшали свои загородные резиденции драконами-фонтанами и закрепляли драконы-флюгера над крышами «китайских» беседок.

Конец «эре драконов» положил новый художественный стиль – классицизм. Апеллирующий к логике и разуму, он не мог допустить в мир искусства существ, составленных из тела ящерицы, птичьих лап, крыльев летучей мыши, а главное – никогда не существовавших в реальности.

Едва ли не весь XIX век таллиннские драконы влачили самое жалкое существование, прозябая лишь в области рукоделия: следуя идущей еще из позапрошлого столетия традиции, мастерицы вышивали изображения ратушных водостоков на кошельках.

Подлинный ренессанс наступил лишь на рубеже ХХ века. Связан он с именем одного из наиболее самобытных местных архитекторов – Жака Розенбаума.

В духе модерна

Самый яркий представителей архитектуры модерна в таллиннском зодчестве драконов определенно любил.

Первый дракон в творчестве Розенбаума появился в 1907 году: Братство Черноголовых решили провести реконструкцию своего здания. Предложенный архитектором вариант оформления тыльного фасада по улице Пюхавайму так и остался на бумаге, но «профили» драконьих морд отчетливо различимы на проекте.

В 1909 году рельефы с изображениями драконов украсили фасад выстроенного Розенбаумом дома на углу улиц Пикк и Хобузепеа. А еще через год практически напротив него, все тем же автором строится задние, раскрывающее «драконью тему» в таллиннской архитектуре, пожалуй, наиболее полно.

Речь, как нетрудно догадаться, идет о знаменитой «Галерее Дракона»: такое название дом по адресу Пикк, 28, официально носит последние четверть века. Что и неудивительно: двух уютно расположившихся над витринным окном стилизованных драконов не заметить попросту невозможно!

Несколько сложнее отыскать драконов, которыми Розенбаум украсил банковскую контору по адресу Харью, 8. Драконьи маски, разместившиеся по бокам ступенчатого фасада, явно позаимствованы у нереализованного проекта перестройки фасада дома Черноголовых…

Фамильное утешение

Так уверенно вступившие в таллиннскую городскую среду в первое десятилетия ХХ века драконы не могли и предполагать, что дни увлечения ими сочтены.

Однако изменившиеся художественные вкусы в очередной раз оказались к ним безжалостны: для функционализма, ставшего едва ли не «официальным» стилем застройки Таллинна межвоенных десятилетий драконы казались бессмысленными «архитектурными излишествами».

Слабым утешением для драконьего племени могло, разве что, послужить то, что целых два здания на главной площади столицы молодого государства – Вабадузе вяльяк – были выстроены архитектором с фамилией Лохк: в переводе с эстонского – дракон.

В одном из них, кстати, размещается редакция «Столицы». В другом – гостиница Scandic Hotel Palace.

* * *

Несколько лет тому назад «драконьей столицей Европы» департамент развития туризма Каталонии провозгласил Барселону.

Рекордсменом по числу изображений драконов на Британских островах считается Норридж, а в конце минувшего декабря одна из турфирм северной столицы предложила новогодний тур под девизом «Петербург – город драконов».

Есть ли нужда вступать в конкуренцию с ними Таллинну? Навряд ли. Без всяких лозунгов и рекламных компаний драконы давно уже «прописались» в семье его курьезов и достопримечательностей.

Будем ждать, кем пополнится семейство этих хвостатых, крылатых да чешуйчатых горожан в нынешнем столетии…

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!