А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1103 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Три четверти века тому назад распахнул свои двери отель «Palace» – одна из самых представительных и знаменитых таллиннских гостиниц.

Если судить по официальной топонимике, единственная «дворцовая» площадь Таллинна находится на Тоомпеа – та, что называется Лосси.

Дворцов в Нижнем городе – не густо. Но самая главная его площадь претендовать на звание «дворцовой» имеет все основания.

По крайней мере – с того момента, как в юго-восточной части ее встало здание отеля «Palace»: дворец не только по названию, но и по своей сути.

Шестиэтажная мечта

Угол теперешней площади Вабадузе и Пярнуского шоссе представителей «туристического бизнеса» привлекал издавна. Еще в 1912 году домовладелец Михкель Эйнсильд обратился к ревельской городской управе с просьбой разрешить ему строительство на южной стороне Петровской площади фешенебельного отеля.

Получив разрешение, застройщик решил обратиться к Бертелю Лильеквисту – финскому архитектору, временно сменившим место жительства с Гельсингфорса на Ревель ради наблюдения за ходом работ по сооружению театра «Эстония».

Гостиница «Палас». Холл в «национальном эстонском стиле». 1937 год (с) simson.com.ee

Лильеквист был склонен к масштабным формам. Спланированная им гостиница должна была занять весь земельный участок между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси. Здесь должно было встать пятиэтажное здание под высокой черепичной крышей: излом ее мансарды позволял разместить под ней еще один этаж.

Увы, свои силы, а главное – финансовые возможности – заказчик переоценил. «Первоклассный отель с квартирами внаем и настоящим американским баром» обернулся лишь внушительных размеров котлованом, который успели выкопать до начала Первой мировой войны.

Отгороженная от главной площади высоким дощатым забором дореволюционной еще постройки зияла до середины двадцатых годов, покуда киномагнат Леон Фальштейн не решил строить на ее месте синематограф «Глория-Палас» — нынешний Русский театр.

Громкое имя

Будь отель Эйнсильда выстроен – или, хотя бы, котлован для него выкопан полностью – со всей существующей на южной стороне площади Свободы застройкой было бы покончено. В том числе и с домом, стоящим на углу с теперешним Пярнуским шоссе.

Двухэтажное это здание особыми архитектурными достоинствами не отличалось: рядовая «деревяшка», типичная для городских предместий рубежа XIX-ХХ веков. Дополненная, правда, башней-мансардой, увенчанной возвышающимся над окружающей застройкой флагштоком.

С начала восьмидесятых годов в двухэтажном доме размещалось начальное училище, а в 1913 году его выкупил некий Йоханнес Мюльберг, решивший устроить в бывшем школьном здании гостиницу. Точнее – постоялый двор с меблированными комнатами.

Название владелец подобрал для своего заведения громкое – «Петровский»: по официальному имени площади, три года тому назад украсившейся памятником императору Петру I.

Именем, похоже, достоинства гостиницы и исчерпывались. Хотя газетная реклама и сообщала о наличии в каждой комнате электричества, путеводители в одном разделе с «Золотым львом» или «Отелем Санкт-Петербург» о заведении на Петровской площади упорно не упоминали.

Удивительно, но неказистое это заведение умудрилось, впрочем, войти в историю: в его стенах осенью 1919 года собрался конгресс Эстонской евангелическо-лютеранской церкви, избравший первого за семь веков епископа-эстонца Якоба Кукка.

Время перемен

Прошло еще полтора десятка лет. Площадь сменила свое название с Петровской на Вабадузе. Владелец «Петровской гостиницы» эстонизировал собственную фамилию, из Мюльберга превратившись в Мюрка.

Но куда как существеннее было то, что место расположения принадлежавшего ему заведения сменило свой статус кардинальным образом. Фактическая окраина губернского города стала композиционным и идеологическим центром столицы независимого государства.

Придать ей подобающий вид оказалось сложнее, чем избавиться от ставшего неактуальным памятника иноземному государю. Лишь оправившись от последствий мирового экономического кризиса начала тридцатых годов, Таллинн вновь стал стремительно застраиваться новыми представительными зданиями.

Для центральных улиц и площадей города высотность застройки была определена в пять этажей. Шансов вписаться в этот стандарт у двухэтажной «Петровской гостиницы» не было никаких. И ее владелец пошел на решительный шаг…

Новый стандарт 

«Не будем скрывать: хозяину этого дома удалось превзойти самого себя!» – произнес на состоявшейся 15 января 1937 года церемонии открытия отеля «Palace» таллиннский мэр Яан Соотс.

В чем именно заключалось это «превосхождение», глава столичного самоуправления не замедлил уточнить. Оказывается, пару лет тому назад, когда вопрос о застройке площади Вабадузе впервые встал на повестке дня, Йоханнес Мюрк выразил сомнение в том, что его средств хватит на перестройку «Петровской гостиницы» в пятиэтажное строение.

Льготный кредит, предоставленный владельцу бывшего постоялого двора, позволил не ограничиваться переделками, а возвести принципиально новое здание. Мало того, что каменное, так еще и шестиэтажное – выше, чем предписывалось постановлением городских властей.

Но, конечно, выстроенное по проекту архитектора Эльмара Лохка здание выделялось не только своей высотой. Комфортом, организацией внутреннего пространства, дизайном интерьеров оно приближалось к новейшим образцам гостиничного бизнеса Северной Европы.

Своими силами 

«Все в новом отеле новое – от скатертей и столовых приборов до ковров на полу и постельного белья», – писала в январе 1937 газета Uus Eesti. Издание добавляло, что и вся мебель в гостинице не просто новая, но и сделанная по специальному заказу.

В фойе каждого из четырех жилых этажей обстановка была выдержана в своем стиле. На первом посетителя ждал интерьер в стиле подчеркнутой функциональности. На втором – стилизованное рококо. Третий этаж был оформлен в национальном эстонском стиле, четвертый – делового кабинета.

Каждая и 48 комнат отеля были снабжены собственной уборной с горячей и холодной водой и телефоном. Номера-люкс были оборудованы пневматической почтой: пожелание жильца немедленно направлялись на кухню. Готовые блюда доставлял заказчику специально оборудованный лифт.

Особую гордость владельца «Palace» составляла то, что при его создании ему не пришлось прибегать к иностранной продукции. Лифты были изготовлены на таллиннском заводе Франца Крулля, обстановка – на предприятии Massoprodukt и фабрике Лютера.

Подчеркивал Мюрк и «демократичность» новой гостиницы: цена номера в ней колебалась от двенадцати до трех с половиной крон за сутки. По тогдашним ценам это было не мало, но ведь речь шла о самом современном отеле столицы.

Секрет инея

Словно не желая расставаться с давней традицией, согласно которой владелец гостиницы жил под одной крышей с постояльцами, Мюрк поселился в здании на углу Пярнуского шоссе и площади Вабадузе.

Пожить в фешенебельной квартире, располагавшейся на последнем, шестом этаже гостиницы, ему довелось недолго. Июньский переворот 1940 года повлек за собой национализацию отеля. Его владелец, занимавший, помимо прочего, руководящую должность в Союзе домовладельцев Эстонии, был репрессирован.

А основанный им отель не просто пережил все смены режимов, но и расширился: в 1959 году к нему пристроили еще одно крыло. Сделано это было в высшей степени тактично: различить, где кончается довоенная постройка, а где начинается послевоенная – практически невозможно.

Надо дождаться морозного зимнего утра, что обнаружить этот архитектурный курьез: на более современной постройке инея почему-то всегда больше. Может, дело в худшей теплоизоляции?

* * *

Без капитального ремонта выстроенный Йоханнесом Мюрком отель простоял более полувека.

Обновленный «Palace» принял своих посетителей в 1989 году. С тех пор список его постояльцев пополнился такими именами, как например, рок-музыкант Мик Джаггер, примадонна российской поп-сцены Алла Пугачева, патриарх Алексий II, королевская чета Норвегии. Первым из таллиннских отелей он обзавелся президентским номером.

Но что, пожалуй, ценнее – смог сохранить собственное лицо и не затеряться среди множества ежегодно открывающихся таллиннских отелей. И точно так же, как и три четверти века тому назад, зажигается каждый вечер над углом Пярнуского шоссе и площади Свободы название отеля – старейшая световая реклама в столице…

Жаль только, что имя того, кто подарил легендарный отель столице, современному горожанину неизвестно. Может, к столетнему юбилею гостиницы имя Йоханнеса Мюрка займет в городской истории подобающее место?

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда-то в усадьбе Вана-Вигала жил барон, в чьем услужении было множество духов. Поехал он однажды в Таллинн через озеро Юлемисте. Барон строго-настрого запретил кучеру оглядываться во время езды по воде. Карета мчалась как по зеркалу. Когда она приблизилась к берегу, где было мелко, кучер все-же посмотрел назад. К своему великому изумлению он увидел, что вокруг кареты суетились духи, - слуги Вана-Вигалаского барона: они переносили доски из-за колес кареты и ставили их впереди нее - так они строили мост, по которому ехала карета. Как только кучер оглянулся, карета с упряжкой лошадей провалилась в воду. Но так как берег был совсем близко, кони вытащили карету на сушу и никто не утонул.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!