Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Три четверти века тому назад распахнул свои двери отель «Palace» – одна из самых представительных и знаменитых таллиннских гостиниц.

Если судить по официальной топонимике, единственная «дворцовая» площадь Таллинна находится на Тоомпеа – та, что называется Лосси.

Дворцов в Нижнем городе – не густо. Но самая главная его площадь претендовать на звание «дворцовой» имеет все основания.

По крайней мере – с того момента, как в юго-восточной части ее встало здание отеля «Palace»: дворец не только по названию, но и по своей сути.

Шестиэтажная мечта

Угол теперешней площади Вабадузе и Пярнуского шоссе представителей «туристического бизнеса» привлекал издавна. Еще в 1912 году домовладелец Михкель Эйнсильд обратился к ревельской городской управе с просьбой разрешить ему строительство на южной стороне Петровской площади фешенебельного отеля.

Получив разрешение, застройщик решил обратиться к Бертелю Лильеквисту – финскому архитектору, временно сменившим место жительства с Гельсингфорса на Ревель ради наблюдения за ходом работ по сооружению театра «Эстония».

Гостиница «Палас». Холл в «национальном эстонском стиле». 1937 год (с) simson.com.ee

Лильеквист был склонен к масштабным формам. Спланированная им гостиница должна была занять весь земельный участок между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси. Здесь должно было встать пятиэтажное здание под высокой черепичной крышей: излом ее мансарды позволял разместить под ней еще один этаж.

Увы, свои силы, а главное – финансовые возможности – заказчик переоценил. «Первоклассный отель с квартирами внаем и настоящим американским баром» обернулся лишь внушительных размеров котлованом, который успели выкопать до начала Первой мировой войны.

Отгороженная от главной площади высоким дощатым забором дореволюционной еще постройки зияла до середины двадцатых годов, покуда киномагнат Леон Фальштейн не решил строить на ее месте синематограф «Глория-Палас» — нынешний Русский театр.

Громкое имя

Будь отель Эйнсильда выстроен – или, хотя бы, котлован для него выкопан полностью – со всей существующей на южной стороне площади Свободы застройкой было бы покончено. В том числе и с домом, стоящим на углу с теперешним Пярнуским шоссе.

Двухэтажное это здание особыми архитектурными достоинствами не отличалось: рядовая «деревяшка», типичная для городских предместий рубежа XIX-ХХ веков. Дополненная, правда, башней-мансардой, увенчанной возвышающимся над окружающей застройкой флагштоком.

С начала восьмидесятых годов в двухэтажном доме размещалось начальное училище, а в 1913 году его выкупил некий Йоханнес Мюльберг, решивший устроить в бывшем школьном здании гостиницу. Точнее – постоялый двор с меблированными комнатами.

Название владелец подобрал для своего заведения громкое – «Петровский»: по официальному имени площади, три года тому назад украсившейся памятником императору Петру I.

Именем, похоже, достоинства гостиницы и исчерпывались. Хотя газетная реклама и сообщала о наличии в каждой комнате электричества, путеводители в одном разделе с «Золотым львом» или «Отелем Санкт-Петербург» о заведении на Петровской площади упорно не упоминали.

Удивительно, но неказистое это заведение умудрилось, впрочем, войти в историю: в его стенах осенью 1919 года собрался конгресс Эстонской евангелическо-лютеранской церкви, избравший первого за семь веков епископа-эстонца Якоба Кукка.

Время перемен

Прошло еще полтора десятка лет. Площадь сменила свое название с Петровской на Вабадузе. Владелец «Петровской гостиницы» эстонизировал собственную фамилию, из Мюльберга превратившись в Мюрка.

Но куда как существеннее было то, что место расположения принадлежавшего ему заведения сменило свой статус кардинальным образом. Фактическая окраина губернского города стала композиционным и идеологическим центром столицы независимого государства.

Придать ей подобающий вид оказалось сложнее, чем избавиться от ставшего неактуальным памятника иноземному государю. Лишь оправившись от последствий мирового экономического кризиса начала тридцатых годов, Таллинн вновь стал стремительно застраиваться новыми представительными зданиями.

Для центральных улиц и площадей города высотность застройки была определена в пять этажей. Шансов вписаться в этот стандарт у двухэтажной «Петровской гостиницы» не было никаких. И ее владелец пошел на решительный шаг…

Новый стандарт 

«Не будем скрывать: хозяину этого дома удалось превзойти самого себя!» – произнес на состоявшейся 15 января 1937 года церемонии открытия отеля «Palace» таллиннский мэр Яан Соотс.

В чем именно заключалось это «превосхождение», глава столичного самоуправления не замедлил уточнить. Оказывается, пару лет тому назад, когда вопрос о застройке площади Вабадузе впервые встал на повестке дня, Йоханнес Мюрк выразил сомнение в том, что его средств хватит на перестройку «Петровской гостиницы» в пятиэтажное строение.

Льготный кредит, предоставленный владельцу бывшего постоялого двора, позволил не ограничиваться переделками, а возвести принципиально новое здание. Мало того, что каменное, так еще и шестиэтажное – выше, чем предписывалось постановлением городских властей.

Но, конечно, выстроенное по проекту архитектора Эльмара Лохка здание выделялось не только своей высотой. Комфортом, организацией внутреннего пространства, дизайном интерьеров оно приближалось к новейшим образцам гостиничного бизнеса Северной Европы.

Своими силами 

«Все в новом отеле новое – от скатертей и столовых приборов до ковров на полу и постельного белья», – писала в январе 1937 газета Uus Eesti. Издание добавляло, что и вся мебель в гостинице не просто новая, но и сделанная по специальному заказу.

В фойе каждого из четырех жилых этажей обстановка была выдержана в своем стиле. На первом посетителя ждал интерьер в стиле подчеркнутой функциональности. На втором – стилизованное рококо. Третий этаж был оформлен в национальном эстонском стиле, четвертый – делового кабинета.

Каждая и 48 комнат отеля были снабжены собственной уборной с горячей и холодной водой и телефоном. Номера-люкс были оборудованы пневматической почтой: пожелание жильца немедленно направлялись на кухню. Готовые блюда доставлял заказчику специально оборудованный лифт.

Особую гордость владельца «Palace» составляла то, что при его создании ему не пришлось прибегать к иностранной продукции. Лифты были изготовлены на таллиннском заводе Франца Крулля, обстановка – на предприятии Massoprodukt и фабрике Лютера.

Подчеркивал Мюрк и «демократичность» новой гостиницы: цена номера в ней колебалась от двенадцати до трех с половиной крон за сутки. По тогдашним ценам это было не мало, но ведь речь шла о самом современном отеле столицы.

Секрет инея

Словно не желая расставаться с давней традицией, согласно которой владелец гостиницы жил под одной крышей с постояльцами, Мюрк поселился в здании на углу Пярнуского шоссе и площади Вабадузе.

Пожить в фешенебельной квартире, располагавшейся на последнем, шестом этаже гостиницы, ему довелось недолго. Июньский переворот 1940 года повлек за собой национализацию отеля. Его владелец, занимавший, помимо прочего, руководящую должность в Союзе домовладельцев Эстонии, был репрессирован.

А основанный им отель не просто пережил все смены режимов, но и расширился: в 1959 году к нему пристроили еще одно крыло. Сделано это было в высшей степени тактично: различить, где кончается довоенная постройка, а где начинается послевоенная – практически невозможно.

Надо дождаться морозного зимнего утра, что обнаружить этот архитектурный курьез: на более современной постройке инея почему-то всегда больше. Может, дело в худшей теплоизоляции?

* * *

Без капитального ремонта выстроенный Йоханнесом Мюрком отель простоял более полувека.

Обновленный «Palace» принял своих посетителей в 1989 году. С тех пор список его постояльцев пополнился такими именами, как например, рок-музыкант Мик Джаггер, примадонна российской поп-сцены Алла Пугачева, патриарх Алексий II, королевская чета Норвегии. Первым из таллиннских отелей он обзавелся президентским номером.

Но что, пожалуй, ценнее – смог сохранить собственное лицо и не затеряться среди множества ежегодно открывающихся таллиннских отелей. И точно так же, как и три четверти века тому назад, зажигается каждый вечер над углом Пярнуского шоссе и площади Свободы название отеля – старейшая световая реклама в столице…

Жаль только, что имя того, кто подарил легендарный отель столице, современному горожанину неизвестно. Может, к столетнему юбилею гостиницы имя Йоханнеса Мюрка займет в городской истории подобающее место?

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода. В настоящее время по Пикк-Ялг разрешается только пешеходиое движение, но для тех, кто в прошлые столетия имел право въезжать сюда на телегах или в экипажах, дорога не была легкой. Подниматься круто вверх трудно было лошадям, а когда они неслись вниз по улице, приходилось проявлять свое искусство кучеру. В путевых заметках английской писательницы Элизабет Ригой, находившейся в Таллине в 1838—1841 годах, говорится: «Чтобы предотвратить столкновение экипажей, кучера громкими криками извещали о своем приближении. Сторож, стоящий в воротах, тоже должен был кричать во весь голос, чтобы въезжающие на Пикк-Ялг успели вовремя посторониться».
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!