А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Башня Кик-ин-де-Кек ("Загляни в кухню") называется так, потому что высота ее 45,5 метров, и раньше из ее бойниц можно было подсмотреть, что у кого на обед.
Хроники Таллина
Говорят так:
Есть в Таллинне городской район с названием Сибулакюла (Луковичная деревня). Однако, если покопаться в истории этого района, станет ясно, что это не случайное наименование. В 1839 году в Санкт-Петербурге был издан "Путеводитель по Ревелю и его окрестностям". В книге подробный рассказ не только об исторических и архитектурных достопримечательностях города, но и не менее полное описание всех сторон жизни Ревеля в первой половине XIX столетия. Среди прочего путеводитель сообщает о торговле овощами: "За городом огороды, которые возделывают и содержат наши Ярославские Ростовцы. Это очень выгодно для города. Прежде русские огородники приезжали в Ревель и нанимали под огороды места, отчего овощи продавались очень дешево, осенью же огородники возвращались домой, чтобы весной приехать снова. Но по времени некоторые нашли удобнее совсем переселиться в Ревель". По-видимому, одно из поселений русских огородников было в районе современных улиц Маакри, Леннуки, А.Лаутера, Каупмехе, Лембиту и Кентманна. Судя по названию, выращивали они на здешней сухой земле хороший лук.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1311 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Спеша как-то в трамвае на автовокзал я услышал разговор двух подростков.
— Ого! – заметил один, когда мы подьезжали к остановке “Пабери” — каких тут небоскрёбов забабахали!
— Лас-Вегас! – согласился приятель – да ещё и церквуху какую-то зачем-то построили…

Им было и невдомёк, что небольшая церковь, приютившаяся в узкой горловине Тартуского шоссе, куда как старше не только своих высотных соседей, но и безжалостно сносящихся деревянных окрестностей. И даже самой улицы.

Папская дипломатия.

Начало тринадцатого столетия выдалось для Эстонии неспокойным. Ещё совсем недавно малоизвестная земля на далёком Севере стала лакомым кусочкам для феодалов и купцов со всех берегов Балтийского моря. Ревностные христиане с воодушевлением принялись за обращение местных язычников в истиную веру. А захватив поля и леса эстов с неменьшим рвением занялись склоками между собой. Противоречия между датским королём и немецкими рыцарями приняли, наконец, такой размах, что вдохновитель северных крестовых походов – римский Папа задумал вмешаться в дела Прибалтики.

Посредником в споре Тевтонского ордена и датчан был послан Вильгельм — епископ итальянского города Модены. Успехи папского легата на нивах дипломатии оказались не совсем такими, как ожидали в Риме, но след в истории Таллинна Вильгельм Моденский оставил. Сохранившийся в Городском архиве пергамент подтверждает льготы и привелегии, которыми Вильгельм одарил таллиннский госпиталя св. Иоанна.

Европейцы принесли в Эстонию не только христианство, каменное зодчество и крепостное право, но и неизвестные в здешних краях болезни. Самой пугающей из них была чума – из за разразившейся эпидемии завоеватели даже поспешили заключить с эстами перемирие. Не менее коварной оставалась и “тихая смерть” Средневековья – проказа.

Бродящие по страницам романов прокажённые с колокольчиком на шнурке – явление не столь уж распостранённое в действительности. Скорее напротив – изгоняя заболевшего из городского сообщества, власти вовсе не спешили оставлять бедолагу на волю судьбы. Кто знает, какие несчастья он способен сотворить?! Куда как более надёжным представлялось поселить его среди подобных. Подальше от здоровых горожан – но не слишком: ровно настолько, что бы в завещаниях усопших богатеев упомянались пожертвования на обитателей госпиталя и его попечителей.

Место для госпиталя святого Иоанна подыскали как нельзя лучше. От границ города его отделял традиционный “полёт камня” – расстояние, равное выстрелу катапульты или камнемёта. Протекавшая некогда в окрестностях города Харьяпеа преврашала участок земли между современными Тарту маантее и улицей Торнимяэ в небольшой полуостровок. Так что изоляция первой таллиннской больницы вполне отвечала требованиям средневековой медицины. Лечение тоже было организовано вполне в духе времени. Эпоха, видевшая в любой хвори прежде всего небесную кару, самым надёжным средством почитала пост и молитву. Поэтому едва ли не самым существенным зданием любой средневековой больницы была церковь.

От постройки, помнившей визит Вильгельма Моденского не сохранилось и следа. Первоначальная деревянная церковь, посвящённая как и сам госпиталь, св Иоанну просуществовала до середины 15ого столетия. Уже в 1449 году таллиннский епископ Хейнрих был приглашён на освящение каменной постройки. Её век оказался ещё короче, чем у деревянной предшественницы – грянувшая через сотню с лишком лет Ливонская война превратила таллиннские пригороды в пепелище.

Дела земные

Жертвуя на госпиталь при жизни или упоминая его в завещании, средневековый бюргер преследовал двоякую цель. С одной стороны – старался обеспечить загробное блаженство. А заодно надеялся “откупить” себя и своих близких от загадочной хвори в мире этом. С не меньшей охотой наш предок приобретал всякого рода амулеты и индульгенции – их “производство” было поставлено при средневековых лечебницах на широкую ногу.

Вероятно, таллиннский лепрозорий не был ислкючением. Во всяком случае, параллельно с медицинской, под патронажем св Иоанна, развернулась и …финансовая деятельность! Богатсво, скопленное за оградой больницы, активно пускалось в оборот. Брать в долг у госпиталя не брезговали ни нижегородские купцы, ни тоомпеаские дворяне. Да и сам таллиннский магистрат частенько оказывался его должником! Накануне Ливонской войны добрых семь десятков городских домов оказались заложены своими расточительными владельцами. Госпиталю принадлежали обширные земли – залог тех, для кого мизерная по нашим временам шестипроцентная ставка оказывалась неподъёмной…

Наверняка, львиная доля богатств оседала в кошельках попечителей богоугодного заведения. Но и простым обитателям жаловаться не приходилось. Если в городских госпиталях и приютах именно хороший аппетит был основным симптомом выздоравления – способного съесть целую булку отправляли домой – то в Иоанновском дела обстояли напротив: обитателям полагалось ежедневное горячее питание. Выдавались даже карманные деньги. Неудивительно, что вслед за прокажёнными, в лепрозорий тянулись немощные, престарелые, да и просто обнищавшие. Говорят, что именно одному из них госпитальная церковь обязана своим нынешним обликом….

Щедрый кувшин

Рассказывают, что как-то раз некий барон послал своего кучера в город – продать лошадь. Оборотистый слуга выручил необходимые деньги, да и сам в долгу не остался. Только собрался он пойти промочить горло в ближайшей корчму, как наткнулся на слепца с мальчонкой-поводырём. Сунул кучер нищему серебрянную монету, да и расхвастался, с чего это он сегодня такой щедрый. Рассказал, сколько таллеров отвалили ему в городе за хозяйскую лошадь. Даже кошель с деньгами из-за пазухи вытащил. А нищий беззубый рот кривит – где, мол, слепцу, мелкие монеты разглядеть… Тут уж кучер не стерпел и для пущей убедительности вложил

кошелёк в руку слепого собственноручно. Тот взвесил их на ладони, повернулся к простаку спиной, ткнул поводыря клюкой да прочь зашагал. Кучер за ним с кулаками –верни мои деньги! Сбежались на крик люди и потащили обоих в суд.

Долго судья решения вынести не мог. Наконец попросил слепца назвать, сколько монет в кошельке лежит. К всеобщему удивлению, нищий назвал точную сумму – ведь кучер сам её сгоряча выболтал! – и деньги были присуждены ему.

На счастье, кто-то из кучеровых приятелей промышлял в городе извозом. И когда одураченный кучер поделился с ним горем, тот решил помочь собрату. Оказалось, что нищий не так уж и беден. Извозчик даже подвозил его, порой, до дома. Кучер тот час же направился к жилищу хитрюги и застал его на месте. Сквозь подвальное окошко было видно, как тот извлекает из тайной ниши бездонный кувшин, и ссыпая в горловину, “заработок” радостно приговаривает, мол, сегодня, милый мой друг,я принёс тебе целое состояние!

Дождавшись, когда нищий закончит нежные изъяснения с кувшином, кучер проник в подвал, вытащил из тайника деньги и поспешил к судье. На следующий день у ворот мошеника был выставлен караул и когда “слепой” вновь направился в подвал стражники арестовали его.

Кошелёк, похищенный у кучера, вернули владельцу, а оставшиеся деньги было решено потратить, выражаясь современным языком, на “социальные нужды”. То есть на переоборудование лежашего в развалинах Иоанновского госпиталя под приют для сирых и убогих. Иными словами – в богадельню, прозванную в народе Яановской

Под бронзовым петушком

Сколько правды в предании о кучере и нищем – судить сложно. Но обширная перестройки бывшего госпиталя в середине 17ого столетия — факт. Кстати, именно тогда на фасаде церкви появилась картина, изображающая слепца с повадырём – уж не в память ли легедарного “спонсора поневоле”?!

Северная война, покатившаяся по нашим землям в начале следующего, восемнадцатого, века едва ли уменьшила число обитателей приюта. Город ещё не оправился от военного лихолетья, как в Яновской богадельне вновь застучали плотницкие топоры – над каменным корпусом церкви решили возвести новую колокольню. Деревянная башенка была увенчана скромным барочным надвершением в 1724 году. Не смотря на то, что номинально Эстония уже перешла под власть Российской короны, обший вид был выдержан в стиле провинциальных церквей Шведского королевства. Тот же облик сохранился и при последующих ремонтах – в конце 18ого и 19ого веков. Примечательно, что ревностные “рествараторы” прошлого пощадили оригинальный флюгер Яановской церкви – бронзового петушка. Его сородичам, венчавшим некогда остальные шпили таллиннских церквей повезло куда меньше – их можно различить лишь в сером небе старинных гравюр…

…Много воды утекло с тех пор, как Вильгельм из Модены одарил госпиталь близь устья Харьяпеа привелегиями и льготами. Да и сама речка, превратившись в зловонную канаву, исчезла в канализационном коллекторе. Близь стен старинного лепрозория выросли дома и бумажная фабрика. Загрохотала конка, чуть позднее – трамвай. А побочное детище папской дипломатии так и продолжало исполнять возложенные много веков назад функции — служить медицине. И хотя средневековая лепра давно уже не пугала таллиннцев, статус закрытого заведения бывшая богадельня сохраняла: в ней располагалась лечебница для хронических больных. Из центра города она съехала менее полувека назад – в шестидесятые годы. Неброское здание церкви, пережившей пожары, войны и сносы, превратили в склад. Туриситские путеводители обходили её стороной, а газетная заметка тридцатилетней давности даже отказала в сакральном статусе, стыдливо называя “домом с петушком на башне”…


Второе рождение

Несколько лет назад под дощатым потолком церкви бывшей богадельни вновь зазвучали слова пастыря. Многострадальное здание было передано армянской общине, которая занялась косметическим ремонтом старейшей церкви за стенами Старгого города. В нише, где некогда помещалось изображение нищего с поводырём, на некоторое время появилась икона, выполненная в ультрасовременной манере. Она словно предвосхитила стремительное развитие окрестностей бывшей Яановской богадельни…

Сейчас можно с уверенностью сказать одно: реконструкция района Сибулакюла пощадила памятник старины. И даже если при воплощении градостроительных амбиций в жизнь часть ансамбля богадельни исчезла, её ядро – церковь – не только сохранилось, но буквально возродилось из забвения!

Нынешняя реставрация вернула сооружению оригинальную черепичную крышу. Воссозданы снесённые при возведении соседнего высотного здания ворота 18ого столетия. Выкрашенный в ярко-зеленое кивер контрастирует с охрой башенки. Вероятно, в скорое время на своё законное место вернётся и вызолоченный петушок. Помолодевшая церквушка одновременно обрела вид старинной постройки, который может показаться непривычным не только юнным таллиннцам, но и столичным старожилам. Впрочем, привычка – дело приходящее. Особенно, если речь идёт о заведении, чей восемьсотлетний юбилей вовсе не за горами….


Йосеф Кац
Публикуется на страницах нашего сайта, с любезного согласия автора.
При перепечатке, ссылка на http://tallinn.cold-time.com строго обязательна!











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Сальме Тоомвяли в кабине паровоза.
Фото из газеты Rahva Hääl, март 1941 года.

Муза железных дорог: первая женщина-машинист Сальме Тоомвяли

Сальме Тоомвяли – первая в истории железных дорог Эстонии женщина-машинист – заняла свой рабочий пост в кабине паровоза ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с ...

Читать дальше...

Первые семь КТ-4 в ожидании «воздушного путешествия»
с железнодорожной платформы на трамвайные пути. Февраль 1981 года.

Чехословацкие «аквариумы» для трамвая Таллинна

Сорок лет тому назад на таллиннские улицы впервые вышли трамваи чехословацкой сборки «КТ-4», обслуживающие жителей и гостей столицы и по ...

Читать дальше...

Что и почему нужно знать о тайном пакте Бермонта-Гольца

Сто лет назад, 21 сентября 1919 года, генерал германской армии Рюдигер фон дер Гольц и командир Западной добровольческой армии самопровозглашенный ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня СЗА в Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Таллин

О НАЗВАНИИ СТОЛИЦЫ ЭСТОНСКОЙ ССР

7 декабря 1988 г. на сессии Верховного Совета Эстонской ССР единогласно принята поправка к русскому тексту Конституции (Основного закона) Эстонской ...

Читать дальше...

Модель торгового судна XVII века, принадлежавшего членам ревельского братства Черноголовых, в коллекции Таллиннского городского музея.

Восемь столетий Таллинна: Век семнадцатый, переломный.

Семнадцатый век единственный в восьмивековой истории Таллинна целиком и полностью укладывается в рамки Шведского времени, составляя тем самым большую часть ...

Читать дальше...

Биржевой переулок.

Биржевой проход: «тропой истории» вдоль Исторического музея

После недавно завершившейся реставрации Биржевой проход – одна из самых колоритных и узнаваемых улочек Старого Таллинна – вновь открыта для ...

Читать дальше...

Фасад Дома кино – один из самых ярких образцов эклектики в архитектуре Старого Таллинна.

Дворец десятой музы: Дом кино на улице Уус

Сорок лет назад муза кино обрела в Таллинне свой собственный дом – роскошный неоренессансный особняк на улице Уус. Первый киносеанс в ...

Читать дальше...

Семья лопарей-саамов с их оленями. Иллюстрация из газеты «Rigasche Rundschau», март 1931 года.

Заполярье за Коммерческой гимназией: Лапландия в Таллинне

Для того чтобы посетить «всамделишную Лапландию», столичным жителям девяностолетней давности было достаточно заглянуть на пустырь за зданием нынешнего Английского колледжа ...

Читать дальше...

Руководство Рийгикогу первого созыва в служебных помещениях замка Тоомпеа.

Бездна доверия и масса проблем: 1-я сессия 1-го Рийгикогу

Сто лет тому назад термин «Рийгикогу» вошел в активный словарь жителей Таллинна и других городов нашей страны: 4 января 1921 ...

Читать дальше...

Таллиннский Дед Мороз переходного от «новогоднего» к «рождественскому» периоду своей биографии на открытке второй половины 80-х годов.

В Кадриорге когда-то работала школа Дедов Морозов

Тридцать лет назад в Таллинне открылось учебное заведение, аналогов которому прежде в истории системы образования столицы едва ли было возможно ...

Читать дальше...

На месте Järve Selver почти сто лет высились корпуса фабрики, основанной Оскаром Амбергом.

Силикатный кирпич Оскара Амберга

Сто десять лет тому назад на окраине тогдашнего Таллинна приступило к работе предприятие, без преувеличения, изменившее облик города самым радикальным ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Раньше на улицах Ревеля не было освещения; в любой момент на голову прохожего из окна могли выплеснуть помои. Мостовые были без тротуаров, пешеходы, заслышав цокот копыт и грохот колес, жались к стенам. На ночь улицы перегораживались цепями, чтобы злоумышленники не могли ускользнуть от дозора. На башнях перекликалась стража. О благоустройстве родного города жители начали задумываться довольно рано: по крайней мере с 1360 года владелец дома должен был подметать перед своим жилищем. За чистотой улиц и рынков следили уличные подметальщики.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!