А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Атмосфера Cредневековья сохранилась в Таллине
даже при советской власти. Здесь не играют в
старину, а живут в ней. Когда нужно прочистить
дымоход, зовут трубочиста, и утром, чтобы узнать
какой дует ветер, смотрят на старого Тоомаса,
украшающего ратушу.

Этот город не спутаешь ни с одним другим городом.
Его историческая часть включена в перечень
памятников мирового значения ЮНЕСКО.
Но Таллин отнюдь не превратился в музей, хотя сюда и едут
туристы со всего света. Таллинские дома XV-XVI веков
– не мертвые памятники прошлого. В них живут люди,
работают кафе, уютные гостинцы. Старинный город
за свою историю не мог не обрасти легендами,
преданиями и просто городскими байками.
По одной из легенд, Таллинн основан на могильном
кургане. Холм Тоомпеа считается надгробием
Калева, легендарного короля эстов. Его
безутешная вдова Линда долгие месяцы стаскивала
на место погребения огромные валуны. Так и вырос
холм Тоомпеа. А Линда, устав от таких
нечеловеческих трудов, присела отдохнуть… и
превратилась в камень. Где этот камень, со
временем забылось, но в 1920 г. в парке у стен города
таллинцы установили памятник плачущей от
изнеможения Линде.
Город на холме Тоомпеа – русские называют его
Вышгород – по всей видимости, основали в начале
XIII века датчане. В пользу этого говорит старинное
эстонское название Таллина – «Таннилин», в
переводе «датский город».
Над Вышгородом господствует ровесник Таллина,
древнейший в городе собор – Домский. Под
могильной плитой прямо у входа в Домский собор
погребен таллинский Дон-Жуан. Он попросил, чтобы
его похоронили именно здесь, потому что надеялся,
что каждый раз, когда на нее будет ступать
прихожанин, ему будет прощаться один грех. Но
есть и другая версия: даже после смерти Дон-Жуан
рассчитывал заглядывать под женские юбки. Ему
принадлежит один из старинных дворянских гербов,
украшающих стены собора. Похороненные здесь
обладатели других гербов известны более
достойными деяниями – по большей части
воинскими.
Из-за удачного расположения Таллина у входа в
Финский залив, постоянно находились желающие
силой присоединить город к своим владениям.
Строить укрепления начали еще датчане, потом их
основательно усовершенствовали рыцари
Ливонского ордена. В результате оборонительная
система Таллина стала одной из самых надежных в
Европе. Город ни разу не удалось взять штурмом –
только измором.
Во всей Европе в наше время совсем немного
городов, окруженных настоящей средневековой
крепостной стеной. Один из них – Таллин. Правда,
ворот в стене осталось только двое – остальные
были разобраны еще в середине XIX века, так как они
мешали уличному движению. На месте разобранных
ворот в городских стенах зияют проломы. Пройдя
сквозь такой пролом, оказываешься в парке,
который опоясывает старый город. Этот парк
разбили в XIX веке на месте ставших ненужными
земляных валов и бастионов.
Вооруженный неприятель жителям Таллина больше
не угрожает, но вот от капризов погоды ни за
какими крепостными стенами не укроешься. Не
спасет от них и талисман Таллина – Старый Тоомас.
С ним, естественно, тоже связано предание.
Бедному рыбаку нечем было кормить своего сына
Тоомаса, и он решил отдать его в стражники – их
кормили и одевали за счет города. Всю жизнь
прослужил Тоомас в страже, участвовал в
нескольких войнах, совершил множество подвигов и
за храбрость получил звание знаменосца. Таллинцы
прозвали его Старым Тоомасом. А так как он носил
длинные усы и одевался так же, как фигурка воина
на флюгере ратуши, горожане и флюгер стали
называть Старым Тоомасом. Впрочем, погода
Тоомаса не касается. Его дело – охранять Таллин
от врагов и козней темных потусторонних сил.
Раз в году, в ненастную осеннюю полночь из озера
Юлемисте выходит седой старичок. Он спускается
по холму к городским воротам и спрашивает у
стражи: «Ну как, город уже готов или все еще
строится?» Страже велено отвечать: «Город еще
далеко не готов». Потому что, если ответить
«готов», воды озера затопят весь старый город.
Случалось, наверно, что нерадивый стражник
отвечал «готов». Вода из Юлемисте несколько раз
затопляла город, но без катастрофических
последствий. Все его улицы проходят в точности
там, где их проложили в Средневековье.
В старом городе с древности запрещалось сажать
деревья – и без них пешеходам и экипажам там было
тесно. Единственное исключение – две липы у дома
№ 29 по улице Лай. В начале XVIII века этот дом
принадлежал бургомистру Иоанну Хуку. К нему
любил зайти на чашку кофе или кружку пива Петр I.
Однажды у Хука был ремонт, и он принимал высокого
гостя на крыльце. Жарко пекло солнце, и Петр
сказал, что неплохо бы посадить у крыльца деревья.
Хук напомнил о старинном запрете, и тогда царь
торжественно даровал бургомистру и его потомкам
привилегию растить перед домом два дерева. Липы,
растущие сейчас, посадили в XIX веке на смену
первым, хуковским.
Завоевав в 1710 г. эстонские земли, Петр I велел
построить неподалеку от Таллина дворец и разбить
сад в итальянском стиле. Дворец император назвал
Екатериненталем – в честь своей супруги
Екатерины. Со временем это непроизносимое
название превратилось в Кадриорг. Вернувшись
сюда через несколько лет, царь удивился
пустующему парку. Он спросил караульного офицера:
неужели горожанам парк не нравится? Тот ответил,
что комендант не велел никого пускать в царские
владения. На следующий день в Таллине под
барабанную дробь была объявлена монаршая волю:
всем горожанам разрешается посещать Кадриогр и
любоваться здешними красотами.
Во времена Российской империи Эстляндия была
тихой благополучной провинцией. Зато Эстонскую
Социалистическую Республику в СССР воспринимали
почти как заграницу. А Таллин и вовсе казался
западным городом.

Бар «Мюнди» – самое модное и западное заведение
советского Таллинна. Здесь за коктейлем один из
героев Довлатова внушал легкомысленным девушкам:
«Настоящий эстонец должен жить в Канаде». Одним
из ингредиентов того коктейля наверняка был
ликер «Ванна Таллин» – гастрономический символ
Эстонии, лучший подарок, какой можно было сделать
друзьям и родным по возвращении из командировки.
Ведь ничего подобного «Ванна Таллину» в СССР не
делали.
В Эстонии, как и вообще в советской Прибалтике по
сравнению с остальным Союзом допускались
некоторые вольности в очень незначительных
пределах.
Таллинский музыкант Тармо не нарушал советских
законов. Но в конце 80-х его вынудили эмигрировать
– просто потому, что играл он не ту музыку.
– Все равно свободными здесь себя не чувствовали?
– Это казалось людям, которые пришли из России,
где еще хуже было. Это сравнительно, может быть, и
было свободнее, но не особенно.
Кроме идеологического пресса Эстония вкусила и
других прелестей развитого социализма. В
частности, дефицит самых простых товаров. 20 лет
назад в Таллине рассказывали такой анекдот:
заходит человек в таллинскую галантерею и
спрашивает застежку-молнию. А ему отвечают: «нет».
А где ближайший магазин, в котором ее можно
купить – в Хельсинки.
От Таллина до Хельсинки меньше 100 километров, но
обычному человеку в финскую столицу попасть было
практически невозможно. Теперь же, взял билет на
паром, и через три часа ты на месте. И о том, что
такое дефицит, за 13 лет независимости жители
Эстонии успели прочно забыть.
Таллин за последние годы стал гораздо ухоженней,
чище. Жилые дома возвращены бывшим владельцам, и
они обязаны поддерживать свою недвижимость в
идеальном состоянии. Новых зданий в старых
кварталах, понятное дело, не строят – чтобы не
нарушать сложившийся облик города. Однако кое-какие
объекты на улицах Таллина все же появляются.
Это – одна из новых достопримечательностей
старого Вышгорода. Его строительство обошлось в 2
300 000 эстонских крон – это где-то 200 000 долларов. Не
побоюсь утверждать, что это – самый дорогой
общественный туалет во всей Эстонии, а может быть,
и во всей Европе. Говорят, он окупится к 2050 г. Вот
уж, действительно, деньги пошли в канализацию.
Обратить внимание на это инженерное сооружение
советовал чуть не каждый мой таллинский
собеседник. О том же, что в городе до сих пор
сохранилась профессия трубочиста, знали далеко
не все. Найти трубочиста мне удалось с большим
трудом.
Мне очень повезло, я познакомилась с трубочистом
Титом. Мы поднялись по крутой лестнице, которая
вела на крышу.
– Тит, а как же по таким крышам ходить, они же
очень покатые?
– Ну как? У нас сдают экзамены.
– У трубочистов экзамены есть?
– Хотите научиться?
– Конечно. А трубочисты часто с крыш падают?
– Трубочисты не падают, это самолеты падают. Надо
выбирать, где не дует, иначе может ветром унести.
– Мы сейчас с вами шли по улице и несколько
человек подошли к вам и подержались за пуговицу,
это какая-то примета?
– Да, эстонцы верят, что если подержаться за
пуговицу трубочиста – это принесет счастье.
В древнем Таллине тысячи легенд. Они связаны чуть
ли не с каждым камнем. Но мне глубже всего в душу
запала легенда живая – трубочист Тит.

Журнал «Вокруг Света» 14 ноября 2004 года











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Около трехсот лет тому назад, во время Северной войны, на службу в русскую армию поступил герцог Карл-Евгений де Круа. Он очень понравился Петру I, и тот, произведя его в генерал-фельдмаршалы, назначил главнокомандующим русскими войсками под Нарвой. Битва была проиграна. Де Круа попал в плен к шведам. Ему было позволено жить в Таллинне. Высокое звание, титул и общительный характер де Круа располагали к нему людей, которые охотно давали ему деньги в долг. Де Круа жил на широкую ногу. Играл в азартные игры, любил покутить. Но однажды утром слуга увидел, что хозяин умер. Горожане обсуждали, кто заплатит долги герцога де Круа... В конце концов решили: не отдавать тела де Круа городским властям для похорон до тех пор, пока не получат все деньги назад сполна. Власти восприняли это решение спокойно. Не хоронить, так не хоронить... Хлопот - никаких! Хоронить де Круа не стали. Положили герцога в простой еловый гроб и поставили возле церкви Нигулисте в усыпальницу фон Розена... Шло время. О герцоге почти совсем забыли.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!