А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Случилось это в стародавние времена. Однажды медленно поднимался по склону Тоомпеа человек высокого роста. По одежде его можно было принять и за рыцаря, и за монаха, а по обличию за человека сильного, но жестокого. Был он весь будто из железа — под монашеской рясой железные доспехи, железные мысли в железной голове, железное сердце в железной груди. Вдруг он услышал звонкий смех детей, заставивший его вздрогнуть. В глазах вспыхнула злоба. Внизу под холмом, у крепостного рва заметил двух детей, мальчика и девочку. Весело смеясь и болтая, дети бросали в воду камешки. — Я вижу, судьба готовит вам совсем иное, чем я. Изменить судьбу я не в силах, но воздвигнуть препятствие на ее пути могу, — подумал рыцарь. А вслух добавил: — И непременно воздвигну! Дети вскочили, услышав грозный голос, а рыцарь молвил: «Заклинаю, да будет так! Пусть судьбе не удастся соединить вас прежде, чем вы не засыплете ров доверху и не сровняете земляные валы до основания. С тех пор прошли столетия. Дети без устали заполняют ров, бросая в него камни и землю, которые приносят с валов. Они трудятся безостановочно, пытаясь приблизить счастливый день. Поэтому те, кто гуляет весной и летом на земляных валах, слышат иногда шум падающих в воду камней и детский смех, осенью же и зимой до редкого прохожего доносятся жалобный плач и шепот утешения. Немало сделано уже детьми города — на месте бывших валов чудесный парк, а от двух с половиной километров крепостного рва остался только красивый пруд Шнелли.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Более ста лет тому назад по Таллинну стали распространяться
жуткие слухи о том, что якобы иногда людей хоронят не мертвыми, а впавшими в летаргический сон, и что заживо похороненные просыпаются в гробах, иногда выбираются из могил и в помешательстве бродят привидениями по кладбищам.
От таких ужасов таллиннцев решил избавить доктор Хейнрихсен. Как выяснилось после его смерти, большую часть своего состояния он завещал на строительство в Таллинне приюта для мнимоумерших. Городские власти не спешили с выполнением завещания Хейнрихсена, считая это чудачеством, но, в конце концов, через десять лет после смерти врача это странное заведение для отстоя покойников было построено.
У дороги, ведущей на кладбище в Копли, появилась своеобразная группа строений, окруженных оградой из кустов. Над входом в приют для заснувших летаргическим сном было написано: «Добро пожаловать!» Объявления в газетах предлагали перед захоронением сдавать сюда мертвецов — вдруг воскреснут!
В главном зале приюта на стене была написана золотыми буквами цитата из Библии: «Утешайтесь надеждою!» Над диваном, оббитым черным бархатом, висел портрет Хейнрихсена — мужчины с седыми вьющимися волосами и рыжими бакенбардами, с круглыми водянисто-зелеными глазами.
В центре зала стояли постаменты. Сюда ставили гробы с покойниками. К рукам, ногам и голове покойника привязывали колокольчики: если спящий пошевелится, раздастся звон. Однажды колокольчик зазвенел, но, как выяснилось, его задели резвившиеся мыши.
Смотрительница приюта госпожа Себбер, как ей и было предписано, постоянно держала наготове самовар с горячими углями и три бутыли теплой воды вместо грелок. В трех комнатах, для отдыха воскресших регулярно на трех кроватях менялось постельное белье. В вазы, стоявшие на тумбочках возле кроватей, ставились летом цветы, а зимой — сосновые и еловые ветки, чтобы очнувшийся покойник мог сразу же насладиться приятными запахами. На столах лежали молитвенники.
В шкафах, согласно завещанию, висела одежда. Как для горожан, так и для крестьян, чтобы вернувшиеся к жизни могли переодеться, сняв саван и длинную покойницкую рубаху. Хранившуюся в шкафах одежду весной к Юрьеву дню выколачивали, проветривали, «жарили» на солнце и пересыпали нафталином.
Шли месяцы, годы… И обидно было, что все труды — зряшные, так как ни один покойник не воскрес. Их стали привозить в приют все реже и реже.
У смотрительницы госпожи Себбер, несмотря на все хлопоты, свободного времени было много, и она любила поболтать со своими подругами, попивая кофеек с ароматными тминными булочками.
Однажды госпожа Себбер разговорилась с приехавшим из Тарту на каникулы студентом. Выяснилось, что в Таллинне у него возлюбленная, и ему надо где-нибудь переночевать. Смотрительница нерешительно предложила студенту номер в своей пустующей «гостинице», и, к ее удивлению, предложение было с восторгом принято. На вторую ночь студент пришел не один, а со своей подружкой…
Постепенно необычный приют ожил. Особенно весело бывало в зале по вечерам, когда случайные постояльцы, сидя за пустыми пьедесталами для гробов, пили вино, пели веселые песни, играли на гитарах и губных гармошках. Однажды в хмурый темный вечер в окно приюта кто-то постучал.
— Все занято! — крикнула смотрительница в форточку, на секунду приоткрыв ее и тотчас же захлопнув. Но в окно опять постучали. Уже более энергично. Госпожа Себбер посмотрела в окно и обомлела. В темноте у окна стоял человек в длинной рубахе.
— Как это «нет места»?! Да откройте же, наконец, дверь! Впустите меня! Я из покойницкой! — возмущенно кричал мужчина.
Смотрительница взяла керосиновую лампу и направилась к двери, в которую уже нетерпеливо барабанил кулаками нежданный пришелец. Дрожащими руками отперла госпожа Себбер замок, и в дом ввалился
крепко сбитый высоченный мужчина.
— Я еще раз спрашиваю, что значит «все занято»? — разъяренно прокричал он, оглядывая притихших постояльцев. С головы пришедшего стекали потоки воды — на улице шел дождь. Ноги и штаны были в грязи… Силы оставили госпожу Себбер. Она опустилась на стул, закрыла глаза и застонала.
— Ни о чем не спрашивайте! Это было ужасно! — проговорил мужчина и, подняв указательный палец, добавил: — Мне необходимо согреться!
Трое молодых людей и три их подружки засуетились. Из кухни были принесены бутылки с вином, закуска. Изрядно выпив и с жадностью поев, посетитель рассказал свою историю:
— Я — Каарберг. Нездешний. Приехал сюда по делам. Попал в больницу. А там доктора — чтоб им пусто было! — решили, что я умер, и снесли меня в покойницкую. Завтра бы уже и похоронили. Хорошо, что очнулся и сбежал оттуда. Черт возьми, это надо как следует отметить!
Все присутствовавшие, в том числе и уже пришедшая в себя госпожа Себбер, с радостью стали пить за здоровье Каарберга.
Смотрительница предложила ему переодеться, и Каарберг удалился в одну из комнат. Прошло довольно-таки много времени. Молодежью было допито все вино, а вернувшийся к жизни не появлялся.
— Господин Каарберг! — тихо постучала в дверь смотрительница, но за дверью была тишина. — Господин Каарберг! — уже громче позвала госпожа Себбер и попыталась, было открыть дверь, но та оказалась запертой.
Выбежав на улицу, смотрительница приюта увидела, что окно распахнуто настежь и комната пуста. Шкаф с одеждой открыт. Рубаха и штаны незваного гостя брошены на стул.
Только госпожа Себбер вернулась в дом, как во входную дверь громко и энергично постучали. Оказалось — полицейский.
— Вы укрывали опасного преступника номер 43, сбежавшего из тюрьмы, — заявил сыщик госпоже Себбер.
Он подошел к запертой двери. Рванул ее с силой. Открыл. Вошел в комнату. Подошел к стулу. Поднял валявшуюся на нем длинную арестантскую рубашку. И все увидели на ее спине число: 43.

Юрий Никифоров

Необычные истории. Таллинн. 2000 г. 48 стр.
Этот сборник адресован всем, кто интересуется феноменами духов, привидений и неординарными приключениями.
(c) Юрий Никифоров, 2000.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!