А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1099 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Более ста лет тому назад по Таллинну стали распространяться
жуткие слухи о том, что якобы иногда людей хоронят не мертвыми, а впавшими в летаргический сон, и что заживо похороненные просыпаются в гробах, иногда выбираются из могил и в помешательстве бродят привидениями по кладбищам.
От таких ужасов таллиннцев решил избавить доктор Хейнрихсен. Как выяснилось после его смерти, большую часть своего состояния он завещал на строительство в Таллинне приюта для мнимоумерших. Городские власти не спешили с выполнением завещания Хейнрихсена, считая это чудачеством, но, в конце концов, через десять лет после смерти врача это странное заведение для отстоя покойников было построено.
У дороги, ведущей на кладбище в Копли, появилась своеобразная группа строений, окруженных оградой из кустов. Над входом в приют для заснувших летаргическим сном было написано: «Добро пожаловать!» Объявления в газетах предлагали перед захоронением сдавать сюда мертвецов — вдруг воскреснут!
В главном зале приюта на стене была написана золотыми буквами цитата из Библии: «Утешайтесь надеждою!» Над диваном, оббитым черным бархатом, висел портрет Хейнрихсена — мужчины с седыми вьющимися волосами и рыжими бакенбардами, с круглыми водянисто-зелеными глазами.
В центре зала стояли постаменты. Сюда ставили гробы с покойниками. К рукам, ногам и голове покойника привязывали колокольчики: если спящий пошевелится, раздастся звон. Однажды колокольчик зазвенел, но, как выяснилось, его задели резвившиеся мыши.
Смотрительница приюта госпожа Себбер, как ей и было предписано, постоянно держала наготове самовар с горячими углями и три бутыли теплой воды вместо грелок. В трех комнатах, для отдыха воскресших регулярно на трех кроватях менялось постельное белье. В вазы, стоявшие на тумбочках возле кроватей, ставились летом цветы, а зимой — сосновые и еловые ветки, чтобы очнувшийся покойник мог сразу же насладиться приятными запахами. На столах лежали молитвенники.
В шкафах, согласно завещанию, висела одежда. Как для горожан, так и для крестьян, чтобы вернувшиеся к жизни могли переодеться, сняв саван и длинную покойницкую рубаху. Хранившуюся в шкафах одежду весной к Юрьеву дню выколачивали, проветривали, «жарили» на солнце и пересыпали нафталином.
Шли месяцы, годы… И обидно было, что все труды — зряшные, так как ни один покойник не воскрес. Их стали привозить в приют все реже и реже.
У смотрительницы госпожи Себбер, несмотря на все хлопоты, свободного времени было много, и она любила поболтать со своими подругами, попивая кофеек с ароматными тминными булочками.
Однажды госпожа Себбер разговорилась с приехавшим из Тарту на каникулы студентом. Выяснилось, что в Таллинне у него возлюбленная, и ему надо где-нибудь переночевать. Смотрительница нерешительно предложила студенту номер в своей пустующей «гостинице», и, к ее удивлению, предложение было с восторгом принято. На вторую ночь студент пришел не один, а со своей подружкой…
Постепенно необычный приют ожил. Особенно весело бывало в зале по вечерам, когда случайные постояльцы, сидя за пустыми пьедесталами для гробов, пили вино, пели веселые песни, играли на гитарах и губных гармошках. Однажды в хмурый темный вечер в окно приюта кто-то постучал.
— Все занято! — крикнула смотрительница в форточку, на секунду приоткрыв ее и тотчас же захлопнув. Но в окно опять постучали. Уже более энергично. Госпожа Себбер посмотрела в окно и обомлела. В темноте у окна стоял человек в длинной рубахе.
— Как это «нет места»?! Да откройте же, наконец, дверь! Впустите меня! Я из покойницкой! — возмущенно кричал мужчина.
Смотрительница взяла керосиновую лампу и направилась к двери, в которую уже нетерпеливо барабанил кулаками нежданный пришелец. Дрожащими руками отперла госпожа Себбер замок, и в дом ввалился
крепко сбитый высоченный мужчина.
— Я еще раз спрашиваю, что значит «все занято»? — разъяренно прокричал он, оглядывая притихших постояльцев. С головы пришедшего стекали потоки воды — на улице шел дождь. Ноги и штаны были в грязи… Силы оставили госпожу Себбер. Она опустилась на стул, закрыла глаза и застонала.
— Ни о чем не спрашивайте! Это было ужасно! — проговорил мужчина и, подняв указательный палец, добавил: — Мне необходимо согреться!
Трое молодых людей и три их подружки засуетились. Из кухни были принесены бутылки с вином, закуска. Изрядно выпив и с жадностью поев, посетитель рассказал свою историю:
— Я — Каарберг. Нездешний. Приехал сюда по делам. Попал в больницу. А там доктора — чтоб им пусто было! — решили, что я умер, и снесли меня в покойницкую. Завтра бы уже и похоронили. Хорошо, что очнулся и сбежал оттуда. Черт возьми, это надо как следует отметить!
Все присутствовавшие, в том числе и уже пришедшая в себя госпожа Себбер, с радостью стали пить за здоровье Каарберга.
Смотрительница предложила ему переодеться, и Каарберг удалился в одну из комнат. Прошло довольно-таки много времени. Молодежью было допито все вино, а вернувшийся к жизни не появлялся.
— Господин Каарберг! — тихо постучала в дверь смотрительница, но за дверью была тишина. — Господин Каарберг! — уже громче позвала госпожа Себбер и попыталась, было открыть дверь, но та оказалась запертой.
Выбежав на улицу, смотрительница приюта увидела, что окно распахнуто настежь и комната пуста. Шкаф с одеждой открыт. Рубаха и штаны незваного гостя брошены на стул.
Только госпожа Себбер вернулась в дом, как во входную дверь громко и энергично постучали. Оказалось — полицейский.
— Вы укрывали опасного преступника номер 43, сбежавшего из тюрьмы, — заявил сыщик госпоже Себбер.
Он подошел к запертой двери. Рванул ее с силой. Открыл. Вошел в комнату. Подошел к стулу. Поднял валявшуюся на нем длинную арестантскую рубашку. И все увидели на ее спине число: 43.

Юрий Никифоров

Необычные истории. Таллинн. 2000 г. 48 стр.
Этот сборник адресован всем, кто интересуется феноменами духов, привидений и неординарными приключениями.
(c) Юрий Никифоров, 2000.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

Литография второй трети позапрошлого столетия запечатлела пасторальный облик Зеленого луга — со
смётанным в стога сеном.

Все оттенки таллиннского зеленого: весенний цвет в палитре столицы

Зеленый цвет в топонимической палитре Таллинна представлен во всём разнообразии оттенков, значений и смыслов. Из столиц Балтийского побережья Таллинн одевается в ...

Читать дальше...

Утраченный комплекс домов на углу улиц Суур- и Вяйке-Клоостри: жилье учителей городской гимназии середины XVIII столетия.

Дом, пансион и целая улица: как город Таллин жилье для учителей строил

Муниципальное жилье для педагогов Таллинн строит на протяжении последних без малого трех... столетий. Термин «муниципальное жилье» в речевой обиход таллиннцев вошел ...

Читать дальше...

Подвиг экипажа подводной лодки «Щ-408». Картина художника И. Родионова.

Повторившая подвиг «Варяга»: последний поход подлодки «Щ-408»

Подводная лодка «Щ-408» повторила недалеко от берегов Эстонии подвиг легендарного крейсера «Варяг». В годы двух мировых войн на Балтике произошло два ...

Читать дальше...

Архитектор Александр Владовский построил в Копли временную православную церковь, а планировал возвести постоянную лютеранскую.

Соната на заводских трубах: прошлое и будущее таллинского района Копли

Выставка, посвященная формированию ансамбля одного из самых колоритных исторических предместий Таллинна, открылась на прошлой неделе в Эстонском архитектурном музее. Само по ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Богатство и процветание города всецело зависели от торговли, главным образом транзитной, между Западной Европой и Новгородом, а через него и другими русскими городами. 22 февраля 1346 года Таллинн получил от Ганзейского союза право складочного пункта в Новгородской торговле. Из Франции и Португалии привозили много соли. «Таллинн построен на соли» - гласит средневековая поговорка. И, действительно, только в течение одного дня, 15 июля 1442 года, в Таллинн пришло 57 кораблей с солью. Количество соли, привозимой в Таллинн, в некоторые годы превышало 1,200 млн. кг. На соль обменивалось в те времена зерно, занимавшее главное место среди товаров, которые вывозили из города. Соль по здешнему обычаю никто не имел право взвешивать на своих весах. Для этого на ратушной площади имелось специальное здание – «важня», известное с XIV века. В 1554 году в северной части площади была построена Новая важня. Это было двухэтажное здание с высокой крышей, украшенное барельефными медальонами с изображением граждан города. Здание важни погибло в 1944 году, а барельефы хранятся в музее. Место, на котором стояла важня, отмечено вымосткой – линией в два камня поперек основной вымостки площади.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!