А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Таллинн - всегда был и остается одним из старейших ганзейских городов, справедливо величая себя одним из «прекрасно сохранившихся средневековых европейских городов», прекрасно сочетая средневековые церкви и дома в готическом стиле с современной инфраструктурой.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Однажды в Таллинн прибыл один матрос. Он слышал, что в жилах похороненного тут карла-Евгения де Круа текла королевская кровь и вообразил, что в гробу могут быть ценные вещи. Поздним вечером матрос вошел в усыпальницу церкви Нигулисте. Свеча осветила гроб на постаменте. Матрос приподнял гробовую крышку, откинул покрывало и увидел усатое лицо де Круа с застывшей иронической улыбкой. Весть о том, что де Круа не сгнил, разлетелась сначала по Таллинну, а вскоре и по Эстонии. Всем хотелось посмотреть на это чудо. Предприимчивый церковный сторож поставил возле мумии де Круа копилку для пожертвований. И оказалось, что де Круа после смерти "зарабатывал" значительно больше, чем при жизни. Тщетно...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Более ста лет тому назад по Таллинну стали распространяться
жуткие слухи о том, что якобы иногда людей хоронят не мертвыми, а впавшими в летаргический сон, и что заживо похороненные просыпаются в гробах, иногда выбираются из могил и в помешательстве бродят привидениями по кладбищам.
От таких ужасов таллиннцев решил избавить доктор Хейнрихсен. Как выяснилось после его смерти, большую часть своего состояния он завещал на строительство в Таллинне приюта для мнимоумерших. Городские власти не спешили с выполнением завещания Хейнрихсена, считая это чудачеством, но, в конце концов, через десять лет после смерти врача это странное заведение для отстоя покойников было построено.
У дороги, ведущей на кладбище в Копли, появилась своеобразная группа строений, окруженных оградой из кустов. Над входом в приют для заснувших летаргическим сном было написано: «Добро пожаловать!» Объявления в газетах предлагали перед захоронением сдавать сюда мертвецов — вдруг воскреснут!
В главном зале приюта на стене была написана золотыми буквами цитата из Библии: «Утешайтесь надеждою!» Над диваном, оббитым черным бархатом, висел портрет Хейнрихсена — мужчины с седыми вьющимися волосами и рыжими бакенбардами, с круглыми водянисто-зелеными глазами.
В центре зала стояли постаменты. Сюда ставили гробы с покойниками. К рукам, ногам и голове покойника привязывали колокольчики: если спящий пошевелится, раздастся звон. Однажды колокольчик зазвенел, но, как выяснилось, его задели резвившиеся мыши.
Смотрительница приюта госпожа Себбер, как ей и было предписано, постоянно держала наготове самовар с горячими углями и три бутыли теплой воды вместо грелок. В трех комнатах, для отдыха воскресших регулярно на трех кроватях менялось постельное белье. В вазы, стоявшие на тумбочках возле кроватей, ставились летом цветы, а зимой — сосновые и еловые ветки, чтобы очнувшийся покойник мог сразу же насладиться приятными запахами. На столах лежали молитвенники.
В шкафах, согласно завещанию, висела одежда. Как для горожан, так и для крестьян, чтобы вернувшиеся к жизни могли переодеться, сняв саван и длинную покойницкую рубаху. Хранившуюся в шкафах одежду весной к Юрьеву дню выколачивали, проветривали, «жарили» на солнце и пересыпали нафталином.
Шли месяцы, годы… И обидно было, что все труды — зряшные, так как ни один покойник не воскрес. Их стали привозить в приют все реже и реже.
У смотрительницы госпожи Себбер, несмотря на все хлопоты, свободного времени было много, и она любила поболтать со своими подругами, попивая кофеек с ароматными тминными булочками.
Однажды госпожа Себбер разговорилась с приехавшим из Тарту на каникулы студентом. Выяснилось, что в Таллинне у него возлюбленная, и ему надо где-нибудь переночевать. Смотрительница нерешительно предложила студенту номер в своей пустующей «гостинице», и, к ее удивлению, предложение было с восторгом принято. На вторую ночь студент пришел не один, а со своей подружкой…
Постепенно необычный приют ожил. Особенно весело бывало в зале по вечерам, когда случайные постояльцы, сидя за пустыми пьедесталами для гробов, пили вино, пели веселые песни, играли на гитарах и губных гармошках. Однажды в хмурый темный вечер в окно приюта кто-то постучал.
— Все занято! — крикнула смотрительница в форточку, на секунду приоткрыв ее и тотчас же захлопнув. Но в окно опять постучали. Уже более энергично. Госпожа Себбер посмотрела в окно и обомлела. В темноте у окна стоял человек в длинной рубахе.
— Как это «нет места»?! Да откройте же, наконец, дверь! Впустите меня! Я из покойницкой! — возмущенно кричал мужчина.
Смотрительница взяла керосиновую лампу и направилась к двери, в которую уже нетерпеливо барабанил кулаками нежданный пришелец. Дрожащими руками отперла госпожа Себбер замок, и в дом ввалился
крепко сбитый высоченный мужчина.
— Я еще раз спрашиваю, что значит «все занято»? — разъяренно прокричал он, оглядывая притихших постояльцев. С головы пришедшего стекали потоки воды — на улице шел дождь. Ноги и штаны были в грязи… Силы оставили госпожу Себбер. Она опустилась на стул, закрыла глаза и застонала.
— Ни о чем не спрашивайте! Это было ужасно! — проговорил мужчина и, подняв указательный палец, добавил: — Мне необходимо согреться!
Трое молодых людей и три их подружки засуетились. Из кухни были принесены бутылки с вином, закуска. Изрядно выпив и с жадностью поев, посетитель рассказал свою историю:
— Я — Каарберг. Нездешний. Приехал сюда по делам. Попал в больницу. А там доктора — чтоб им пусто было! — решили, что я умер, и снесли меня в покойницкую. Завтра бы уже и похоронили. Хорошо, что очнулся и сбежал оттуда. Черт возьми, это надо как следует отметить!
Все присутствовавшие, в том числе и уже пришедшая в себя госпожа Себбер, с радостью стали пить за здоровье Каарберга.
Смотрительница предложила ему переодеться, и Каарберг удалился в одну из комнат. Прошло довольно-таки много времени. Молодежью было допито все вино, а вернувшийся к жизни не появлялся.
— Господин Каарберг! — тихо постучала в дверь смотрительница, но за дверью была тишина. — Господин Каарберг! — уже громче позвала госпожа Себбер и попыталась, было открыть дверь, но та оказалась запертой.
Выбежав на улицу, смотрительница приюта увидела, что окно распахнуто настежь и комната пуста. Шкаф с одеждой открыт. Рубаха и штаны незваного гостя брошены на стул.
Только госпожа Себбер вернулась в дом, как во входную дверь громко и энергично постучали. Оказалось — полицейский.
— Вы укрывали опасного преступника номер 43, сбежавшего из тюрьмы, — заявил сыщик госпоже Себбер.
Он подошел к запертой двери. Рванул ее с силой. Открыл. Вошел в комнату. Подошел к стулу. Поднял валявшуюся на нем длинную арестантскую рубашку. И все увидели на ее спине число: 43.

Юрий Никифоров

Необычные истории. Таллинн. 2000 г. 48 стр.
Этот сборник адресован всем, кто интересуется феноменами духов, привидений и неординарными приключениями.
(c) Юрий Никифоров, 2000.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Раньше Ратушная площадь служила не только местом торговли, но и местом объявления указов, турнирной площадкой, местом наказания. Почти в центре площади стоял на каменном постаменте позорный столб, к которому ставили воров, казнокрадов, приговоренных к смертной казни, у позорного столба секли розгами, но казнили там фактически только одного человека. Произошла эта поучительная история в конце XVII века. Некий пастор Панике, пребывая в дурном настроении по причине воскресного похмелья, решил позавтракать в местном трактире. Вполне, надо заметить, понятное желание. Хлебнув пивка, он заказал себе яичницу. Через какое-то время служанка принесла нечто подгоревшее и пересоленное. Пастор резонно заметил, что есть эту дрянь он не будет, так что пусть готовят новую порцию и принесут еще пива. Со второй яичницей произошла точно такая же история. Залив горе и подступающее раздражение новой порцией пива, пастор стал ждать третью по счету яичницу. Когда он увидел новый «шедевр кулинарии», то его просто переклинило и, впав, как говорят ныне, «в состояние аффекта», хмельной пастор просто задушил нерадивую кухарку. Очухавшись, сам явился с повинной в Ратушу и слезно попросил его казнить. Магистрат пошел навстречу этой просьбе и отрубил ему голову прямо на площади.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!