А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Магнус Рутц, сын зажиточного купца, жил в начале 19-го столетия в Таллинне. В свое время он написал несколько миниатюр для любительской сцены, которые пользовались успехом и принесли ему в узком кругу знакомых известность писателя и поэта.
Судьба забросила Рутца в Италию. В маленьком поселке на реке Адидже и жил он с верой в свой поэтический талант. Свой дом Рутц назвал «Парнасская вилла». Среди посаженных вокруг виллы пиний и лавров на пьедесталах стояли бюсты античных поэтов. Однажды у Рутца зародилась мысль: надо что-то предпринять, чтобы после смерти его помнили на родине, в Эстонии.
«Наверное, там обрадуются, — размышлял Рутц, — что поэт, родившийся в Таллинне, живя в далекой стране, помнил свою родину».
И тут ему пришло в голову, что в парадном здании Литературного общества на Тоомпеа стояли беломраморные фигуры, бюсты писателей и поэтов. Почему бы там не найтись местечку и для него. Мысль о своем увековечении завладела Рутцем, и у поэта созрел оригинальный замысел. Пусть его, Рутца, тело предадут земле в Италии. Он заблаговременно построит для этого склеп и закажет памятник, на котором изобразят лиру, лавровый венок и Гения с погасшим факелом. А голову… голову пусть мумифицируют и отправят таллиннскому Литературному обществу. Своеобразный дар, естественно, будет привлекать к себе всеобщее внимание, и вечная память обеспечена.
Задумано — сделано. Изготовлен памятник. Заключен договор с фирмой из Вероны о мумифицировании головы. Дан адрес, куда ее затем следует доставить. Ждать исполнения желаний Рутцу пришлось недолго. Все люди смертны. Жизнь быстротечна. Тут уж ничего не изменишь. Умер и Рутц.
Парикмахеру Бенати, который обслуживал Рутца, в соответствии с волей умершего доставили запечатанное сургучными печатями завещание поэта. Молодой человек вскрыл конверт, вынул лист бумаги с последней волей умершего. Стал читать. Лист задрожал в его руках… Упал на пол… Бенати побледнел и схватился за голову. Первое, что пришло на ум бедному цирюльнику: надо отказаться от поручения умершего, но… Но за оказание последней услуги завещались немалые денежки.
Вечером после похорон Магнуса Рутца парикмахер пришел на его виллу. Домоправительница покойного молча впустила молодого человека в дом. Препроводила в столовую, где был накрыт стол на две персоны. Оба сели за стол. Женщина налила в рюмки виноградную водку. Подняв рюмку, выразительно посмотрела на закрытую дверь спальни…
За окном — черным-черно. Вечер был безлунным. Ветреным. Возле виллы, поскрипывая, раскачивались стройные пинии и шумно шелестела листва лавров. Ночь Бенати провел в столовой на диване, но сон не шел. Домоправительница, сидя в кресле, всю ночь напролет что-то вязала. Рано утром она сварила для Бенати крепкий кофе.
Было еще темно. Лил, как из ведра, дождь. Но пароход отходил в Верону рано, и пора было отправляться в путь. Бенати вошел в спальню, взял ящик из-под папирос. Посмотрел в глаза домоправительнице, крепко пожал ей руку. Та молча протянула Бенати бутылку с виноградной водкой. Взяв ее, он быстро вышел.
Пароход уже стоял возле пристани. От воды веяло холодом. Промокшего до нитки Бенати била дрожь, зубы выстукивали дробь…
В каюте у него оказался жизнерадостный попутчик, который, как выяснилось, направлялся на серебряную свадьбу к своим друзьям.
— Везу им преоригинальнейший подарок, — и пассажир показал на ящик из-под папирос, стоявший на полке.
Бенати поместил свой багаж рядом и, поставив бутылку с водкой на стол, предложил выпить за знакомство. Один тост сменялся другим, пока бутылка не опустела. В конце концов, оба забылись и задремали. Попутчик Бенати чуть было не проспал свою остановку, но в последний момент,
схватив багаж, все-таки успел соскочить на причал. Когда Бенати проснулся, дождя как не бывало, светило солнце. Из иллюминатора каюты уже была видна Верона.
Наняв извозчика, Бенати доехал до нужной ему фирмы. Войдя в помещение, поставил ящик на стол и сказал:
— Здесь голова господина Рутца. Бальзамируйте и отправляйте, как договорено, в Эстонию.
Работники фирмы открыли ящик и неожиданно для Бенати захохотали. Тогда он тоже заглянул в ящик и увидел там… четыре банки с медом, на которых лежала записка: «С серебряной свадьбой! Пусть ваша жизнь будет сладкой, как мед».

Юрий Никифоров

Необычные истории. Таллинн. 2000 г. 48 стр.
Этот сборник адресован всем, кто интересуется феноменами духов, привидений и неординарными приключениями.
(c) Юрий Никифоров, 2000.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Рождение озера Юлемисте: На берегу озера Юлемисте стоит и в наши дни господский дом поместья Мыйгу. Рассказывают, будто в стародавние времена на месте Юлемисте было помещичье поле, и что мол под водой до сих пор отчетливо видны каменные ограды, межевые камни. Дно озера хорошо просматривается, так как глубина его невелика.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!