А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Геральдические львы на гербе являются одним из наиболее древних символов Эстонии. Они использовались уже в XIII веке. Были изображены на большом гербе - Таллинна. Таллинну достались эти изящные синие львы от короля Дании Вальдемара Второго, т.к. в то время Северная Эстония находилась под властью Дании. И действительно, они очень похожи на львов с герба Датского Королевства.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Если вы будете на таллиннской улице Лай, то дом, о котором пойдет рассказ, узнаете сразу, потому что в Старом городе только возле входа в это здание растут прямо на тротуаре две липы.
С этим домом были связаны события, о которых с содроганием рассказывали жильцы. Они утверждали, что в доме часто бродит кто-то невидимый, шаркая ногами. Стучится в двери и окна, но откроешь их, а за ними — никого. По ночам иногда слышны удары хлыста. Однажды кто-то ударил служанку по ногам. Но нередко бывало и так: в той или иной комнате поначалу со стен исчезала краска, потом осыпалась штукатурка и на каменной стене, в конце концов, появлялась голова мужчины средних лет со смертельной тоской во взоре. Почему-то все, видевшие эту голову, были убеждены, что это — голова монаха.
Историей этого дома заинтересовались таллиннские краеведы-любители. Они нашли много интересных материалов и документов об этом доме, как в Таллинне, так и за рубежом…
В XV столетии этим домом владел ратман Герман Греве. Семья его состояла из самого Греве, его жены и двенадцати детей. Была еще падчерица, приемная дочь Маргарета Буддинк. Было ей 18 лет, и, надо полагать, она была красавицей.
Давайте представим, как она выглядела. Прежде всего, была полной и высокой — ведь именно эти качества считались в XV веке признаком красоты. По моде того времени Маргарета сбривала начисто брови и затем на их местах выводила краской тоненькие черные полоски. Выбривала она и переднюю часть волос на лбу. Густо накладывала на щеки румяна. Косу вкладывала, как в футляр, в длинный, до пояса, капюшон — так называемый «обезьяний чепец». На голову надевала шляпу причудливого фасона. Платье из цветного сукна, бархата или шелка Маргарета подпоясывала чуть ниже груди… В общем, была завидной невестой. К тому же — не бесприданница. Родственники подыскивали ей достойного богатого жениха.
Шел 1464 год. В Таллинн из Нижней Саксонии прибыл монах Иоханн фон Хильтен. Стройный энергичный Видный мужчина лет сорока пяти (по тем временам — старик). Ему было поручено основать в Таллинне монастырь нищенствующего ордена францисканцев, но таллиннский магистрат заупрямился, и разрешения на это не дал. Неожиданно для всех Иоханн фон Хильтен, отойдя от постулатов католической церкви, стал проповедовать собственное учение. Среди его последователей был и только что овдовевший ратман Герман Греве. Фон Хильтен часто бывал у Греве в доме со своим молодым учеником, подмастерьем из Бремена Дидрихом Ци-ленбергом. Дидрих влюбился в Маргарету, она ответила ему взаимностью.
В это время из Брюгге вернулся дядя Маргареты Яспар Нельтен, который сообщил, что нашел для Маргареты жениха — богатого купца из города Брюгге Альбрехта Брехта. Имя и фамилия жениха были у всех на слуху: он доставлял на судах в Таллинн из Брюгге отменное сукно, которое затем переправляли в Россию. (К слову, существует мнение, что от названия города Брюгге и произошло русское слово «брюки»). Но судьба распорядилась по-своему.
В августе 1464 года в Таллинне началась эпидемия чумы. В больничных палатах горожане познатнее лежали по одному на кровати, а все прочие — по двое, и ноги одного находились на подушке соседа. В глубине самой большой палаты устанавливали алтарь, где отправляли мессу, вечерню и читали на ночь молитву. Дела духовные совмещались с лекарскими. Больным давали различные бальзамы и эликсиры, изготовленные в таллиннских аптеках и монастырях. Братья и сестры милосердия в монашеских рясах с утра до вечера сновали по проходам между кроватями, ухаживали за недужными, разносили питье и еду. Священники исповедывали уходящих в иной мир. Из палат то и дело выносили трупы. Лица покойников моментально принимали зловещий землистый оттенок… Были в то время и платные больницы. Там, конечно, и уход за больными был лучше, и пища была намного вкуснее.
Зажиточные горожане, как правило, не сдавали заболевших чумой в больницу. Когда заболела чумой Маргарета, ее тоже оставили дома, поместив в отдельную комнату. Домочадцы не хотели навещать больную — боялись заразиться. Но монах Иоханн стыдил их, говорил, что на все воля Божья и следует полагаться только на Его милость. И надо такому случиться, все дети Греве умерли, а Маргарета, к всеобщему удивлению, выздоровела. Остался живым и Дидрих.
Когда из их сердец исчез ужас ожидания смерти, влюбленные заговорили о свадьбе. Но отчим и дядя-опекун Маргареты и слышать об этом не хотели. Дядя все еще надеялся, что вот-вот явится заморский жених. Однако произошло непредвиденное: в Маргарету влюбился сам фон Хильтен. Монах, опасаясь, что чужеземец-купец увезет Маргарету из Таллинна, начал поддерживать молодых влюбленных и в один, как принято говорить, прекрасный день благословил их брак. Это произошло в тот воскресный день, когда во всех церквах Таллинна совершали благодарственные молебны во спасение от чумы. Вернувшиеся из церкви Греве и Нельтен были поставлены перед фактом. В январе 1465 года Греве справил свадьбу своей приемной дочери с Циленбергом и при этом так расщедрился, что даже подарил новобрачным дом на улице Лай.
Монах-францисканец стал частым гостем у молодоженов. Почти ежедневно он изыскивал повод, чтобы заглянуть к ним «на огонек». Фон Хильтен часами вел долгие утомительные разговоры с Дидрихом о вере, науке, философии, бросая при этом грешные взгляды на Маргарету. Однажды он решился передать Маргарете любовное письмо. Но призыв не встретил отклика у молодой женщины. Отчаяние охватило Иоханна фон Хильтена. Он послал Маргарете новое письмо. Когда та вскрыла конверт, то увидела лист бумаги, исписанный кровью: «Нет у меня иной души, как твоя в сердце моем, и ежели уйдет она от меня, то с нею уйдет и жизнь моя». Маргарета рассказала о письме дяде. Тот пожаловался в магистрат.
И тогда любовь фон Хильтена переродилась в ненависть. Он решил отомстить Маргарете. Неизвестно как, но монах настроил Греве против падчерицы и зятя. Греве лишил их наследства и дома. Опекун подал в суд. Судебный процесс затянулся на долгие годы, прежде чем восторжествовала справедливость.
Тем временем Иоханн фон Хильтен был отозван из Таллинна. Дальнейшая судьба его не совсем ясна. По одним сведениям, Иоханн прожил около четверти века в монастыре города Веймара, затем его перевели в монастырь Эйзенаха, где он и умер около 1500 года. Другие документы
утверждают, что суд Любека, изучив антицерковные деяния, фон Хильтена, приговорил его к смерти. Монаха заточили в камере-келье одного из монастырей, откуда он живым не вышел. Так закончилась эта трагическая любовь, и средневековый дом на улице Лай — немой свидетель этой драмы.

Юрий Никифоров

Необычные истории. Таллинн. 2000 г. 48 стр.
Этот сборник адресован всем, кто интересуется феноменами духов,

привидений и неординарными приключениями.
(c) Юрий Никифоров, 2000.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Ратушная площадь, интересна, например, тем, что именно здесь была установлена праматерь всех русских новогодних елок. По свидетельству историков, Петр I, в 1710 году увидел наряженную елку и повелел отныне на Руси тоже такие ставить. Так что, событию этому, более трёхсот лет.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!