А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
После присоединения Эстонии к Российскому государству в начале XVIII века и образования Эстляндской губернии герб Таллина не изменился в своей основе. На нем, как и в XIII веке, были изображены три синих леопарда на золотом поле. В книге о гербах городов, губерний, областей и посадов Российской империи, составленной П.П.Винклером и вышедшей в Санкт-Петербурге в 1899 году, сказано: "Высочайше утвержден 8-го декабря 1856 года герб Эстляндской губернии. В золотом поле три лазуревые леопардовые львы. Щит увенчан императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою". Пусть не смущает название цвета леопардов. Он не изменен и остался тем же, каким был при возникновении печати Таллина. Здесь тоже вступают в права правила геральдики. В ней существует четыре основных цвета, называемых "финифтями": червлень, то есть красный цвет; лазурь - синий; зелень; чернь. Так что, когда говорят о лазуревых леопардах, то имеются в виду синие.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Около трехсот лет тому назад, во время Северной войны, на службу в русскую армию поступил герцог Карл-Евгений де Круа. Он очень понравился Петру I, и тот, произведя его в генерал-фельдмаршалы, назначил главнокомандующим русскими войсками под Нарвой. Битва была проиграна. Де Круа попал в плен к шведам. Ему было позволено жить в Таллинне. Высокое звание, титул и общительный характер де Круа располагали к нему людей, которые охотно давали ему деньги в долг. Де Круа жил на широкую ногу. Играл в азартные игры, любил покутить. Но однажды утром слуга увидел, что хозяин умер. Горожане обсуждали, кто заплатит долги герцога де Круа... В конце концов решили: не отдавать тела де Круа городским властям для похорон до тех пор, пока не получат все деньги назад сполна. Власти восприняли это решение спокойно. Не хоронить, так не хоронить... Хлопот - никаких! Хоронить де Круа не стали. Положили герцога в простой еловый гроб и поставили возле церкви Нигулисте в усыпальницу фон Розена... Шло время. О герцоге почти совсем забыли.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Если вы будете на таллиннской улице Лай, то дом, о котором пойдет рассказ, узнаете сразу, потому что в Старом городе только возле входа в это здание растут прямо на тротуаре две липы.
С этим домом были связаны события, о которых с содроганием рассказывали жильцы. Они утверждали, что в доме часто бродит кто-то невидимый, шаркая ногами. Стучится в двери и окна, но откроешь их, а за ними — никого. По ночам иногда слышны удары хлыста. Однажды кто-то ударил служанку по ногам. Но нередко бывало и так: в той или иной комнате поначалу со стен исчезала краска, потом осыпалась штукатурка и на каменной стене, в конце концов, появлялась голова мужчины средних лет со смертельной тоской во взоре. Почему-то все, видевшие эту голову, были убеждены, что это — голова монаха.
Историей этого дома заинтересовались таллиннские краеведы-любители. Они нашли много интересных материалов и документов об этом доме, как в Таллинне, так и за рубежом…
В XV столетии этим домом владел ратман Герман Греве. Семья его состояла из самого Греве, его жены и двенадцати детей. Была еще падчерица, приемная дочь Маргарета Буддинк. Было ей 18 лет, и, надо полагать, она была красавицей.
Давайте представим, как она выглядела. Прежде всего, была полной и высокой — ведь именно эти качества считались в XV веке признаком красоты. По моде того времени Маргарета сбривала начисто брови и затем на их местах выводила краской тоненькие черные полоски. Выбривала она и переднюю часть волос на лбу. Густо накладывала на щеки румяна. Косу вкладывала, как в футляр, в длинный, до пояса, капюшон — так называемый «обезьяний чепец». На голову надевала шляпу причудливого фасона. Платье из цветного сукна, бархата или шелка Маргарета подпоясывала чуть ниже груди… В общем, была завидной невестой. К тому же — не бесприданница. Родственники подыскивали ей достойного богатого жениха.
Шел 1464 год. В Таллинн из Нижней Саксонии прибыл монах Иоханн фон Хильтен. Стройный энергичный Видный мужчина лет сорока пяти (по тем временам — старик). Ему было поручено основать в Таллинне монастырь нищенствующего ордена францисканцев, но таллиннский магистрат заупрямился, и разрешения на это не дал. Неожиданно для всех Иоханн фон Хильтен, отойдя от постулатов католической церкви, стал проповедовать собственное учение. Среди его последователей был и только что овдовевший ратман Герман Греве. Фон Хильтен часто бывал у Греве в доме со своим молодым учеником, подмастерьем из Бремена Дидрихом Ци-ленбергом. Дидрих влюбился в Маргарету, она ответила ему взаимностью.
В это время из Брюгге вернулся дядя Маргареты Яспар Нельтен, который сообщил, что нашел для Маргареты жениха — богатого купца из города Брюгге Альбрехта Брехта. Имя и фамилия жениха были у всех на слуху: он доставлял на судах в Таллинн из Брюгге отменное сукно, которое затем переправляли в Россию. (К слову, существует мнение, что от названия города Брюгге и произошло русское слово «брюки»). Но судьба распорядилась по-своему.
В августе 1464 года в Таллинне началась эпидемия чумы. В больничных палатах горожане познатнее лежали по одному на кровати, а все прочие — по двое, и ноги одного находились на подушке соседа. В глубине самой большой палаты устанавливали алтарь, где отправляли мессу, вечерню и читали на ночь молитву. Дела духовные совмещались с лекарскими. Больным давали различные бальзамы и эликсиры, изготовленные в таллиннских аптеках и монастырях. Братья и сестры милосердия в монашеских рясах с утра до вечера сновали по проходам между кроватями, ухаживали за недужными, разносили питье и еду. Священники исповедывали уходящих в иной мир. Из палат то и дело выносили трупы. Лица покойников моментально принимали зловещий землистый оттенок… Были в то время и платные больницы. Там, конечно, и уход за больными был лучше, и пища была намного вкуснее.
Зажиточные горожане, как правило, не сдавали заболевших чумой в больницу. Когда заболела чумой Маргарета, ее тоже оставили дома, поместив в отдельную комнату. Домочадцы не хотели навещать больную — боялись заразиться. Но монах Иоханн стыдил их, говорил, что на все воля Божья и следует полагаться только на Его милость. И надо такому случиться, все дети Греве умерли, а Маргарета, к всеобщему удивлению, выздоровела. Остался живым и Дидрих.
Когда из их сердец исчез ужас ожидания смерти, влюбленные заговорили о свадьбе. Но отчим и дядя-опекун Маргареты и слышать об этом не хотели. Дядя все еще надеялся, что вот-вот явится заморский жених. Однако произошло непредвиденное: в Маргарету влюбился сам фон Хильтен. Монах, опасаясь, что чужеземец-купец увезет Маргарету из Таллинна, начал поддерживать молодых влюбленных и в один, как принято говорить, прекрасный день благословил их брак. Это произошло в тот воскресный день, когда во всех церквах Таллинна совершали благодарственные молебны во спасение от чумы. Вернувшиеся из церкви Греве и Нельтен были поставлены перед фактом. В январе 1465 года Греве справил свадьбу своей приемной дочери с Циленбергом и при этом так расщедрился, что даже подарил новобрачным дом на улице Лай.
Монах-францисканец стал частым гостем у молодоженов. Почти ежедневно он изыскивал повод, чтобы заглянуть к ним «на огонек». Фон Хильтен часами вел долгие утомительные разговоры с Дидрихом о вере, науке, философии, бросая при этом грешные взгляды на Маргарету. Однажды он решился передать Маргарете любовное письмо. Но призыв не встретил отклика у молодой женщины. Отчаяние охватило Иоханна фон Хильтена. Он послал Маргарете новое письмо. Когда та вскрыла конверт, то увидела лист бумаги, исписанный кровью: «Нет у меня иной души, как твоя в сердце моем, и ежели уйдет она от меня, то с нею уйдет и жизнь моя». Маргарета рассказала о письме дяде. Тот пожаловался в магистрат.
И тогда любовь фон Хильтена переродилась в ненависть. Он решил отомстить Маргарете. Неизвестно как, но монах настроил Греве против падчерицы и зятя. Греве лишил их наследства и дома. Опекун подал в суд. Судебный процесс затянулся на долгие годы, прежде чем восторжествовала справедливость.
Тем временем Иоханн фон Хильтен был отозван из Таллинна. Дальнейшая судьба его не совсем ясна. По одним сведениям, Иоханн прожил около четверти века в монастыре города Веймара, затем его перевели в монастырь Эйзенаха, где он и умер около 1500 года. Другие документы
утверждают, что суд Любека, изучив антицерковные деяния, фон Хильтена, приговорил его к смерти. Монаха заточили в камере-келье одного из монастырей, откуда он живым не вышел. Так закончилась эта трагическая любовь, и средневековый дом на улице Лай — немой свидетель этой драмы.

Юрий Никифоров

Необычные истории. Таллинн. 2000 г. 48 стр.
Этот сборник адресован всем, кто интересуется феноменами духов,

привидений и неординарными приключениями.
(c) Юрий Никифоров, 2000.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В старые времена часто шутили, что Город хромает на одну ногу. Дело в том, что в Вышгород из Нижнего города когда-то вели лишь две улицы - Пикк Ялг (Длинная Нога) и Люхике Ялг (Короткая нога). В Таллинне есть улочки настолько узкие, что две дамы в громадных кринолинах никак не могли разойтись на них. Их кавалерам приходилось драться за право своей спутницы пройти по улице первой.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!