А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Рождение озера Юлемисте: На берегу озера Юлемисте стоит и в наши дни господский дом поместья Мыйгу. Рассказывают, будто в стародавние времена на месте Юлемисте было помещичье поле, и что мол под водой до сих пор отчетливо видны каменные ограды, межевые камни. Дно озера хорошо просматривается, так как глубина его невелика.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Число флюгеров, вознесенных в небо европейских городов, не поддается подсчету. Но мало кто из них может потягаться в популярности с таллиннскими. О них упоминается в поэзии и прозе. Им посвящаются художественные произведения и научно-популярные издания. Их облик запечатлевали граверы, художники, фотографы и кинооператоры. А самому знаменитому из них довелось сделать и вовсе невероятную для флюгера карьеру: покрасоваться на городском гербе – даром, что полуофициальном.

Карьера и опала

Речь, как не сложно догадаться, идет о Старом Тоомасе: волей графика Пауля Лухтхейна он без малого четверть века красовался на таллиннском гербе в шестидесятых-восьмидесятых годах минувшего столетия.

Ратушный флюгер, попавший в геральдику – случай, похоже, в истории единственный. Тем более примечательный с учетом того, что прежде, чем попасть на стилизованный геральдический щит, он чуть было не попал у властей в немилость.

Дело было в самом начале пятидесятых годов, когда на заседании таллиннского горисполкома обсуждался вопрос восстановления погибшего в марте 1944 года барочного ратушного шпиля. И если его воссоздание сомнений не вызывало, то фигурка венчающего его ландскнехта – напротив.

Кто-то из бдительных товарищей напомнил, что Старый Тоомас, дескать – фигура более чем сомнительная. Был он, по сути своей, наемником, служил отцам города из немецкого магистрата, а главное – воевал с войсками во всех отношениях прогрессивного царя Ивана Грозного.

Ситуацию спас сотрудник Городского музея. Он робко напомнил — «неблагонадежный» флюгер был изготовлен лет за тридцать до начала Ливонской войны, а россказни об участии в ней Старого Тоомаса – плод фантазии писателя Герта Хельбимяэ.

Час славы

Изданная Хельбимяэ в последние месяцы нацистской оккупации книжка карманного формата – едва ли не эталон легенды о Старом Тоомасе: ее «квинтэссенция» в чистом виде.

«Злободневные» подробности, вроде кражи у боярина пистолета и пленения его незадачливого владельца, справедливо позабыты. Ядро же повествования осталось неизменным: сын бедной рыбачки побеждает на состязании стрелков, принимается в ряды городской стражи, а потом имя его переходит на украшающий ратушу флюгер.

Когда именно состоялся «переход»? Никто, пожалуй, не помнит. Согласно одной из версий, случилось это не ранее 1781 года: в ту пору флюгер впервые сняли со шпиля, подновили и водрузили обратно. Впрочем, и полвека спустя, путешественники писали, мол, видели на башне ревельского магистрата фигурку…святого Маврикия.

Исследователь таллиннского фольклора Исидор Гольдман уверял, что в остзейских источниках XIX века отыскать «имя» флюгера ратушной башни ему не удалось. И высказывал предположение, что речь идет о предании, бытовавшем, по-видимому, исключительно среди эстонского населения города.

Так или не так – предстоит выяснить. Бесспорно одно: едва не начавшиеся для Старого Тоомаса фиаско советские десятилетия стали его «звездным часом». Ведь в его честь называли не только сигареты и заведения общепита, но и переименовывали улицы: нынешняя Дункри называлась одно время Вана-Тоома.

Восстановление независимости ЭР потеснило Старого Тоомаса из топонимики и геральдики, но на популярности его не сказалось. Недаром во время недавней рекламной кампании именно он призывал регистрироваться таллиннцев жителями столицы…

Сохраненные и утраченные

На ратушную башню выкованный рижским медником, Керстеном Пелсером флюгер был водружен в 1530 году.

В небе над европейскими городами флюгера в ту пору господствовали безраздельно: известные еще с античных времен, не позднее IX века закрепившиеся на церковных шпилях, четыре столетия спустя они вступали в период своего расцвета.

Продлился он лет двести – стоило классицизму в архитектуре сменить предшествующий ему стиль барокко, как причудливые кованые флажки на замысловатых стержнях стремительно вышли из моды. Последовала почти вековая пора забвения, завершившаяся лишь во второй половине XIX века.

Большая часть наиболее живописных таллиннских флюгеров создана именно тогда. Тогда же началась и их «музеефикация»: флюгер с одной из башен Вируских ворот, равно как и его собрат, выкованный для конька крыши дома бюргера Германа цур Мюллера, были установлены у входа в Эстляндский провинциальный музей.

По иному сложилась судьба флюгера средневекового бюргерского жилища, стоявшего на углу улиц Суур-Карья, Кунинга и площади Ванна-Тург. После того, как дом был снесен, на его месте был выстроен новый, в стилизованных под готику формах. И старинный флюгер был бережно установлен над его фронтоном.

К другим оригинальным флюгерам судьба, увы, столь заботлива не была. Стоит взглянуть на фотографии столетней давности: флюгера над нынешними Домом туризма, рестораном «Олде Ханза» или Историческим музеем на привычных местах отсутствуют.

На свои законные места она вернулись только в результате широкомасштабной кампании по реставрации Старого города, стартовавшей во второй половине шестидесятых и достигшей своей кульминации накануне проведения в Таллинне Олимпийской регаты-80.

Кстати, именно флюгера поспособствовали возвращению в городское пространство его исторической символики: реставратор Сергей Бульдас поместил над зданием Исторического музея изображение малого герба Ревеля. А флюгер на башне Кик-ин-де-Кек украсили и вовсе три льва, пребывавшие под негласным запретом…

Новейшие истории

Новейшая история таллиннских флюгеров, увы, пока не написана. Хотя, по большому счету – подошла самая пора. По крайней мере, курьезы, издавна искренне любимые таллиннским фольклором, созданные в советское время флюгера породить уже успели.

Чего стоит, например, стилизованный топор, кривовато возвышающийся над готическим домом на улице Рюйтли. Мало того, что городской палач жил не в нем, а в скромной постройке на его задворках. Так ведь и орудовал он в своем ремесле исключительно мечом.

Своеобразная байка связана и с флюгером расположенного на той же улице здания, в котором ныне располагается Институт истории Таллиннского университета. Дескать, изначально он изображал тянущийся к небу цветок. Но потом какой-то злоумышленник прокрался по гребню крыши и загнул его стебли к мостовой.

Так оно было или не так – сказать трудно. Желающим можно лишь посоветовать прогуляться до дома по адресу Рюйтли, 10. Венчающий его флюгер, действительно, больше смахивает на тянущего к земле лапы паука, чем на распустившийся бутон.

Улица Рюйтли, вообще, похоже, стала неисчерпаемым кладезем для рождения «флюгерных» курьезов. Для полноты картины можно вспомнить еще один – связанный с воссозданием шпили церкви Нигулисте.

Мальтийский крест, венчающий его флюгер, показался кому-то из горожан пугающе схож с крестом тевтонским, служащим, как известно, основой пресловутого «Железного креста» — воинской награды немецкой армии.

Тогдашнему главному архитектору Дмитрию Брунсу пришлось искать заступничество у высшего руководства республики: только вмешательство первого секретаря компартии Йоханнеса Кэбина спасло церковный флюгер от «борцев с фашисткой символикой».

* * *

«В городе много флюгеров. В былые времена город моряков часто обращал взор к железным помощникам — флюгерам: они первыми приносили весть о попутном ветре. Теперь на флюгера никто не обращает внимания. Но их не предупредили, что они больше не нужны людям, и флюгера продолжают нести свою трудную службу.

Там, высоко над городом, между небом и землей, скрипя ржавыми петлями, они тяжело поворачиваются на своих штырях. Как живые существа, они разговаривают с ветром и дождем, а первые снежинки, прежде чем опуститься на землю, тихо шуршат рядом с ними.

Случается, что у одного из городских флюгеров так крепко заклинит ржавые петли, что он уже не может пошевельнуться. Флюгер погибает, как боец на посту. Люди же не замечают смерти старого флюгера. Стоит на крыше — и ладно».

Рассказ популярного некогда у подростков писателя Юрия Яковлева не о флюгерах – о первой любви. И хотя увековеченный в его названии всадник, скачущий над городом, в семействе таллиннских флюгеров отсутствует, безымянном «городе моряков» Таллинн угадывается однозначно.

Говорят, на шпили и крыши флюгера пришли с верхушек корабельных мачт. Если это и в самом деле так, хочется только пожелать, чтобы в таллиннском небе они нашли для себя надежную гавань. Ту, открыв которую для себя один раз, уже никогда не захочется покинуть.

Йосеф Кац
Газета «Столица»
stolitsa.ee

 

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!