Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Легенда о загадочном кристалле, или Шоу кулинарных мастеров: Некогда старый эст создал дивный рецепт хмельного зелья. Жгучий, сладкий, он согревал с первой рюмки и переливался волшебным рубиновым цветом при мерцании свечей. Но самым необычным в этом напитке были прозрачные кристаллы, которые произрастали в бутылках... сами по себе. Предприимчивый старец успешно стал продавать свое изобретение. С того времени каждый гость непременно вез из Эстонии ликер "Кянну-Кукк".
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1357 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Число флюгеров, вознесенных в небо европейских городов, не поддается подсчету. Но мало кто из них может потягаться в популярности с таллиннскими. О них упоминается в поэзии и прозе. Им посвящаются художественные произведения и научно-популярные издания. Их облик запечатлевали граверы, художники, фотографы и кинооператоры. А самому знаменитому из них довелось сделать и вовсе невероятную для флюгера карьеру: покрасоваться на городском гербе – даром, что полуофициальном.

Карьера и опала

Речь, как не сложно догадаться, идет о Старом Тоомасе: волей графика Пауля Лухтхейна он без малого четверть века красовался на таллиннском гербе в шестидесятых-восьмидесятых годах минувшего столетия.

Ратушный флюгер, попавший в геральдику – случай, похоже, в истории единственный. Тем более примечательный с учетом того, что прежде, чем попасть на стилизованный геральдический щит, он чуть было не попал у властей в немилость.

Дело было в самом начале пятидесятых годов, когда на заседании таллиннского горисполкома обсуждался вопрос восстановления погибшего в марте 1944 года барочного ратушного шпиля. И если его воссоздание сомнений не вызывало, то фигурка венчающего его ландскнехта – напротив.

Кто-то из бдительных товарищей напомнил, что Старый Тоомас, дескать – фигура более чем сомнительная. Был он, по сути своей, наемником, служил отцам города из немецкого магистрата, а главное – воевал с войсками во всех отношениях прогрессивного царя Ивана Грозного.

Ситуацию спас сотрудник Городского музея. Он робко напомнил — «неблагонадежный» флюгер был изготовлен лет за тридцать до начала Ливонской войны, а россказни об участии в ней Старого Тоомаса – плод фантазии писателя Герта Хельбимяэ.

Час славы

Изданная Хельбимяэ в последние месяцы нацистской оккупации книжка карманного формата – едва ли не эталон легенды о Старом Тоомасе: ее «квинтэссенция» в чистом виде.

«Злободневные» подробности, вроде кражи у боярина пистолета и пленения его незадачливого владельца, справедливо позабыты. Ядро же повествования осталось неизменным: сын бедной рыбачки побеждает на состязании стрелков, принимается в ряды городской стражи, а потом имя его переходит на украшающий ратушу флюгер.

Когда именно состоялся «переход»? Никто, пожалуй, не помнит. Согласно одной из версий, случилось это не ранее 1781 года: в ту пору флюгер впервые сняли со шпиля, подновили и водрузили обратно. Впрочем, и полвека спустя, путешественники писали, мол, видели на башне ревельского магистрата фигурку…святого Маврикия.

Исследователь таллиннского фольклора Исидор Гольдман уверял, что в остзейских источниках XIX века отыскать «имя» флюгера ратушной башни ему не удалось. И высказывал предположение, что речь идет о предании, бытовавшем, по-видимому, исключительно среди эстонского населения города.

Так или не так – предстоит выяснить. Бесспорно одно: едва не начавшиеся для Старого Тоомаса фиаско советские десятилетия стали его «звездным часом». Ведь в его честь называли не только сигареты и заведения общепита, но и переименовывали улицы: нынешняя Дункри называлась одно время Вана-Тоома.

Восстановление независимости ЭР потеснило Старого Тоомаса из топонимики и геральдики, но на популярности его не сказалось. Недаром во время недавней рекламной кампании именно он призывал регистрироваться таллиннцев жителями столицы…

Сохраненные и утраченные

На ратушную башню выкованный рижским медником, Керстеном Пелсером флюгер был водружен в 1530 году.

В небе над европейскими городами флюгера в ту пору господствовали безраздельно: известные еще с античных времен, не позднее IX века закрепившиеся на церковных шпилях, четыре столетия спустя они вступали в период своего расцвета.

Продлился он лет двести – стоило классицизму в архитектуре сменить предшествующий ему стиль барокко, как причудливые кованые флажки на замысловатых стержнях стремительно вышли из моды. Последовала почти вековая пора забвения, завершившаяся лишь во второй половине XIX века.

Большая часть наиболее живописных таллиннских флюгеров создана именно тогда. Тогда же началась и их «музеефикация»: флюгер с одной из башен Вируских ворот, равно как и его собрат, выкованный для конька крыши дома бюргера Германа цур Мюллера, были установлены у входа в Эстляндский провинциальный музей.

По иному сложилась судьба флюгера средневекового бюргерского жилища, стоявшего на углу улиц Суур-Карья, Кунинга и площади Ванна-Тург. После того, как дом был снесен, на его месте был выстроен новый, в стилизованных под готику формах. И старинный флюгер был бережно установлен над его фронтоном.

К другим оригинальным флюгерам судьба, увы, столь заботлива не была. Стоит взглянуть на фотографии столетней давности: флюгера над нынешними Домом туризма, рестораном «Олде Ханза» или Историческим музеем на привычных местах отсутствуют.

На свои законные места она вернулись только в результате широкомасштабной кампании по реставрации Старого города, стартовавшей во второй половине шестидесятых и достигшей своей кульминации накануне проведения в Таллинне Олимпийской регаты-80.

Кстати, именно флюгера поспособствовали возвращению в городское пространство его исторической символики: реставратор Сергей Бульдас поместил над зданием Исторического музея изображение малого герба Ревеля. А флюгер на башне Кик-ин-де-Кек украсили и вовсе три льва, пребывавшие под негласным запретом…

Новейшие истории

Новейшая история таллиннских флюгеров, увы, пока не написана. Хотя, по большому счету – подошла самая пора. По крайней мере, курьезы, издавна искренне любимые таллиннским фольклором, созданные в советское время флюгера породить уже успели.

Чего стоит, например, стилизованный топор, кривовато возвышающийся над готическим домом на улице Рюйтли. Мало того, что городской палач жил не в нем, а в скромной постройке на его задворках. Так ведь и орудовал он в своем ремесле исключительно мечом.

Своеобразная байка связана и с флюгером расположенного на той же улице здания, в котором ныне располагается Институт истории Таллиннского университета. Дескать, изначально он изображал тянущийся к небу цветок. Но потом какой-то злоумышленник прокрался по гребню крыши и загнул его стебли к мостовой.

Так оно было или не так – сказать трудно. Желающим можно лишь посоветовать прогуляться до дома по адресу Рюйтли, 10. Венчающий его флюгер, действительно, больше смахивает на тянущего к земле лапы паука, чем на распустившийся бутон.

Улица Рюйтли, вообще, похоже, стала неисчерпаемым кладезем для рождения «флюгерных» курьезов. Для полноты картины можно вспомнить еще один – связанный с воссозданием шпили церкви Нигулисте.

Мальтийский крест, венчающий его флюгер, показался кому-то из горожан пугающе схож с крестом тевтонским, служащим, как известно, основой пресловутого «Железного креста» — воинской награды немецкой армии.

Тогдашнему главному архитектору Дмитрию Брунсу пришлось искать заступничество у высшего руководства республики: только вмешательство первого секретаря компартии Йоханнеса Кэбина спасло церковный флюгер от «борцев с фашисткой символикой».

* * *

«В городе много флюгеров. В былые времена город моряков часто обращал взор к железным помощникам — флюгерам: они первыми приносили весть о попутном ветре. Теперь на флюгера никто не обращает внимания. Но их не предупредили, что они больше не нужны людям, и флюгера продолжают нести свою трудную службу.

Там, высоко над городом, между небом и землей, скрипя ржавыми петлями, они тяжело поворачиваются на своих штырях. Как живые существа, они разговаривают с ветром и дождем, а первые снежинки, прежде чем опуститься на землю, тихо шуршат рядом с ними.

Случается, что у одного из городских флюгеров так крепко заклинит ржавые петли, что он уже не может пошевельнуться. Флюгер погибает, как боец на посту. Люди же не замечают смерти старого флюгера. Стоит на крыше — и ладно».

Рассказ популярного некогда у подростков писателя Юрия Яковлева не о флюгерах – о первой любви. И хотя увековеченный в его названии всадник, скачущий над городом, в семействе таллиннских флюгеров отсутствует, безымянном «городе моряков» Таллинн угадывается однозначно.

Говорят, на шпили и крыши флюгера пришли с верхушек корабельных мачт. Если это и в самом деле так, хочется только пожелать, чтобы в таллиннском небе они нашли для себя надежную гавань. Ту, открыв которую для себя один раз, уже никогда не захочется покинуть.

Йосеф Кац
Газета «Столица»
stolitsa.ee

 

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Между прочим…
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!