Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
На улице Ратаскаеву, (Колодезная улица), можно увидеть старый колодец, в котором, по преданию, живет страшный гоблин. Когда-то ему на съедение жители бросали в колодец кошек.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Есть города, которые искусственно создают вокруг себя мифы, легенды, надуманные традиции, спешно заворачиваясь в них, скрывая свою молодость-зеленость. Таллинн - полная их противоположность. Он буквально задыхается под комом накрученных на него легенд и мифов. Ну как не развесить уши, слушая легенду о удачливом аптекаре, устроившем у себя в аптеке первый в мире "мужской клуб", просто наклеив на бутылки с вином этикетки от лекарств, когда эта самая аптека перед тобой: она работает аж с 1422 года, и ей владеет десятое поколение того самого аптекаря. Как не поверить про "свадьбу чёрта и нечистую квартиру", когда вот они, давно занавешенные окна этой квартиры, в которой никто не живёт и вот оно, уже сотню с гаком лет публикуемое в местной газете объявление о продаже, на которое никакой здравомыслящий человек не купится.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

За минувшие два года обширный пустырь настолько «удачно» вписался в пространство городского центра, что начинаешь верить: он существовал тут едва ли не всегда.

Лишь название остановки идущих в Ласнамяэ автобусов хранит память о Художественной академии – сером коробчатом здании, похожем, скорее не на «храм муз», а на корпуса промышленного предприятия.

О том, что было до него, помнят лишь столичные старожилы. Но даже они не догадываются, что снесенное в 2010 году безликое строение скрывало в себе, без преувеличения, архитектурный шедевр.

Пикк и Татари 

Колыбель нынешней Художественной академии – в Старом городе.

Точнее – на улице Пикк: здесь, в стенах гильдии Святого Канута в ноябре 1914 года было создано Ревельское промышленно-художественное училище.

Собственного помещения у учебного заведения не было: занятия приходилось вести в снимаемых у «профсоюза» ремесленников комнатах. Уже через два года стало ясно, что училищу тесновато – и его руководство приступило к активным поискам.

На каком-то этапе показалось, что обучение будущих мастеров искусства можно организовать на улице Татари: издатель и журналист Август Буш, выстроивший тут пятью годами ранее пятиэтажный жилой дом, никак не мог отыскать достаточное число квартиросъемщиков.

Арендная плата, предложенная домовладельцам, оказалась, однако неподъемной. Да и создатель «дома Буша» — архитектор Карл Бурман выступил в прессе с решительным протестом: дескать, он строил именно жилые, а не учебные помещения и переоборудование их окажется нецелесообразным.

Учебная работа в гильдейском доме на улице Пикк продолжилась еще чуть более года – летом 1917 года помещения реквизировала армия. Будущим художникам и их наставникам пришла пора срочно искать себе новую крышу над головой.

Почерк Кнюпфера

Город пошел училищу навстречу – новый учебный год был начат в классах Казенной женской гимназии.

От чердачных помещений Канутской гильдии, где приходилось училищу первые три года своего существования, новое здание отличилось, словно день и ночь.

Не было в том ничего удивительного: гимназию на краю тогдашней Малой Юрьевской улицы строил один их популярнейших архитекторов Ревеля второй трети XIX века – Рудольф Отто фон Кнюпфер.

Выпускник Петербургской художественной академии, он украсил город такими, например, зданиями, как несохранившийся до наших дней первоначальный Балтийский вокзал или здравствующая и по сей день бывшая пожарная часть на площади Виру.

Даже сугубо промышленные здания – такие, например, как, производственные корпуса и резервуары Газовой фабрики на нынешнем бульваре Пыхъя Кнюпфер умудрялся выдержать в подчеркнуто «таллиннском» плитняковом стиле.

В том же духе был решен архитектором и двухэтажный дом Казенной женской гимназии – кстати, одно из первых каменных школьных зданий за стеной Старого города.

Школьный архитектор 

Пять лет художественное училище вполне довольствовалось доставшейся ему от упраздненной женской гимназии недвижимостью.

Летом 1922 года школьное здание на Малом Тартуском шоссе окружили строительные леса: газеты сообщили, что по проекту архитектора Михкельсона начинается обширная перестройка.

Известностью Кнюпфера Михкельсон в истории эстонской архитектуры похвастаться, увы, не может. А жаль: и его художественный путь от академического необарокко до рационального функционализма, и творческая биография явно заслуживают внимания.

Тынис Михкельсон родился 5 марта 1887 года в окрестностях Вильянди. Восемнадцатилетним юношей он поступил в Московское художественное училище живописи, архитектуры и ваяния, которое окончил в последний предреволюционный год.

Сложно сказать, чем именно молодой зодчий приглянулся новой российской власти, но с 1917 по 1920 год он занимал в Москве высокий пост руководителя строительных работ при Главном почтамте. Неизвестны и причины, заставившие его оптироваться в ставшую независимым государством Эстонию.

На новом месте – в Таллинне – Михкельсон тоже не бедствовал: едва ли ни сразу же по приезду он был назначен главным архитектором Министерства просвещения. Скромные школьные здания в Тапа, Хийу, Кейла, пышная, на манер кадирогского дворца, гимназия в Печорах – его работа.

Двойной успех 

Одновременно две задачи стояли перед берущимся за перестройку Художественного училища архитектором.

Во-первых – необходимо было увеличить число учебных помещений, одновременно не расширяя площадь застройки: с царских еще времен здание Казенной женской гимназии плотно обступали земельные участки частных владельцев.

Во-вторых – создать не просто очередное учебное заведение, а подлинный «храм искусства»: обитель будущих творцов новой, национальной живописи молодого государства. А так же – декоративной и монументальной скульптуры, графики, промышленного дизайна.

С обоими заданиями Михкельсон справился блестяще. Над приземистым зданием был надстроен третий, этаж. Широкие сдвоенные окна обеспечивали необходимое для художественных ателье освещение. Бывший актовый зал стал учебной типографией.

Но главный успех архитектора заключался, пожалуй, в том, что из безликого, «казенного» в худшем значении этого слова здания, ему удалось создать подлинное украшение центра столицы.

Художественная многозначность 

В начале двадцатых годов серый доломит еще не воспринимался эстонцами в качестве национального камня.

Скорее наоборот: он, излюбленный строительный материал архитекторов-остзейцев, вдохновлявшихся местной средневековой архитектурой, казался слишком «немецким» и «старомодным».

Поэтому, приступив к перестройке здания Художественного училища, Михкельсон, перво-наперво, оштукатурил серые стены. Вторым радикальным шагом было возведение над ними массивной мансардной крыши.

Она не только позволила разместить под своим изломом добрый десяток дополнительных учебных помещений, но и привносила в ландшафт таллиннский крыш отголосок не самого представленного в архитектуре города стиля – барокко.

Ломаные мансардные крыши, присущие целому ряду старинных городов Балтийского побережья от Данцига до Стокгольма почему-то не пользовались у местных бюргеров особой популярностью. И потому ничто не мешало воспринимать их как признак новой, подчеркнуто «эстонской» архитектуры.

Тон задала, похоже, крыша выстроенного еще при царе театра «Эстония». В 1921 году мансардной необарочной крышей было увенчано здание банка на углу улицы Суур-Каарья, еще через год – нынешняя XXI школа на Рауа.

Хочется верить, что в случае Художественного училища причудливо ломана крыша несла в себе явный намек на «прогрессивность» учебного заведения: все современное искусство творилось в те годы на парижских мансардах.

Впрочем, о предназначении здания недвусмысленно свидетельствовали и два массивных барельефа, помещенные на торцах ризалитов: резвящиеся на них пухлые младенцы символизировали собой изящные искусства.

Жертва функциональности 

Из испытаний Второй мировой войны здание Художественного училища вышло…победителем.

Мартовская бомбардировка 1944 года лишь перебила окна да уничтожила ряд неказистых деревянных халуп, закрывающих главный фасад здания со стороны Тартуского шоссе.

Само же здание, по счастью, осталась нетронутым. Таким оно встретило повышение статуса учебного заведения до Государственного художественного института ЭССР. Таким попало на страницы первых послевоенных путеводителей по Таллинну.

Начиная с середины шестидесятых годов, фотографии институтских зданий из посвященных городу изданий исчезают. Вероятно, уже тогда стало понятно: реконструкция, произведенная в 1965-69 годах Пеэтером Тарвасом, городской пейзаж явно не обогатила.

Конечно, площадь аудиторий, мастерских и ателье удалось увеличить до трех с половиной тысяч квадратных метров, но стремление архитектора согласовать фасады старой и новой построек привела к тому, что подчеркнуто лаконичный корпус по тогдашней улице Гонсиори буквально «проглотил» своего предшественника.

О том, что внутри здания однозначно послевоенной архитектуры «упакована» постройка двадцатых годов, в свою очередь, перестроенная из гимназии царских еще времен, догадывались, пожалуй, лишь специалисты. Да наиболее внимательные из студентов, «изнутри» определявшие, где кончается один корпус и начинается другой.

* * *

Говорят, когда два года тому назад строители приступили к сносу зданий Художественной академии, фасад работы Михкельсона-Кнюпфера на считанные часы стал различим со стороны двора.

Впрочем, возможно это – не более чем легенда. Но легенда, между тем, очень характерная: былое здание академии-института-училища заслуживает того, что бы память о нем сохранялась.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Между прочим…
Церковь Св. Олафа, построенная в XIII веке и перестроенная в XV веке. Свое название она получила по имени строившего ее архитектора, упавшего с ее башни. По легенде, когда его тело коснулось земли, из его рта выползла змея. По другой легенде, церковь Оливисте, получила название не по имени архитектора, а по мастера, согласившегося покрасить плохо доступный для маляров шпиль прихода. Олев был скромен, и не желал известности, поэтому, работал по ночам. Но однажды его увидели и узнали. С земли, закричали его имя. Мастер разволновался и слетел с высоты вниз. На само же деле, церковь названа так в честь одного из королей Швеции.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!