А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
У многих народов Европы есть легенда о том, как Бог одаривал народы. В южных странах есть все. Чем ближе к северу, тем беднее дары Всевышнего. Когда очередь дошла до Эстонии, то у него в корзине с дарами, кроме воды и камня, ничего не осталось. Бог выбросил и то, и другое и сказал эстонцу: «Живи, Юхан!» Вот и живет тысячи лет эстонский крестьянин среди усыпанных камнями полей. Каждую весну собирает их, мостит ими дороги, складывает из них ограды, амбары и кузницы, а на следующий год они вновь вылезают из земли. Тысячи лет назад оставил свои следы ледник. В земле лежат не только мелкие камни, но и большие гранитные валуны. Они разбросаны по всей Северной Эстонии.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

За минувшие два года обширный пустырь настолько «удачно» вписался в пространство городского центра, что начинаешь верить: он существовал тут едва ли не всегда.

Лишь название остановки идущих в Ласнамяэ автобусов хранит память о Художественной академии – сером коробчатом здании, похожем, скорее не на «храм муз», а на корпуса промышленного предприятия.

О том, что было до него, помнят лишь столичные старожилы. Но даже они не догадываются, что снесенное в 2010 году безликое строение скрывало в себе, без преувеличения, архитектурный шедевр.

Пикк и Татари 

Колыбель нынешней Художественной академии – в Старом городе.

Точнее – на улице Пикк: здесь, в стенах гильдии Святого Канута в ноябре 1914 года было создано Ревельское промышленно-художественное училище.

Собственного помещения у учебного заведения не было: занятия приходилось вести в снимаемых у «профсоюза» ремесленников комнатах. Уже через два года стало ясно, что училищу тесновато – и его руководство приступило к активным поискам.

На каком-то этапе показалось, что обучение будущих мастеров искусства можно организовать на улице Татари: издатель и журналист Август Буш, выстроивший тут пятью годами ранее пятиэтажный жилой дом, никак не мог отыскать достаточное число квартиросъемщиков.

Арендная плата, предложенная домовладельцам, оказалась, однако неподъемной. Да и создатель «дома Буша» — архитектор Карл Бурман выступил в прессе с решительным протестом: дескать, он строил именно жилые, а не учебные помещения и переоборудование их окажется нецелесообразным.

Учебная работа в гильдейском доме на улице Пикк продолжилась еще чуть более года – летом 1917 года помещения реквизировала армия. Будущим художникам и их наставникам пришла пора срочно искать себе новую крышу над головой.

Почерк Кнюпфера

Город пошел училищу навстречу – новый учебный год был начат в классах Казенной женской гимназии.

От чердачных помещений Канутской гильдии, где приходилось училищу первые три года своего существования, новое здание отличилось, словно день и ночь.

Не было в том ничего удивительного: гимназию на краю тогдашней Малой Юрьевской улицы строил один их популярнейших архитекторов Ревеля второй трети XIX века – Рудольф Отто фон Кнюпфер.

Выпускник Петербургской художественной академии, он украсил город такими, например, зданиями, как несохранившийся до наших дней первоначальный Балтийский вокзал или здравствующая и по сей день бывшая пожарная часть на площади Виру.

Даже сугубо промышленные здания – такие, например, как, производственные корпуса и резервуары Газовой фабрики на нынешнем бульваре Пыхъя Кнюпфер умудрялся выдержать в подчеркнуто «таллиннском» плитняковом стиле.

В том же духе был решен архитектором и двухэтажный дом Казенной женской гимназии – кстати, одно из первых каменных школьных зданий за стеной Старого города.

Школьный архитектор 

Пять лет художественное училище вполне довольствовалось доставшейся ему от упраздненной женской гимназии недвижимостью.

Летом 1922 года школьное здание на Малом Тартуском шоссе окружили строительные леса: газеты сообщили, что по проекту архитектора Михкельсона начинается обширная перестройка.

Известностью Кнюпфера Михкельсон в истории эстонской архитектуры похвастаться, увы, не может. А жаль: и его художественный путь от академического необарокко до рационального функционализма, и творческая биография явно заслуживают внимания.

Тынис Михкельсон родился 5 марта 1887 года в окрестностях Вильянди. Восемнадцатилетним юношей он поступил в Московское художественное училище живописи, архитектуры и ваяния, которое окончил в последний предреволюционный год.

Сложно сказать, чем именно молодой зодчий приглянулся новой российской власти, но с 1917 по 1920 год он занимал в Москве высокий пост руководителя строительных работ при Главном почтамте. Неизвестны и причины, заставившие его оптироваться в ставшую независимым государством Эстонию.

На новом месте – в Таллинне – Михкельсон тоже не бедствовал: едва ли ни сразу же по приезду он был назначен главным архитектором Министерства просвещения. Скромные школьные здания в Тапа, Хийу, Кейла, пышная, на манер кадирогского дворца, гимназия в Печорах – его работа.

Двойной успех 

Одновременно две задачи стояли перед берущимся за перестройку Художественного училища архитектором.

Во-первых – необходимо было увеличить число учебных помещений, одновременно не расширяя площадь застройки: с царских еще времен здание Казенной женской гимназии плотно обступали земельные участки частных владельцев.

Во-вторых – создать не просто очередное учебное заведение, а подлинный «храм искусства»: обитель будущих творцов новой, национальной живописи молодого государства. А так же – декоративной и монументальной скульптуры, графики, промышленного дизайна.

С обоими заданиями Михкельсон справился блестяще. Над приземистым зданием был надстроен третий, этаж. Широкие сдвоенные окна обеспечивали необходимое для художественных ателье освещение. Бывший актовый зал стал учебной типографией.

Но главный успех архитектора заключался, пожалуй, в том, что из безликого, «казенного» в худшем значении этого слова здания, ему удалось создать подлинное украшение центра столицы.

Художественная многозначность 

В начале двадцатых годов серый доломит еще не воспринимался эстонцами в качестве национального камня.

Скорее наоборот: он, излюбленный строительный материал архитекторов-остзейцев, вдохновлявшихся местной средневековой архитектурой, казался слишком «немецким» и «старомодным».

Поэтому, приступив к перестройке здания Художественного училища, Михкельсон, перво-наперво, оштукатурил серые стены. Вторым радикальным шагом было возведение над ними массивной мансардной крыши.

Она не только позволила разместить под своим изломом добрый десяток дополнительных учебных помещений, но и привносила в ландшафт таллиннский крыш отголосок не самого представленного в архитектуре города стиля – барокко.

Ломаные мансардные крыши, присущие целому ряду старинных городов Балтийского побережья от Данцига до Стокгольма почему-то не пользовались у местных бюргеров особой популярностью. И потому ничто не мешало воспринимать их как признак новой, подчеркнуто «эстонской» архитектуры.

Тон задала, похоже, крыша выстроенного еще при царе театра «Эстония». В 1921 году мансардной необарочной крышей было увенчано здание банка на углу улицы Суур-Каарья, еще через год – нынешняя XXI школа на Рауа.

Хочется верить, что в случае Художественного училища причудливо ломана крыша несла в себе явный намек на «прогрессивность» учебного заведения: все современное искусство творилось в те годы на парижских мансардах.

Впрочем, о предназначении здания недвусмысленно свидетельствовали и два массивных барельефа, помещенные на торцах ризалитов: резвящиеся на них пухлые младенцы символизировали собой изящные искусства.

Жертва функциональности 

Из испытаний Второй мировой войны здание Художественного училища вышло…победителем.

Мартовская бомбардировка 1944 года лишь перебила окна да уничтожила ряд неказистых деревянных халуп, закрывающих главный фасад здания со стороны Тартуского шоссе.

Само же здание, по счастью, осталась нетронутым. Таким оно встретило повышение статуса учебного заведения до Государственного художественного института ЭССР. Таким попало на страницы первых послевоенных путеводителей по Таллинну.

Начиная с середины шестидесятых годов, фотографии институтских зданий из посвященных городу изданий исчезают. Вероятно, уже тогда стало понятно: реконструкция, произведенная в 1965-69 годах Пеэтером Тарвасом, городской пейзаж явно не обогатила.

Конечно, площадь аудиторий, мастерских и ателье удалось увеличить до трех с половиной тысяч квадратных метров, но стремление архитектора согласовать фасады старой и новой построек привела к тому, что подчеркнуто лаконичный корпус по тогдашней улице Гонсиори буквально «проглотил» своего предшественника.

О том, что внутри здания однозначно послевоенной архитектуры «упакована» постройка двадцатых годов, в свою очередь, перестроенная из гимназии царских еще времен, догадывались, пожалуй, лишь специалисты. Да наиболее внимательные из студентов, «изнутри» определявшие, где кончается один корпус и начинается другой.

* * *

Говорят, когда два года тому назад строители приступили к сносу зданий Художественной академии, фасад работы Михкельсона-Кнюпфера на считанные часы стал различим со стороны двора.

Впрочем, возможно это – не более чем легенда. Но легенда, между тем, очень характерная: былое здание академии-института-училища заслуживает того, что бы память о нем сохранялась.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.


Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллинн имеет свой флаг - с тремя голубыми и тремя белыми полосками, он был частично заимствован из древнего датского флага. Как гласит легенда, флаг упал с небес после битвы за крепость Таллинна. Однако, другая легенда утверждает, что упавший с неба флаг, был дарован Господом Богом датчанам, и с тех самых пор, стал государственным флагом Дании: белый опрокинутый крест на красном фоне.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!