А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Однажды Линда, вдова Калева, несла к нему на могилу большую глыбу. Она торопливо ступала по холму Ласнамяги, неся на спине в праще, сплетенной из своих волос, целую скалу. Тут вдова споткнулась, и тяжелый камень скатился с ее плеч. Не поднять было Линде эту скалу - от горя бедняжка высохла, потеряла былую силу рук. Женщина села на камень и заплакала горючими слезами, жалуясь на свою вдовью долю. Добрая фея ветров ласково гладила шелк ее волос и осушала ее слезы, но они все струились и струились из очей Линды, словно ручейки по горному склону, собираясь в озерцо. Озерцо это становилось все больше и больше, пока не превратилось в озеро. Оно и поныне находится в Таллинне на холме Ласнамяги и называется Юлемисте (Верхнее). Там можно увидеть и камень, на котором сидела плачущая Линда. И если тебе, путник, доведется идти мимо озера Юлемисте, остановись и вспомни о славном Калеве и его неутешной Линде.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Улеглась суета отошедшего дня. Длинный Герман, как прежде, влюблен. Как ему надоела людская возня! Он устал от гербов и знамен. Как девчонка шальная, звезда подмигнет Спекулянтам в торговых рядах: Мол, покуда любовь в этом камне живет, Город наш не рассыплется в прах! Согласно легенде, Длинный Герман башней стоит у замка Тоомпеа, где находится Парламент Эстонии, и влюблен в башню Толстая Маргарита. Он ее видит, она его — нет. Низкорослая, по сравнению с Длинным Германом, Толстая Маргарита, была названа так в честь реально жившей женщины. Она была необыкновенно толстой. Ее возили на тележке по всей Эстонии и показывали народу.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1291 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

«Предыстория» Мустамяэ насчитывает не десятилетия – века: первые поселения на территории сегодняшней части города возникли более трехсот лет тому назад.

Стилизованная до строгой симметрии, но от этого не менее разлапистая сосна красуется без малого двадцать лет на современном мустамяэском гербе.

Герольдмейстеру Прийту Херодесу, конечно, виднее. Но задайся он целью отобразить в символике части города не ботанику, а историю, место сосны, скорее всего, мог бы занять можжевельник.

Ведь именно этому кустарнику обязана своим именем деревня Кадака – первое поселение на территории будущего Мустамяэ.

Можжевеловая колыбель

Первые сведения о деревне Кадака, располагавшейся у северо-западной границы нынешнего Мустамяэ, датируются 1697 годом.

Спустя еще два года в магистратских документах мелькает некая «мыза Кадак», но писарь, скорее всего, просто ошибся. Поместья – или хотя бы летней усадьбы – здесь никогда не существовало: поселение составляли крестьянские избы.

«Пограничный» статус деревня Кадака имела с самого рождения: она располагалась на рубеже между владениями Ревеля и баронскими угодьями. Потому, вплоть до самого начала двадцатых годов ХХ века, она официально состояла из двух поселений: Хааберсти-Кадака и Харку-Кадака.

Постройки «деревенского» времени на левой, если двигаться от центра, стороне улицы Кадака можно увидеть и в наши дни. А вот самого кустарника, триста лет тому назад обильно произраставшего, вероятно, в окрестностях, ныне не сыщешь, что называется, «днем с огнем».

Огонь, скорее всего, его и уничтожил. Причем огонь не простой, а очистительный. Точнее – очищающий: едва ли не до самого начала XIX века европейская медицина видела в окуривании можжевеловым дымом эффективнейшее средство дезинфекции и борьбы с эпидемиями.

Последний раз в истории городские власти повелели окуривать можжевеловым дымом всех направляющихся в Ревель из зачумленных краев осенью 1710 года. Кто знает, не тогда ли нынешнее Мустамяэ навсегда лишилось своих знаменитых можжевельников?

Комариная слава

Самым известным жителем деревни Кадака был, вероятно, литературный «отец» Сипсика и Накситраллей – детский писатель Эно Рауд.

В детстве он действительно проводил здесь летние каникулы. И не исключено, что именно проделки сверстников в окрестностях Кадака послужили основой для его приключенческой повести «Нержавеющая сабля».

Впрочем, не исключено, что ее действующие лица могли быть не только «кадакаскими» обывателями, но и жителями соседних хуторов: они начали возникать в районе нынешней остановки «Лехола» не позднее начала ХХ века.

Здесь, на территории, лежащей между теперешними улицами Э. Вильде и Линну теэ, слой плодородной почвы был чуть толще, чем непосредственно у подножия Мустамяги или в Нымме. Конечно, для пашен он не годился, а для садов и огородов – вполне.

К середине тридцатых годов на территории будущего Мустамяэ насчитывалось около полусотни земельных участков. Часть из них принадлежала хуторским хозяйствам, часть – сдавалась под дачи небогатым горожанам.

Взыскательному дачнику делать тут и впрямь было нечего: до моря далеко, но сыровато. Название микрорайона Сяэзе, унаследованное от существовавшего некогда хутора, самым недвусмысленным образом подтверждает «комариную» славу этих мест.

Имена в граните

Единственная категория отдыхающих, которых довоенное Мустамяэ могло манить по-настоящему, были любители-минерологи.

Еще бы – ведь здешние кустарники и перелески изобиловали свидетельствами седого прошлого окрестностей Таллинна – принесенными сюда с финского берега ледником валунами. У наиболее примечательных из них «имена собственные» появились уже в XIX веке.

Заметил, например, местный крестьянин, что камень, лежащий теперь во дворе дома по адресу Мустамяэ теэ, 173, словно бы специально отесан до четырехугольной формы, как крышка сундука или гроба – и нарек его Кирстукиви: название это ныне можно прочесть на установленной рядом табличке.

Сложно сказать, чем обусловлено «имя» валуна Ренникукиви, лежащего поблизости от дома по адресу Акадеэмиа теэ, 68: то ли желобкам на его поверхности (по-эстонски – «renn»), то ли фамилией владельца ближайшего хутора.

Явно позднейшего происхождения названия валуна Ластепяэвакодукиви – оно никак не могло появиться раньше, чем на улице Вильде был построен круглосуточный детсад – и Яэмяэкиви: большая часть последнего, словно у настоящей ледовой горы, то есть айсберга, скрыта от глаз наблюдателя.

С уверенностью можно назвать дату «наречения» группы валунов у перекрестка Кадака теэ и улицы Трумми – 1935 год. Именно тогда она была обследована и нанесена на карту членами географического кружка Таллиннской школы общества юных натуралистов.

Каменная россыпь, получившая название Ыпиринги кивид – то есть Ученического кружка. По случайному совпадению через четверть века в непосредственной близости от них стали расти общежития и учебные корпуса нынешнего Технического университета.

Стреляли

…Не было у мустамяэских мальчишек четверть века тому назад большей радости, чем возвращаясь с урока физкультуры в Ныммеском лесу найти в траве россыпь проржавевших гильз.

Особенно повышалась вероятность находки в том случае, если путь пролегал мимо «Белого поля» — гравиевой площадки для занятий учебным автовождением. Здесь гильзы встречались буквально россыпями. «Знающие люди» говорили: в годы войны тут находился лагерь, в котором фашисты практиковали массовые расстрелы. Свидетельством его существования считался зловещего вида бетонный тоннель, уводивший куда-то под гребень песчаной дюны.

Стрельбище в лесу на границе Мустамяэ и Нымме действительно существовало, но стреляли в нем, по счастью, не в живых людей, а в мишени: здесь в тридцатых годах располагался тир Мустамяэской бригады Кайтселийта. Пользовались им и после войны – уже члены ДОСААФ.

Впрочем, как минимум один расстрел на территории современного Мустамяэ в годы Второй мировой действительно имел место: на пригорке неподалеку от улицы Ретке теэ 6 января 1944 года был приведен в исполнение приговор некому Фрицу Бену.

Бен, уроженец Германии, был мобилизован в строительные части Вермахта в 1943 году и попал на службу в Таллинн. Умирать за Гитлера он явно не рвался и попытался заняться саботажем. Сформировавшаяся вокруг него антифашистская группа была раскрыта гестапо. Ее создатель был расстрелян за «пацифистскую агитацию и шпионаж в пользу врага» под соснами Мустамяэ.

* * *

Скромный памятник на месте казни Бена благополучно пережил волну снятия монументов советской эпохи в начале девяностых годов, но четыре года назад был перенесен во двор филиала Исторического музея на Маарьямяги.

Не без участия пресловутого «борца с оккупацией», ультра-националиста Юри Лийма. Но, к сожалению, и при негласном согласии властей части города.

Стала ли от этого история Мустамяэ полнее и объективнее? Вопрос, думается, проходит по разряду риторических.

Мустамяэ – старейший из современных жилых районов Таллинна – отмечает в этом году юбилей: пятьдесят лет со дня своего основания.

Йосеф Кац
«Столица»

 











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Одна из самых знаменитых работ Кристиана Акерманна - алтарь таллиннского Домского собора в реставрационных лесах во время подготовки к нынешней выставке.

Вспоминая «ревельского Фидия»: скульптор Кристиан Акерманн

Выставка работ одного из самых ярких и талантливых таллиннских мастеров скульптуры эпохи Барокко и его современников открылась в минувшую пятницу ...

Читать дальше...

«Косуля» у подножья Тоомпеа в сквере на улице Нунне – неизменная классика с 1930 года.

«Косуля» Яана Коорта – знакомая и незнакомая косуля

Одна из самых популярных у таллиннцев и гостей города скульптура появилась в городском пространстве столицы ровно девяносто лет тому назад. В ...

Читать дальше...

Здание нынешней Таллиннской музыкальной школы за минувший век не изменилось – чего нельзя сказать о его окрестностях.

Сто двадцать лет истории: особняк музыкальной школы

Запланированная реставрация вернет одному из примечательных зданий в ансамбле застройки Нарвского шоссе былой блеск, а работающей в нем Таллиннской музыкальной ...

Читать дальше...

Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Едва занимался рассвет, как по самым оживленным ныне улицам Таллинна, - Суур-Карья и Вяйке-Карья - устремлялся на пастбища скот. Названия улиц (Большая стадная и Малая стадная) живут по сей день, хотя скот горожане уже давно не держат.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!