Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Башня Кик-ин-де-Кек ("Загляни в кухню") называется так, потому что высота ее 45,5 метров, и раньше из ее бойниц можно было подсмотреть, что у кого на обед.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

«Предыстория» Мустамяэ насчитывает не десятилетия – века: первые поселения на территории сегодняшней части города возникли более трехсот лет тому назад.

Стилизованная до строгой симметрии, но от этого не менее разлапистая сосна красуется без малого двадцать лет на современном мустамяэском гербе.

Герольдмейстеру Прийту Херодесу, конечно, виднее. Но задайся он целью отобразить в символике части города не ботанику, а историю, место сосны, скорее всего, мог бы занять можжевельник.

Ведь именно этому кустарнику обязана своим именем деревня Кадака – первое поселение на территории будущего Мустамяэ.

Можжевеловая колыбель

Первые сведения о деревне Кадака, располагавшейся у северо-западной границы нынешнего Мустамяэ, датируются 1697 годом.

Спустя еще два года в магистратских документах мелькает некая «мыза Кадак», но писарь, скорее всего, просто ошибся. Поместья – или хотя бы летней усадьбы – здесь никогда не существовало: поселение составляли крестьянские избы.

«Пограничный» статус деревня Кадака имела с самого рождения: она располагалась на рубеже между владениями Ревеля и баронскими угодьями. Потому, вплоть до самого начала двадцатых годов ХХ века, она официально состояла из двух поселений: Хааберсти-Кадака и Харку-Кадака.

Постройки «деревенского» времени на левой, если двигаться от центра, стороне улицы Кадака можно увидеть и в наши дни. А вот самого кустарника, триста лет тому назад обильно произраставшего, вероятно, в окрестностях, ныне не сыщешь, что называется, «днем с огнем».

Огонь, скорее всего, его и уничтожил. Причем огонь не простой, а очистительный. Точнее – очищающий: едва ли не до самого начала XIX века европейская медицина видела в окуривании можжевеловым дымом эффективнейшее средство дезинфекции и борьбы с эпидемиями.

Последний раз в истории городские власти повелели окуривать можжевеловым дымом всех направляющихся в Ревель из зачумленных краев осенью 1710 года. Кто знает, не тогда ли нынешнее Мустамяэ навсегда лишилось своих знаменитых можжевельников?

Комариная слава

Самым известным жителем деревни Кадака был, вероятно, литературный «отец» Сипсика и Накситраллей – детский писатель Эно Рауд.

В детстве он действительно проводил здесь летние каникулы. И не исключено, что именно проделки сверстников в окрестностях Кадака послужили основой для его приключенческой повести «Нержавеющая сабля».

Впрочем, не исключено, что ее действующие лица могли быть не только «кадакаскими» обывателями, но и жителями соседних хуторов: они начали возникать в районе нынешней остановки «Лехола» не позднее начала ХХ века.

Здесь, на территории, лежащей между теперешними улицами Э. Вильде и Линну теэ, слой плодородной почвы был чуть толще, чем непосредственно у подножия Мустамяги или в Нымме. Конечно, для пашен он не годился, а для садов и огородов – вполне.

К середине тридцатых годов на территории будущего Мустамяэ насчитывалось около полусотни земельных участков. Часть из них принадлежала хуторским хозяйствам, часть – сдавалась под дачи небогатым горожанам.

Взыскательному дачнику делать тут и впрямь было нечего: до моря далеко, но сыровато. Название микрорайона Сяэзе, унаследованное от существовавшего некогда хутора, самым недвусмысленным образом подтверждает «комариную» славу этих мест.

Имена в граните

Единственная категория отдыхающих, которых довоенное Мустамяэ могло манить по-настоящему, были любители-минерологи.

Еще бы – ведь здешние кустарники и перелески изобиловали свидетельствами седого прошлого окрестностей Таллинна – принесенными сюда с финского берега ледником валунами. У наиболее примечательных из них «имена собственные» появились уже в XIX веке.

Заметил, например, местный крестьянин, что камень, лежащий теперь во дворе дома по адресу Мустамяэ теэ, 173, словно бы специально отесан до четырехугольной формы, как крышка сундука или гроба – и нарек его Кирстукиви: название это ныне можно прочесть на установленной рядом табличке.

Сложно сказать, чем обусловлено «имя» валуна Ренникукиви, лежащего поблизости от дома по адресу Акадеэмиа теэ, 68: то ли желобкам на его поверхности (по-эстонски – «renn»), то ли фамилией владельца ближайшего хутора.

Явно позднейшего происхождения названия валуна Ластепяэвакодукиви – оно никак не могло появиться раньше, чем на улице Вильде был построен круглосуточный детсад – и Яэмяэкиви: большая часть последнего, словно у настоящей ледовой горы, то есть айсберга, скрыта от глаз наблюдателя.

С уверенностью можно назвать дату «наречения» группы валунов у перекрестка Кадака теэ и улицы Трумми – 1935 год. Именно тогда она была обследована и нанесена на карту членами географического кружка Таллиннской школы общества юных натуралистов.

Каменная россыпь, получившая название Ыпиринги кивид – то есть Ученического кружка. По случайному совпадению через четверть века в непосредственной близости от них стали расти общежития и учебные корпуса нынешнего Технического университета.

Стреляли

…Не было у мустамяэских мальчишек четверть века тому назад большей радости, чем возвращаясь с урока физкультуры в Ныммеском лесу найти в траве россыпь проржавевших гильз.

Особенно повышалась вероятность находки в том случае, если путь пролегал мимо «Белого поля» — гравиевой площадки для занятий учебным автовождением. Здесь гильзы встречались буквально россыпями. «Знающие люди» говорили: в годы войны тут находился лагерь, в котором фашисты практиковали массовые расстрелы. Свидетельством его существования считался зловещего вида бетонный тоннель, уводивший куда-то под гребень песчаной дюны.

Стрельбище в лесу на границе Мустамяэ и Нымме действительно существовало, но стреляли в нем, по счастью, не в живых людей, а в мишени: здесь в тридцатых годах располагался тир Мустамяэской бригады Кайтселийта. Пользовались им и после войны – уже члены ДОСААФ.

Впрочем, как минимум один расстрел на территории современного Мустамяэ в годы Второй мировой действительно имел место: на пригорке неподалеку от улицы Ретке теэ 6 января 1944 года был приведен в исполнение приговор некому Фрицу Бену.

Бен, уроженец Германии, был мобилизован в строительные части Вермахта в 1943 году и попал на службу в Таллинн. Умирать за Гитлера он явно не рвался и попытался заняться саботажем. Сформировавшаяся вокруг него антифашистская группа была раскрыта гестапо. Ее создатель был расстрелян за «пацифистскую агитацию и шпионаж в пользу врага» под соснами Мустамяэ.

* * *

Скромный памятник на месте казни Бена благополучно пережил волну снятия монументов советской эпохи в начале девяностых годов, но четыре года назад был перенесен во двор филиала Исторического музея на Маарьямяги.

Не без участия пресловутого «борца с оккупацией», ультра-националиста Юри Лийма. Но, к сожалению, и при негласном согласии властей части города.

Стала ли от этого история Мустамяэ полнее и объективнее? Вопрос, думается, проходит по разряду риторических.

Мустамяэ – старейший из современных жилых районов Таллинна – отмечает в этом году юбилей: пятьдесят лет со дня своего основания.

Йосеф Кац
«Столица»

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Между прочим…
На улице Ратаскаеву, (Колодезная улица), можно увидеть старый колодец, в котором, по преданию, живет страшный гоблин. Когда-то ему на съедение жители бросали в колодец кошек.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!