Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Легенда о загадочном кристалле, или Шоу кулинарных мастеров: Некогда старый эст создал дивный рецепт хмельного зелья. Жгучий, сладкий, он согревал с первой рюмки и переливался волшебным рубиновым цветом при мерцании свечей. Но самым необычным в этом напитке были прозрачные кристаллы, которые произрастали в бутылках... сами по себе. Предприимчивый старец успешно стал продавать свое изобретение. С того времени каждый гость непременно вез из Эстонии ликер "Кянну-Кукк".
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1356 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Мир таллиннских усадеб начинается прямо за чертой бывших городских укреплений – и простирается до самых административных границ современной столицы.
Начинается в самом буквальном смысле: еще каких-нибудь полтора века тому назад южный фронт нынешней площади Вабадузе составляли парки и сады «дач» ревельских бюргеров.

Краеведы подсчитали: одних только летних поместий в эпоху их «золотого века» на территории современного Таллинна насчитывалось свыше сорока. К ним следует приплюсовать городские мызы – по сути, сельскохозяйственные фермы, принадлежащие магистрату.

Часть из них сгинула без следа: лишь старинные карты, крепостные книги да пожелтевшие газетные объявления хранят их названия. Другие же живут в современном городском пространстве – названиями парков, остановок, частей города.

Овсяная слава

31 января 1992 года стартовала последняя в новейшей истории Таллинна административная реформа: бывшие районы города перекраивались в части города.

Первой из них был создана Хааберсти: топоним этот существовал с конца XVII столетия, но на данный момент влачил жалкое существование в виде названия остановки пригородных автобусов, идущих в строну Какумяэ и Раннамыйза.

Мало кто из горожан в ту пору, наверное, догадывался, что название это было географически не совсем верное. Постройки мызы Хааберсти, а точнее – Хаберстхоф, находились километра на полтора ближе к центру города: практически напротив входа в Таллиннский зоопарк.

Особыми архитектурными достоинствами двухэтажные плитняковые здания не обладали. Что и неудивительно: Хаберстхоф был городской усадьбой – отцы города сдавали его внаем всем желающим. Полученные в результате подобной коммерческой деятельности магистрата деньги шли на поддержание городские богаделен.

Начиная со второй трети XVIII века, плата за пользование мызой взималась деньгами. До того – овсом. Именно название этого злака на языке делопроизводства ревельского магистрата и дало название усадьбе: «Haber» по-нижнемецки означает «овес».

Как принадлежащая городу усадьба мыза Хааберсти просуществовала до 1933 года, после чего в постройках ее были создана квартиры. Просуществовали они чуть ли не до самого конца ХХ века, когда бывшие усадебные постройки были снесены – на их месте встали корпуса автосалона.

Где-то на его задворках сохранился лишь бывший каретник: последнее напоминание об усадьбе, которая – единственная среди аналогичных – «поделилась» своим названием с целой частью города.

Имена на слуху

Название усадьбы – понятие в топонимике не самое стабильное. Менялся ее владелец – менялось и ее имя.

Шарлоттенталь становился Наталиенхофом, Анненхоф – Мариенталем: в зависимости от того, как звали жену или дочь купившего себе «летнюю дачу» бюргера. Тем удивительнее судьба тех названий, которые смогли сохраниться через много лет и даже веков, после того, как усадьбы, которым они принадлежали, исчезли.

Одна из них – летняя мыза Луизенталь: владельцы продали принадлежавшие ей земли по частям и снесли усадебное здание уже к 1813 году. А название улицы Луйзе и по сей день красуется на карте Таллинна, ни разу не сменив его при любой власти и политическом строе.

Бывает и наоборот: парк усадьбы Левенру, основанной еще в 1653 году, сохранился относительно неплохо – равно как и часть построек. Но имя мызы было увековечено в названии расположенной поблизости троллейбусной остановки лишь в конце восьмидесятых годов прошлого века.

Некогда располагавшейся по соседству с ней усадьбе пришлось ждать и того дольше: торговый центр Мариенталь появился на улице Мустамяэ теэ лет шесть тому назад. Правда, здание знаменитой некогда летней мызы располагалось не на его месте, а на задворках нынешнего центра детского творчества Kullo.

В последние годы к процессу извлечения из забвения старинных названий таллиннских усадеб подключились и городские власти. Именно их усилиями в повседневной речи вновь можно услышать такие названия, как парки Шарлоттенталь и Цедерхельм: созданы они на землях одноименных летних мыз.

Оригиналы и копии

Услышать – хорошо. Но увидеть – всегда лучше: свой глаз, как известно – алмаз.
Где именно? Стоит задуматься.

Логика подсказывает: искать сохранившиеся здания таллиннских усадеб надо там, где их существовало больше всего — в Кристийне. В 1688 году на территории этой части города их насчитывалось целых пятнадцать – из всех двадцати трех, уже выстроенных к тому времени.

Формально пропорция это соблюдается: мало кто догадывается, но неказистое здание за зеленым забором бывшей психиатрической больницы на Пальдиском шоссе – главное здание усадьбы врача Винклера, схожая с ней постройка в начале Мустамяэ теэ – усадьба Виттенхоф, а роща между ними – парк усадьбы Бланкенхоф?

Но для того, чтобы увидеть классическую летнюю мызу периода их расцвета, лучше отправиться не в Кристийне, а в Пирита. Точнее – в Козе: именно там находится основанная в 1790 году Андреасом Кристианом Отто Кохом фон Кнюпфером «дача», подарившая название окружающей ее местности.

Скажем прямо: в наши дни мыза Козе, или, точнее, Кош, переживает не лучшие времена. В отличие от неоготической усыпальницы ее владельцев, отремонтированной городом на рубеже XX-XXI веков, главный усадебный дом и вспомогательные постройки еще дожидаются реставрации. Но дать представление об архитектурном ансамбле летней мызы зажиточного горожанина могут.

Значительно лучше сохранился облик усадебного дома мыз Шпринкталь в Тонди: по мнению ряда исследователей, свое ядро она могла сохранить от постройки XVII века. Основная коробка стен, выстроенная в XVIII столетии, читается и в бывшей усадьбе династии аптекарей Бурхардов, ныне перестроенной в офисный особняк на территории Певческого поля.

Но самая необычная, пожалуй, судьба, выпала усадьбе Фридхайм. Земли мызы были поделены уже в конце XIX века, главное здание – снесено лет сто тому назад. А в середине двадцатых годов воссоздано вновь – главнокомандующий Йохан Лайдонер решил выстроить себе виллу, напоминающую былую постройку.

Оказавшись как-нибудь на Тынисмяги, не поленитесь обойти Национальную библиотеку – дом по адресу Туви, 14b представляет собой «вольную реплику» существовавшего некогда усадебного дома…

Жертвы урбанизации

Усадьбе Фридхайм повезло. Как и усадьбе Карлсхоф: ее новый владелец, выкупивший недвижимость на обочине улицы Козе в середине девяностых годов постарался возвести новый дом в стиле его предшественника.

Другим повезло меньше. Дачная архитектура – а подавляющее большинство окружавших Таллинн летних усадеб, по сути, были предками позднейших дач – долгое время не воспринималась как нечто, достойное сохранения и изучения.

Закат таллиннских усадеб начался еще на рубеже XIX-ХХ столетий, когда многие из них оказались в черте рядовой жилой застройки. Впрочем, еще лет за сорок до того, некоторые владельцы бывших летних мыз поспешили перестроить их в промышленные предприятия.

На территории усадьбы Левенру производили уксус и красители, на мызе Луизенталь – фарфоровую посуду, на мызе Шварценбек – искусственную минеральную воду. Владелица усадьбы Бланкенталь перестроила ее в консервную фабрику, а хозяин мызы Шарлотенталь оборудовал на ней спичечную мануфактуру – третью во всей России.

Вторая половина минувшего века принесла таллиннским усадьбам новые испытания. В них оборудовали квартиры и общежития. Те, что оказывались близь воинских частей, передавались армейским ведомствам – сохранности исторической застройки все это не способствовало.
Реституция, казалось бы, дала шанс усадьбам обрести рачительных хозяев. Увы, таковыми оказались далеко не все. Именно безразличие собственника привело к гибели усадебного дома мызы Валдфрид в долине реки Пирита.

Увенчанное некогда эффектной трехэтажной башней здание вспыхнуло в 2009 году – в ту пору, когда к печати готовилось первое посвященное таллиннским усадьбам научно-популярное издание.

* * *

Взгляда, на административную карту достаточно: хотя расширившиеся за последние десятилетия границы города и включают в себя былые угодья соседних поместий, «настоящих» усадеб на территории Таллинна нет.

Ближайшие – помещичьи дома Виймси, Саку, Сауэ, Харку – до сих пор находятся под юрисдикцией соседних со столицей волостей. Станут ли бывшие баронские усадьбы «таллиннскими» и как сложится их судьба? Покажет время.

Йосеф Кац
«Столица»

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.

Между прочим…
В Таллинне на участке бывшего так называемого Королевского сада стоят две своеобразные башни. Одну из них в разные времена называли то Маршталлтурме, то Конюшенной, то Юнкерской камерой. В XVII столетии ее ярусы использовались как тюремные камеры. Материалы и протоколы архивов Таллиннского магистрата свидетельствуют, что в 1626 году «за романтические похождения» консисторией был осужден фон Гертен, сын городского головы. Его заключили в Юнкерскую камеру. Вот там-то заключенный и натерпелся страха: привидения, обитавшие в башне, просто измывались над ним. Для облегчения положения фон Гертена его слуге разрешили ночевать в башне, но и тому было не по себе от проделок призраков, а мать, навестив сына, увидела такое, что от ужаса лишилась чувств.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!