А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Церковь Св. Олафа, построенная в XIII веке и перестроенная в XV веке. Свое название она получила по имени строившего ее архитектора, упавшего с ее башни. По легенде, когда его тело коснулось земли, из его рта выползла змея. По другой легенде, церковь Оливисте, получила название не по имени архитектора, а по мастера, согласившегося покрасить плохо доступный для маляров шпиль прихода. Олев был скромен, и не желал известности, поэтому, работал по ночам. Но однажды его увидели и узнали. С земли, закричали его имя. Мастер разволновался и слетел с высоты вниз. На само же деле, церковь названа так в честь одного из королей Швеции.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Рождение озера Юлемисте: В народе существует предание о рождении озера на Ласнамяги. Однажды батраки поместья Мыйгу распахивали поле. Работали они до позднего вечера, но не приметили в природе никаких странных или необычных предзнаменований. Батраки оставили плуги на ночь в поле, собираясь чуть свет вновь начать трудиться. Глубокой ночью людей разбудил громкий крик, который раздался в поле: "Озеро идет! Озеро идет!". За криком последовал необычайный гул. Затем из глубокой расщелины, которая-де и сейчас темнеет на дне в самой середине озера, потоком хлынула вода вместе с разнообразными рыбами. К утру на месте поля простиралась озерная гладь. Среди местных жителей бытовало поверье, что из озера Харку в Ыйсмяэ глубоко под землей течет в озеро Юлемисте быстрая речка. Оттого и водятся в Юлемисте те же виды рыб, что и в озере Харку. Считается, что рыба переплывает из одного озера в другое по подземной реке. Еще рассказывают, будто со дна Юлемисте подняли недавно несколько плугов. Полагают, что это те самые плуги, которые батраки оставили на барском поле, когда за ночь там появилось новое озеро...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Приход настоящей весны горожане столетней давности безошибочно определяли по появлению первых соцветий на ветвях растущего во дворе нынешней гимназии Густава-Адольфа старого каштана.

Нынешние таллиннцы менее терпеливы: первые крокусы едва-едва пробьются сквозь прошлогоднюю траву на западном склоне Поцелуевой горки, как самые отважные из них спешат переодеться в майки и шорты.

Но даже те, кто никоим образом не увязывают перемену своего гардероба с их цветением, не могут не заметить «растительная тема» в городском пространстве столицы представлена обильно.

В декоре архитектурных памятников. В городской топонимике. В скульптурной пластике малых форм.

Букет названий 

Самое «васильковое» место в Таллинне: площадь перед «Сыпрусом». Мотив василька повторен здесь в декоре фасада кинотеатра и в оформлении фонтана.С легкой руки киношников, самая знаменитая на постсоветском пространстве Цветочная улица расположена в Риге.

Таллинну повезло меньше: для съемок сериала о приключениях Штирлица местную натуру почему-то не задействовали. А жаль: ведь в городе в свое время имелась собственная «Blumenstrasse».

Правда, облик ее никогда не имел ничего общего с бернской «тезкой»: вдоль тротуаров высились не пятиэтажные доходные дома, а двухэтажные «деревяшки» предместья. Проложена она была на окраине – там, где некогда располагался городской выпас.

Конец пастушеской идиллии положила железная дорога: ее насыпь отрезала поросшие клевером угодья от основной территории города. Да и коровы с козами перестали быть неотъемлемой частью уличного пейзажа. Клевер, служивший некогда им пищей, сохранился лишь на гербе части города Кристийне…

На рубеже XIX-ХХ столетий пастухов здесь сменили цветоводы: крестьяне окрестных деревень смекнули, что не слишком востребованные в хуторском хозяйстве цветы охотно покупаются городскими жители. А раз так – почему бы не заняться их выращиванием?

Наибольшей популярностью у таллиннцев лет сто тому назад пользовались, вероятно, фиалки: улица Фиалковая, ныне – Канникесе – впервые появляется на городских планах уже в 1913 году. Соседняя с ней Тулби – Тюльпановая — обрела свое название лет десять спустя.

Улица Тулика напоминает о лютиках, а Куллеркупу – о лесных купальницах. Название улицы Астри было бы понятно что эстонцам, что русским без перевода – если бы в 1935 году она не была бы включена в состав улицы Моони – Маковой.

«Общим знаменателем» этому топонимическому цветнику служит улица Лилле – Цветочная. Равно, как и название всего района: Лиллекюла – «Цветочная деревня».

Гора соцветий

Ныммеские старожилы помнят: собственная «Цветочная улица» была и у них.

Точнее – есть она и сейчас. Только название ее, официально зафиксированное в последние годы царской власти, несколько изменилась: теперь она зовется Ыйе.

От топонима этого «рукой подать» до названия Ыйсмяэ: в сугубо фонетическом, правда, а не в географическом плане. И не в ботаническом: имя свое «Цветущая гора» получила не от цветка, а от кустарника.

Кустарником этим, а точнее – полукустарником – был шведский кизил, некогда обильно произраставший сразу же за овсяными полями Хааберсти. По весне соцветия его укутывали окрестности белизной, заметной даже с отдаленного расстояния.

Отыскать кустики кизила среди многоэтажек Вяйке-Ыйсмяэ будет, пожалуй, затруднительно. Но названия остановок общественного транспорта в этом микрорайоне недвусмысленно свидетельствуют: едем по Цветущей горе!

Печеночницы, подснежники, дикие ромашки…Просто диву даешься, кто «отважился» увековечить столь «легкомысленные» названия на карте нового микрорайона в конце семидесятых годов.

В любом случае, он оказался провидцем: переименовывать остановки Нурменуку, Синилилле, Карикара не пришлось пятнадцать лет спустя, в годы борьбы с советскими топонимами.

Синие и красные

Казалось бы: цветы – они цветы и есть. Одна красота и никакой политики.

Сложно даже предположить, что каких-нибудь четыре с половиной десятилетия тому назад истина эта не казалась столь очевидной.

Анекдотическая история стартовала в 1967 году, когда Общество охраны природы Эстонской ССР решило выбрать национальный цветок. К идее подключалось местное телевидение, и к следующей осени таковым был определен полевой василек.

Поначалу новость эта мало кого встревожила, но в преддверии столетия Всеэстонских певческих праздников какие-то не в меру бдительные товарищи решили, что синий цвет василька явно намекает на цвета флага довоенной Эстонии.

Итог оказался предсказуемым. «Буржуазный» синий цвет был в срочном порядке заменен на «пролетарский» красный. Участников Певческих праздников 1969 года Таллинн встречал изображенными на плакатах и транспарантах…алыми гвоздиками.

Примечательно, что в пятидесятые, куда как более строгие с точки зрения пресловутой «бдительности» годы, василек воспринимался без особых эмоций. Совсем наоборот – его изображение, например, украшает колонны здания на углу Нарвского шоссе, решенного в духе сталинской архитектуры.

Отыскать васильки можно и на фасаде другого классического образчика послевоенной архитектуры – кинотеатра «Сыпрус». Кстати, фонтан, появившийся перед ним в 2011 году, также обыгрывает мотив этого цветка.

В декоре же столичных построек «пятсовского» времени изображение василька, напротив, отыскать едва ли возможно: цветы на фасадах носят подчеркнуто стилизованный характер.

Двойная символика

Восприятие цветов как исключительно декоративного элемента распространилось среди таллиннцев, вероятно, не позднее последней трети XIX века.

До того же в них, кроме несомненной красоты, видели некий «шифр»: владеть им и уметь посредством его выразить собственные симпатии или антипатии входило в «джентльменский набор» европейца галантной эпохи.

Сложно сказать, насколько составители «языка цветов» XVII-XVIII столетий ощущали себя продолжателями более древней, восходящей еще к Средним векам традиции. Скорее всего – достаточно слабо. Но, несмотря на это, порой следовали ее правилам.

Убедиться в этом несложно, прогулявшись в день попогожее на Тоомпеа. Если дождевая морось не будет скрывать от взора верхушку шпиля Домского собора, даже с земли несложно различить завершение венчающего его флюгера: нечто вроде золоченой шишки.

Даже самый захудалый театральный бинокль поможет убедиться – это вовсе не шишка. А нераспустившийся бутон лилии. Цветок этот, олицетворяющий чистоту и непорочность, почитался как один из символов девы Марии.

Означал он, кстати, и благородство. Кто знает, не помнил ли об этом мастер, возводивший барочный шпиль над приходской церковью кичившихся своим происхождением вышгородских дворян?

Во всяком случае, лилия оказалась вознесена над ней дважды: ее изображение венчает не только западную звонницу, но также и кивер над колоколенкой восточного фасада.

Резьба и ковка

Лилии над Домским собором относительно молоды: появившись в небе не позднее 1779 года, они едва разменяли третий век своего существования.

Настоящие же «бессмертники» таллиннского «цветника» можно отыскать на улицах не Верхнего города, но Нижнего. Высеченные из доломита, они радуют горожан вот уже который век подряд.

Где именно? Например, на улице Лай: одна из двух размещенных у крыльца нынешнего здания Городского театра плит предпорожья украшена изображением распустившейся розы – «цветет» она здесь, по крайней мере, с XVстолетия.

Не менее пяти веков насчитывает и резная плита с изображением трех роз во дворе дома по адресу Олевимяги, 16. Правда, изначально она предназначалась, скорее всего, не для фасада, а для украшения интерьера: украшенные рельефами откосы оконных проемов были популярны в позднеготическом Ревеле.

Популярность эта не знала сословных границ: вырезанные из доломита цветы расцветали как в жилищах купцов и ремесленников, так и в покоях орденского замка на Тоомпеа. Свидетельство тому – резная плита с изображением трех цветков чертополоха.

С 1922 года она украшает интерьеры кулуаров здания Рийгикогу. А лет двадцать тому назад «позаимствованные» с нее изображения были повторены мастером, оформлявшим кованые ворота здания по улице Вене, 1.

* * *

Четыре года тому назад «цветочный» статус Таллинна получил очередное подтверждение.

При том – наглядное, весомое, а главное – красочное: с 2009 года на Башенной площади расцветают волшебные сады Таллиннского цветочного фестиваля.

Остается только пожелать ему – да и всем прочим цветам столицы – дальнейшего процветания: на радость горожанам и гостям города.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!