А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Есть в Таллинне городской район с названием Сибулакюла (Луковичная деревня). Однако, если покопаться в истории этого района, станет ясно, что это не случайное наименование. В 1839 году в Санкт-Петербурге был издан "Путеводитель по Ревелю и его окрестностям". В книге подробный рассказ не только об исторических и архитектурных достопримечательностях города, но и не менее полное описание всех сторон жизни Ревеля в первой половине XIX столетия. Среди прочего путеводитель сообщает о торговле овощами: "За городом огороды, которые возделывают и содержат наши Ярославские Ростовцы. Это очень выгодно для города. Прежде русские огородники приезжали в Ревель и нанимали под огороды места, отчего овощи продавались очень дешево, осенью же огородники возвращались домой, чтобы весной приехать снова. Но по времени некоторые нашли удобнее совсем переселиться в Ревель". По-видимому, одно из поселений русских огородников было в районе современных улиц Маакри, Леннуки, А.Лаутера, Каупмехе, Лембиту и Кентманна. Судя по названию, выращивали они на здешней сухой земле хороший лук.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1139 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Приход настоящей весны горожане столетней давности безошибочно определяли по появлению первых соцветий на ветвях растущего во дворе нынешней гимназии Густава-Адольфа старого каштана.

Нынешние таллиннцы менее терпеливы: первые крокусы едва-едва пробьются сквозь прошлогоднюю траву на западном склоне Поцелуевой горки, как самые отважные из них спешат переодеться в майки и шорты.

Но даже те, кто никоим образом не увязывают перемену своего гардероба с их цветением, не могут не заметить «растительная тема» в городском пространстве столицы представлена обильно.

В декоре архитектурных памятников. В городской топонимике. В скульптурной пластике малых форм.

Букет названий 

Самое «васильковое» место в Таллинне: площадь перед «Сыпрусом». Мотив василька повторен здесь в декоре фасада кинотеатра и в оформлении фонтана.С легкой руки киношников, самая знаменитая на постсоветском пространстве Цветочная улица расположена в Риге.

Таллинну повезло меньше: для съемок сериала о приключениях Штирлица местную натуру почему-то не задействовали. А жаль: ведь в городе в свое время имелась собственная «Blumenstrasse».

Правда, облик ее никогда не имел ничего общего с бернской «тезкой»: вдоль тротуаров высились не пятиэтажные доходные дома, а двухэтажные «деревяшки» предместья. Проложена она была на окраине – там, где некогда располагался городской выпас.

Конец пастушеской идиллии положила железная дорога: ее насыпь отрезала поросшие клевером угодья от основной территории города. Да и коровы с козами перестали быть неотъемлемой частью уличного пейзажа. Клевер, служивший некогда им пищей, сохранился лишь на гербе части города Кристийне…

На рубеже XIX-ХХ столетий пастухов здесь сменили цветоводы: крестьяне окрестных деревень смекнули, что не слишком востребованные в хуторском хозяйстве цветы охотно покупаются городскими жители. А раз так – почему бы не заняться их выращиванием?

Наибольшей популярностью у таллиннцев лет сто тому назад пользовались, вероятно, фиалки: улица Фиалковая, ныне – Канникесе – впервые появляется на городских планах уже в 1913 году. Соседняя с ней Тулби – Тюльпановая — обрела свое название лет десять спустя.

Улица Тулика напоминает о лютиках, а Куллеркупу – о лесных купальницах. Название улицы Астри было бы понятно что эстонцам, что русским без перевода – если бы в 1935 году она не была бы включена в состав улицы Моони – Маковой.

«Общим знаменателем» этому топонимическому цветнику служит улица Лилле – Цветочная. Равно, как и название всего района: Лиллекюла – «Цветочная деревня».

Гора соцветий

Ныммеские старожилы помнят: собственная «Цветочная улица» была и у них.

Точнее – есть она и сейчас. Только название ее, официально зафиксированное в последние годы царской власти, несколько изменилась: теперь она зовется Ыйе.

От топонима этого «рукой подать» до названия Ыйсмяэ: в сугубо фонетическом, правда, а не в географическом плане. И не в ботаническом: имя свое «Цветущая гора» получила не от цветка, а от кустарника.

Кустарником этим, а точнее – полукустарником – был шведский кизил, некогда обильно произраставший сразу же за овсяными полями Хааберсти. По весне соцветия его укутывали окрестности белизной, заметной даже с отдаленного расстояния.

Отыскать кустики кизила среди многоэтажек Вяйке-Ыйсмяэ будет, пожалуй, затруднительно. Но названия остановок общественного транспорта в этом микрорайоне недвусмысленно свидетельствуют: едем по Цветущей горе!

Печеночницы, подснежники, дикие ромашки…Просто диву даешься, кто «отважился» увековечить столь «легкомысленные» названия на карте нового микрорайона в конце семидесятых годов.

В любом случае, он оказался провидцем: переименовывать остановки Нурменуку, Синилилле, Карикара не пришлось пятнадцать лет спустя, в годы борьбы с советскими топонимами.

Синие и красные

Казалось бы: цветы – они цветы и есть. Одна красота и никакой политики.

Сложно даже предположить, что каких-нибудь четыре с половиной десятилетия тому назад истина эта не казалась столь очевидной.

Анекдотическая история стартовала в 1967 году, когда Общество охраны природы Эстонской ССР решило выбрать национальный цветок. К идее подключалось местное телевидение, и к следующей осени таковым был определен полевой василек.

Поначалу новость эта мало кого встревожила, но в преддверии столетия Всеэстонских певческих праздников какие-то не в меру бдительные товарищи решили, что синий цвет василька явно намекает на цвета флага довоенной Эстонии.

Итог оказался предсказуемым. «Буржуазный» синий цвет был в срочном порядке заменен на «пролетарский» красный. Участников Певческих праздников 1969 года Таллинн встречал изображенными на плакатах и транспарантах…алыми гвоздиками.

Примечательно, что в пятидесятые, куда как более строгие с точки зрения пресловутой «бдительности» годы, василек воспринимался без особых эмоций. Совсем наоборот – его изображение, например, украшает колонны здания на углу Нарвского шоссе, решенного в духе сталинской архитектуры.

Отыскать васильки можно и на фасаде другого классического образчика послевоенной архитектуры – кинотеатра «Сыпрус». Кстати, фонтан, появившийся перед ним в 2011 году, также обыгрывает мотив этого цветка.

В декоре же столичных построек «пятсовского» времени изображение василька, напротив, отыскать едва ли возможно: цветы на фасадах носят подчеркнуто стилизованный характер.

Двойная символика

Восприятие цветов как исключительно декоративного элемента распространилось среди таллиннцев, вероятно, не позднее последней трети XIX века.

До того же в них, кроме несомненной красоты, видели некий «шифр»: владеть им и уметь посредством его выразить собственные симпатии или антипатии входило в «джентльменский набор» европейца галантной эпохи.

Сложно сказать, насколько составители «языка цветов» XVII-XVIII столетий ощущали себя продолжателями более древней, восходящей еще к Средним векам традиции. Скорее всего – достаточно слабо. Но, несмотря на это, порой следовали ее правилам.

Убедиться в этом несложно, прогулявшись в день попогожее на Тоомпеа. Если дождевая морось не будет скрывать от взора верхушку шпиля Домского собора, даже с земли несложно различить завершение венчающего его флюгера: нечто вроде золоченой шишки.

Даже самый захудалый театральный бинокль поможет убедиться – это вовсе не шишка. А нераспустившийся бутон лилии. Цветок этот, олицетворяющий чистоту и непорочность, почитался как один из символов девы Марии.

Означал он, кстати, и благородство. Кто знает, не помнил ли об этом мастер, возводивший барочный шпиль над приходской церковью кичившихся своим происхождением вышгородских дворян?

Во всяком случае, лилия оказалась вознесена над ней дважды: ее изображение венчает не только западную звонницу, но также и кивер над колоколенкой восточного фасада.

Резьба и ковка

Лилии над Домским собором относительно молоды: появившись в небе не позднее 1779 года, они едва разменяли третий век своего существования.

Настоящие же «бессмертники» таллиннского «цветника» можно отыскать на улицах не Верхнего города, но Нижнего. Высеченные из доломита, они радуют горожан вот уже который век подряд.

Где именно? Например, на улице Лай: одна из двух размещенных у крыльца нынешнего здания Городского театра плит предпорожья украшена изображением распустившейся розы – «цветет» она здесь, по крайней мере, с XVстолетия.

Не менее пяти веков насчитывает и резная плита с изображением трех роз во дворе дома по адресу Олевимяги, 16. Правда, изначально она предназначалась, скорее всего, не для фасада, а для украшения интерьера: украшенные рельефами откосы оконных проемов были популярны в позднеготическом Ревеле.

Популярность эта не знала сословных границ: вырезанные из доломита цветы расцветали как в жилищах купцов и ремесленников, так и в покоях орденского замка на Тоомпеа. Свидетельство тому – резная плита с изображением трех цветков чертополоха.

С 1922 года она украшает интерьеры кулуаров здания Рийгикогу. А лет двадцать тому назад «позаимствованные» с нее изображения были повторены мастером, оформлявшим кованые ворота здания по улице Вене, 1.

* * *

Четыре года тому назад «цветочный» статус Таллинна получил очередное подтверждение.

При том – наглядное, весомое, а главное – красочное: с 2009 года на Башенной площади расцветают волшебные сады Таллиннского цветочного фестиваля.

Остается только пожелать ему – да и всем прочим цветам столицы – дальнейшего процветания: на радость горожанам и гостям города.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Ноеый облик площади Вабадузе с памятником победы в Освободительной войне на проекте А. Котли и Э. Кеса. 1937 год. Крайнее здание справа — нынешняя мэрия.

Монумент на площади Свободы в Таллине: мечты, идеи, проекты и авторы

Таллиннский «памятник номер один» мог быть многофигурной композицией, вознесенным в небо мечом и даже... церковью. Идея увековечить образование Эстонской Республики ЯЗЫКОМ ...

Читать дальше...

Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Жил-был в Таллине палач. В небольшом двухэтажном домике возле крепостной стены, на нынешней улице Рюйтли. Недалеко от «места работы» – эшафот находился за городской чертой, на этом месте сегодня стоит здание Национальной библиотеки. В черте города в средние века не казнили. Единственным исключением была казнь священника на Ратушной площади. Палач тогда назначался бургомистром и жил отшельником. Он был лишен гражданских прав, его дети не могли учиться в школе. Когда он проходил по улице в красном одеянии с колокольчиками на капюшоне, люди разбегались в стороны.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!
Вход |

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!