А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В Домском соборе /Доминиканской церкви/ похоронен мореплаватель Крузенштерн. А еще там есть "Плита счастья". Если стоя на ней загадать желание оно обязательно сбудется. И находится она недалеко от входа. Может это и есть «надгробие» неисправимого таллинского Дон Жуана!?
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Строго говоря, марципан не конфеты. И уж абсолютно точно не булки. Само слово немецкое. За право называть себя родиной марципана вечно спорят Любек и Таллинн. По одной из легенд, изобрели марципан в Средневековье в немецком городе Любеке во время его осады. Когда в городе кончились продукты, местные кондитеры сделали из остатков миндаля и сахара первые марципаны.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1107 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Единственный в Таллинне «памятник» мифологическому герою неожиданным образом оказался вовлечен в противостояние Востока и Запада.
…Стоило июльским сумеркам переродиться в черный бархат августовской ночи, как для любимого творения Николая фон Глена настал несчастливый день.

Прибывшая из Ревеля в Нымме рота солдат вначале попробовала набросить металлический трос на плечи каменного великана и повалить его на землю. Армейский грузовик оказался бессилен: скульптура даже не шелохнулась.

Тогда на помощь пришли саперы. Зарядов, заложенных под ноги мифологического персонажа и его палицу, вполне хватило для того, чтобы статуя качнулась – и рухнула на присыпанный сосновыми иголками песок.

Скульптору-самоучке оставалось лишь оплакивать свое творение: не простояв и десятилетия, созданный им «Калевипоэг» пал первой и единственной в Нымме жертвой Первой мировой войны.

Поставлен тут

Идея украсить окрестности своей и без того причудливой резиденции двумя монументальными скульптурами пришла основателю Нымме, по всей вероятности, не ранее 1902 года.

Сюжет для скульптурной группы был явно почерпнут из древнегерманской мифологии: дракон, пытающийся подкрасться незамеченным к защищенному одной лишь звериной шкурой и вооруженному подобранной дубиной воину, фигурирует в «Песни о Нибелунгах».

Как германский витязь превратился в эстонского богатыря? Сказать сложно. Во всяком случае, сам барон Глен настойчиво повторял, что фигура, вставшая неподалеку от входа в его замок – Калевипоэг и никто иной.

Не слишком искушенный в мифологии древних тевтонов окрестный люд, впрочем, был уверен, что рогатый великан – это сам Нечистый. Глену даже пришлось установить камень со стихами «Калевипоэгом я был поставлен тут, а чертом дураки меня зовут».

Примечательно, что стихи были написаны по-эстонски: одной из своих забот ныммеский барон видел именно просвещение местных жителей.

Шесть лет

Над Калевипоэгом автор трудился шесть лет – долгих и мучительных.

Во-первых, ваять великана он взялся из бросового материала – обломков камня, скрепленных бетоном. Было это поучительно: даже из сора может рождаться искусство. Но одновременно – ненадежно, фигура никак не успевала застыть и «расползалась» под собственным весом.

Тогда Глен решил делать по-другому: отлить скульптуру в форме, а потом установить вертикально. Здесь ваятеля подстерегал новый неприятный сюрприз: стоять на двух точках опоры – ногах – восьмиметровый гигант никак не желал.

На помощь пришла дубина. Правда, Калевипоэг вынужден был теперь не замахиваться ею на крадущегося дракона, а опираться на нее. Но так, как оказалось, вышло даже лучше: в такой позе герой выглядел не столь свирепо.

Электрический взор

Верный сын своего столетия, Глен являлся горячим поклонником всякого рода новшеств. Пройти мимо такого соблазна, как создание для свой скульптуры электрической подсветки, барон явно не мог.

Вообще, симбиоз монументальной пластики и электричества, похоже, казался людям рубежа XIX-XX веков чем-то необычайно привлекательным: эдакий символ гармоничного взаимодополнения между изящными искусствами и новейшими технологиями.

Можно вспомнить, например, воспетый Булгаковым светящийся крест в руках застывшего над Днепром киевского памятника князю Владимиру. Или же нереализованный замысел вмонтировать электрические лампочки в крест в руках ангела, венчающего таллиннский монумент броненосцу «Русалка».

Творец ныммеского «Калевипоэга» пошел сходным путем. Электрическими лампочками он решил снабдить…глазницы своего детища. Что, как несложно предположить, только усилило ассоциации с повелителем Преисподней…

«Горящий взор» и стал для скульптуры роковым. В 1916 году возникла опасность прорыва на Ревельский рейд германских подводных лодок. Кто-то запустил слух, что хозяин замка Нымме намерен подавать им с помощью электрических глаз тайные сигналы.

Подозревать Глена в шпионской деятельности оснований не было. Но скульптуру это уже не спасло.

Новый символизм

Мысли о том, что поваленного великана было бы неплохо воссоздать, время от времени всплывали на страницах газет двадцатых-тридцатых годов.

Дальше разговоров, увы, дело не шло: после того, как Глен с семейством покинул Эстонию, замок и окружающий его парк были разорены. Треснувшая при падении статуя гиганта начала разваливаться.

Интерес к ней возродился с новой силой только в годы перестройки. Уже в середине восьмидесятых стали высказываться идеи о приведении в порядок парка Тяхеторни или Обсерватории — так в ту пору официально звался нынешний парк Глена.

От слов к делу перешли в марте 1988 года: первое же собрание воссозданного Общества благоустройства Нымме постановило приступить к восстановлению поверженной без малого семьдесят лет тому назад скульптуры.

В атмосфере «поющей революции» акт этот приобретал особенное значение: воссоздавалась не просто парковая затея чудаковатого барона Глена, но и «памятник» эстонскому национальному герою – Калевипоэгу.

Скульптору Мати Кармину было поручено изготовить модель будущей статуи. За доставку строительного материала отвечала глава Общества благоустройства Нымме Реэт Нийдо.

Неожиданная подробность

За свой вклад в воссоздание одного из визуальных символов Нымме Реэт Нийдо была на минувшей неделе награждена медалью Общества охраны памятников старины.

После вручения награды она поделилась малоизвестными подробностями. Призналась, что добывать бетон и арматуру приходилось не всегда законным путем, и напомнила – при восстановлении великану было вложено в грудь «сердце» — мемориальная капсула.

«Единственное, в чем мы ошиблись при восстановлении – это не учли ориентацию по сторонам света, – добавила Нийдо корреспонденту телепередачи Reporter. – Калевипоэг всегда должен смотреть на восток. Ведь враг всегда приходит к нам с востока».

Вспомнив об этом, скульптор Мати Кармин, по ее словам, поспешил немедленно исправить оплошность: он приехал к строительной площадке на собственной машине и с ее помощью развернул металлический каркас восстанавливаемого памятника.

«Теперь Калевипоэг смотрит, как и надо – на восток», – считает она.

История с географией

Достаточно открыть национальный эстонский эпос, чтобы убедиться, что соперники и основные враги его главного героя жили за морем.

То есть – к северу и западу от нынешнего Таллинна и Нымме. С востоком же Калевипоэг, как известно, вполне себе дружил. И даже носил из-за Чудского озера лес для строительства городищ.

«Восточные» — точнее, пророссийские симпатии составителя «Калевипоэга» — врача и литератора Фридриха Рейнхольда Крейцвальда – вполне объяснимы: за перо он взялся тогда, когда в государственной власти видели защиту от остзейских баронов.

Но действительно ли высматривал опасность с востока непосредственный предшественник скульптуры, за восстановление которой следует быть благодарным и Реэт Нийдо – Калевипоэг, созданный в 1902-1908 годах Николаем фон Гленом?

Как уже отмечалось, опасаться каких-либо неприятностей со стороны восходящего солнца у основателя Нымме причин не было. Правда, он пострадал от большевиков: был арестован революционными матросами и посажен под стражу в портовый элеватор. Но случилось это через десять лет после того, как Калевипоэг был им создан.

Уместно напомнить и то, что поводом для сноса скульптуры в 1916 году послужил слух о возможности передавать с помощью ее глаз сигналы стоящим на рейде вражеским субмаринам. Достаточно взглянуть на карту, чтобы понять: гляди Калевипоэг на восток, сделать это было бы даже теоретически невозможно.

* * *

Признаюсь честно: слышать о том, что лица, восстанавливающие самую знаменитую ныммескую скульптуру, решили в 1989 году «исправить» ошибку Глена и развернуть Калевипоэга в «идеологически верном направлении», прежде как-то не приходилось.

Стоит, наверное, поднять архивные документы и посмотреть – в какую сторону была обращена установленная в 1908 году скульптура изначально. Но не менее важно, пожалуй, помнить и другое: ее автор меньше всего мог предположить, что она станет фигурантом борьбы между Западом и Востоком.

Ведь главный стержень сюжета что германской «Песни о Нибелунгах», которой ныммеский Калевипоэг обязан парой рожек и соседом-драконом, что эстонского национального эпоса – универсальная борьба добра со злом и света с мраком.

Примешивать к ней политические симпатии и антипатии, обусловленные трагическими событиями истории второй трети ХХ века – честно говоря, не солидно. А главное – незачем.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Бременская башня до реставрации. Фото пятидесятых годов	прошлого века.

Памятник фортификации и правосудия: байки и быль Бременской башни в Таллине

Полностью отреставрированная Бременская башня готова раскрыть перед таллиннцами и гостями города свои многочисленные секреты в самом ближайшем времени. Такого количества горожан, ...

Читать дальше...

Важня на Ратушной площади

Синий омнибус до остановки «Копли»: сегодня – юбилей таллинского муниципального автобуса

Ровно восемьдесят лет тому назад в Таллинне была пущена первая автобусная линия, принадлежащая не частному владельцу, как было принято прежде, ...

Читать дальше...

«На узком пути: кому из двух суждено сорваться в пропасть?»: противостояние капиталистов и пролетариата глазами карикатуриста таллиннского юмористического издания "Ме1е Май". 1917 год.

«Сведения о выступлении большевиков оказались вовсе не преувеличенными...»

Историческое событие, которое получило впоследствии громкое имя Великой Октябрьской социалистической революции, предки современных таллиннцев столетней давности, скорее всего, просто не ...

Читать дальше...

Линкор "Слава" в Гельсингфорсе в годы Первой Мировой войны.

Легендарный линкор «Слава»: трижды прославленный

Героическая гибель линкора «Слава» при обороне Моонзундского архипелага ровно сто лет назад — легендарная страница в истории Балтийского флота. ... Есть ...

Читать дальше...

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Богатство и процветание города всецело зависели от торговли, главным образом транзитной, между Западной Европой и Новгородом, а через него и другими русскими городами. 22 февраля 1346 года Таллинн получил от Ганзейского союза право складочного пункта в Новгородской торговле. Из Франции и Португалии привозили много соли. «Таллинн построен на соли» - гласит средневековая поговорка. И, действительно, только в течение одного дня, 15 июля 1442 года, в Таллинн пришло 57 кораблей с солью. Количество соли, привозимой в Таллинн, в некоторые годы превышало 1,200 млн. кг. На соль обменивалось в те времена зерно, занимавшее главное место среди товаров, которые вывозили из города. Соль по здешнему обычаю никто не имел право взвешивать на своих весах. Для этого на ратушной площади имелось специальное здание – «важня», известное с XIV века. В 1554 году в северной части площади была построена Новая важня. Это было двухэтажное здание с высокой крышей, украшенное барельефными медальонами с изображением граждан города. Здание важни погибло в 1944 году, а барельефы хранятся в музее. Место, на котором стояла важня, отмечено вымосткой – линией в два камня поперек основной вымостки площади.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!