Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Ходила о пригорке Тынисмяги, легенда, вернее притча о привидениях. Водились эти привидения в несколько необычном месте – в колодце. В великую засуху 1674 года с колодцем произошло нечто непонятное: вода в нем вдруг закипела, забурлила, заклокотала. Два человека, попытавшихся спуститься на дно колодца по лестнице, так там и остались. Русалки затянули под воду, решили люди. Третий, спустившийся в колодец, обвязавшись веревкой, только и смог что вымолвить, когда его вытащили наверх: «Привидения»! Отцы города не нашли ничего лучшего как засыпать колодец и установить на его месте крест. Нечисть этого не снесла и сгинула куда-то.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Единственный в Таллинне «памятник» мифологическому герою неожиданным образом оказался вовлечен в противостояние Востока и Запада.
…Стоило июльским сумеркам переродиться в черный бархат августовской ночи, как для любимого творения Николая фон Глена настал несчастливый день.

Прибывшая из Ревеля в Нымме рота солдат вначале попробовала набросить металлический трос на плечи каменного великана и повалить его на землю. Армейский грузовик оказался бессилен: скульптура даже не шелохнулась.

Тогда на помощь пришли саперы. Зарядов, заложенных под ноги мифологического персонажа и его палицу, вполне хватило для того, чтобы статуя качнулась – и рухнула на присыпанный сосновыми иголками песок.

Скульптору-самоучке оставалось лишь оплакивать свое творение: не простояв и десятилетия, созданный им «Калевипоэг» пал первой и единственной в Нымме жертвой Первой мировой войны.

Поставлен тут

Идея украсить окрестности своей и без того причудливой резиденции двумя монументальными скульптурами пришла основателю Нымме, по всей вероятности, не ранее 1902 года.

Сюжет для скульптурной группы был явно почерпнут из древнегерманской мифологии: дракон, пытающийся подкрасться незамеченным к защищенному одной лишь звериной шкурой и вооруженному подобранной дубиной воину, фигурирует в «Песни о Нибелунгах».

Как германский витязь превратился в эстонского богатыря? Сказать сложно. Во всяком случае, сам барон Глен настойчиво повторял, что фигура, вставшая неподалеку от входа в его замок – Калевипоэг и никто иной.

Не слишком искушенный в мифологии древних тевтонов окрестный люд, впрочем, был уверен, что рогатый великан – это сам Нечистый. Глену даже пришлось установить камень со стихами «Калевипоэгом я был поставлен тут, а чертом дураки меня зовут».

Примечательно, что стихи были написаны по-эстонски: одной из своих забот ныммеский барон видел именно просвещение местных жителей.

Шесть лет

Над Калевипоэгом автор трудился шесть лет – долгих и мучительных.

Во-первых, ваять великана он взялся из бросового материала – обломков камня, скрепленных бетоном. Было это поучительно: даже из сора может рождаться искусство. Но одновременно – ненадежно, фигура никак не успевала застыть и «расползалась» под собственным весом.

Тогда Глен решил делать по-другому: отлить скульптуру в форме, а потом установить вертикально. Здесь ваятеля подстерегал новый неприятный сюрприз: стоять на двух точках опоры – ногах – восьмиметровый гигант никак не желал.

На помощь пришла дубина. Правда, Калевипоэг вынужден был теперь не замахиваться ею на крадущегося дракона, а опираться на нее. Но так, как оказалось, вышло даже лучше: в такой позе герой выглядел не столь свирепо.

Электрический взор

Верный сын своего столетия, Глен являлся горячим поклонником всякого рода новшеств. Пройти мимо такого соблазна, как создание для свой скульптуры электрической подсветки, барон явно не мог.

Вообще, симбиоз монументальной пластики и электричества, похоже, казался людям рубежа XIX-XX веков чем-то необычайно привлекательным: эдакий символ гармоничного взаимодополнения между изящными искусствами и новейшими технологиями.

Можно вспомнить, например, воспетый Булгаковым светящийся крест в руках застывшего над Днепром киевского памятника князю Владимиру. Или же нереализованный замысел вмонтировать электрические лампочки в крест в руках ангела, венчающего таллиннский монумент броненосцу «Русалка».

Творец ныммеского «Калевипоэга» пошел сходным путем. Электрическими лампочками он решил снабдить…глазницы своего детища. Что, как несложно предположить, только усилило ассоциации с повелителем Преисподней…

«Горящий взор» и стал для скульптуры роковым. В 1916 году возникла опасность прорыва на Ревельский рейд германских подводных лодок. Кто-то запустил слух, что хозяин замка Нымме намерен подавать им с помощью электрических глаз тайные сигналы.

Подозревать Глена в шпионской деятельности оснований не было. Но скульптуру это уже не спасло.

Новый символизм

Мысли о том, что поваленного великана было бы неплохо воссоздать, время от времени всплывали на страницах газет двадцатых-тридцатых годов.

Дальше разговоров, увы, дело не шло: после того, как Глен с семейством покинул Эстонию, замок и окружающий его парк были разорены. Треснувшая при падении статуя гиганта начала разваливаться.

Интерес к ней возродился с новой силой только в годы перестройки. Уже в середине восьмидесятых стали высказываться идеи о приведении в порядок парка Тяхеторни или Обсерватории — так в ту пору официально звался нынешний парк Глена.

От слов к делу перешли в марте 1988 года: первое же собрание воссозданного Общества благоустройства Нымме постановило приступить к восстановлению поверженной без малого семьдесят лет тому назад скульптуры.

В атмосфере «поющей революции» акт этот приобретал особенное значение: воссоздавалась не просто парковая затея чудаковатого барона Глена, но и «памятник» эстонскому национальному герою – Калевипоэгу.

Скульптору Мати Кармину было поручено изготовить модель будущей статуи. За доставку строительного материала отвечала глава Общества благоустройства Нымме Реэт Нийдо.

Неожиданная подробность

За свой вклад в воссоздание одного из визуальных символов Нымме Реэт Нийдо была на минувшей неделе награждена медалью Общества охраны памятников старины.

После вручения награды она поделилась малоизвестными подробностями. Призналась, что добывать бетон и арматуру приходилось не всегда законным путем, и напомнила – при восстановлении великану было вложено в грудь «сердце» — мемориальная капсула.

«Единственное, в чем мы ошиблись при восстановлении – это не учли ориентацию по сторонам света, – добавила Нийдо корреспонденту телепередачи Reporter. – Калевипоэг всегда должен смотреть на восток. Ведь враг всегда приходит к нам с востока».

Вспомнив об этом, скульптор Мати Кармин, по ее словам, поспешил немедленно исправить оплошность: он приехал к строительной площадке на собственной машине и с ее помощью развернул металлический каркас восстанавливаемого памятника.

«Теперь Калевипоэг смотрит, как и надо – на восток», – считает она.

История с географией

Достаточно открыть национальный эстонский эпос, чтобы убедиться, что соперники и основные враги его главного героя жили за морем.

То есть – к северу и западу от нынешнего Таллинна и Нымме. С востоком же Калевипоэг, как известно, вполне себе дружил. И даже носил из-за Чудского озера лес для строительства городищ.

«Восточные» — точнее, пророссийские симпатии составителя «Калевипоэга» — врача и литератора Фридриха Рейнхольда Крейцвальда – вполне объяснимы: за перо он взялся тогда, когда в государственной власти видели защиту от остзейских баронов.

Но действительно ли высматривал опасность с востока непосредственный предшественник скульптуры, за восстановление которой следует быть благодарным и Реэт Нийдо – Калевипоэг, созданный в 1902-1908 годах Николаем фон Гленом?

Как уже отмечалось, опасаться каких-либо неприятностей со стороны восходящего солнца у основателя Нымме причин не было. Правда, он пострадал от большевиков: был арестован революционными матросами и посажен под стражу в портовый элеватор. Но случилось это через десять лет после того, как Калевипоэг был им создан.

Уместно напомнить и то, что поводом для сноса скульптуры в 1916 году послужил слух о возможности передавать с помощью ее глаз сигналы стоящим на рейде вражеским субмаринам. Достаточно взглянуть на карту, чтобы понять: гляди Калевипоэг на восток, сделать это было бы даже теоретически невозможно.

* * *

Признаюсь честно: слышать о том, что лица, восстанавливающие самую знаменитую ныммескую скульптуру, решили в 1989 году «исправить» ошибку Глена и развернуть Калевипоэга в «идеологически верном направлении», прежде как-то не приходилось.

Стоит, наверное, поднять архивные документы и посмотреть – в какую сторону была обращена установленная в 1908 году скульптура изначально. Но не менее важно, пожалуй, помнить и другое: ее автор меньше всего мог предположить, что она станет фигурантом борьбы между Западом и Востоком.

Ведь главный стержень сюжета что германской «Песни о Нибелунгах», которой ныммеский Калевипоэг обязан парой рожек и соседом-драконом, что эстонского национального эпоса – универсальная борьба добра со злом и света с мраком.

Примешивать к ней политические симпатии и антипатии, обусловленные трагическими событиями истории второй трети ХХ века – честно говоря, не солидно. А главное – незачем.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!