А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Как известно, война была излюбленным занятием в эпоху средневековья. Однако не все башни занимались истреблением людей. Некоторые из крепостных строений несли на своих могучих плечах тяжкое бремя функций воспитания, по мере сил стараясь сеять в народе разумное, доброе, вечное. В этой связи нельзя не упомянуть Девичью башню. Это в других местах вам расскажут романтичные истории о принцессе, заточенной непреклонным отцом в высокую башню-темницу, откуда нельзя сбежать, и ее последнем прыжке навстречу свободе. В Таллинне все было намного прозаичнее: в этой башне находилась тюрьма для девиц легкого поведения и падших женщин.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1138 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 231 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Единственный в Таллинне «памятник» мифологическому герою неожиданным образом оказался вовлечен в противостояние Востока и Запада.
…Стоило июльским сумеркам переродиться в черный бархат августовской ночи, как для любимого творения Николая фон Глена настал несчастливый день.

Прибывшая из Ревеля в Нымме рота солдат вначале попробовала набросить металлический трос на плечи каменного великана и повалить его на землю. Армейский грузовик оказался бессилен: скульптура даже не шелохнулась.

Тогда на помощь пришли саперы. Зарядов, заложенных под ноги мифологического персонажа и его палицу, вполне хватило для того, чтобы статуя качнулась – и рухнула на присыпанный сосновыми иголками песок.

Скульптору-самоучке оставалось лишь оплакивать свое творение: не простояв и десятилетия, созданный им «Калевипоэг» пал первой и единственной в Нымме жертвой Первой мировой войны.

Поставлен тут

Идея украсить окрестности своей и без того причудливой резиденции двумя монументальными скульптурами пришла основателю Нымме, по всей вероятности, не ранее 1902 года.

Сюжет для скульптурной группы был явно почерпнут из древнегерманской мифологии: дракон, пытающийся подкрасться незамеченным к защищенному одной лишь звериной шкурой и вооруженному подобранной дубиной воину, фигурирует в «Песни о Нибелунгах».

Как германский витязь превратился в эстонского богатыря? Сказать сложно. Во всяком случае, сам барон Глен настойчиво повторял, что фигура, вставшая неподалеку от входа в его замок – Калевипоэг и никто иной.

Не слишком искушенный в мифологии древних тевтонов окрестный люд, впрочем, был уверен, что рогатый великан – это сам Нечистый. Глену даже пришлось установить камень со стихами «Калевипоэгом я был поставлен тут, а чертом дураки меня зовут».

Примечательно, что стихи были написаны по-эстонски: одной из своих забот ныммеский барон видел именно просвещение местных жителей.

Шесть лет

Над Калевипоэгом автор трудился шесть лет – долгих и мучительных.

Во-первых, ваять великана он взялся из бросового материала – обломков камня, скрепленных бетоном. Было это поучительно: даже из сора может рождаться искусство. Но одновременно – ненадежно, фигура никак не успевала застыть и «расползалась» под собственным весом.

Тогда Глен решил делать по-другому: отлить скульптуру в форме, а потом установить вертикально. Здесь ваятеля подстерегал новый неприятный сюрприз: стоять на двух точках опоры – ногах – восьмиметровый гигант никак не желал.

На помощь пришла дубина. Правда, Калевипоэг вынужден был теперь не замахиваться ею на крадущегося дракона, а опираться на нее. Но так, как оказалось, вышло даже лучше: в такой позе герой выглядел не столь свирепо.

Электрический взор

Верный сын своего столетия, Глен являлся горячим поклонником всякого рода новшеств. Пройти мимо такого соблазна, как создание для свой скульптуры электрической подсветки, барон явно не мог.

Вообще, симбиоз монументальной пластики и электричества, похоже, казался людям рубежа XIX-XX веков чем-то необычайно привлекательным: эдакий символ гармоничного взаимодополнения между изящными искусствами и новейшими технологиями.

Можно вспомнить, например, воспетый Булгаковым светящийся крест в руках застывшего над Днепром киевского памятника князю Владимиру. Или же нереализованный замысел вмонтировать электрические лампочки в крест в руках ангела, венчающего таллиннский монумент броненосцу «Русалка».

Творец ныммеского «Калевипоэга» пошел сходным путем. Электрическими лампочками он решил снабдить…глазницы своего детища. Что, как несложно предположить, только усилило ассоциации с повелителем Преисподней…

«Горящий взор» и стал для скульптуры роковым. В 1916 году возникла опасность прорыва на Ревельский рейд германских подводных лодок. Кто-то запустил слух, что хозяин замка Нымме намерен подавать им с помощью электрических глаз тайные сигналы.

Подозревать Глена в шпионской деятельности оснований не было. Но скульптуру это уже не спасло.

Новый символизм

Мысли о том, что поваленного великана было бы неплохо воссоздать, время от времени всплывали на страницах газет двадцатых-тридцатых годов.

Дальше разговоров, увы, дело не шло: после того, как Глен с семейством покинул Эстонию, замок и окружающий его парк были разорены. Треснувшая при падении статуя гиганта начала разваливаться.

Интерес к ней возродился с новой силой только в годы перестройки. Уже в середине восьмидесятых стали высказываться идеи о приведении в порядок парка Тяхеторни или Обсерватории — так в ту пору официально звался нынешний парк Глена.

От слов к делу перешли в марте 1988 года: первое же собрание воссозданного Общества благоустройства Нымме постановило приступить к восстановлению поверженной без малого семьдесят лет тому назад скульптуры.

В атмосфере «поющей революции» акт этот приобретал особенное значение: воссоздавалась не просто парковая затея чудаковатого барона Глена, но и «памятник» эстонскому национальному герою – Калевипоэгу.

Скульптору Мати Кармину было поручено изготовить модель будущей статуи. За доставку строительного материала отвечала глава Общества благоустройства Нымме Реэт Нийдо.

Неожиданная подробность

За свой вклад в воссоздание одного из визуальных символов Нымме Реэт Нийдо была на минувшей неделе награждена медалью Общества охраны памятников старины.

После вручения награды она поделилась малоизвестными подробностями. Призналась, что добывать бетон и арматуру приходилось не всегда законным путем, и напомнила – при восстановлении великану было вложено в грудь «сердце» — мемориальная капсула.

«Единственное, в чем мы ошиблись при восстановлении – это не учли ориентацию по сторонам света, – добавила Нийдо корреспонденту телепередачи Reporter. – Калевипоэг всегда должен смотреть на восток. Ведь враг всегда приходит к нам с востока».

Вспомнив об этом, скульптор Мати Кармин, по ее словам, поспешил немедленно исправить оплошность: он приехал к строительной площадке на собственной машине и с ее помощью развернул металлический каркас восстанавливаемого памятника.

«Теперь Калевипоэг смотрит, как и надо – на восток», – считает она.

История с географией

Достаточно открыть национальный эстонский эпос, чтобы убедиться, что соперники и основные враги его главного героя жили за морем.

То есть – к северу и западу от нынешнего Таллинна и Нымме. С востоком же Калевипоэг, как известно, вполне себе дружил. И даже носил из-за Чудского озера лес для строительства городищ.

«Восточные» — точнее, пророссийские симпатии составителя «Калевипоэга» — врача и литератора Фридриха Рейнхольда Крейцвальда – вполне объяснимы: за перо он взялся тогда, когда в государственной власти видели защиту от остзейских баронов.

Но действительно ли высматривал опасность с востока непосредственный предшественник скульптуры, за восстановление которой следует быть благодарным и Реэт Нийдо – Калевипоэг, созданный в 1902-1908 годах Николаем фон Гленом?

Как уже отмечалось, опасаться каких-либо неприятностей со стороны восходящего солнца у основателя Нымме причин не было. Правда, он пострадал от большевиков: был арестован революционными матросами и посажен под стражу в портовый элеватор. Но случилось это через десять лет после того, как Калевипоэг был им создан.

Уместно напомнить и то, что поводом для сноса скульптуры в 1916 году послужил слух о возможности передавать с помощью ее глаз сигналы стоящим на рейде вражеским субмаринам. Достаточно взглянуть на карту, чтобы понять: гляди Калевипоэг на восток, сделать это было бы даже теоретически невозможно.

* * *

Признаюсь честно: слышать о том, что лица, восстанавливающие самую знаменитую ныммескую скульптуру, решили в 1989 году «исправить» ошибку Глена и развернуть Калевипоэга в «идеологически верном направлении», прежде как-то не приходилось.

Стоит, наверное, поднять архивные документы и посмотреть – в какую сторону была обращена установленная в 1908 году скульптура изначально. Но не менее важно, пожалуй, помнить и другое: ее автор меньше всего мог предположить, что она станет фигурантом борьбы между Западом и Востоком.

Ведь главный стержень сюжета что германской «Песни о Нибелунгах», которой ныммеский Калевипоэг обязан парой рожек и соседом-драконом, что эстонского национального эпоса – универсальная борьба добра со злом и света с мраком.

Примешивать к ней политические симпатии и антипатии, обусловленные трагическими событиями истории второй трети ХХ века – честно говоря, не солидно. А главное – незачем.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Дом на углу улиц Ратаскаеву и Люхике-Ялг должен бы обзавестись гигантским витражным окном и стать художественным кафе «Зиттов». Проект 1968 года.

Ратаскаеву, дом 20/22: родовое гнездо Зиттовых а Таллине

Улицы, нареченной в честь самого, вероятно, знаменитого уроженца средневекового Ревеля, в Таллинне до сих пор нет. Фамилия его полвека назад ...

Читать дальше...

«Портрет молодого человека» кисти Зиттова, в котором некоторые исследователи склонны видеть автопортрет мастера.

Долгий путь в родной город: возвращение Михкеля Зиттова в Таллин

Работы самого, пожалуй, знаменитого таллиннского живописца впервые в истории будут экспонироваться в его родном городе — на выставке в Художественном ...

Читать дальше...

Жилой и административный корпус санаторной школы в день открытия.

Лечить, учить, просвещать и заботиться: школа-санаторий над рекой Пирита в Таллине

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса. Июнь ...

Читать дальше...

Пушки, стоявшие при входе в здание «Арсенала», завершили свой боевой путь на фронтах Гражданской войны в Испании.

Обретенная история таллиннского «Арсенала»: архив предприятия станет основой выставки

Вновь обнаруженные архивные папки, переданные руководству компании Arsenal Center OÜ, позволяют пролить свет на малоизвестные доселе страницы истории одного из ...

Читать дальше...

Легендарный обитатель глубин озера Юлемисте на обложке книги Арво Валтона, изданной теперь и на русском языке.

Стародавняя история, рассказанная на новый лад: «Старец из озера Юлемисте» Арво Валтона

На книжной полке поклонников магического реализма — достойное пополнение: книга Арво Валтона «Старец из озера Юлемите» вышла в переводе на ...

Читать дальше...

«Адмирал» в бытность «Адмиралтейцем» на фоне первых международных паромов на Таллиннском рейде...

От буксира до исторического судна: Таллинский «Адмирал» выходит на кинофарватер

Премьера документальной ленты, посвященной прошлому и настоящему одного из символов Таллиннского пассажирского порта, состоится в День Таллинна на третьем этаже ...

Читать дальше...

О Петре Великом «pro et contra»: штрихи к портрету императора.

Величие Петра I заключается не столько даже в масштабе его преобразований, сколько в умении действовать так, чтобы быть близким и ...

Читать дальше...

Ко дню святой Вальпурги или Как в Ревеле на ведьм охотились

1 мая — день святой Вальпурги, реальной исторической личности, дочери одного из британских королей, которая, став монахиней, в 748 году ...

Читать дальше...

День Ветеранов в Пыхья-Таллине 2018

Небольшая зарисовка. Заболел, и не знаю где отмечают в моем районе Копли, этот день, но над крышами, прямо сейчас, наматывают ...

Читать дальше...

Перспектива улицы Лай с жилыми домами на нечетной стороне улицы Нунне. Конец XIX века.

Там, где стоит «Косуля» Яана Коорта: прошлое и будущее таллинского сквера на Нунне

Зеленый оазис на пути от Ратушной площади к Балтийскому вокзалу в масштабах таллиннской истории относительно молодой — но оттого отнюдь ...

Читать дальше...

... Весь в заботах молодой хозяин нового бара.

Бармен с золотой медалью

Трибуна Кремлевского Дворца с'ездов знала многих известных миру политических деятелей, людей труда, писателей. Официант из Таллина Дмитрий Демьянов, которому от роду ...

Читать дальше...

Ратушная площадь Пауля Бурмана

Галерея одной картины. Ревель: «Ратушная площадь» Пауля Бурмана

Какие сюрпризы ни преподнесла бы балтийская погода, тепло настоящей таллиннской весны навсегда запечатлено на полотне художника первой половины минувшего столетия ...

Читать дальше...

...,и в реальности — на фотографии сороковых-пятидесятых годов.

Оплот, приют и убежище страждущим: лютеранская церковь прихода Вефиль в Таллине

Церковь прихода Вефиль в предместье Пельгулинн, реставрацию которой столичные власти готовы поддержать, отмечает в конце нынешнего года свое восьмидесятилетие. С транслитерацией ...

Читать дальше...

Восстановительные работы на улицы Харью весной 1948 года глазами живописца Агу Пихельга.

«Такою запомнил я улицу Харью...»: сквер на месте погибшего квартала в городе Таллине

Своим нынешним обликом одна из основных артерий таллиннского Старого города обязана градостроительному решению, принятому ровно семьдесят лет назад. Именно тогда — ...

Читать дальше...

Алексей Михайлович Щастный на борту корабля Балтфлота во время перехода из Гельсингфорса в Кронштадт. Апрель 1918 года.

Спаситель Балтийского флота: позабытый капитан Щастный

Столетие Ледового похода Балтийского флота — повод вспомнить его главного, незаслуженно забытого героя — капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Спасение ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Таллинн - всегда был и остается одним из старейших ганзейских городов, справедливо величая себя одним из «прекрасно сохранившихся средневековых европейских городов», прекрасно сочетая средневековые церкви и дома в готическом стиле с современной инфраструктурой.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!