А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Таллиннцы неоднократно обращались и к шведскому, и к русскому правительству с просьбой похоронить Де Круа. Ну вот, денег, собранных за просмотр тела де Круа набралось достаточно, чтобы рассчитаться с долгами, которые он наделал при жизни и решено было де Круа похоронить. На отпевание собралось всего несколько человек. Они думали, что последние, кто видит загадочную улыбку де Круа перед окончательным захоронением. Но судьба распорядилась иначе. После последней войны, когда восстанавливали разрушенную церковь Нигулисте, могила де Круа помешала реконструкции, и его перезахоронили. Теперь, когда вы войдете в "Концертный зал-музей Нигулисте", посмотрите внимательно на пол. Там, возле входа вы увидите большую надгробную плиту, под которой нашел свое очередное упокоение Карл-Евгений де Круа. Навсегда…
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1288 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 236 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Единственный в Таллинне «памятник» мифологическому герою неожиданным образом оказался вовлечен в противостояние Востока и Запада.
…Стоило июльским сумеркам переродиться в черный бархат августовской ночи, как для любимого творения Николая фон Глена настал несчастливый день.

Прибывшая из Ревеля в Нымме рота солдат вначале попробовала набросить металлический трос на плечи каменного великана и повалить его на землю. Армейский грузовик оказался бессилен: скульптура даже не шелохнулась.

Тогда на помощь пришли саперы. Зарядов, заложенных под ноги мифологического персонажа и его палицу, вполне хватило для того, чтобы статуя качнулась – и рухнула на присыпанный сосновыми иголками песок.

Скульптору-самоучке оставалось лишь оплакивать свое творение: не простояв и десятилетия, созданный им «Калевипоэг» пал первой и единственной в Нымме жертвой Первой мировой войны.

Поставлен тут

Идея украсить окрестности своей и без того причудливой резиденции двумя монументальными скульптурами пришла основателю Нымме, по всей вероятности, не ранее 1902 года.

Сюжет для скульптурной группы был явно почерпнут из древнегерманской мифологии: дракон, пытающийся подкрасться незамеченным к защищенному одной лишь звериной шкурой и вооруженному подобранной дубиной воину, фигурирует в «Песни о Нибелунгах».

Как германский витязь превратился в эстонского богатыря? Сказать сложно. Во всяком случае, сам барон Глен настойчиво повторял, что фигура, вставшая неподалеку от входа в его замок – Калевипоэг и никто иной.

Не слишком искушенный в мифологии древних тевтонов окрестный люд, впрочем, был уверен, что рогатый великан – это сам Нечистый. Глену даже пришлось установить камень со стихами «Калевипоэгом я был поставлен тут, а чертом дураки меня зовут».

Примечательно, что стихи были написаны по-эстонски: одной из своих забот ныммеский барон видел именно просвещение местных жителей.

Шесть лет

Над Калевипоэгом автор трудился шесть лет – долгих и мучительных.

Во-первых, ваять великана он взялся из бросового материала – обломков камня, скрепленных бетоном. Было это поучительно: даже из сора может рождаться искусство. Но одновременно – ненадежно, фигура никак не успевала застыть и «расползалась» под собственным весом.

Тогда Глен решил делать по-другому: отлить скульптуру в форме, а потом установить вертикально. Здесь ваятеля подстерегал новый неприятный сюрприз: стоять на двух точках опоры – ногах – восьмиметровый гигант никак не желал.

На помощь пришла дубина. Правда, Калевипоэг вынужден был теперь не замахиваться ею на крадущегося дракона, а опираться на нее. Но так, как оказалось, вышло даже лучше: в такой позе герой выглядел не столь свирепо.

Электрический взор

Верный сын своего столетия, Глен являлся горячим поклонником всякого рода новшеств. Пройти мимо такого соблазна, как создание для свой скульптуры электрической подсветки, барон явно не мог.

Вообще, симбиоз монументальной пластики и электричества, похоже, казался людям рубежа XIX-XX веков чем-то необычайно привлекательным: эдакий символ гармоничного взаимодополнения между изящными искусствами и новейшими технологиями.

Можно вспомнить, например, воспетый Булгаковым светящийся крест в руках застывшего над Днепром киевского памятника князю Владимиру. Или же нереализованный замысел вмонтировать электрические лампочки в крест в руках ангела, венчающего таллиннский монумент броненосцу «Русалка».

Творец ныммеского «Калевипоэга» пошел сходным путем. Электрическими лампочками он решил снабдить…глазницы своего детища. Что, как несложно предположить, только усилило ассоциации с повелителем Преисподней…

«Горящий взор» и стал для скульптуры роковым. В 1916 году возникла опасность прорыва на Ревельский рейд германских подводных лодок. Кто-то запустил слух, что хозяин замка Нымме намерен подавать им с помощью электрических глаз тайные сигналы.

Подозревать Глена в шпионской деятельности оснований не было. Но скульптуру это уже не спасло.

Новый символизм

Мысли о том, что поваленного великана было бы неплохо воссоздать, время от времени всплывали на страницах газет двадцатых-тридцатых годов.

Дальше разговоров, увы, дело не шло: после того, как Глен с семейством покинул Эстонию, замок и окружающий его парк были разорены. Треснувшая при падении статуя гиганта начала разваливаться.

Интерес к ней возродился с новой силой только в годы перестройки. Уже в середине восьмидесятых стали высказываться идеи о приведении в порядок парка Тяхеторни или Обсерватории — так в ту пору официально звался нынешний парк Глена.

От слов к делу перешли в марте 1988 года: первое же собрание воссозданного Общества благоустройства Нымме постановило приступить к восстановлению поверженной без малого семьдесят лет тому назад скульптуры.

В атмосфере «поющей революции» акт этот приобретал особенное значение: воссоздавалась не просто парковая затея чудаковатого барона Глена, но и «памятник» эстонскому национальному герою – Калевипоэгу.

Скульптору Мати Кармину было поручено изготовить модель будущей статуи. За доставку строительного материала отвечала глава Общества благоустройства Нымме Реэт Нийдо.

Неожиданная подробность

За свой вклад в воссоздание одного из визуальных символов Нымме Реэт Нийдо была на минувшей неделе награждена медалью Общества охраны памятников старины.

После вручения награды она поделилась малоизвестными подробностями. Призналась, что добывать бетон и арматуру приходилось не всегда законным путем, и напомнила – при восстановлении великану было вложено в грудь «сердце» — мемориальная капсула.

«Единственное, в чем мы ошиблись при восстановлении – это не учли ориентацию по сторонам света, – добавила Нийдо корреспонденту телепередачи Reporter. – Калевипоэг всегда должен смотреть на восток. Ведь враг всегда приходит к нам с востока».

Вспомнив об этом, скульптор Мати Кармин, по ее словам, поспешил немедленно исправить оплошность: он приехал к строительной площадке на собственной машине и с ее помощью развернул металлический каркас восстанавливаемого памятника.

«Теперь Калевипоэг смотрит, как и надо – на восток», – считает она.

История с географией

Достаточно открыть национальный эстонский эпос, чтобы убедиться, что соперники и основные враги его главного героя жили за морем.

То есть – к северу и западу от нынешнего Таллинна и Нымме. С востоком же Калевипоэг, как известно, вполне себе дружил. И даже носил из-за Чудского озера лес для строительства городищ.

«Восточные» — точнее, пророссийские симпатии составителя «Калевипоэга» — врача и литератора Фридриха Рейнхольда Крейцвальда – вполне объяснимы: за перо он взялся тогда, когда в государственной власти видели защиту от остзейских баронов.

Но действительно ли высматривал опасность с востока непосредственный предшественник скульптуры, за восстановление которой следует быть благодарным и Реэт Нийдо – Калевипоэг, созданный в 1902-1908 годах Николаем фон Гленом?

Как уже отмечалось, опасаться каких-либо неприятностей со стороны восходящего солнца у основателя Нымме причин не было. Правда, он пострадал от большевиков: был арестован революционными матросами и посажен под стражу в портовый элеватор. Но случилось это через десять лет после того, как Калевипоэг был им создан.

Уместно напомнить и то, что поводом для сноса скульптуры в 1916 году послужил слух о возможности передавать с помощью ее глаз сигналы стоящим на рейде вражеским субмаринам. Достаточно взглянуть на карту, чтобы понять: гляди Калевипоэг на восток, сделать это было бы даже теоретически невозможно.

* * *

Признаюсь честно: слышать о том, что лица, восстанавливающие самую знаменитую ныммескую скульптуру, решили в 1989 году «исправить» ошибку Глена и развернуть Калевипоэга в «идеологически верном направлении», прежде как-то не приходилось.

Стоит, наверное, поднять архивные документы и посмотреть – в какую сторону была обращена установленная в 1908 году скульптура изначально. Но не менее важно, пожалуй, помнить и другое: ее автор меньше всего мог предположить, что она станет фигурантом борьбы между Западом и Востоком.

Ведь главный стержень сюжета что германской «Песни о Нибелунгах», которой ныммеский Калевипоэг обязан парой рожек и соседом-драконом, что эстонского национального эпоса – универсальная борьба добра со злом и света с мраком.

Примешивать к ней политические симпатии и антипатии, обусловленные трагическими событиями истории второй трети ХХ века – честно говоря, не солидно. А главное – незачем.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Барон Александр фон дер Пален и служащие Балтийской железной дороги на перроне вокзала в Ревеле. Снимок 1870-ых годов.

«Балтийская железная дорога, наше выстраданное дитя»

Первый пассажирский поезд из тогдашней столицы Российской империи в нынешнюю столицу Эстонской Республики прибыл ровно сто пятьдесят лет тому назад. Перестук ...

Читать дальше...

В галерее Русского театра Эстонии, проходит юбилейная художественная выставка «Осень №55»

Автор работ, признанный у нас и далеко за рубежом, талантливый художник, Сергей Волочаев. Картины изумляют идеями, подходом и различными техниками. Представлены ...

Читать дальше...

Дом Иосифа Копфа на углу Пикк и Хобузепеа и портрет его владельца на золотой брошке.

Ревельский ювелир Иосиф Копф: золотых дел мастер

Девяносто лет назад Таллинн прощался с Иосифом Копфом - человеком, еще при жизни сумевшим стать, выражаясь современным языком, «коммерческим брендом». Георг ...

Читать дальше...

Директор Таллиннского Городского архива в 1989-1996 гг. Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века - одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. Его ...

Читать дальше...

Катастрофа с девятью погибшими на Балтийском вокзале

Самая тяжелая авария в истории эстонских железных дорог произошла 40 лет назад, в первую субботу октября. Поезда приближались друг к другу ...

Читать дальше...

Как закончилась сказка про Гэдээр

Падение Берлинской стены стало в СССР шоком для многих взрослых, а для некоторых детей - первым столкновением с ложью. "Гэдээр" ...

Читать дальше...

Сто сорок лет назад городская стена Ревеля нуждалась если не в реставрации, то в консервации - как минимум.

Семь веков на страже города Таллина: летопись крепостной стены

У одного из узнаваемых символов таллиннского Старого города - солидный юбилей: с начала строительства крепостной стены вокруг средневекового ядра нынешней ...

Читать дальше...

Здание Немецкой реальной школы непосредственно после постройки.

Школа на улице Луйзе: реквием по утраченному

Здание Немецкого реального училища, некогда признававшееся идеалом и образцом для аналогичных построек, возродившееся после войны в ином облике, безвозвратно утрачено ...

Читать дальше...

Домский, он же Длинный мост на рисунке Карла Буддеуса, середина XIX века.

Тоомпеаский, Каменный, Пиритаский: мосты над водами Таллинна

Даже без учета виадуков и путепроводов, семейство таллиннских мостов – достаточно многочисленное. А главное – способное поведать о себе немало ...

Читать дальше...

Вариант развития мемориального ансамбля на Маарьямяги по версии середины шестидесятых…

Памятник двадцатому веку: ансамбль на Маарьямяги

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на ...

Читать дальше...

Ворота в конце улицы Трепи на довоенных открытках встречаются часто, но топоним «Ныэласильм» конкретно к ним еще не применялся.

Головы, ноги, чрево и горб: анатомия таллиннских улиц.

Географические названия, щедро рассыпанные по карте Таллинна, позволяют читать ее почти как… анатомический атлас. Уподобить город человеческому организму впервые предложили пионеры ...

Читать дальше...

Портреты павших в сражении 11 сентября 1560 года горожан и старейшее изображение Таллинна на эпитафии Братства черноголовых.

Восемь столетий Таллинна: век XVI век, пора рефлексий

Непростой во всех отношениях XVI век подарил Таллинну первые портреты города и его жителей, первый памятник, а также один из ...

Читать дальше...

То, чего не было в реальности: «Потопление финского броненосца «Вяйнемяйнен» на советском плакате.

Разрушители мифов: охота за «Вяйнемейненом»

В биографии одного из самых неуловимых военных кораблей Второй мировой войны — финского броненосца береговой обороны «Вянемейнен» — нашлось место ...

Читать дальше...

Гостиничный комплекс «Пеолео» в день своего открытия.

Иволга на обочине шоссе: мотель и кемпинг «Пеолео»

Первая ласточка – вернее, пожалуй, было бы сказать «первая иволга» – частного гостиничного бизнеса современной Эстонии «свила гнездо» тридцать лет ...

Читать дальше...

Флагман Эстонского морского пароходства «Георг Отс». Открытка восьмидесятых годов прошлого века.

Белоснежный красавец-теплоход: легендарный «Георг Отс»

Ровно сорок лет тому назад северный сосед стал ближе: в июне 1980 года на линию Таллинн-Хельсинки вышел, без преувеличения, легендарный ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!