Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Раньше на улицах Ревеля не было освещения; в любой момент на голову прохожего из окна могли выплеснуть помои. Мостовые были без тротуаров, пешеходы, заслышав цокот копыт и грохот колес, жались к стенам. На ночь улицы перегораживались цепями, чтобы злоумышленники не могли ускользнуть от дозора. На башнях перекликалась стража. О благоустройстве родного города жители начали задумываться довольно рано: по крайней мере с 1360 года владелец дома должен был подметать перед своим жилищем. За чистотой улиц и рынков следили уличные подметальщики.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет. Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От ворот Виру остались только башенки.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Ровно девяносто лет тому назад Таллинн стал на одно произведение монументальной пластики беднее: в ночь на 30 апреля 1922 был демонтирован памятник Петру I.

«Примерно к десяти часам утра все следы от бывшей скульптуры Петра были ликвидированы. Лишь крохотная кучка камней напоминала, что тут вообще что-то было когда-либо».

Стоящий на коленях Петр: своей судьбе я подчиниться готов, но в Россию не хотел бы отправляться ни за что. Карикатура из газеты «Tallinna Teataja», март 1922 года.

Такими словами газета Waba maa резюмировала финал двухлетней борьбы с одним из двух имевшихся на тот момент в Таллинне памятников – монументом Петра Великого.

Несомненная ценность 

Открытый в 1910 году памятник простоял в спокойствии недолго – неполных семь лет.
Уже в дни февральской революции с его постамента был сорван государственный герб, а над самим императором водружен металлический прут с красным полотнищем.

Только в начале марта 1918 года занявшие Таллинн немцы восстановили «статус-кво»: изрядно вылинявшее «знамя труда» было удалено, а двуглавый орел — возвращен на свое изначальное место.

Минуло еще два года – и памятник вновь оказался в центре внимания. Группа «патриотически настроенных граждан» обратилась весной 1920 года в городскую управу с призывом немедленно разделаться с «наследием царского режима».

11 июня 1920 года отцы города вынесли свой вердикт: скульптуру Петра из центра города следует удалить, поместив для экспонирования в зал Художественного музея. Но прежде всего – решить, что поставить на постамент вместо опального царя.

Единственный, кто выразил несогласие с таким решением, был скульптор Аугуст Вейценберг. В свое время он принимал самое непосредственное участие в конкурсе проектов монумента – но проект его был признан тогда неудачным.

Мэтр искусства оказался выше личных обид: он заявил, что работа скульптора Леопольда Бернштама, стоящая в центре города, обладает несомненной художественной ценностью.

Тучи сгущаются

Демонтаж памятника Петру Первому в Таллине

«Памятник Петру – работа Бернштама, одного казенных представителей искусства, в чью обязанность входило застроить лучшие места русских городов бесконечным числом памятников», — категорично заявляла в ноябре 1921 газета Tallinna Teataja.

«Художественная сторона таких работ имела второстепенное значение; произведение оценивалось исключительно с точки зрения «ура-патриотизма», — продолжало издание. – Если бы на Петровской площади стояло бы изваяние Петра работы Шервуда, то, без сомнения, вопрос об удалении его и не возбуждался бы: политические мотивы не устояли бы перед истинно художественными. Но имеющийся у нас памятник Петру начисто лишен художественной ценности».

Не совсем понятно, о какой «работе Шервуда» шла речь: скульптор с такой фамилии среди участников конкурса проектов ревельского памятника Петру отсутствовал. Ясно было другое: над бронзовым императором в очередной раз стали сгущаться тучи.

Не в нашу пользу

Рупором сил, во что бы то ни стало рвущихся «очистить наш город от наследия прошлого» стало издание Партии трудовиков Waba maa.

Газета эта, скажем прямо, была далека от современных норм мультикультурности и политкорректности. Ее раздражал не только петровский монумент. Но и купола собора Александра Невского, православные часовни в центре Таллинна, и даже «русский покрой формы» таллиннских извозчиков.

Радикализм разделяли в обществе не все. «Отстаивающие необходимость снятия памятника Петру лица, во главе с Партией трудовиков очевидно никогда не задавали себе вопроса: не будет ли такой шаг за границей истолкован не в нашу пользу?» — задавалась вопросом Tallinna Teataja

«Исторический образ Петра Великого – один из самых светлых в прошлом России. За ним – крупные заслуги в области насаждения просвещения, – продолжала газета. – Он известен как ценитель западноевропейской культуры. Совершенно ни к чему снимать памятник потому только, что пора русского управления была для нас угнетающей».

Издание советовало главе самоуправления Александру Хеллату сходить в Городской архив. И убедиться из его документов: бывали в истории эстонского народа времена и тяжелее двух веков правления потомков Петра.

Человек с дубинкой

22 февраля таллиннская городская дума собралась на очередное заседание. Пункт о судьбе памятника Петру стоял четвертым в повестке дня – но вызвал самые горячие споры.

Депутат от Партии трудовиков Томп был непреклонен. «Пора понять душевный порыв граждан нашей молодой республики и снести все, что наполняет печалью светлые чувства нашего народа!» – патетично заявлял он.

Представители остальных фракций столичного муниципалитета «откликнуться на зов души лучших сил нашего народа» не спешили. Критика в адрес предложения о незамедлительном сносе монумента зазвучала, в буквальном смысле, и справа, и слева.

Социалист Спренк сказал, что никаких оснований для подобных шагов он вообще не видит, а его однопартиец Янсон выразил опасение: где гарантия, что вся шумиха с Петром затевается не ради того, чтобы установить на его месте памятник генералу Лайдонеру или адмиралу Питка?

Представитель немецкого национального меньшинства Гиппиус добавил, что Петру – это исторический памятник, а призывы к его демонтажу – демонстрация шовинизма. «Если памятник будет снят, столица станет на одно произведение искусства беднее», – вторил ему представитель группы квартиросъемщиков Сепп.

Категорическое несогласие со снятием Петра выразил и глава фракции коммунистов Ванья, а депутат от Христианской народной партии Баймель съязвил, мол, в силу даты своей смерти ничего плохого Петр сделать для Эстонской Республики не мог.

«Да и кто знает – может быть нам и сейчас порой нужен такой вот «человек с дубинкой», – добавил он по поводу Петра и его роли в истории.

Знакомое решение

Решением городских властей от 22 февраля 1922 года Петр был оставлен в центре столицы. Единственное, чего удалось добиться его противникам – это переименования Петровской площади в площадь Свободы.

Оскорбленный в лучших чувствах Питка даже отказался приезжать в Таллинн на парад, где ему должны были вручить Крест Свободы, а Союз эстонских скаутов заявил о готовности снести Петра собственноручно.

Около двух часов ночи 23 февраля несколько человек с веревками и автогеном появились на вновь нареченной площади Вабадузе и попытались приступить к демонтажу. Отряд конной полиции не дал им сделать это.

Строительная комиссия и Комиссия по образованию городской думы вновь собралась для обсуждения судьбы монумента. Решение, вынесенное ими, звучит необычайно «современно»: монумент стал угрожать общественной безопасности и самое верное решение в данной ситуации – перенести его из центра.

Без ответа

«Я, Петр Великий, проживающий в Ревеле с 1910 года, имею полное право считать себя эстонским гражданином. Вы, возможно, укажите, что я не плачу налогов, но вам не безызвестно, что я ничем не занимаюсь и не имею никаких доходов.

И если принять во внимание, что я, как человек ничем не питающийся, я не обременяю продовольственной наличности государства, то невольно возникает вопрос – чем, собственно, я привлекаю ненависть известной части общества?

Весьма возможно, что многие склонны видеть во мне захватчика власти или человека антигосударственных взглядов. Какая может быть речь о моем политическом или военном выступлении, когда я никогда не покидаю своего места?

Мое сегодняшнее передвижение от пьедестала вызвано ничем непреодолимым желанием раз и навсегда подчеркнуть на страницах вашей газеты свою политическую благонадежность».

С таким «письмом в редакцию уважаемой газеты Waba maa», от лица опального памятника со страниц таллиннских «Последних известий» обратился рижский журналист Михаил Миронов 22 марта 1920 года.

* * *

…Стоять на пьедестале его лирическому герою оставалось восемь неполных недель.

Вечером, 29 апреля, на площадь Свободы промаршировала рота саперов и рабочие городского строительного отдела. Специально сооруженная телега с «впряженным» в нее грузовиком везла треногу для демонтажа памятника.

Работы начались в полночь. Оборвавшийся трос ранил одного из такелажников. Несколько зевак взялись помочь в деле «свержения монарха». Пожилая дама уложила рядом с поверженным памятником венок.

Под утро скульптура была доставлен в Кадриорг. Впереди были годы забвения, переплавка частей монумента, открытие оставшегося от него бюста на лужайке перед домиком Петра, наконец — утрата и самого бюста.

А затем – превращение бронзового императора в легенду. Волнующую умы и сердца таллиннцев и по сей день.
Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Около трехсот лет тому назад, во время Северной войны, на службу в русскую армию поступил герцог Карл-Евгений де Круа. Он очень понравился Петру I, и тот, произведя его в генерал-фельдмаршалы, назначил главнокомандующим русскими войсками под Нарвой. Битва была проиграна. Де Круа попал в плен к шведам. Ему было позволено жить в Таллинне. Высокое звание, титул и общительный характер де Круа располагали к нему людей, которые охотно давали ему деньги в долг. Де Круа жил на широкую ногу. Играл в азартные игры, любил покутить. Но однажды утром слуга увидел, что хозяин умер. Горожане обсуждали, кто заплатит долги герцога де Круа... В конце концов решили: не отдавать тела де Круа городским властям для похорон до тех пор, пока не получат все деньги назад сполна. Власти восприняли это решение спокойно. Не хоронить, так не хоронить... Хлопот - никаких! Хоронить де Круа не стали. Положили герцога в простой еловый гроб и поставили возле церкви Нигулисте в усыпальницу фон Розена... Шло время. О герцоге почти совсем забыли.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!