А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
В Домском соборе /Доминиканской церкви/ похоронен мореплаватель Крузенштерн. А еще там есть "Плита счастья". Если стоя на ней загадать желание оно обязательно сбудется. И находится она недалеко от входа. Может это и есть «надгробие» неисправимого таллинского Дон Жуана!?
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Первым крупным сооружением на Сенном рынке (в последствии, Петровской площади, Площади Победы, а ныне площади Свободы) была Яановская церковь. Ее построили в 1862 – 67 годах для эстонского населения города, и на том строительная деятельность здесь заглохла на 50 с лишним лет. В центре площади находились общественный колодец и одинокий фонарный столб. Фонарь этот давал такой тусклый свет, что некоторые советовали его и вовсе убрать, чтобы в темное время на него кто-нибудь ненароком не наткнулся. На южном краю площади была стоянка извозчиков – одна из тех двух, где позволялось поить и кормить лошадей (другая находилась на Ратушной площади), в связи, с чем здесь имелось и водопойное корыто – едва ли не самая примечательная деталь рыночной площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1241 posts
    • 4 comments
    • 33 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 233 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Ровно девяносто лет тому назад Таллинн стал на одно произведение монументальной пластики беднее: в ночь на 30 апреля 1922 был демонтирован памятник Петру I.

«Примерно к десяти часам утра все следы от бывшей скульптуры Петра были ликвидированы. Лишь крохотная кучка камней напоминала, что тут вообще что-то было когда-либо».

Стоящий на коленях Петр: своей судьбе я подчиниться готов, но в Россию не хотел бы отправляться ни за что. Карикатура из газеты «Tallinna Teataja», март 1922 года.

Такими словами газета Waba maa резюмировала финал двухлетней борьбы с одним из двух имевшихся на тот момент в Таллинне памятников – монументом Петра Великого.

Несомненная ценность 

Открытый в 1910 году памятник простоял в спокойствии недолго – неполных семь лет.
Уже в дни февральской революции с его постамента был сорван государственный герб, а над самим императором водружен металлический прут с красным полотнищем.

Только в начале марта 1918 года занявшие Таллинн немцы восстановили «статус-кво»: изрядно вылинявшее «знамя труда» было удалено, а двуглавый орел — возвращен на свое изначальное место.

Минуло еще два года – и памятник вновь оказался в центре внимания. Группа «патриотически настроенных граждан» обратилась весной 1920 года в городскую управу с призывом немедленно разделаться с «наследием царского режима».

11 июня 1920 года отцы города вынесли свой вердикт: скульптуру Петра из центра города следует удалить, поместив для экспонирования в зал Художественного музея. Но прежде всего – решить, что поставить на постамент вместо опального царя.

Единственный, кто выразил несогласие с таким решением, был скульптор Аугуст Вейценберг. В свое время он принимал самое непосредственное участие в конкурсе проектов монумента – но проект его был признан тогда неудачным.

Мэтр искусства оказался выше личных обид: он заявил, что работа скульптора Леопольда Бернштама, стоящая в центре города, обладает несомненной художественной ценностью.

Тучи сгущаются

Демонтаж памятника Петру Первому в Таллине

«Памятник Петру – работа Бернштама, одного казенных представителей искусства, в чью обязанность входило застроить лучшие места русских городов бесконечным числом памятников», — категорично заявляла в ноябре 1921 газета Tallinna Teataja.

«Художественная сторона таких работ имела второстепенное значение; произведение оценивалось исключительно с точки зрения «ура-патриотизма», — продолжало издание. – Если бы на Петровской площади стояло бы изваяние Петра работы Шервуда, то, без сомнения, вопрос об удалении его и не возбуждался бы: политические мотивы не устояли бы перед истинно художественными. Но имеющийся у нас памятник Петру начисто лишен художественной ценности».

Не совсем понятно, о какой «работе Шервуда» шла речь: скульптор с такой фамилии среди участников конкурса проектов ревельского памятника Петру отсутствовал. Ясно было другое: над бронзовым императором в очередной раз стали сгущаться тучи.

Не в нашу пользу

Рупором сил, во что бы то ни стало рвущихся «очистить наш город от наследия прошлого» стало издание Партии трудовиков Waba maa.

Газета эта, скажем прямо, была далека от современных норм мультикультурности и политкорректности. Ее раздражал не только петровский монумент. Но и купола собора Александра Невского, православные часовни в центре Таллинна, и даже «русский покрой формы» таллиннских извозчиков.

Радикализм разделяли в обществе не все. «Отстаивающие необходимость снятия памятника Петру лица, во главе с Партией трудовиков очевидно никогда не задавали себе вопроса: не будет ли такой шаг за границей истолкован не в нашу пользу?» — задавалась вопросом Tallinna Teataja

«Исторический образ Петра Великого – один из самых светлых в прошлом России. За ним – крупные заслуги в области насаждения просвещения, – продолжала газета. – Он известен как ценитель западноевропейской культуры. Совершенно ни к чему снимать памятник потому только, что пора русского управления была для нас угнетающей».

Издание советовало главе самоуправления Александру Хеллату сходить в Городской архив. И убедиться из его документов: бывали в истории эстонского народа времена и тяжелее двух веков правления потомков Петра.

Человек с дубинкой

22 февраля таллиннская городская дума собралась на очередное заседание. Пункт о судьбе памятника Петру стоял четвертым в повестке дня – но вызвал самые горячие споры.

Депутат от Партии трудовиков Томп был непреклонен. «Пора понять душевный порыв граждан нашей молодой республики и снести все, что наполняет печалью светлые чувства нашего народа!» – патетично заявлял он.

Представители остальных фракций столичного муниципалитета «откликнуться на зов души лучших сил нашего народа» не спешили. Критика в адрес предложения о незамедлительном сносе монумента зазвучала, в буквальном смысле, и справа, и слева.

Социалист Спренк сказал, что никаких оснований для подобных шагов он вообще не видит, а его однопартиец Янсон выразил опасение: где гарантия, что вся шумиха с Петром затевается не ради того, чтобы установить на его месте памятник генералу Лайдонеру или адмиралу Питка?

Представитель немецкого национального меньшинства Гиппиус добавил, что Петру – это исторический памятник, а призывы к его демонтажу – демонстрация шовинизма. «Если памятник будет снят, столица станет на одно произведение искусства беднее», – вторил ему представитель группы квартиросъемщиков Сепп.

Категорическое несогласие со снятием Петра выразил и глава фракции коммунистов Ванья, а депутат от Христианской народной партии Баймель съязвил, мол, в силу даты своей смерти ничего плохого Петр сделать для Эстонской Республики не мог.

«Да и кто знает – может быть нам и сейчас порой нужен такой вот «человек с дубинкой», – добавил он по поводу Петра и его роли в истории.

Знакомое решение

Решением городских властей от 22 февраля 1922 года Петр был оставлен в центре столицы. Единственное, чего удалось добиться его противникам – это переименования Петровской площади в площадь Свободы.

Оскорбленный в лучших чувствах Питка даже отказался приезжать в Таллинн на парад, где ему должны были вручить Крест Свободы, а Союз эстонских скаутов заявил о готовности снести Петра собственноручно.

Около двух часов ночи 23 февраля несколько человек с веревками и автогеном появились на вновь нареченной площади Вабадузе и попытались приступить к демонтажу. Отряд конной полиции не дал им сделать это.

Строительная комиссия и Комиссия по образованию городской думы вновь собралась для обсуждения судьбы монумента. Решение, вынесенное ими, звучит необычайно «современно»: монумент стал угрожать общественной безопасности и самое верное решение в данной ситуации – перенести его из центра.

Без ответа

«Я, Петр Великий, проживающий в Ревеле с 1910 года, имею полное право считать себя эстонским гражданином. Вы, возможно, укажите, что я не плачу налогов, но вам не безызвестно, что я ничем не занимаюсь и не имею никаких доходов.

И если принять во внимание, что я, как человек ничем не питающийся, я не обременяю продовольственной наличности государства, то невольно возникает вопрос – чем, собственно, я привлекаю ненависть известной части общества?

Весьма возможно, что многие склонны видеть во мне захватчика власти или человека антигосударственных взглядов. Какая может быть речь о моем политическом или военном выступлении, когда я никогда не покидаю своего места?

Мое сегодняшнее передвижение от пьедестала вызвано ничем непреодолимым желанием раз и навсегда подчеркнуть на страницах вашей газеты свою политическую благонадежность».

С таким «письмом в редакцию уважаемой газеты Waba maa», от лица опального памятника со страниц таллиннских «Последних известий» обратился рижский журналист Михаил Миронов 22 марта 1920 года.

* * *

…Стоять на пьедестале его лирическому герою оставалось восемь неполных недель.

Вечером, 29 апреля, на площадь Свободы промаршировала рота саперов и рабочие городского строительного отдела. Специально сооруженная телега с «впряженным» в нее грузовиком везла треногу для демонтажа памятника.

Работы начались в полночь. Оборвавшийся трос ранил одного из такелажников. Несколько зевак взялись помочь в деле «свержения монарха». Пожилая дама уложила рядом с поверженным памятником венок.

Под утро скульптура была доставлен в Кадриорг. Впереди были годы забвения, переплавка частей монумента, открытие оставшегося от него бюста на лужайке перед домиком Петра, наконец — утрата и самого бюста.

А затем – превращение бронзового императора в легенду. Волнующую умы и сердца таллиннцев и по сей день.
Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Раскрыт секрет двери Бременской башни в Таллинне. Оказалось, что ей 600 лет!

Результаты исследования показали, что внутренняя дверь таллиннской Бременской башни была изготовлена, вероятнее всего, в конце XIV – начале XV века. ...

Читать дальше...

Взгляд Славы Тозика на Таллинскую весну 2020!

Взгляд Славы Тозика на Таллинскую весну 2020! Подборка фотографий отличного таллинского фотографа. Зима. Весна. Короновирус. 2019. 2020.

Читать дальше...

20 марта. Коронавирус гуляет по Таллину

Фотографии Олега Беседина. 20.03.2020. Пустой Таллин. Минимальное количество людей. Магазины и рестораны закрыты. Лишь цветы можно купить как и раньше... ...

Читать дальше...

Средневековые росписи в доме на улице Сауна продолжают хранить тайну

В Старом городе каждый дом уникален, над каждым поработали не только строители, но и неумолимое время. Но кто написал загадочные ...

Читать дальше...

Тот же ракурс в наши – излюбленный объект открыточных фотоснимков.

Переулок Катарийна кяйк в Таллине, знакомый и незнакомый

Отмеченный в народном календаре под датой 25 ноября Кадрипяэв или Катаринин день – повод прогуляться по едва ли не самой ...

Читать дальше...

Перевозка экспонатов будущего Художественного музея в Екатерининский дворец Кадриорга. Зима 1921 года.

Век служения искусству: сто лет Художественному музею Таллина

У Эстонского художественного музея – славный и солидный юбилей: в минувшее воскресенье ему исполнилось ровно сто лет. От какого именно события ...

Читать дальше...

Таллиннская реклама фильма «Поющий шут».
Фото: dea.nlib.ee

Шут, запевший с экрана: как Таллинн звуковое кино смотрел

Ровно девяносто лет тому назад – в начале ноября 1929 года – таллиннцы увидели невиданное и услышали неслыханное: изображение на ...

Читать дальше...

Лучше всего масштабность и фортификационная суть бывшей Батарейной тюрьмы заметна с высоты птичьего полёта - как на аэросъемке самого конца ХХ века.

Крепость в Рыбном ряду: юбилей таллинской «Батареи»

В Каламая, на морском побережье, сохранился один из уникальных для Таллинна памятников фортификационной архитектуры позапрошлого столетия – бывшие форт, казарма, ...

Читать дальше...

Тридцать лет назад, Астрид Линдгрен можно было запросто встретить в Ыйсмяэ.

Волшебница из Швеции: Астрид Линдгрен в Таллинне

Тридцать лет тому назад на таллиннских улицах можно было встретить живую легенду современной детской литературы: в начале сентября 1989 года ...

Читать дальше...

В оформлении обёрток конфет фабрики Гиновкера использовался и классический силуэт Таллина с моря.

Позабытая сладость воспоминаний: кондитерская фабрика «Гиновкер и Ко»

Стопятилетие Лео Гиновкера – старейшего жителя Кесклинна – и одного из старейших жителей столицы, равно как и всей Эстонии – ...

Читать дальше...

Теннисные площадки на краю бульвара Каарли очень скоро стали местной достопримечательностью и еще до Первой мировой войны попали на ревельские открытки.

Спортклуб у подножья бастиона: теннис в центре столицы

Съемки шпионской киноленты на десяток дней вернули Таллинну копию утраченной постройки и оживили воспоминания о примечательной странице в истории столичного ...

Читать дальше...

Кинотеатр «Линдакиви» в день своего открытия. Фото из газеты «Вечерний Таллинн».

От кинотеатра – к центру культуры: три десятилетия «Линдакиви»

Когда именно имя Линда вошло в обиход жителей Таллинна – сказать сложно. Во всяком случае – не ранее выхода в ...

Читать дальше...

Главный фасад Таллиннского дома мебели непосредственно после открытия.

Прощание с легендой: памятный многим таллиннцам Дом мебели чуть-чуть не дожил до 40-летнего юбилея

Памятный многим таллиннцам и, без преувеличения, легендарный мебельный магазин радикально меняет профиль – чуть-чуть не дожив до сорокалетнего своего юбилея. Потребительские ...

Читать дальше...

Адмиралтейский канал — прямой предшественник Адмиралтейского бассейна на открытке начала XX столетия.

Канал, бассейн, гавань: след ревельского адмиралтейства

Память об одном из первых промышленных предприятий Таллинна периода раннего Нового времени по сей день считывается в городском пейзаже и ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
История возникновения марципана обросла множеством легенд, одна из версий изложена в рассказе Яана Кросса «Мартов хлеб». Там рассказывается история о том, что однажды заболел бургомистр. Но поскольку тогдашние микстуры делались из лягушачьих лапок и прочих неаппетитных вещей, глава города категорически отказался лечиться и положился на Божью волю. И обеспокоенная здоровьем мужа супруга бургомистра попросила таллиннского аптекаря «замаскировать» лекарство, спрятав его либо в пищу, либо в сладости. Так и поступил помощник аптекаря, исцеливший вкусной смесью бургомистра. Так глава города первым отведал эстонского марципана.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!