А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Богатство и процветание города всецело зависели от торговли, главным образом транзитной, между Западной Европой и Новгородом, а через него и другими русскими городами. 22 февраля 1346 года Таллинн получил от Ганзейского союза право складочного пункта в Новгородской торговле. Из Франции и Португалии привозили много соли. «Таллинн построен на соли» - гласит средневековая поговорка. И, действительно, только в течение одного дня, 15 июля 1442 года, в Таллинн пришло 57 кораблей с солью. Количество соли, привозимой в Таллинн, в некоторые годы превышало 1,200 млн. кг. На соль обменивалось в те времена зерно, занимавшее главное место среди товаров, которые вывозили из города. Соль по здешнему обычаю никто не имел право взвешивать на своих весах. Для этого на ратушной площади имелось специальное здание – «важня», известное с XIV века. В 1554 году в северной части площади была построена Новая важня. Это было двухэтажное здание с высокой крышей, украшенное барельефными медальонами с изображением граждан города. Здание важни погибло в 1944 году, а барельефы хранятся в музее. Место, на котором стояла важня, отмечено вымосткой – линией в два камня поперек основной вымостки площади.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1103 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.
Подробнее...

Самые массовый вид общественного транспорта столицы отмечает в эти дни солидный юбилей: таллиннскому автобусу — девяносто лет!

…22 мая 1922 на стол главы Строительного и технического отдела Таллиннской городской управы легло прошение.

Его автор, инженер-архитектор Фромгольд Кангро, обращался к столичным властям с просьбой разрешить открыть в Таллинне пять регулярных автобусных маршрутов.

Откладывать дела в долгий ящик отцы города не стали. Позитивный ответ был получен в тот же день. А пять дней спустя на улицах запахло бензином: первые автобусы отправились в путь.

Синий автобус «таллиннского типа» на пути в Пирита. Раскрашенное фото 1940 года.

Самые первые 

Попытки посадить таллиннцев на безрельсовый общественный транспорт предпринимались и до Кангро.

Первым из его предшественников попытался стать владелец галантерейного магазина Георг Блок, решивший в 1903 году порадовать горожан поездками на «бензиновом омнибусе» от ратуши до Екатериненталя.

Власти города, в котором на тот момент насчитывалось всего один автомобиль, отнеслись к этой идее настороженно: дескать, и шума от этой затеи будет много, и гари, да и извозчичьи лошади неизвестно как технической новинке отнесутся…

Разрешение на пуск «автоомнибусов» настойчивый галантерейщик получил, но на линию их так и не вывел. Удачливее его оказались бани Уусманн и водитель Йохансон, запустившие летом 1909 года автобусы на линии Старый город – Копли и Старый город – Кадриорг.

Смелый эксперимент потерпел фиаско: слишком несовершенными оказались собранные местными умельцами экипажи. Нескольких случаев, когда разгневанным пассажирам приходилось толкать автобус в гору своими силами оказалось достаточно: предприятие прогорело.

Прошло еще пять лет – и полдюжины списанных в Петербурге двухэтажных автобусов запылили по Коплиской дороге: администрация расположенных там заводов нуждалась в надежном средстве доставки рабочих из города.

Правда, и эта линия просуществовала не слишком долго: состояния дорожного покрытия столичные «старички» не выдержали и через год автобус был заменен паровым трамваем.

Единственная просьба

К 1922 году ситуация с общественным транспортом в Таллинне оставляла желать, говоря очень мягко, лучшего.

Из принадлежавших конке лошадей послереволюционное лихолетье не пережила ни одна, а семь с половиной километров трамвайных рельсов проржавели настолько, что ломались, не выдерживая веса вагонов.

Извозчики, и в благополучное-то царское время не блиставшие ни технической оснащенностью своих экипажей, ни внешним обликом, ни знанием всех городских улиц и переулков «назубок» ставшему столичным городу к лицу никак не были.

Имелись, правда, несколько крытых парусиной бывших армейских грузовиков с установленными в кузове продольными лавками, на которых пытались организовать перевозку дачников в Кадриорг и Пирита, но на роль регулярного средства передвижения они претендовать не могли.

Потому-то городские власти, вероятно, поспешили вручить заведование автобусным хозяйством энергичному тартускому предпринимателю. Ведь просил он только официального разрешения – а все остальное брал на себя.

Трамвайная оговорка

На момент открытия автобусного сообщения столицы его инициатору было чуть более сорока лет.

За плечами оставались Рижский политехникум и долгие годы работы архитектором в Тарту: в жилом районе Карлова он спроектировал столько домов, что в шутку его даже называли «Кангро-линн».

Капитал, скопленный на строительстве, Кангро решил вложить в покупку списанных в Берлине пяти двухэтажных автобусов «Дамйлер». Верхний этаж пришлось срочно демонтировать: городские власти были вовсе не уверены, выдержит ли уличная брусчатка улиц такую нагрузку.

Наметил Кангро и маршруты будущих линий. Четыре из них стартовали от «Пожарного дома на Русском рынке» — нынешней площади Виру, одна – с площади Вабадузе. Первые направлялись к Козе, Пирита, Каламая и Сикупилли, последняя – к Неврологической клиники в Мериметса.

Учитывая, что в ближайшем будущем городские власти планировали пуск электрического трамвая, разрешение Кангро удалось получить с оговоркой: автобусы будут ходить по Тартускому и Нарвскому шоссе до той поры, пока не сделаются конкурентами трамвайным вагонам.

Недешевая роскошь 

Первый месяц своего существования автобусное движение в столице регулировалось исключительно волей Фромгольда Кангро.

Но уже к Яновой ночи городские власти опубликовали свод правил, которые детально фиксировали не только максимальную скорость движения автобусов и стоимость проезда, но и саму конструкцию транспортного средства.

Для того чтобы заранее перекрыть лазейку к использованию для перевозки пассажиров грузовиков, указывалось – автобусы отныне разрешается использовать исключительно надежной конструкции, с «крепкими стенами, постоянной крышей и остеклением окон».

Водителям запрещалось разгоняться быстрее пятнадцати километров в час и брать пассажиров, ожидающих трамвая на специально оборудованных для этого остановках. За километр проезда платить полагалось не более десяти марок.

С учетом того, что покупательная способность тогдашней марки была вполне сравнима с кроной последних лет ее существования, следует признать: проехаться на автобусе было удовольствием не из самых дешевых.

Заводи «Mootor»! 

К сентябрю 1922 года у Кангро появился конкурент – домовладелец Вольбрехт Татси открыл линию, соединившую центр города с Копли.

Желая переманить к себе часть клиентуры, он позволил своим водителям отклоняться от заявленного маршрута, если часть пассажиров готова оплатить лишние километры.

Новшество, как писали «Последние известия», по достоинству оценили школьники: сэкономленные на завтраках деньги передавались шоферу и тот вез учеников значительно дальше указанной в качестве конечной остановки на Русском рынке.

Конкуренция заставляла Кангро открывать новые маршруты и, соответственно, покупать новые машины. Капитал, скопленный за годы архитектурной практики в Тарту начал таять. Ничего не оставалось, как обращаться за банковскими кредитами.

Через четыре года после открытия первой постоянной линии долги Кангро перед Кредитным банком оказались так велики, что он счел разумным передать свое имущество акционерному обществу «Mootor», специально основанному для развития в столице автобусного сообщения.

Вскоре «Mootor» стал едва ли не основным перевозчиком пассажиров в черте Таллинна. Газетные публикации той поры величали его «крупнейшим предприятием своего профиля во всей Прибалтике, включая Финляндию».

А с начала зимы 1937-го в городе открылась первая автобусная линия, принадлежавшая непосредственно столичным властям.

Таллиннский тип 

Со времен Фромгольда Кангро автобусный парк Таллинна формировался по принципу «что Бог пошлет».

Конец «автобусному разнообразию» стал наступать с середины тридцатых годов, когда автобусы местной сборки стали заменять машины, купленные партиями.

Отличительной чертой автобусов, принадлежащих Таллиннскому трамвайному объединению, например, был синий цвет корпуса и автоматически закрывающиеся двери.

Акционерное общество «Mootor» предпочитало, почему-то, красный цвет, а машины предприятия Татси, переквалифицировавшегося, преимущественно, на пригородные линии, окрашивались в желтый или оливковый.

И хотя машины для маршрутов столицы закупались, преимущественно, в Германии или Швеции, в журналистике предвоенных лет закрепилось словосочетание «таллиннский автобус» — современный, надежный, элегантный.

От машин, работавших в других городах Эстонии, он отличался, как правило, отоплением и освещением салона, а также – мягкими сидениями вместо деревянных лавок.

* * *

Автобусы «таллиннского типа» — те, разумеется, которым посчастливилось пережить военное лихолетье – трудились едва ли не до конца пятидесятых годов.

Еще раньше сгинули «бензиновые омнибусы», с которых начинал некогда Фромгольд Кангро: ни один из них не перешагнул рубеж двадцатых-тридцатых годов.

Сохранять морально устаревшие машины в качестве памятников технической мысли своей эпохи, увы, никому не пришло в голову. Их облик донесли до нас лишь старые фотографии.

Но и они позволяют мысленно перенестись в тот далекий майский день 1922 года, когда предок современных таллиннских автобусов тронулся в первую поездку.
Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.








Комментарии:

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Особенности национальной реституции: остзейские немцы и их имущество в Прибалтике

Существующий в современной ЭР порядок компенсации за утраченное жившими в стране до Второй мировой войны немцами недвижимое имущество – не ...

Читать дальше...

Построенное в 1937 году здание французского лицея на улице Харидузе - образец школьной архитектуры в духе функционализма.

Замок знаний на улице Харидузе: дом Французского лицея в Таллине

Здание таллиннского Французского лицея, на момент своего открытия — самая современная школа столицы, впервые распахнуло двери перед учениками ровно восемьдесят ...

Читать дальше...

Отель «Золотой лев» на улице Харью. Открытка начала XX века.

Геральдика, топонимика, фортификация: золотая палитра Таллинна

Золотая осень — самое время вспомнить о золотом цвете и его оттенках в городской палитре столицы. Таллинн — дитя и ...

Читать дальше...

Обложка брошюры, выпущенной к 225-летию Казанской церкви в 1946 году. Снесенная в семидесятые годы церковная ограда и погибший в 2004-м «петровский дуб» — еще присутствуют.

«В простоте своей величественная...»: Казанская церковь в Таллине, накануне трехсотлетия

Крохотная старинная церковка на обочине современной многополосной трассы — одновременно памятник архитектуры Таллинна и мемориал воинской славы Российской империи. Из сакральных ...

Читать дальше...

«Бастион северной культуры» во всей красе — дворец культуры и спорта имени В.И. Ленина в 1980 году. Так никогда и нереализованная композиционная связь с гостиницей «Виру» — налицо.

«Суровый бастион северной культуры»: прошлое и настоящее таллиннского горхолла

Художественная акция, в ходе которой были расписаны стены горхолла всеми красками граффити, вновь привлекла внимание общественности к памятнику архитектуры последней ...

Читать дальше...

Кафе-рееторан «Мерепийга» снаружи...

«Морская дева» над обрывом Раннамыйза: воспоминание о легендарном таллинском кафе

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название ...

Читать дальше...

По Виру конка ходила долгие тридцать лет, а вот на другие улицы Старого города трамвай так и не допустили.

Ратушная площадь, Козе, Пельгулинн: трамвайные планы былого Таллинна

Из многочисленных и амбициозных проектов расширения трамвайной сети Таллинна строительство ветки до аэропорта оказалось едва ли не единственным, воплощенным в ...

Читать дальше...

Капитан Петр Нилович Черкасов и канонерская лодка «Сивуч». Открытка начала XX века.

От Моонзундского архипелага до города Володарска: немеркнущая слава командира легендарного «Сивуча»

Памятник участнику обороны Моонзунда, командующему корабля, прозванного «Балтийским «Варягом», появился на родине героя благодаря Таллиннскому клубу ветеранов флота и газете ...

Читать дальше...

Численность избранной в августе 1917 года Ревельской городской думы была такова, что под сводами ратуши народным избранникам стало тесно. Ее заседание 24 июня, на котором было принято решение делопроизводства на эстонский язык, состоялось в зале нынешней Реальной школы на бульваре Эстония.

«Дело требует самого незамедлительного решения...»: как Таллиннская мэрия на эстонский язык переходила

Ровно сто лет назад официальным языком делопроизводства в Таллинне впервые за многовековую историю города стал эстонский. Давно назревшие перемены стали возможны ...

Читать дальше...

Советский павильон на Таллиннской международной выставке-ярмарке. Снимок второй половины двадцатых годов.

«Я аромата смысл постиг, узнав, что есть духи «Жиркости»: как Таллинн советской экспозиции на выставке-ярмарке дивился

Девяносто лет назад жители столицы Эстонии смогли ознакомиться с достижениями народного хозяйства соседней, но малознакомой Страны большевиков, не покидая собственного ...

Читать дальше...

Песня над Старым городом Таллином: танцует и поет молодежь

Два сочлененных в один, газетных заголовка пятидесятипятилетней давности в равной степени подходят и к репортажу и о самом первом, и ...

Читать дальше...

Здание Александровской гимназии на северной стороне нынешней площади Виру. Фото конца XIX века.

Три столетия и два года: вехи истории русского образования в Таллинне

История преподавания русского языка и на русском языке в столице современной Эстонии недавно перешагнула трехвековой рубеж — весомый, солидный и ...

Читать дальше...

Проект торгового павильона Таллиннского центрального рынка. Иллюстрация из газеты «Советская Эстония», май 1947 года.

Огонь Яановой ночи над новой базарной площадью: семьдесят лет таллиннскому Центральному рынку

Главный рынок столицы переехал на свое нынешнее место между Тартуским шоссе и улицей Юхкентали ровно семь десятилетий назад — накануне ...

Читать дальше...

Во все времена район Ласнамяэ отличался не только многочисленностью жителей, но и разнообразной культурной жизнью.

От «Нового городка» к современной части города: прошлое, настоящее и будущее района Ласнамяэ в Таллине

Коллекция «ласнамяэских фактов» — не слишком известных, а потому — небезынтересных и интригующих. О Ласнамяэ, как, пожалуй, ни о какой иной ...

Читать дальше...

Торговый фасад былого элеватора навевает ассоциации с амбаром ганзейских времен, продольный — удивляет обилием металлических скреп-заклепок.

Зерновой элеватор в квартале Ротерманна в Таллине: возрожденный шедевр промышленной архитектуры

Реставрация одной из самых колоритных индустриальных построек центра столицы удостоена награды от Департамента охраны памятников старины в номинации «Открытие года». «Некоронованным ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.





Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!